Беги от меня.

Слэш
NC-17
В процессе
3
Размер:
планируется Мини, написано 7 страниц, 1 часть
Описание:
После одного из обедов в Trattoria Trussardi у Окуясу начала стираться грань между чувственными удовольствиями.
Примечания автора:
У другого автора получился бы хоррор и трагедия. Но этот автор - не я. Что бы я не писала, получаются флаффные комедии.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 1 Отзывы 1 В сборник Скачать

Суббота - среда.

Настройки текста
Каждую субботу Окуясу Ниджимура ходил в "Trattoria Trussardi". Даже когда у него не было проблем со здоровьем. Ему просто было приятно повидаться с Тонио и, если тот будет не слишком занят, послушать его рассказы о путешествиях по миру и разных вкусностях, которые он видел или даже готовил. В глубине души Окуясу не понимал, почему Тонио так интересно рассказывать всё ему, невеже, который половину слов не понимает (а когда Тонио переходит на родной итальянский, то разве что названия блюд опознаёт). Но ему всё равно очень нравилось, а что ни слова не понятно - так Тонио всё самое интересное приготовит. Вот и в эту субботу он не изменил традиции. Вот только сегодня у Тонио была странная гостья. - В последний раз, по-хорошему прошу. - Вы просите невозможного. Мой ответ по-прежнему нет, - твёрдо ответил Тонио, смотря на гостью сверху вниз. Кстати, она была странной. Нет, оно и понятно, что она иностранка, вот только раньше Окуясу негритянок только по телевизору видел. - Я ещё вернусь, - прошипела девушка немногим старше Окуясу и собралась уже уйти, как вдруг на глаза её попался Окуясу. Тот же сглотнул и пожалел, что не пришёл чуточку позже - глаза у девицы были недобрыми, как у Рохана. Хотя куда там Рохану. - Это ещё кто? - Мой клиент. Видите ли, я работаю не только по будням. - Степенно ответил Тонио. - Окуясу, не стой на пороге, проходи. - Знакомый...- пробормотала женщина и, что-то пробормотав, пошла на выход. Вообще, странная она была. И не потому, что иностранка. Тем не менее, Окуясу сел за столик и спросил Тонио, кто это вообще был. Но повар улыбнулся и сказал не забивать голову всякими глупостями - просто посланница от конкурентов, пыталась выкупить землю. И зачем? Ресторан у кладбища не самый перспективный, лучше бы пошла в деловой центр. Странная женщина, одним словом. Ещё и плюнула в него напоследок. Обед, как всегда, был выше похвал. После обеда у Тонио всегда чувствуешь себя так, словно заново родился. И чего это Джоске вредничал, когда они впервые были? Вот Окуясу сразу понял, что повар хороший, а что немного странный - ну так иностранец, они все с придурью. И стендюзер. Стендюзеры тоже с придурью. Интересно, а эти две придури складываются или дают среднее арифметическое? Ладно, Окуясу и сам не подарок, а Тонио всего-то эмоционален и жестикулирует непривычно. Человек-то он хороший, совсем как Джоске - а Джоске тоже странный, так что Окуясу уже привык. И готовит хорошо. Сегодня, правда, Окуясу почему-то не чувствовал полного насыщения. Нет-нет, еда выше всяких похвал, и тирамису он тоже слопал за милую душу, но всё-таки чего-то не хватало. Заметив неладное, Тонио погрустнел. - Тебе не понравилось? Неужели равиоли разварились? Может, мясо подгорело? - Да не, не, всё норм, было вкусно. - Окуясу, скажи правду. Что именно не так? - Честно, я сам не понимаю. Еда вроде вкусная, но чего-то мне не хватило. Прямо даже не знаю, чего, но как пойму - обязательно скажу. - Наверное, специй мало, - пробормотал Тонио, грустно улыбаясь. - Значит, до следующей недели? - Конечно. Да не расстраивайся, ты всё равно классный. Окуясу шёл домой, сам себя не понимая. И впрямь, чего это ему могло не хватить? Ещё и Тонио расстроил, а он ведь совсем ни в чём не виноват, это клиент вдруг завредничал. Фу таким быть. У ворот дома Окуясу заметил голубя. Голубь был весь сизый, только на голове белое пятно. Птица поспешно улетела, но парень зачем-то проводил её взглядом. Вот что ему дома делать? Обычно по субботам он делал уроки, а потом (или сперва) шёл к Джоске и либо играл с ним в приставку, либо гулял по городу. Либо никуда не шёл и что-то делал по дому. Жить одному в большом особняке, к тому же далеко не новом - то ещё удовольствие. Отец да The Hand - вот и вся компания. Джоске-то с ним не живёт. Ночует иногда, но не живёт. А жаль, Окуясу очень одиноко в большом доме. Пока был жив Кейчо, Окуясу ничего не боялся, а теперь вдруг оказалось, что ему очень страшно оставаться одному. Но сегодня Окуясу почему-то не хотелось ни гулять с Джоске, ни учиться, ни убираться, а хотелось лечь и лежать. Объелся, что ли? Объелся и устал. Устал настолько, что заснул и проснулся часа в три ночи, совершенно не понимая, как так получилось. Вроде бы на минуточку прилёг на диван, и вот тебе на - проспал целый день! Ничего не сделано, не убрано и не постирано, а ведь в понедельник будет контрольная, ещё и подготовиться надо. Словом, недолго думая, Окуясу встал, размял затёкшие мышцы и пошёл готовить завтрак. Ну, он ведь проснулся, верно? А раз проснулся, надо завтракать, что тут непонятного? А вот с этим возникли проблемы. Обычно Окуясу завтракал яичницей, салатом и жареной рыбой. Но сегодня ему почему-то захотелось позавтракать мясом. И, желательно, не пережаренным. В идеале - сырым. И это как бы хорошо, что его на мясо потянуло - мужчина и должен есть мясо, на то он и мужчина. Но не на завтрак же? С другой стороны, раз Окуясу хочется мяса, кто ему помешает? Отец? Очень смешно. Братан? Так он никогда не мешал, сам на кулинарные курсы отправил и потом ел всё, что дают. Бил, правда, если вдруг что подгорело или не прожарилось, но в целом доверял Окуясу. И только бы обрадовался, приготовь младший брат на завтрак пару котлет и большой сочный стейк. Правда, за сырое мясо бы побил. Тут без вариантов. С другой стороны, Кейчо месяц как помер... А, пофиг. Да здравствует сыроедение! Через пять минут, сосредоточенно жуя сырое мясо, Окуясу испытал что-то вроде разочарования. Нет, с какой-то точки зрения было вкусно. Да, определённо. Странно, но, в целом...скорее, непривычно, чем противно. Проблема в том, что мясо было каким-то пресным. Посолив, поперчив и посыпав мясо первой попавшейся в кухонном шкафчике приправой, Окуясу обнаружил, что всё равно что-то не то. Он хочет, чтобы мясо было сырым, но тёплым и сочным. И...э-э-э... Походу, он просто зажрался. Придя к такому простому заключению, Окуясу через силу доел завтрак и пошёл в кабинет. Да, уроки он делал не в спальне, а в кабинете, и кто ему запретит? Надо же как-то потешить самолюбие, так что раз есть большой дом, с чего бы занимать только одну комнатку? День прошёл странно. Совершенно не важно, писал Окуясу примеры или пылесосил коридор, развешивал бельё или штопал носки: что бы он не делал, ему хотелось мяса. Угадайте, что было у него на обед? Да, правильно, стейк. Правда, не сырой, но основательно просоленный и политый соевым соусом. Ему ведь этого хотелось, правда? Оказалось, что нет. Расстроенный и немного разозлённый Окуясу чуть не запустил ни в чём не повинную тарелку в стену. Сдержался, вымыл её и пошёл к Джоске. Нет, не жаловаться на жизнь. Просто развеяться. Он прекрасно провёл время. А как иначе-то? Рядом с другом проблемы как-то забываются, да и до них ли, когда вы режетесь в приставку (и ты проигрываешь), смеётесь, болтаете о чём-то и шутливо переругиваетесь? Не, Джоске определённо классный чувак. Заходил бы почаще - глядишь, и особняк из склепа превратился бы в дом. Просидели вместе до вечера, и Окуясу возвращался домой в отличном настроении. Правда, на ужин ему опять хотелось мяса, но тут уж он себя переборол и съел салат. И всё равно хотелось мяса. Окуясу упрямо сжал губы и пошёл спать, надеясь, что за ночь странное желание уйдёт или, по крайней мере, оформится, а то он вообще ничего не понимает. И снился ему почему-то Джоске, только в немного...э-э-э...нестандартном облике. То есть, так-то всё было на месте: и причёска, и глазищи, и ресницы, какие не у каждой девицы есть, и даже звезда на плече. Вот только без футболки. И без туфлей. Да и, если честно, без штанов. И вроде бы ничего особенного, только какого хрена Джоске лежал на обеденном столе в Trattoria? Не мог выбрать место поближе? Утром Окуясу нехило так призадумался. Когда тебе снятся голые друзья, это должно что-то значить. Но, так и не найдя ответ за время завтрака (по-прежнему хотелось мяса, но Окуясу из принципа ел рыбу), парень собрал вещи и пошёл в школу. Правда, когда он в неё пришёл, ему было очень стыдно смотреть в глаза Джоске. Друзья друг друг должны сниться одетыми хотя бы в плавки, вот! А так какой-то разврат получается. Но рассказывать ему свой сон он почему-то не стал. После первого урока к ним присоединился Коичи. Окуясу сегодня был внимательнее обычного, поэтому вдруг обнаружил, что мальчишка хоть и маленький, но выглядит весьма и весьма...э-э-э...вот что, не будет он продолжать эту мысль. К тому же, у Коичи есть девушка. Юкако-сан...ну...хорошо, конечно, что Окуясу и она понравилась, только вот от неё лучше быть на расстоянии. Учиться было тяжелее обычного. Мало того, что уроки сложные, так ещё и концентрация красавцев и красавиц в школе вдруг резко подскочила. Вот никогда такого не было, чтобы Окуясу буквально на всех залипал. Даже на Микитаку. Особенно на него. Он и раньше знал, что инопришеленец вполне ничего, только пирсинг портит, но сегодня оказалось, что не очень-то и портит. В нём чувствовалось что-то неземное - и правильно, он ведь сам говорил, что не человек. Неземное и очень аппетитное. Так, а это-то здесь откуда? Впрочем, Окуясу вспомнил, что во всяких неприличных книжонках, доставшихся в наследство от старшего брата, аппетитными называли красивых девушек и некоторых парней, тоже красивых. Ну, раз так, то понятно. Правда, Окуясу никогда раньше не тянуло на парней. Правда-правда. Но если уж потянуло, то хорошо, что на красивых. А то втюрился бы в какого-нибудь Шигечи или Хазамаду, и все бы над ним ржали. Хотя, если подумать, Хазамада как раз неплохой вариант. Тощий, маленький, но Коичи тоже тощий и маленький, ничего страшного. А ещё Хазамады никто не хватится. Окуясу сглотнул и перевёл мысли в сторону учёбы. Контрольную он каким-то чудом ухитрился не завалить, но радости не было. Окуясу начал свыкаться с перманентным желанием сожрать странного мяса, но вот страсть к красивым парням стала для него неприятным сюрпризом. Нет, вы не подумайте, так-то он относится к геям нормально. Просто раньше его только на девушек тянуло. Красивых девчонок в красивых шмотках. Или без них. Ему никогда не хотелось обжиматься с парнями, даже такими красивыми, как Джоске. Да, если бы Джоске к нему переехал, Ниджимура был бы просто счастлив, но он уже говорил, почему, и ничего пошлого в этом не было. В расстроенных чувствах Окуясу нарушил традицию провожать друга домой и, извинившись, пошёл куда глаза глядят. Он думал, и мысли его не радовали. Единственная радость - девушки ему ещё нравятся. Он мысленно перебирал всех знакомых. Постепенно он понял, что Коичи не кажется ему аппетитным, и вздох облегчения не удалось сдержать. Правда, Юкако казалась, и по спине пробежал холодок. Да, она была и впрямь очень ничего, только очень резкая, суровая и напористая, ему такие не нравятся. Но она-то нравится? Значит, такие Окуясу тоже нравятся. Рохан? Ну да, Юкако в штанах. Такой же упоротый и резкий. Хорошо, что они ещё ни разу не встречались, а то их махач за Коичи не обойдётся без жертв. А ещё, как бы Окуясу себя не одёргивал, он не смог не признать: вредный мангака был потрясающе красив. И в нём тоже чувствовалось что-то неземное, как в Микитаке. Но Микитака и впрямь не человек, а Рохан просто на прямой линии с небесами, как человек искусства. Но, блин, он худой. Очень-очень тощий. Не сказать, чтобы совсем не аппетитный, но его не трахнуть, его накормить хотелось! Ноги сами понесли к его дому Рохана. Окуясу, сам не зная, что творит, позвонил в дверь. Ну, и кто мог ему открыть, кроме самого мангаки? Тот опять был одет в немного открытые шмотки. Нет, действительно открытые. Всё в каких-то разрезах, открывает самые неожиданные места и висит мешком. Очень...пикантно висит. - Ты? Что ты здесь забыл? - Изумился Рохан. - Ты голодный? - Выпалил Окуясу. Рохан немного помолчал и, не ответив, захлопнул дверь. Окуясу несколько минут ошалело стоял и смотрел на то же место, а потом развернулся и ушёл. Он и сам не понимал, зачем пришёл. И что бы он делал, если бы Рохан не захлопнул дверь, а дал ответ (скорее всего, положительный)? Пошёл бы на его кухню? Потащил бы в какую-нибудь кафешку? Или к себе домой? Не, это хорошо, что Рохан его прогнал. На следующий день стало хуже. Во вторник Окуясу вдруг понял, что его нос стал слишком чувствительным. Казалось, он мог почувствовать запах дохлой кошки на другой стороне улицы (как хорошо, что никакая кошка там не сдохла) или, по крайней мере, распознать все оттенки ароматов кухни и ванной. Не сказать, чтобы ему это понравилось. Завтракал Окуясу с прищепкой на носу, иначе его начинало мутить при одном виде яичницы. Она была совсем не тем, чего бы ему хотелось. В школе стало легче и сложнее одновременно. Окуясу прекрасно знал, что люди потеют, не каждый день моются, а девчонки ещё и воняют всякой парфюмерией, и лучше бы он прихватил из дома прищепку. Но, с другой стороны, запахи были не только противными. Страшно подумать, но они тоже были...аппетитными. И Джоске оказался не только красивым, но и очень приятно пахнущим. Его не портили даже нотки лака для волос. Окуясу весь учебный день боролся не со стояком, а со слюноотделением. Чёрт, лучше бы стояк, это бы он понял, но что ж ему жрать-то хочется? После школы Окуясу снова пошёл к Рохану. Но по пути зашёл домой и приготовил бенто. А то кто этого Рохана знает? Вдруг он такой тощий, потому что целый день работает, а когда вечером идёт жрать, в холодильнике пусто и идти куда-то уже лень? Как же Окуясу его понимает... - Снова ты? Зачем припёрся? - неласково встретил его мангака. - Ты голодный, - уверенно изрёк Окуясу. - Я тебе пожрать принёс. - Вали отсюда. - Неласково посоветовал Рохан и снова хлопнул дверью. Окуясу этого и ожидал, потому не обиделся. - Я бенто у порога оставлю. - Сообщил он и, поставив коробку у порога так, чтобы дверь её не сбила, с чувством выполненного долга пошёл домой. Зато теперь он точно знает, что хотя Рохан пропах тушью, он вполне земной человек. Только запах пресный - наверное, недавно мылся, вот всё и смылось. Он снова заметил на участке голубя с белым пятном. Того самого. Аккуратно, чтобы не вспугнуть, обойдя птицу, Окуясу вынес из дома остатки еды и начал швыряться крошками. Голубь куда ласковее Рохана, потому не вредничал и охотно ел чуть ли не с рук. - Я что, хочу сожрать тебя? - Спросил Окуясу птицу. - Ну, не трахнуть же? Ты голубь, голуби мне не нравятся. А люди нравятся. Не знаю, зачем я тебе это говорю... Голубь доклевал крошки и неспешно улетел по своим делам. Помните, он говорил, что во вторник стало хуже? Так вот, во вторник было хорошо. Плохо стало в среду, когда Окуясу проснулся не только с усиленным обонянием, но и с внушительным стояком. Ну, чего-то такого и следовало ожидать. Тяжело вздохнув, Окуясу плюнул на ладонь и взялся за дело. Представил красивых девушек, желательно не очень знакомых. Не помогло: член не опал, но и особого удовольствия Ниджимура не почувствовал. Тогда он начал представлять Юкако. Не получилось: он просто не мог представить её с ним. Только если Коичи рядом, но его он тоже не смог представить. Тогда, смирившись, Окуясу представил Рохана - его без одежды вообразить нетрудно. Он такой...белый и тонкий, у него впалые щёки и наверняка торчат рёбра, но изгибы бёдер плавные, и под свободными штанами явно прячется очень даже сочная задница. Сочная... Ням-ням. Так, отставить Рохана, думаем о Джоске. О, его причёска, она...странная, но ему идёт, а ещё она похожа на стейк и, чёрт, когда во время дрочки текут слюни, это нормально, да? У него широкие плечи, но тонкая талия, Окуясу его одной рукой обхватить может, а вот ниже...о да, бёдра Джоске - это что-то с чем-то. Вроде бы не очень женские, но так и хочется подержаться, шлёпнуть по ягодицам, ущипнуть, куснуть и...стоп, куснуть? Нет, этого будет слишком мало. Откусить столько, сколько сумеешь, выпить кровь из рваной раны и, проглотив деликатес, укусить ещё раз... Окуясу в ужасе посмотрел на заляпанную спермой ладонь. Он спустил, стоило представить поедание заживо лучшего друга? Да какого хрена! Неужели он не просто извращенец, а какой-то маньяк? Так, надо завязывать с порно, оно плохо на него влияет. Поэтому перед уходом в школу Окуясу, скрепя сердце и смаргивая слёзы, вынес на помойку все кассеты с порно, все журналы с обнажёнкой, весь хентай и почти все эротические книги. Одну, самую любимую, он оставил в память о брате, но убрал подальше, чтобы не искушала. Учиться надо, а не порнуху смотреть! В школе он получил лист с контрольной и, как он и думал, оценка была не такой уж плохой. Да, хуже, чем у Джоске, но выше шестидесяти баллов, так держать, учись дальше. Порно-то больше нет, значит, искушений должно стать меньше, правильно? Но уже к середине первого урока Окуясу понял, что сделал только хуже. Его изводил голод, вот только он больше не мог понять, какой. Он упорно игнорировал Джоске. Лучше пусть он обидится, чем пострадает. Чёрт-чёрт-чёрт, ну почему его друг такой красивый? Нельзя быть таким красивым, Окуясу же едва сдерживается! Он крепко сжал кулаки, впившись ногтями в ладонь, и перевёл тяжёлый взгляд на доску. Он не понимал ни слова, но до конца урока всё-таки досидел. А чуть прозвенел звонок, рванул в туалет. Нет, не топиться, хотя и такая мысль проскальзывала. Запершись в кабинке, Окуясу сполз на пол и схватился за голову. Его трясло. Он не знал, что делать: хотелось дрочить и есть, а лучше одновременно, а лучше не дрочить, а кого-нибудь трахать, чтобы кровь разгорячилась и мясо стало вкуснее, и потом... Окуясу услышал, что кто-то зашёл в туалет. В принципе, ничего удивительного, это часто случается в общественных туалетах. Он осторожно отодвинул защёлку и выглянул наружу. - О, привет, Окуясу. - Приветливо улыбнулся Микитака. - Джоске сказал, ты плохо себя почувствовал. Это так? - Да, - коротко отозвался подросток, не в силах отвести взгляд от парня. Микитака ещё и пах так...странно, но в хорошем смысле! Не химией, не потом, а то ли ванилью, то ли корицей. - Какой...странный запах. - Здорово, что ты заметил! Я так пахну из-за гелиотропина, это ароматический альдегид. Но вообще-то его концентрация очень низкая, люди не должны его замечать... - Почему? - У вас считается странным, если мужчина пахнет цветами, - с лёгкой грустью признался Микитака. - Люди вообще-то разные. По-моему, ты прекрасно пахнешь. Очень...вкусно. Недолго думая, Окуясу схватил пришельца за руку и затянул в кабинку. И только потом, защёлкнув задвижку, он задался вопросом, а нахрена. Микитака же парень, инопришеленец и вообще малознаком. Но он почему-то не сопротивлялся и выглядел слегка удивлённым, но не напуганным. И не сопротивлялся, когда Окуясу, поддавшись накатившему желанию, начал обнюхивать благоухающую этим...ну, тем, что Микитака сказал, а Ниджимура не запомнил. Он ожидал, что получит локтем в нос, но единственной реакцией был тихий вздох. Тогда парень словно опьянённый начал облизывать приятно пахнущую шею, едва сдерживаясь, чтобы не вцепиться зубами, хотя и очень хотелось. - Ох, Оку...Окуясу, я...стой, стой! - Слабый протест не сопровождался избиением Окуясу или распадом на ленты, но всё-таки парень нашёл силы остановиться и недовольно взглянуть на Микитаку. Зрачки у того были странно расширены, а глаза почему-то сменили цвет с зелёного на почти прозрачно-голубой. - Чего тебе? - Недовольно спросил Окуясу. Он очень гордился тем, что голос звучал низко, а не нервно, потому что вообще-то ему было офигеть как страшно. - Если ты продолжишь, я исторгну семя. Но мы разных видов, ты не сможешь от меня... - Вот и отлично, - успокоился Окуясу и, решившись, полез руками в штаны пришельца. - Не хочу беременеть от всяких прилетельцев. - Нет, дело не в...ах, да, продолжай! - Тише ты! Если нас засекут, нам хана. Окуясу спустил штаны Микитаки и обнаружил, что ниже пояса у него что-то, очень похожее на человеческий член. Обычный член, только без вен и с довольно широкой щелью. И он тоже очень вкусно пах. Окуясу едва сдерживался, чтобы не запустить в твёрдую, тёплую, трепещущую плоть зубы, но остановиться не мог. Умом он понимал, что потакает порокам (а ведь ещё неделю назад у него и мысли не было отсосать парню) и это как бы плохо, но терпкий вкус во рту, дурманящий запах и приятная на ощупь хреновина...хрень...короче, его завело ощущение члена во рту. Он не мог остановиться, по подбородку стекала слюна и пачкала форму, но он не отрывался, одной рукой крепко удерживая Микитаку, а другой работая уже в собственных штанах. Он понимал, что долго не протянет, но первым не выдержал почему-то пришелец. Окуясу отстранился как раз вовремя, чтобы увидеть почти пугающую картину, как до сих пор послушно сдерживавший стоны пришелец издаёт почти ультразвуковой вопль и замирает на месте, не шевелясь, пока из его члена прямо на подставленные ладони выталкиваются полупрозрачные опалесцирующие шарики. Они были небольшими, диаметром не больше ногтя большого пальца, и их проход по члену явно доставлял невыносимое удовольствие, судя по высоким стонам и ставшим совсем прозрачными глазам. Окуясу терпел собственной возбуждение, не в силах оторвать взгляд от соблазнительной картины, и только когда двадцатый шарик упал ему в руки, а Микитака свалился на пол без чувств, он отмер. Положив шарики на спущенный до ботинок штаны Микитаки, он в пару движений кончил сам. Секунд через тридцать, придя в себя и подтянув штаны, Окуясу понял, что неожиданный любовник всё ещё лежит без сознания. И, чёрт, он пахнет ещё сильнее! Один голод утолён, почему бы не утолить другой? Окуясу уже начал было спускаться обратно на колени, но, опомнившись, решительно развернулся и дважды ударился головой о стену. Не дожидаясь, пока боль пройдёт, он подобрал шарики и сунул в карман, после чего поспешно покинул туалет, закрыв дверь кабинки с обморочным Микитакой. Ну да, подло по отношению к любовнику, даже случайному, но если Окуясу не уберётся отсюда как можно скорее, он может не сдержаться и в другом смысле! Сказав учителю, что он пропустил половину урока из-за прихватившего живота, Окуясу худо-бедно досидел остаток дня и пошёл домой один. Уже дома он рассмотрел шарики: они напоминали желатиновые и пахли ванилью. Аппетитно, конечно, но ему всё равно не стоило заниматься сексом с Микитакой, да ещё и в школьном туалете, да ещё и нахрапом. Приятно, конечно, захватывающе, ещё и презент на память остался, но мог бы хоть поцеловаться для начала. Окуясу решительно приготовил обед и, тяжело вздохнув, отправился кормить Рохана.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Jojo no Kimyou na Bouken"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты