10 лет и один месяц

Смешанная
NC-21
Завершён
2
Размер:
25 страниц, 6 частей
Описание:
Я остался один. Да, совсем один. Я единственный кто помнит каждый миг тех немногих вечеров и ночей, единственный кто до последнего вздоха будет хранить тайну длинною в десять лет и один месяц.
Примечания автора:
Мой первый фанфик по Артону и вообще в жизни) Комментарии и критика приветствуются))
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
2 Нравится 1 Отзывы 1 В сборник Скачать

"Финал"

Настройки текста
Я дома. Стоит ли гадать, но звёзды сошлись так, что в тот день меня выписали из больницы. А сегодня мне предстоит преступить через громкое "почему", и отдаться трезвому "ничего не изменить". В груди застыло неприятное чувство будто мне не хватает воздуха. Я задыхался от одной мысли о Нём. В голове набатом били трёхдневной свежести слова доктора: "Вчера он умер". Вчера. Громкое эхо в голове, которое уже почти убило и меня. Вьелось в кожу и разползлось по всему телу. Слёзы уже не пытаются вырваться наружу, как это было вчера, да и позавчера тоже. Их уже просто не осталось. Ресурс банально исчерпан. Я сидел в кресле на кухне и невидящим взором пялился куда-то в окно. Примерно туда куда недавно смотрел и Он. Всматривался, пытался что-то понять но тщетно. "Лёгкий" тремор рук не остался незамеченным. Меня трясло как после пожара или того хуже происшествия. Вдруг уже ставшее родным "вчера" уступило место, и в висках уже пульсирует совсем другое слово. "Почему"? Почему именно он? Я с радостью отдал бы ему своё место, имя, тело, и разум, последние два из которых и так по праву принадлежат ему. Отдал бы всё, и отдался сам лишь бы с ним было всё в порядке. Но похоже он меня опередил, и сам сделал шаг навстречу небытию. В доме царил великолепный бедлам. Квартира в элитном районе Москвы не должна выглядеть как после зомби-апокалипсиса, согласитесь? Разбитая вся до одной вдребезги посуда валялась на полу и столе на кухне. Острые края нарочито блистали на солнце создавая иллюзию что это вовсе не результат моих вчерашних теряний, а красивая инсталляция в музее. К полной картине не хватало только несколько точных мазков мастера, которые были безупречно заменены на разбитые цветочные горшки и открытое настежь окно. Может хоть так из квартиры выветрится этот приторно-сладкий аромат Его духов, который уже вьелся, стал неотъемлемой частью меня, но продолжал уничтожать. Как парадоксально. То что кажется должно беречь меня и укрывать от бед или неприятностей, предательски спускает курок и целиться в меня. Но звука выстрела пока не слышно. Он сделает это. Точно сделает. Он убьет меня. Не даст и шанса на победу, да что уж там, на простое существование. Размажет по стенке как мелкую букашку и уйдет. Но он ждёт. Выжидает подходящего момента когда я буду совсем слаб чтобы пытаться укрыться от него. Что же, ждать осталось совсем немного, ещё буквально несколько часов пока тот злосчастный конверт с признанием лежит у меня в кармане пальто. Я до сих пор не осмелился его открыть. Заботливо отложил эту возможность будущему мне. А что? Теперь это его проблемы. Вот только, будущий я уже совсем скоро стану нынешним. Время тянулось слишком медленно и этот выход не казался мне таким уж безперспективным. Звук микроволновки, которая секунду назад выполнила своё прямое предназначение и не дала умереть мне голодной смертью, нахально вырвал меня из раздумий. С момента нашего разговора с доктором пища вроде борща или того хуже незамысловатых макарон не смели тревожить мой желудок, в то время как крепкий кофе без молока и несколько бутылок дешёвого пива успешно покоились где-то во мне. С того самого дня сон тоже не шёл. Болезненно встав и негнущимися ногами подойдя к зеркалу на шкафу я увидел совершенно незнакомого человека. То что я не спал было видно сразу по красноречивым синякам и огромным мешкам под глазами. Трёхдневная щетина тоже не осталась незамеченной. Бледное лицо и сальные, давно не мытые волосы. Я походил на покойника больше чем Он. И я больше чем Он заслужил это. Но судьба осталась не приклонна. Она выбрала большее из двух зол оставив меня здесь. Она хотела чтобы я ответил сполна. Чтобы был убит не физически а морально. Похоже звука выстрела я так и не дождусь. Вместо него мне предоставили возможность испробовать бомбу замедленного действия. Смердящую и до того противную. Томящую. От которой нигде и никогда не укрыться. Что же, судьба, тебе удалось! Можешь добавить в свой немаленький список уничтоженных и меня. Зелёные глаза смотрели исподлобья хищно цепляясь за каждую мелочь. Губы были поджаты, на скулах то и дело выступали желваки. Да, я очень придирчив к себе. И сейчас я чувствовал отвращение. Презирал себя. Приступы агрессии в последнее время неумолимо учащались, о том свидетельствует и отбитый угол зеркала. Я изменился. Метаморфозы одна за другой настигали меня, выжидали за углом и, когда я подходил чуточку ближе, бросались на меня. Рвали плоть, впивались в меня своими холодными и острыми как клинок когтями, выпускали яд и превратившись в густой зелёный туман неспешно следовали за мной по пятам. Я же говорю, это не квартира, это сплошной зомби-апокалипсис, в котором имеется свой, правда почти добитый, зомби. — Р-Р-А-А-А-А! — рыча, я сжал кулак и со всей силы ударил по своему отражению. Рука отдалась резкой болью, и на пол упало несколько капель красной жидкости. Кровь. Зеркало пошло трещинами, а через несколько секунд десятки больших и маленьких треугольных осколков посыпались на ковёр. Теперь снизу вверх со всех сторон на меня смотрели слегка озадаченные но злые мужчины. Я завёл машину и наконец покинул подъезд. К моему большому разочарованию, дороги в городе были одной сплошной пробкой. Нервы были ни к чёрту, поэтому если кто-то на дороге хоть чуточку меня раздражал, я срывался как собака с цепи, матерился и кричал. Но это случалось не часто, а потом я и вовсе успокоился. В голову пришло осознание, и довольно странное спокойствие, наверно впервые за эти несколько дней. Умиротворение, которое заставило меня внутренне напрячься. Посмотрев в зеркало я немного улыбнулся. Я был похож на наркомана который уже неделю напролёт закидывается по полной. Довольно бледное лицо гармонично сочиталось с глазами "как у панды" и мутностью в глазах. Облик наркомана мне не очень льстит, поэтому я предпочёл думать что мне больше подходит образ романтичного вампира, который вот-вот наброситься на красивую девушку в красном платье с каштановыми кудрявыми волосами, и вместо того чтобы выпить её кровь, превратит в вампиршу чтобы в итоге жить с ней долго и счастливо. Вдох-выдох, вздох. Но вот где найти это "долго и счастливо"? Погода испортилась. Синоптики обещали дождь, но увидев утром солнце, я решил что доверять им не стоит. А зря. Зонта у меня не было, как и плаща или куртки, ведь уже Апрель. С одеждой я решил тоже не заморачиваться, вернее у меня просто не хватало сил подобрать что-то приличное. Да и желания тоже. Разве мёртвым важно во что мы одеты? Я уже опоздал. Сука, долбаные пробки! От спокойствия внутри осталась лишь маленькая кучка пепла, сожженная яростью. Вдруг машина стала резко терять скорость. Я крепче ухватился за руль и с выпученными от удивления и внезапности глазами свернул к обочине. Хорошо хоть не разбился. Дождь лил как с ведра, а машина всё не заводилась. Может стоит выйти на улицу и посмотреть что там с моим транспортом? Но в такой-то ливень? Да блять, почему именно сегодня?!! Почему не завтра или вчера? Почему это всё случилось не на следующей неделе, например? Мне никак нельзя опоздать, хотя я уже опаздываю. Трезво оценив обстановку я решил что выходить на улицу не лучшая идея, но других вариантов у меня нет. Вызвать такси не вариант, это будет ещё дольше, а к ближайшей шиномонтажке несколько километров. Сцепив зубы, не то от холода, не то от злости, я вышел из своего тёплого укрытия. Дождь даже не думал утихать, и только я сделал шаг наружу, тут же вступил в лужу. — Да блять..! — тихий вздох но громкий мат. — как же меня всё заебало! — я пнул носком переднее колесо, от которого вмиг отлетела какая-то деталь. Мой истерический смех был слышен на всю округу. С выпученными глазами я смотрел на колесо, обхватив руками затылок. Дождь продолжал действовать на нервы. — А-А-А-А-А-А!!! — по закону жанра, сейчас на экране зрители должны были видеть верхушки деревьев и сотни взлетающих чёрных птиц. Я посмотрел на часы и ещё раз громко выругался. Злой и мокрый, решил ловить попутку. Но как назло никто не ехал. Я простоял на дороге минут десять а потом, окончательно промокший залез в машину. Казалось хуже уже быть не может. Опять же, если следовать жанру, то сейчас самое время для того чтобы стало ещё хуже. Но мир замер. Я всё так же сижу в своём автомобиле, погода такая же мокрая и угрюмая, а на дороге так же пусто. Посмотрев который час я ужаснулся. Я опоздал. Окончательно. Теперь нет смысла хранить и дальше этот проклятый конверт с письмом. Двойной мимолётный взгляд на бардачок. Оно там. Дрожащие пальцы потянулись вперёд. Со лба стекали прозрачные капли. И чёрт их разберёт, от дождя они, или же моё волнение всё-таки переросло в жуткий страх с выделением холодного пота. Быстро моргая, я наконец достался к цели и аккуратно разорвал конверт. Вот оно. Это та самая бомба. Наслышан; не буду лукавить хорошее лишь изредка мелькало, взывая то ли вовсе не нажимать на детонатор, то ли о том что миру будет хорошо и без меня. И вот бомба, та самая что я приготовил сам себе, у меня в руках. Сладкая оболочка тянет нырнуть внутрь, и сначала я считаю что поддаваться этому — слабый порок, но потом буквы, щедро смазанные мёдом, всё-таки перевешивают чашу весов, и я смотрю внутрь. ” У меня нет сомнений в этом докторе, и в том что он всё-таки передал тебе это письмо, поэтому... Привет, Антон. Пишу это на одном дыхании, ведь времени у меня уже нет. В прямом смысле. Врачи дали мне день, и если честно они немного ошарашены тем что я вообще пришёл в сознание. Мне надо было рассказать правду раньше, но я думал что всё обойдется. Они говорили что к тебе нельзя ведь ты приходишь в себя после операции. Мне тоже не рекомендуется вставать. Да и хрен с ним, Антош! Как только я допишу это, сразу ломанусь к тебе, только бы успеть. Знаю что первое время ты будешь откладывать это письмо, может даже решишь прочитать это на моих похоронах, потому что чёрт, это так символично... „ проницательный ”Всё началось недели две назад. Рак мозга четвёртой степени. Трудно поверить, не так ли? Всего за 14 дней я умер. На самом то деле я был уже давно болен, около года, но всегда списывал боли в голове на усталость или же плотный график. Не лечился, не посещал врачей; моим единственным лекарством был ты и ещё несколько пачек таблеток от головы. Но это было лишь обезболивающим. И вот мои последние минуты. Помнишь я говорил что меня взяли на съёмки фильма "Финал"? Помнишь? Его не существует. Я соврал. Я нагло врал тебе прямо в глаза. Как школьник врёт матери что это не он курил за гаражами, или о том что конфеты которые были на кухне он не трогал. Но теперь ты знаешь. И это действительно финал. Мой финиш. Наверно сейчас ты осуждаешь меня. Думаешь что я был легкомыслен. Что ты мог бы мне помочь... „ Да! И помог бы, поверь. Нашёл бы самого лучшего врача в мире и заставил бы его тебя лечить. Сука, ну почему он такой.. такой.. упрямый? ” Да, я упрямый баран, который делает назло хазяевам, не смотря на то, что знает что после этого точно попадет на скотобойню. Но я считал что так будет лучше. Для нас двоих. Меня то уже не спасти, а тебе волноваться незачем. Тебя ждёт большое будущее, Антош! Ты великолепный комик, крутой импровизатор, заботливый мужчина и просто хороший человек. Я восхищаюсь тобой. И всё эти годы восхищался. С нашего первого дня знакомства. И я любил тебя. Десять лет. Но не смел зделать и шагу в твою сторону. Держался на расстоянии вытянутой руки, чтобы в случае чего, всегда быть рядом, или же наоборот, сделать вид, что я просто твой друг или коллега. Я плакал, Антон! Взрослый тридцатилетний мужчина сидел возле окна и плакал! Я и сейчас то не особо сдерживаю свои эмоции. — о том свидетельствовали несколько засохших капель на бумаге, и смазанные буквы. — Но я же актёр, верно? Я должен как-то сдерживать себя. Не показывать истинных чувств, и играть на публику. И я играл. Моя жизнь превратилась в сплошной театр, поэтому на сцене мне никогда не составляло труда быстренько перевоплотиться в другого человека. Свет софитов, шёпот зала и пустая сцена как новый смысл жизни. Это был театр одного актёра. Человека который пытался переубедить не только публику, но и себя. Знаешь я много лет копался в себе. Что-то искал, пускал собак во все уголки разума, но что я там рассчитывал найти? Выход? Решение всех моих проблем? А может маленький лучик света, который точно укажет верный путь? Прошло много времени пока я понял, что этого пути не существует. Пуфф, и нет его. Представь себе яблоко. Представил? Такое сочное, только-только сорванное. Спелое, но ещё зелёное. А теперь представь что у тебя его забрали. Вот, кажется, ты уже настроился чтобы его съесть, уже даже помыл его, а потом оно исчезает. Чувствуешь? Это непонятное чувство обиды и разочарования. Я думал над тем, что все же испытываю к тебе. Ты наверное давно заметил, что абсолютно равнодушным по отношению к тебе меня назвать чертовски сложно. Я люблю тебя давно. Как в песне, помнишь? Каждый день одно мученье, каждый день одно кино... Но стучаться в двери рискованно если не знаешь точно ли тебя пустят. Поэтому я ждал. Ведь ты не давал даже намёка, тем более что у тебя, как и у меня собственно, была жена. Да что я тебе это рассказываю, дальше ты и сам всё знаешь. В общем, я просто хочу сказать что люблю тебя. Где бы ты не был, с кем бы ты не был, знай что я люблю тебя. В каком бы ты дерьме не был, всегда помни что хотя бы один человек продолжает тебя любить, хоть и уже не здесь. Да, я надеюсь что превращусь в твоего личного ангела хранителя, и поверь мне так и будет. Я всегда буду рядом, если ты конечно захочешь. И сейчас, вместо того чтобы писать завещание, я пишу ванильное письмецо к своему любовнику. Абсурдность ситуации зашкаливает. И проверь конверт ещё раз, там должно быть кое-что что поднимет тебе настроение. Проща... „ Письмо внезапно обрывается на полу слове, а я наконец прихожу в себя. Он не успел. Быстро хватаю в руки конверт, и вытряхиваю из него всё содержимое. На колени падает железное кольцо и небольшая фотография. Рассмотреть детально не получалось, из-за того что я весь дрожал. И это не из-за того что кто-то вышел из своего укрытия и простоял под дождём примерно пятнадцать минут, нет, здесь больше постарались мои нервишки. Переворачиваю фото и первое что бросается в глаза, это улыбка. Широкая улыбка Попова, и немного удивлённый, но такой же счастливый я. Кап, кап. Неужели моя машина настолько сломанная, что с крыши уже образовался целый Ниагарский водопад? Да нет, признаюсь, это были слёзы, непосредственно мои. Держа в одной руке фотографию, а другой вытирая мокрое лицо, я тоже улыбался. Повертев фото в руках, на другой стороне я нашёл записку: ”Будь счастлив, Антош. Насчёт кольца, так это то самое которое ты собирался купить себе на день рождения. Оно будет напоминать тебе обо мне. „ и маленький смайлик в конце. Спасибо. Я всегда буду помнить. Всегда.
Примечания:
Заканчиваю фанфик, потому что не вижу смысла дальше выкладывать это. Во-первых никто его не читает, и во-вторых он действительно немного не получился. Всем кто дошёл сюда, спасибо)) Берегите себя.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Антон Шастун"

Ещё по фэндому "Арсений Попов"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты