Тайны Академии Грэйнвальд

Гет
NC-17
В процессе
5
автор
Raylynn бета
Размер:
планируется Макси, написана 101 страница, 9 частей
Описание:
Захватывающая история о магической академии, фантастических существах, дружбе, любви, трудных решениях, музыке и о многом-многом другом для любителей легких, романтичных, фэнтезийных историй.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
5 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 8. Бал, часть 2.

Настройки текста
      ***       Сэм в конце концов зашла в комнату за плащом, что нам презентовали при посвящении, и книгой и вскоре вернулась в сад, обойдя бальную суету. Она села на бордюр фонтана, там было светлее всего, и принялась читать. Ее внимание привлекла легенда под названием «Сердце Эриниала».       Эта история стара как мир, но тем не менее не всякий знает о ней.       Эриниал был воплощением добра, как ангел, спустившийся с небес, он пытался защитить все, что в этом нуждалось. Но несмотря на это, он был достаточно замкнут в себе и скрытен. Никто не мог знать наверняка, о чем он думает. Чаще всего, посмотрев в его глаза, можно было увидеть лишь боль. И никто не знал, что его тревожит, потому что он не мог возложить на чьи-либо плечи груз своих печалей. Точнее, почти ни на кого. Был один человек, которому он доверял, как самому себе, человек, рядом с которым все его печали исчезали, а привычный усталый взгляд сменялся счастливым. Но никто не знал какой грех по тем временам он таил в своей душе. Почти никто. Я расскажу вам историю о сердце Эриниала, брата Лаинирэля, сына королевы Андрианы и ее возлюбленного Приама.       Есть ли сила, заставляющая забыть обо всем? Забыть грани между добром и злом, забыть о времени, забыть о самом себе. Есть ли что-то, что заставляет совершать героические поступки или же, напротив, поступки столь ужасные, что даже не хочется их перечислять?       Он брел в тумане, сам не зная куда, он любил гулять по лесу в одиночестве и размышлять о благоустройстве мира или же несправедливости вселенной. Раньше он точно знал, чего он хочет, для чего он живет в этом мире. Он много читал, играл на музыкальных инструментах и пытался написать музыку, которая проникала бы в сердца людей.       Он верил, что музыка это не просто звуки, он верил, что она как невидимая сила, сродни магии, значит, она может успокаивать или даже лечить.       Первые два десятка лет своей жизни он всецело посвятил людям, что было удивительно, так как он не чувствовал себя комфортно среди них. Чаще он любил оставаться один. Он чувствовал, будто он не принадлежит этому миру, отчего почти все время ему было невыносимо одиноко. Спасение он находил лишь в своем брате, но даже ему он не мог всецело открыться и не знал, понимает ли его Лаинирэль.       Но после все изменилось. Однажды ночью во сне он шел по зимнему лесу. Все деревья были белые от снега. Ему очень нравился лес в таком состоянии. Тихий, белый и холодный, когда даже снег не идет, и неважно, солнце на небе или луна, все вокруг сияет.       Он шел по привычному маршруту, который в конце концов приводил к берегу озера, окруженного деревьями. Здесь было так тихо и спокойно, почти никто не знал об этом месте, возможно, он был единственным человеком, приходившим сюда время от времени.       Он нашел это озеро, когда был семилетним мальчишкой, и с тех пор какая-то неведомая сила постоянно тянула его туда. Это место стало его любимым, приходя туда, он чувствовал себя дома. Когда он стал старше, он решил когда-нибудь обязательно построить здесь свой собственный дом, где он будет творить в одиночестве, где не будет неловких взглядов благоговения или же ненависти, где не будет всей этой скверны, что наполняет мир все больше, чем старше этот мир становится.       Летом он сидел на берегу и читал, зимой же он просто становился перед озером, и, закрывая глаза, вдыхал холодный воздух. И в этот раз он, как обычно, вышел к озеру, но что-то было не так, он был не один.       Присмотревшись, он увидел молодую девушку. Она стояла посреди озера на льду, босая и одетая лишь в легкое белое платье. Ее длинные темные волосы раздувал ветер, а кожа была почти такая же белая, как кристально чистый снег вокруг. Его сердце сжалось, и он сделал пару шагов по льду, чтобы подойти, но лед вдруг начал трескаться. Он взглянул на нее издалека и открыл глаза в своей постели.       С тех пор образ прекрасной девушки не покидал его, он часто видел ее во сне, и чем старше он становился, тем дальше он мог продвинуться к ней по льду, прежде чем лед начинал трескаться под ногами.       Она была его навязчивой идеей, он не мог ни о ком думать, кроме нее, тем самым вызывая беспокойство у дворцового окружения. Ему перевалило за третий десяток, а он по прежнему скучал на балах. Стоял в сторонке или вовсе уходил, игнорируя любые знаки внимания со стороны противоположного пола.       С тех пор, как он увидел эту девушку, его не покидало странное чувство, что, возможно, он не один, как это было прежде, что где-то есть она, и больше всего на свете он хотел ее найти.       Сегодня ему вновь приснился сон, он видел ее, он подошел так близко, что мог чувствовать запах ее волос и рассмотреть ее ореховые глаза в мельчайших подробностях.       — Ты нужна мне. — сказал он, и она ответила:       — Я не могу дышать без тебя, я тону.       И лед вновь начал трескаться под ногами, возвращая его к реальности.       Время шло, и он уже почти потерял надежду найти ту, что любил этой необъяснимой всепоглощающей любовью. Его не волновало, сколько ему это будет стоить, он просто хотел быть с ней.       Пока он мечтал, он построил дом у озера, это строительство отвлекало его от мыслей, что больно кололи его сердце.       Ранняя осень окрасила лес в желтые и оранжевые тона, дул легкий ветер, ничего необычного. Но вдруг еле слышный крик выдернул его из своих мыслей. Он побежал на звук, его сердце бешено колотилось.       «Кто мог кричать здесь?»       Выбежав на берег озера, он увидел волка, лежащего без сознания, а в нескольких шагах лежала девушка, из ее руки выпала палка, что была вся в волчьей крови.       Да, она убила зверя, но это не помогло ей остаться целой и невредимой.       Он бросился к ней, волосы закрывали ее лицо. Она была ранена и истекала кровью. Когда он приподнял ее голову, то волосы спали с ее лица, и он не поверил своим глазам.             — Сэм?       Мужской голос возвратил Сэм в реальность. Перед ней стоял Антон.       — Все читаешь? — продолжил он. — Это же бал, ты должна веселиться и танцевать. Или, может, ты расстроена разрывом с Ярославом? Я сразу понял, что он тебе не пара, ты поступила правильно.       Он присел рядом с ней.       — Я избегаю Ярослава, чтобы не делать ему больно своим видом, потому сижу здесь и читаю. Меня все устраивает.       Антон подвинулся ближе.       — Ты так красива сегодня, — сказал он, в ответ на что Сэм с подозрением посмотрела на него.       — Если не секрет, то в чем причина столь скорого разрыва?       — Я осознала, что мое сердце принадлежит другому, потому я не вижу смысла давать графу Сэтину лишних надежд и обижать его безразличием, кое ему вовсе не по душе, как и мне.       — Ммм… Значит, когда мы встретились первый раз в холле у камина, ты еще не знала, что твое сердце занято кем-то другим?       — Технически так, но у меня такое чувство, что на самом деле я давно об этом знала.       Антон ухмыльнулся ее словам, она смотрела на него и не могла понять, в чем дело, его взгляд был каким-то другим, нежели обычно, но ей было совершенно не ясно, чем это вызвано.       — Знаешь, мне кажется, ты понимаешь меня как никто другой. Ты не такая глупая и примитивная, как большинство людей. Мне кажется, у нас больше общего, чем ты можешь себе представить. — вкрадчиво начал он, выбив своей речью Сэм из колеи.       — К чему ты это все мне говоришь? — спросила она.       — Просто хотел тебя подбодрить тем, что я поддерживаю тебя в твоих решениях, и сам бы поступил также на твоем месте. — он похлопал ее по плечу. — А ты что там себе надумала?       — Аааа… Да ничего. — она немного успокоилась. ***       Я лежала на кровати в своей комнате в полном унынии не в силах пошевелиться. Сэм все еще находилась в местах мне неведомых. Оставалось только надеяться, что у нее все хорошо.       Первым делом, зайдя в комнату, я переоделась из пышного платья в просторную футболку и джинсовые шорты, распустила свои волнистые волосы, по правде говоря, так мне нравилось гораздо больше. Комнату освещало лишь лунное сияние, проникавшее туда через большое окно.       Я лежала, погруженная в свои мысли, уставившись в потолок. Только сейчас я заметила, что это был не обычный однотонный потолок, на нем были изображены разнообразные узоры.       Откуда-то издалека я слышала музыку, игравшую в бальном зале, также из-за окна доносились какие-то обрывки громких фраз членов ордена, которые явно были навеселе. Они так радостно смеялись, что хотелось сбросить на них что-нибудь из окна.       Мне казалось, что я совсем чужая в этом новом мире, в который я имела счастье или несчастье попасть. Я подумала о том, что было бы здорово взять гитару и написать песню, выплеснуть всю свою грусть и злость и, успокоившись, заснуть без каких-либо мыслей. Но гитары у меня не было. Я не знаю, сколько я так пролежала. Может 10 минут, а может целый час.       Я привыкла к шумным звукам из-за окна и, уйдя в свои мысли, я подумала, что все это происходит где-то далеко от меня, до тех пор, пока не услышала громкий стук в дверь.       Я предположила, что скорее всего он не был столь остервенелым изначально, просто потребовалось время, что бы я услышала что-то. Я подскочила на кровати и стремительно рванулась к двери, думая, что возможно это Сэм или что-то случилось.       Открыв дверь, я поморщилась от света, хоть он и не был таким уж ярким в коридоре.       Я подняла глаза. Передо мной стоял Нэйт. Он был взъерошен больше, чем обычно. Пиджака на нем не было, только жилетка, рукава рубашки были закатаны, а верхние пуговицы как всегда были расстегнуты, открывая его кулон. От него исходил его обычный какой-то сладкий запах вперемешку с запахом виски. Я не успела и рта открыть, как он заговорил, заталкивая меня при этом в комнату:       — Да что ты о себе возомнила вообще?! Ты что, издеваешься надо мной? Теперь ты довольна собой? Довольна тем, что делаешь со мной?!       В его глазах горел огонь, он был чем-то взбешен, но не пугающе, как это обычно бывает в таких ситуациях, я точно знала, что ничего плохого не произойдет. И совершенно точно он был пьян.       — Что я сделала? — ошарашено спросила я.       — Ты разве не понимаешь?! Я ненавижу тот день, когда ты, лохматая и вся в грязи, возникла передо мной на лестнице, и с тех пор я сам не свой! Я не могу есть, я не могу спать, я не могу себя контролировать… И постоянно делаю какие-то глупости! Мне не свойственно делать глупости, ты понимаешь?!       От его напора, я резко отступила назад, но сейчас я замерла от неожиданности и просто смотрела на него, немного раскрыв рот. Он стоял передо мной, схватившись за голову, взрываясь от эмоций.       — Ну зачем тебе Антон? Он вообще тебе не подходит, навряд ли есть вообще человек, которому бы он подходил! Посмотри на себя… А потом на него. Как?       И тут во мне проснулась ярость, которую я так старалась удержать внутри.       — Ну конечно! Ты опять намекаешь на то, что я не принадлежу к какому-либо из ваших модных родословных и не пара ни одному уважающему себя члену ордена, как ты или Антон?! Я не могу поверить, что ты ворвался сюда среди ночи, чтобы вновь наговорить мне кучу гадостей! В тебе вообще есть что-то хорошее? И причем тут Антон вообще? На него-то мне абсолютно плевать.       Он вскрикнул от раздражения:       — О Боги! Ну как можно быть такой глупой?! Я говорю о том, что ты самый чудесный человек, которого я когда-либо встречал. Ты добрая, красивая, честная, иногда до смеха наивная, рядом с тобой не должно быть таких надменных и самодовольных людей, как Антон. Он кажется хорошим, но ему на всех наплевать, кроме себя самого! Если тебе все равно, то зачем ты целовала его сегодня?       — ЧТО?! Что за бред ты несешь, я никогда бы в жизни его не поцеловала, он совсем мне не нравится! — медленно до меня начало доходить все, что он говорил, и я перешла на более спокойный тон разговора.       Он тяжело дышал и ошеломленно смотрел на меня.       — Да что бы там ни было, почему тебя это так волнует, а? — спросила я тихо.       — Разве ты еще не поняла? — спросил он так же тихо.       Я подняла свой взор и заглянула ему в глаза. Мы стояли так несколько секунд, после чего он сделал резкий шаг вперед ко мне и поцеловал меня со всей страстью, с которой только что на меня кричал, сталкивая меня на кровать, и уже через секунду он прижимал меня к кровати руками.       Я чувствовала жар, исходящий от него. Мое сердце бешено колотилось. Он провел рукой по боковой части моей ноги, прижимая ее к себе, я вцепилась руками в его спину. Он целовал меня в шею, проводя рукой от моего колена до спины, запуская руки под мою футболку.       Я сняла с него жилетку, расстегнула его рубашку до конца, после чего он сам снял ее с себя.       Все происходило так стремительно, казалось, я не успевала переводить дыхание.       — Нэйт… — тихо начала я, но он будто меня не слышал, продолжая целовать, от чего говорить было еще сложнее. — Нэйт!       Он замер надо мной, смотря на меня своими широко раскрытыми серыми глазами, выражающими полное непонимание.       Я вспомнила то, что он говорил Антону незадолго до всего этого.       — Ты пьян. — нехотя начала я.       — Разве это что-то меняет? — спросил он, целуя меня в уголок губ.       — Я не уверена, что тебе действительно нужно то, что сейчас происходит… — от собственных слов мне стало еще более грустно, чем было.       Мне так не хотелось это говорить, но я ничего не могла поделать. Он фыркнул и одним движением перекатился с меня на кровать рядом, теперь он лежал на спине, тяжело дышал и смотрел в потолок, так же, как и я до этого.       — Какие еще тебе нужны доказательства? — протянул он печально.       Мне даже стало не по себе, слышать от него такой ранимый тон было для меня в новинку. Я повернулась на бок, подперев голову рукой. Вся кровать была в беспорядке, покрывало съехало с места, как и одеяло. Он лежал в одних своих низко спущенных джинсах.       Сейчас я впервые могла рассмотреть его татуировки, они шли непонятными символами и надписями на ключицах, еще одна была прямо над краем джинсов внизу живота, она мне особенно нравилась. Ну и руки были, как я уже заметила прежде, забиты какими-то скандинавскими сюжетами, я помню, Сэм сразу это оценила.       Я долго думала, стоит ли ему говорить, что я слышала его разговор с Антоном и он не выходит из моей головы, и припомнить, как он целовал Николь сегодня, хотя до меня смутно доходило, что он сделал это мне назло, ибо думал, что мстит мне за Антона, но от этого не становилось легче. В конце концов, я сказала:       — Я не знаю… — и легла, положив голову на его плечо.       Я почувствовала, как он обнял меня.       — Ты хочешь, чтобы я ушел? — спросил он.       — Нет. — ответила я, положив руку ему на грудь.       Я медленно провела пальцами по контурам его татуировки. Его дыхание стало более ровным и спокойным, он закрыл глаза. Я поняла, что он уснул. ***       Сэм сидела и думала, как бы отделаться от Антона, так как она все-таки надеялась еще увидеть Риана, но она сомневалась, что он подойдет, если увидит ее рядом с Антоном, или, еще хуже, что-то не то подумает.       — Знаешь, я что-то устала... — протянула она. — Пойду я в комнату.       — Хорошо, я провожу тебя. — ответил радостно Антон.       Сэм мысленно закатила глаза от раздражения. Прежде Антон ее не особо раздражал, но сейчас он реально начал бесить ее. В поисках спасения она осмотрела пустынный сад, но никого не было.       — Знаешь, спасибо тебе за поддержку, но мне надо побыть некоторое время одной и все обдумать. Надеюсь, ты поймешь меня правильно, если и вправду считаешь, что между нами есть что-то общее.       — Ах, ну конечно, понимаю, ступай. — он улыбнулся как-то странно. — Тогда до завтра?       — Да, конечно. — она слабо ему улыбнулась своей фальшивой улыбкой, но он принял ее за чистую монету и показал ей большой палец в знак одобрения.       Она прошла несколько шагов, ветер приятно раздувал ее волосы.       — Стой! Подожди! — услышала она догоняющего ее Антона.       «Ну что еще?» — подумала она, но сказала:       — Да?       — Я совсем забыл, зачем я изначально подходил. Так вот, на моей родине и у нас в семье принято делать особую ягодную настойку. Эта настойка очень нравится Флориану, а поскольку ты его ученица, то не могла бы ты ее ему передать?       — А, да, конечно. — ответила она и мысленно улыбнулась, вспомнив о Риане.       — Кстати, также у нас в семье принято угощать этой настойкой всех новых знакомых. Моя бабушка говорит, что это поможет стать друзьями.       Сэм подумала, что это достаточно странная история, будто что-то было не так, но она так хотела остаться наедине со своими мыслями, что решила дослушать его скорее и удалиться.       — Хочешь попробовать? — спросил он с улыбкой.       — Ну давай. — сдалась она, взяла протянутую ей флягу с изображением орла и сделала небольшой глоток.       Настойка оказалась действительно очень вкусной, теперь понятно, почему Флориану она нравилась. Она сделала еще глоток и через несколько мгновений почувствовала, что фляга опустела.       — Кажется, там теперь пусто, но я сделала всего несколько глотков. — протянула она.       — Ах, да! Точно! Я забыл долить настойки в нее сегодня. Прости, что-то у меня сегодня голова идет кругом. Ничего, я налью и передам ему завтра, только не говори ему про сегодня, хорошо? А то мне как-то неудобно за свою глупость.       — Когда ты искренен, то довольно мил, Антон. — сказала она, сама не зная, отчего ее раздражение улетучилось. — Я никому не расскажу, не переживай. Но мне все же пора идти.       Сэм подмигнула ему.       — Сладких снов. — сказал он Сэм, убирая флягу в карман.       — И Вам, сударь, — кокетливо ответила она и поспешила удалиться.       В страхе наткнуться на Ярослава, Сэм решила обойти здание академии и зайти внутрь через главный вход. Она вспомнила, как танцевала с Флорианом, сейчас казалось, будто это было давно или она сама себе это придумала. Но сердце внутри все равно затрепетало.       Она обняла книгу сильнее прежнего и подняла глаза к небу. Звезды светили ярче, чем обычно, она заметила, что через пару дней наступит полнолуние, так что луна была уже достаточно большой и освещала все вокруг. Она прошла мимо сидящих на лавочке незнакомых ей людей, которые проводили ее странным взглядом, но вскоре вновь начали непринужденно о чем-то разговаривать.       «Ты должна вспомнить…» — внезапно услышала она знакомый шепот.       Она вздрогнула и обернулась, но никого по-прежнему рядом не было.       «Ты нужна мне», — снова услышала она слабый голос.       — Риан? — спросила она вслух, но ответа не последовало.       Она зашла в холл. Огонь в камине как всегда горел, как это бывало ночью. Диван был занят кем-то. Прищурившись, она узнала Ярослава, который, по-видимому, спал. Рядом у дивана пустовала бутылка.       Она подошла, подняла бутылку и кинула ее в огонь. К превеликому ее удивлению бутылка вспыхнула голубым пламенем и исчезла.       «Вот и славно», — подумала она.       Ярослав перевернулся на другой бок, и, испугавшись, что он проснется и заметит ее, она быстрыми шагами двинулась к лестнице.       «Отлично, у меня галлюцинации», — подумала она, озираясь по сторонам.       Она шагала по темному коридору, думая о том, как сильно она хочет видеть Флориана. Она очень хотела его обнять и стоять так настолько долго, насколько хватит сил.       Внезапно, кто-то схватил ее за руку, затянув ее в небольшое углубление в стене, в котором стояла какая-то небольшая статуя, но рядом с ней было достаточно места, что бы можно было уместиться вдвоем. Высокая фигура прижала ее к стене.       — Испугалась? — услышала она негромкий бас того, кто ее побеспокоил.       — Риан? — переспросила она, вскоре покраснев от осознания того, насколько глупым был ее вопрос, но тут же успокоила себя тем, что в темноте этого не было видно.       — А ты договорилась с кем-то еще встретиться в темном коридоре ночью? — шутливо спросил он.       Места в проеме было очень мало, так что Флориан стоял к ней практически вплотную. Его волосы пахли шампунем с корицей и сигаретным дымом.       — Ну да, но похоже ты спугнул того, кого я ждала. — ответила она.       — Я уверен, что ты улыбаешься, — прошептал он ей на ухо.       Она и вправду улыбалась, теперь, плюс ко всему, по ее телу пробежала приятная дрожь.       Он отпрянул от ее уха, и теперь она чувствовала на себе его дыхание. Сама того не осознавая, она наклонилась еще ближе к нему. И они стояли так, застыв в том самом приятном моменте, когда вот-вот их губы соприкоснутся в поцелуе. Он усмехнулся и, взяв ее за руку, вывел ее в коридор. Она давно не видела его таким веселым. Ей так нравилась его искренняя улыбка.       — Я хотел тебе кое-что показать. — сказал он.       В ответ на это она лишь улыбнулась. Они стремительно зашли на лестницу и поднялись на несколько этажей, создавалось чувство, что он куда-то спешит.       В конце концов, они вышли на большой красивый балкон. Он подвел ее к краю и сказал:       — Теперь закрой глаза.       Она послушно закрыла их, ухватившись руками за перила балкона.       — Глубоко вдохни ночной воздух, — продолжил он.       С улыбкой она сделала и это. Он подошел к ней сзади почти вплотную, поставив свои руки сбоку от нее на перилах, почти соприкасаясь ими с ней.       — Теперь открывай. — скомандовал он.       Она открыла глаза и увидела сад, он был весь в разноцветных огнях. Вблизи это все выглядело красиво, но с высоты балкона открывалось просто невероятное зрелище.       — Смотри наверх, — подсказал он ей на ухо.       Она подняла взгляд, и тут начался фейерверк. На удивление он был абсолютно беззвучный. Снаряды взрывались в формах драконов, птиц и разнообразных животных, один раз получившийся дракон изверг из себя пламя из сотни маленьких искр.       Сэм не могла сдержать восторг. И дело было даже не в красивом представлении. Да, оно было красивым и необычным, но больше всего ей нравилось стоять здесь с Флорианом. Она не видела его лица, но чувствовала тепло, исходящее от него. Каждый момент с ним был похож на сказочную историю, в которую она ну никак не ожидала попасть. ***       Знакомая фигура в плаще шла по саду. Этот молодой человек прекрасно знал, что сейчас, во время бала, была самая удачная возможность незаметно достать клинок Карикса. По легендам его можно было достать в святилище страхов и соблазнов.       Парень явно был не в духе, он встал напротив каменной беседки и со всей дури врезал по ней кулаком. После чего, он достал из кармана осколок стекла и порезал свою руку. Он начертил что-то на каменной стене и тут же услышал зловещий голос:       — ТЫ ДОСТАЛ ЕГО?       — Нет, отец, все оказалось не так просто.       — БЕСТОЛОЧЬ! — выругался голос.       — Не беспокойся, повелитель, у меня есть пара идей, как достать клинок.       — ПОТОРОПИСЬ, ПОЛНОЛУНИЕ УЖЕ СКОРО!       — Всенепременно, мой лорд.       Парень услышал шаги и быстро стер кровавые следы со стены, удалившись прежде, чем его кто-то заметил. ***       После фейерверков Риан проводил Сэм до ее двери. По дороге они весело болтали, так, что Сэм сначала долго не могла понять, почему они встали посереди коридора, но потом она узнала дверь в свою комнату. Она подняла свой взгляд, посмотрев в глаза Флориана.       Он занервничал отчего-то.       Она улыбнулась ему.       Он наклонился чуть ниже к ней, так, что ее сердце замерло от ожидания того, что может произойти. Но внезапно он резко отошел, похлопал ее по плечу и сказал:       — Приятных сновидений, мисс Синнер.       — Эээм… И тебе. — печально протянула она, на что он мимолетно странно улыбнулся и поспешил прочь.       Когда он скрылся из виду, она печально выдохнула, пытаясь понять причину его странных перепадов настроения.       Простояв так пару минут, она зашла в комнату и к удивлению для себя обнаружила, что в комнате была не только я. Подойдя чуть ближе, она разглядела Натаниэля.       Она обрадовалась тому факту, что он обнимал меня во сне, и мы выглядели очень мило, но ее радость тут же прервала мысль о том, что ей негде лечь.       Тогда она медленно вдохнула и как в тумане вышла из комнаты, закрыла за собой дверь, вышла на лестницу, поднялась наверх и сама не поняла как, но она уже стояла перед дверью в комнату Флориана. Все внутри перевернулось. Она приложила руку к двери, но ей не хватало смелости постучать, ведь он так поспешно покинул ее. А вдруг он что-то не то подумает. Она убрала руку от двери, сжав ее в кулак и прикусив губу от непонимания того, что же ей делать.       Простояв так недолго, она медленно повернулась спиной к двери, сделала пару шагов прочь, но тут же ее сердце сжалось, давая сигнал к тому, что нужно немедленно вернуться.       Тяжело вздохнув, она снова подошла к двери, поднесла к ней руку, уже почти готовая постучать, как дверь внезапно распахнулась, и перед ней возник Флориан. Он выглядел взволнованно, будто не она долго собиралась с духом постучаться, а он.       — Я… — протянула она, но он сделал резкий шаг вперед и поцеловал ее, нежно ухватившись руками за ее лицо.       Все внутри нее ходило вверх дном, она не могла поверить в происходящее, сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Приостановившись, он сказал:       — Прости, я не смог сдержаться… — и поцеловал ее вновь.       — Мне негде ночевать. — ответила она смущенно.       Он улыбнулся и, взяв ее за руки, провел в свою комнату. На пару мгновений они встали молча напротив друг друга. Она посмотрела на него, он загадочно улыбнулся и вновь набросился на нее с поцелуями. Она не успела понять, как они оказались на кровати.       Он прижал ее к кровати, страстно целуя, затем приподнялся над ней, улыбаясь и смотря ей в глаза. Она почувствовала, как он потянул за шнуровку корсета, развязывая его. Его волосы спадали ей на плечи, он поцеловал ее в ключицу, затем в уголок губ, робкие поцелуи перерастали в самые страстные, все его тело пульсировало биением сердца.       — Одно твое слово, и я остановлюсь, я не желаю ни к чему тебя принуждать, — прошептал он ей на ухо, от этого по всему ее телу пробежала приятная дрожь.       Она улыбнулась ему и в знак того, что останавливаться ей совсем не хочется, она принялась медленно расстегивать его рубашку. Он развязал ее корсет и достаточно резко, но аккуратно, избавился от него. Куда он его швырнул, она не видела.       Затем они избавились от его рубашки. Она провела рукой по его спине, от него исходил жар, и было приятно касаться его прохладной рукой. Он запустил руку под юбку платья, тем самым задирая ее вверх.       — Еще чуть-чуть и я не смогу остановиться, даже если ты будешь умолять меня сделать это… — он провел кончиками пальцев по внутренней стороне ее откинутой наверх руки, Сэм внутренне повеселила его фраза, ибо ни за какие драгоценности мира она бы не променяла происходящее сейчас.       — Я умоляю тебя… — протянула она тихо, он замер над ней, она чувствовала его теплое дыхание, и откуда-то прекрасно понимала, как его сердце содрогнулось от страха того, что его порыв невзаимный — …не останавливайся ни за что.       После этой фразы она притянула его к себе ближе, и они слились во всепоглощающем поцелуе. После чего он чуть ли не разорвал на ней платье.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты