Нас не пустят в Рай

Гет
NC-17
Завершён
113
Размер:
47 страниц, 8 частей
Описание:
«Я идиот. Самый настоящий придурок! – начинал осознавать свои действия быстро трезвеющий Какаши, идя по улице к дому. – Какого черта я вообще к ней полез? И что я скажу ей завтра? Ох…»
Посвящение:
Всем, кому нравится.
Примечания автора:
Иная история развития событий после 4МВШ.
П.с. Ребят, там под конец начинается полнейший сюр, просто предупреждаю, чтобы не разрушить ожидания. Всех лав.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
113 Нравится 41 Отзывы 31 В сборник Скачать

Пятая часть

Настройки текста
Примечания:
! Куча спойлеров !
      Сначала он видел перед собой лишь темноту. Затем слабые блики начали вырисовываться в воздухе, складываясь в картину из прошлого: маленький беловолосый растрёпанный мальчик бежит по двору на встречу отцу, который хватает Какаши на руки и начинает крутить над землёй. – Папа, ты сегодня быстро, – радостно замечает малыш, когда отец ставит его на пол в коридоре. – Да, смотри, что у меня есть, – мужчина протягивает заинтригованному сыну пакет. – Папа! Шоколад! – на лице ребёнка рисуется самая довольная улыбка в мире, а сладости он уже прижимает к груди. – Да, но сначала – ужин.       Отец треплет сына по и без того взъерошенной голове, и они оба отправляются на кухню. – Какаши, завтра ты идёшь в академию, помнишь? – Да, – резко посерьёзневший мальчик перестал крутить палочки в руках. – Переживаешь? – мужчина помешивал рис в кастрюльке на двоих. – Нет, я буду лучшим. Ты сможешь мной гордиться, – с полной уверенностью проговорил серьёзный не по годам малыш. – Я всегда буду тобой гордится, – мягко улыбнулся мужчина, раскладывая по тарелкам ужин, – теперь кушай, а то взглядом в сладостях дырку прожжёшь.       Какаши улыбнулся и принялся за еду.       После первого дня в академии, отец подарил ему зелёный шарф, и мальчик берёг его, как зеницу ока. У него появились первые друзья, не без странностей, но он любил их, хоть и не показывал этого ни одним движением или взглядом. Пусть для них он будет серьёзным.       Каждый день отец интересовался об учёбе сына и его друзьях, успехи мальчика выходили за уровень его обучения, и Сакумо подумывал, что Какаши закончит академию раньше сверстников. Отец всегда смотрел на своего сына, как на самое дорогое, что у него было.       Радостные дни в академии пестрили опозданиями Обито, искренними улыбками и заботой Рин и блестящими зубами Гая, который не сдавался до самого конца, называя Какаши своим вечным соперником. Всё было замечательно, с утра сын Сакумо уходил в школу, крича папе «Я ушёл», а вечером бежал домой скорее, чтобы рассказать отцу об успехах, оповещая о своем приходе криком «Я дома». Но радостные воспоминания сменились тревожными.       Сначала отец долго не возвращался с миссии, а когда пришёл, то в его взгляде читалась ненависть. Ненависть к себе. Провальное задание Сакумо подкосило его, и эта ненависть через несколько недель уничтожила великого шиноби изнутри. В тот вечер Какаши бежал домой как всегда, он надеялся, что папа уже приготовил ужин и ждёт его за столом. Папа и правда приготовил ужин. – Я дома, – крикнул радостный мальчик, совсем не замечая темноты в коридоре. Только скинув обувь, он почувствовал тревогу и подползающий к горлу ком. – Папа, – осторожно позвал мальчик, проходя по дорожке из лунного света. Но ответа не было, лишь впереди, в комнате Сакумо, виднелась тень на полу. – Папа! Папа, ответь! – Какаши бежал по длинному коридору вперёд.       Как только маленькие ножки переступили порог комнаты, тело мальчика застыло в ужасе, а из глаз бесшумно потекли слёзы. – Папа, па..       Ребенок упал на колени рядом с окровавленным телом в центре комнаты. Пол пропитался кровью и слезами отца, рядом с его ладонью лежал кунай, отливавший ярко-красным в лунном свете. По дому витал запах железа, раздирающий глаза. И отчаяние.       На столе в тёмной кухне остывал ужин, по привычке разложенный на двоих. Большие слёзы капали на пол, разбиваясь о деревянную поверхность, а ветер залетал в дом через открытую дверь, от чего та немного гремела деревянными панелями.       После этого вечера Какаши не сможет смотреть на своё отражение, ведь оно так напоминает ему отца. Он начнет следовать всем правилам, не осознавая, что именно они и погубили Сакумо. Но одно останется неизменным: пустой дом будет слышать его «я ушёл» и «я дома», лишь тихо поскрипывая половицами в ответ. И никто не узнает, какой болью эти фразы каждый раз режут остывающее сердце малыша.       Какаши решил, что так он станет сильнее.

~ ~ ~

      Сквозь приоткрытые веки начал пробиваться свет и отдаленные крики Сакуры. Потом было тихо, и боль мешалась с приятным теплом от зелёного света. Через несколько часов пепельноволосый смог открыть глаза: он лежал на спальном мешке, а по его телу бегали зелёные вспышки в руках девушки-медика, по щекам которой скатывались слёзы. – Я ненавижу тебя, – произнесла она так тихо, что он едва смог разобрать слова.       Уголки губ под маской приподнялись, от чего он тихо закашлял. – Мне пришлось призывать Кацую, чтобы собрать твой позвоночник в одно целое, – продолжала тихо говорить с ним девушка, залечивая оставшиеся раны.       Какаши заметил, что на нем не было одежды выше торса. – Я зашила её, на время лечения пришлось снять, – отвечала на слегка вопрошающий взгляд. – Завтра ты сможешь ходить, сегодня лучше не напрягать организм.       Казалось, девушка обижена. Но на что? Этого Какаши понять не мог. – Сакура, – просипел он, когда куноичи собиралась уйти, – ты зла на меня? – О да, ещё бы, – скручивала неиспользованные бинты она. – Но на что? Я же хотел тебя защитить, – ветер колыхал траву гораздо громче, чем были слышны их слова. – Именно на это. Меня ты спас. А о себе и не подумал. Идиот. – То есть… – Да, Хатаке. Я злюсь на то, что свою жизнь ты ценишь гораздо меньше жизней остальных. – Твоей, – он приподнялся на локтях и облокотился о дерево спиной. Сидящая рядом Сакура хотела было начать отчитывать его. – Что «твоей»? – она уставилась на него взглядом, в котором закипало негодование. – Я ценю свою жизнь гораздо меньше твоей, – мужчина спустил маску одной рукой, а второй зарылся в розовые пряди сидящей рядом девушки. От боли при движении его открытый пресс слегка дрогнул. – Так было всегда.       Сдерживая дрожь от нудящих переломов, он дотянулся до её губ своими, и в этот момент грозившие сломаться снова кости ничего для него не значили. – Какаши, – приостановила поцелуй Сакура, – ты всё успеешь, а если сейчас не ляжешь обратно, то мне придётся снова лечить тебя. – Хорошо, только ещё один.       Мужчина снова припал к губам девушки своими, жадно цепляясь за возможность выпросить ещё пару секунд. Она тоже хотела этого. Но слишком устала, чтобы потом восстанавливать всё заново. Поэтому куноичи освободилась от требовательных поцелуев и отошла на метр от больного, оставляя блестящие большие глаза глядеть на неё снизу вверх. – Я – доктор, и мне лучше знать, когда нужно остановиться, – она скрестила руки на груди. – Но я не смогу лечь обратно сам, – Какаши показательно поёрзал. – Хорошо, я помогу.       Девушка нехотя подошла к пациенту и поддержала его за спину, пока тот ложился на мешок. Затем она резким движением оказалась прижатой к груди Хатаке, сама не успев осознать как. – Ты чего делаешь? – пыталась высвободиться из загребущих лап Сакура. – Раз не разрешаешь мне целоваться, то хоть полежи рядом, мне сейчас нужна поддержка, – он состроил жалостливую моську и положил удивлённую девушку рядом с собой. – Устраивайся, как раз переночуем, – он указал взглядом на левое плечо, давая знак, что оно полностью в распоряжении розоволосой куноичи. Театрально охнув, девушка положила на него розовую макушку и осторожно обняла обнажённую грудь Хатаке.       Вечер был тихий, звуки стрекочущих насекомых и шелестящей травы успокаивали, и парочка быстро заснула. Вместе им будет не холодно.

~ ~ ~

      Чудотворная магия Сакуры сработала, и на утро Какаши уже смог выбраться из под одеяла и пройтись по лесу в поисках девушки. Он почти не чувствовал боль, только в спине иногда отдавались шаги, да и это было не часто. Если бы не она, пепельноволосый сейчас умер бы от потери крови и переломов. Зато её спас.       При этой мысли мужчина улыбнулся.       Сзади послышалось шуршание. Сакура что-то сооружала. – Какаши, у нас есть всё для завтрака, но нет огня, – крикнула она, привлекая внимание. – Сейчас, – он подошел к кучке из дров и сделал огненную технику. – Спасибо. Поедим, и в Облако – тут немного осталось.       После утренней трапезы они использовали ещё один свиток с птицей и отправились в путь; в этот раз никаких непредвиденных ситуаций произойти было не должно – на небе не виднелось ни облачка.

~ ~ ~

      Сакура управляла птицей, не разрешая больному даже попытаться перехватить инициативу. После нескольких часов полёта их встретили в Облаке с распростёртыми объятиями. Киллер Би уже читал стихи спускавшейся на землю чернильной пернатой, чем веселил стражников у ворот. – Э-эй йо-о, Какаши, чо как? – поприветствовал сочинитель стихов помощника Хокаге. – День добрый, всё хорошо, как у вас тут?       Двое удалились для обсуждения каких-то важных мужских тем, а Сакуру перехватила Темари. Делегация из Песка тоже была здесь вместе с Казекаге. – Ну, рассказывай, – лепетала Темари, уводя девушку за руку к отелю. Туда же направлялись и мужчины. – О чём? – Сакура и правда не знала, что именно хочет услышать подруга. – Ну как же, про Саске, про деревню, как доехали? – блондинистые хвостики завивались от влажности воздуха в деревне, из-за чего она постоянно их дергала. – Ну, если коротко: Саске я послала к чёрту, как только он предложил быть вместе; в деревне всё хорошо, и, кстати, Шикамару про тебя спрашивал; а пока летели сюда, упали с огромной высоты и чуть не разбились, – незамысловато повествовала Сакура.       С каждой фразой рот Темари приоткрывался сильнее, а к концу рассказа она и вовсе охнула. – Так, теперь всё и в подробностях.       Поездка была рассчитана на три дня, два из которых являлись туристическими. Так делалось всегда по приезду в другие страны. А в Облаке было на что посмотреть.       Природа Кумогакуре всегда отличалась своей таинственностью и туманностью. А если быть точнее, то облаками. Деревня находилась настолько высоко над землёй, что буквально скрывалась в облаках, в некоторых местах они даже были ниже. Сквозь мягкую полупрозрачную вату высились острые вершины скал и макушки елей, но чтобы увидеть эту красоту, нужно было подняться на горы, а там – что Сакура выяснила на собственном опыте – было довольно холодно. – Ну, ты заходи, если что, я на одном с тобой этаже в противоположном крыле, 215-й номер, – прощаясь на лестнице, говорила Темари. – Хорошо, – девушка обняла подругу и отравилась в номер.       Завтра будет совет, хорошо, что ей ничего не нужно будет говорить или решать. Эти дела Хокаге такие сложные. Переодевшись, куноичи вовсе не хотела ложиться спать, но как только её голова коснулась мягкой подушки, тело приняло это за сигнал и погрузилось в сон.

~ ~ ~

      Проснулась она под стук в дверь. – Сакура, через пол часа собрание. Ты что, всё ещё спишь?! – барабанила в дверь разгоряченная блондинка.       Быстро вскочившая с постели девушка мигом очутилась у двери, впуская подругу. – Темари, помоги собраться, пожалуйста! Господи, как я умудрилась проспать?       Пока Сакура умывалась и приводила волосы в порядок, куноичи из Песка помогала ей выбрать наряд. – Наденешь это, – твёрдо заявила законодательница сегодняшней моды, с чем спорить у Сакуры не было времени. – А не слишком ли это празднично? – повертела в руках тёмно-зелёное платье Сакура. – После собрания будет банкет. В самый раз, – радостно объявила подруга.       Из ванной куноичи Листа вышла уже в выбранном для неё наряде. – А-абалдеть… – протянула блондинка, прикрыв распахнутый рот рукой. Полупрозрачная легкая ткань в подоле струилась волнами до пола, мягко обволакивая бедра в свободном крое. Стянутая на талии поясом чёрных бусин она переходила в длинные прозрачные рукава и v-образный вырез. – Ну я в шоке, стой, – девушка подбежала к Сакуре. Быстро переплетая розовые локоны, она свела их в слегка растрёпанный пучок на затылке с выправленными спереди прядями, спадающими на ключицы. – Идеально, идём. Надеюсь, не придётся подбирать падающих к твоим ногам мужчин, иначе мы точно опоздаем.       Двери в зал совещаний распахнулись и в них начали затекать главы деревень и их представители. Девушки влетели почти последними. Сакура быстро поймала взглядом серебристую макушку на противоположной стороне стола и направилась к ней. Мужчина же проводил её глазами, огибая взглядом стол вслед за развевающимся от быстрых шагов зелёным подолом. Когда она опустилась на стул рядом, Какаши нервно сглотнул и подергал галстук, чтобы тот ослабил хватку на его шее и дал вдохнуть чуть больше воздуха.       Совещание закончилось на том, что все решили сохранить альянс, ведь так было выгодней. Два часа мучений пролетели не так быстро, как хотелось бы. – Как вы себя чувствуете, Хатаке-сан? – прошептала девушка, чтобы её не слышали остальные, хотя кроме громогласного голоса Райкаге и так сложно было услышать что-либо ещё. – Сегодня уже ничего не болит. Я ведь так тебя и не поблагодарил, – опустил глаза в стол Какаши. – Это я вам жизнью обязана, так что я и должна была благодарить.       Райкаге объявил об окончании собрания, и пригласил всех в банкетный зал, указывая на него жестом. – Идём, Сакура, – подбегающая блондинка в чёрном платье потянула розоволосую за собой.       «Зелёное, прямо под цвет глаз», – задумчиво провожал девушек взглядом мужчина.       Банкет сопровождался оркестровой музыкой, так что всё это походило на бал. Огромный, украшенный цветами зал был заполнен гостями, которые по началу смущались, но ко второй композиции решили пуститься в вальс. – Здесь прекрасное шампанское, – провозгласила Темари со вторым бокалом в руке. – Я не хочу пить. Странно это все, – задумчиво окинула взглядом танцующих Сакура, – но красиво. Как будто в сказке.       Вдруг вместо мелодичной музыки послышался чей-то бас. – Й-йо, это знак для вас, чтобы позвать девушек на вальс, й-йо, – Киллер Би рифмовал у микрофона.       К девушкам и дамам у столов начали подходить парни и мужчины, приглашая на танец. К Темари и Сакуре тоже подошли с предложением. – Могу я пригласить вас? – кареглазый брюнет протянул Сакуре руку. – А я бы хотел позвать вас, – добавил зеленоглазый блондин, протягивая руку Темари.       Девушки переглянулись. – Пойдём, развеешься, – прошептала блондинка подруге, на что та нехотя согласилась.       Парень, в паре с которым она кружилась в центре зала, безумно походил на знакомого брюнета, но девушку это мало волновало. Она высматривала Хатаке, но незаметно, стараясь не нарушать идиллии общей картины. Хатаке, в свою очередь, побалтывал тёмно-красную жидкость в бокале, не сводя взгляда с девушки.       «Так легко кружится с ним. Словно нашла замену Саске. А меня будто и не видит», – думал Какаши, наблюдая за движениями танцующих.       Вдруг зелёные и серые глаза встретились. Она нашла его. Быстро отвела взгляд и улыбнулась. Затем Хатаке исчез из поля зрения.       После танца куноичи поблагодарила партнера, имя которого не смогла вспомнить, и отправилась искать подругу. Но Темари не было в зале, как и в ближайших коридорах.       «Может в номер пошла?» – подумала Сакура, тоже подустав от всех этих празднеств.       Но сидеть в номере одной ужасно не хотелось, да и увидятся они ещё не скоро, поэтому розоволосая куноичи решила пойти к подруге. Поднявшись по ступеням отеля в противоположное от своего крыло и пройдя сквозь бархатные коридоры, девушка оказалась перед номером 225. Она тихо постучала в дверь, но никто не ответил, а подергав за ручку, Сакура поняла, что она не заперта. – Темари, куда ты де… – она замерла на долю секунды. – Я, конечно, не Темари, но гостям тоже рад, – проговорил бархатистый голос из темноты. Из-за угла вышел мужчина, развязывавший галстук. – Я, кажется, номером ошиблась… – Очень жаль, мне бы не помешал осмотр, – мужчина подходил ближе, – величайший медик Конохи удостоит меня такой чести?       Низкий бархатный голос словно околдовывал Сакуру, связывая по рукам и ногам. – Какаши-сан, переставайте играть, вы застали меня врасплох, но осмотр вам и правда пригодится. Только, может, пройдём в комнату и включим свет? – Хорошо, – мужчина развернулся и прошёл вперёд по коридору до комнаты, где включил ночник над кроватью. – Отлично, – Сакура мыла руки в ванной комнате. – Как тебе тот парень? Хорошо танцует, не так ли? – немного ревниво спросил Какаши, как только шум воды стих. – Глупый вопрос, на такие я отвечать не хочу. Снимите, пожалуйста, рубашку. – Почему на «вы»? Нас никто не слышит здесь. – Да, точно, – она указала мужчине на кровать, чтобы тот сел. – У тебя где-нибудь болит? – Да.       Девушка подошла ближе и начала свечением проверять тело. – Где? – Тут, – Какаши положил руку с левой стороны под грудью.       Сакура едва заметно улыбнулась. – И как же я могу вылечить это? В учебных книгах об этом ничего не говорилось… – раздосадовано посмотрела она в чернеющие в темноте глаза. – Так.       Одно движение, и девушка уже сидела на его коленях, а на губах её горели поцелуи Хатаке. – Думаю, это не сработает, – отрываясь, проговорила она. – Не попробуем – не узнаем.       Какаши поднял её на руках и уложил на кровать, нависнув сверху. Яркая луна пробивалась сквозь тюль на окне, подсвечивая волосы мужчины, захватившего девушку под свой контроль. – Какаши-сан, а вдруг я не согласна? – строила саму невинность пленница в зелёном платье. – Как же ты тогда объяснишь это? – одной рукой он нащупал пульс у шеи девушки, бившийся со скоростью света. Сакура лишь молча прикрыла глаза. – Ладно, я сдаюсь, – она подалась грудью вперёд, приоткрывая глаза и шумно выдыхая.       Мужчина принял её поражение и взял инициативу в свои руки. На платье не оказалось молнии, и ловким движением он стянул его, приподнимая девушку над кроватью одной рукой. Под мускулистым телом в шрамах теперь лежало хрустальное произведение искусства в кружевном черном белье. Сакуре казалось, что ее кожа горела.       Какаши впился в розовые губы, заставляя от одних лишь поцелуев терять голову. А что же с ней будет дальше?..       Разорвав поцелуй, перешёл к ключицам, покрывая их горящей дорожкой из касаний. Сакура ещё держала себя в руках. У неё никогда не было ничего подобного. Ловко расстегнув лиф на спине, мужчина освободил себе ещё больше места для творчества. Он продолжал рисовать узоры из поцелуев на её коже, и наконец добрался до груди. Сакура задышала чаще. Какаши оперся на локоть правой руки, сжимая в левой покрытую мурашками грудь девушки, от чего она шумно выдохнула. Когда он провел по твёрдому розовому соску языком, Харуно тихо простонала. – К-какаши… – позвала она. – Да, солнце? – он оторвался от своего занятия. Сакура потянула руки к пряжке.       Мужчина наблюдал, как слегка трясущиеся пальчики высвобождали джинсы из-под власти не дающего свободы куска кожи. Затем ловкие руки расстегнули ширинку. – Сними, – указала она на джинсы, мужчина послушался. – А теперь затяни.       Какаши потянул за хлястик от ремня, связывавшего её руки. – Не туго? – поинтересовался он. – Отлично, продолжай.       Он закинул руки, связанные ремнем, над головой девушки, продолжая играться с её сосками, то втягивая и полностью вбирая в рот, то слегка прикусывая, что гораздо больше нравилось Сакуре. Он понял это по стонам.       Его оголенный торс касался её пресса и придавливал хрупкое тело к кровати, не оставляя шанса на побег. Она чувствовала, как член Хатаке становится больше и сильнее твердеет, от чего её тело выгнулось навстречу ему.       Девушка провела по набухающей плоти руками, от чего Какаши слегка дернулся. Движением заставляя его встать, она стянула с него нижнее белье и связанными руками провела уже по оголенной коже. Он шумно выдыхает. Сакура проводит языком по всей длине и играется с чувствительной кожей. Затем она окольцовывает её губами и не спеша проводит вперёд и назад, помогая себе пальчиками. С каждым движением девушка понемногу увеличивает скорость и глубину, на что слышит одобрительные шумные выдохи мужчины.       Какаши дышит чаще и останавливает её, затем кладет обратно на кровать. – Сакура, ты совсем промокла, – проводя двумя пальцами по кружеву трусиков, замечает Хатаке, – помнишь наш разговор после массажа? Я обещал сделать с тобой всё, что только захочу. – Попробуй, – ответила на ехидную ухмылку девушка.       Он стянул мокрые трусики и отбросил их на пол, поцелуями от пупка направился вниз, доходя до самого чувствительного места и немного останавливаясь перед ним. Ему хотелось запомнить её первую реакцию.       Вот он аккуратно провёл по клитору языком, от чего тело девушки дернулось, а она тихо охнула. Губами он припал к самой чувствительной точке, и начал снова водить по ней языком, вылизывая медленными длинными движениями. Тело в руках Хатаке извивалось, а из девушки вырывались звучные стоны. Наконец он довёл дело до конца, и Сакура выгнулась в спине сильнее прежнего. – Х-ха, К-какаши, – простонала она. – Мне нравится, когда ты так меня зовёшь, – властно улыбнулся он, проникая пальцами внутрь, ощущая неутихнувшие ещё сокращения. – А-ах, т-ты… – Это только начало, – улыбнулся он и начал двигать пальцами.       «Так узко, она…» – вдруг осознал Какаши. – Сакура, ты раньше не–...       Она помотала головой, глядя на мужчину затуманенным взглядом.       «Нужно быть аккуратнее».       Только после того, как мужчина полностью её подготовил, он произнёс: – Я буду нежен. Постарайся расслабиться.       Какаши накрыл её губы своими, дабы немного отвлечь, и двинулся вперёд. Сакура охнула. – Всё хорошо? – обеспокоенно спросил он. – Да, просто непривычно, – поёрзала она, примеряя новые ощущения. – Скажи, как будешь готова.       Девушка кивнула, а затем сама начала двигаться, давая знак. Какаши поймал темп и посмотрел в блестящие изумрудные глаза. Сакура шумно выдыхала. По началу Хатаке старался быть нежен, но вскоре куноичи сама начала наращивать темп. Стоны становились глубже и громче, что девушка старательно пыталась контролировать, но получалось с трудом. Из-за этого они получались рваные, что только больше возбуждало Хатаке. К слову, он сам громко выдыхал.       «Какая узкая, боже». – Войди до конца, всё хорошо, – говорила девушка. – Не сейчас, – отвечал он, – вот во второй заход – возможно. – Боишься, что твой большой член заставит меня отключиться? – улыбнулась разгорячённая Сакура.       Какаши покраснел. – Не нарывайся, – прошептал ей на ухо мужчина. – Ты же грозился сделать со мной много чего, – подначивала Сакура. – Ещё чуть-чуть и дождёшься, – он ускорил темп.       Толчок, второй, третий и Сакура вновь выгибается в оргазме. – Вот теперь я буду играть по своим правилам, – говорит Какаши, разворачивая девушку спиной к себе. – Обопрись на локти, – скомандовал он.       «Идеально», – оценил он открывающийся вид на роскошные ягодицы и тонкую талию. – Х-ха-а, – стало ответом на его резкий вход.       Быстрый темп, резкие толчки до упора. Обоим никогда ещё не было так хорошо. Сакура выгибалась и стонала сильнее, чем до этого, мозг постепенно отключался, а глаза застилало удовольствие. – Х-ха, – одновременно простонали они, знаменуя окончание празднества. – Кажется, я люблю тебя, Хатаке, – тихо проговорила девушка, когда пришла в себя и отдышалась. – Наконец-то ты ответила на мое признание тогда, – он поцеловал её в щёчку. – После сегодняшнего остаётся только молиться, – задумчиво произнесла она. – Бесполезно, нас всё равно уже не пустят в Рай.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты