Тюбик крема

Слэш
NC-17
Завершён
45
автор
Размер:
27 страниц, 6 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
45 Нравится 8 Отзывы 15 В сборник Скачать

шанс на твоё счастье

Настройки текста
Второкурсник Хван Хёнджин вылетел из аудитории. Он смог справиться с контрольной работой по математике раньше всех. Хоть он и не был профи в этом деле, однако задания в этот раз показались ему достаточно лёгкими, чтобы решить всё за 40 минут до окончания пары. Впереди большой перерыв и ещё одна пара, так что Хёнджин собирался дойти до своей квартиры. По счастливому случаю, ему удалось снять квартиру в нескольких минутах ходьбы от университета, таким образом, он, счастливый, спускался по дальней лестнице, думая, что он оставит вещи дома, поест и даже успеет отдохнуть перед тем, как вернуться обратно. Времени было достаточно, так что Хёнджин свернул в правый коридор, где он сделает небольшую петлю. Однако настроение на максимум и хочется прогуляться, будь то даже университет.  Вот, он дошёл до развилки, где он должен свернуть в переход в другой корпус. Что-то остановило Хёнджина. Он услышал странные звуки. «Кто-то плачет?» — парень внимательно прислушался и сделал выводы, что где-то недалеко плачет студент — голос был очень высоким и слабым для преподавателя. В обычный день, когда здесь толпы равнодушных людей, а Хёнджин выбирает другой путь, парню вряд-ли кто-то бы помог. В его голове пронеслось множество мыслей одна из которых была о том, что этот человек мог плакать там не в первый раз, так что он обязан помочь. Хёнджин двинулся на звук плача. На удивление, это оказался тот самый переход в главной корпус. Лишь открыв дверь Хван увидел студента, что сидел на полу за несколько метров от входа. Услышав то, как закрылась дверь хрупкий парень вздрогнул и поднял взгляд. Его глаза расширились и в них читался страх. Парень стал отползать по направлению дальше от Хёнджина. — Стой, — Хван старался говорить максимально спокойно. — я ничего тебе не сделаю… — на удивление второкурсника это сработало и парень, что был похож на лису, перестал двигаться. Он лишь испуганно смотрел на приближающегося к нему старшего. Когда Хёнджин подошёл к лисёнку, он сразу решил сесть на пол, чтобы быть на одном уровне. Он взглянул на парня и увидел мокрые дорожки от слёз, опухшие глаза с неестественной краснотой и несколько свежих ссадин на лице. Это сильно озадачило Хёнджина. В голове он пытался подобрать слова, которые он мог бы сейчас сказать. Второкурсник понимал, что сидящий перед ним мальчик очень напуган. Его буквально трясёт и, как предполагает Хван, произошло что-то серьёзное. Он хотел бы обнять парня, даже просто взять руку, чтобы стать поддержкой лисёнку, но тот был напуган, поэтому Хёнджин не мог позволить себе сделать это без разрешения… — С тобой сделали что-то плохое? — тихим голосом спросил Хёнджин. Парень ничего не ответил и только губы выдали его. Даже они стали дрожать и Хван понял, что дело плохо. — Можно я тебя обниму? — он долго смотрел на лисёнка — неуверенный кивок. Второкурсник аккуратно и очень медленно захватил мальчика в свои объятия. — Ты такой хороший… — он положил свою голову на плечо. — Я не буду спрашивать, что случилось. Просто знай, что ты этого не заслужил, солнышко… — Хван начал поглаживать парня по спине. Спустя несколько минут старший почувствовал ответные руки на своей спине. Мальчик так крепко схватился за Хёнджина, словно он был единственным его спасением. Они просидели так около семи минут. Руки и спина старшего уже затекли, однако он старался не подавать виду. Первым отстранился младший. Его взгляд был опущен от неловкости. Вдруг он зашипел, когда дотронулся до своей рубашки в определённом месте в районе рёбер. Хёнджин взглянул на это место по умолчанию убрав руку мальчика. Глаза Хвана округлились, когда он увидел большое красное пятно на рубашке. В голове мелькнула мысль — так и оказалось: на рубашке старшего тоже есть пятно, хоть и не такое яркое. — Мы идём в медпункт. — уверенно и резко сказал Хёнджин. — …не.не стоит… — мальчик запнулся в двух словах. — Это не обсуждается! Ты не можешь здесь сидеть в таком виде. Банально ты так не можешь пойти домой. — внутри Хёнджина царило чувство несправедливости. Кто? Кто вообще посмел прикоснуться к этому человеку, тем более в университете? — Поверь,. — он громко выдохнул. — .это не первый мой раз, когда я нахожусь здесь в таком виде. Всем всё равно, так что не волнуйся за меня… — Я не все! Мне не всё равно на людей и их проблемы! — Хван повысил голос. Он встал и резко потянул на себя мальчика. Крепко взяв его за руку, он повёл его за собой. Медпункт находился в каждом корпусе. Главный корпус — самый часто-посещаемый. Парней обязательно бы увидели, так что Хван сразу же решил, что они останутся здесь… Через несколько коридоров они оказались перед медпунктом. Разумеется он был закрыт. — Вот же… — Хёнджин разозлился. Пятно на рубашке лисёнка стало больше и старший не мог перестать волноваться. — Для таких случаев здесь есть ключи… — парень ускользнул из хватки Хвана и засунул свою руку в шкафчик на стене. Он достал маленький ключ и открыл дверь. Сев на кушетку он кинул свой портфель на пол и тяжело вздохнул. Старший закрыл дверь. Оставив вещи он принялся искать аптечку со всем необходимым. — Как тебя зовут? — непринуждённо спросил Хёнджин, всё ещё теряясь в шкафчиках. — Ты не знаешь где здесь аптечка? — Я могу сделать всё сам… — промямлил Чонин. На эту фразу старший повернулся с убийственным взглядом. — Правый верхний… — как ни в чём не бывало сказал он, на что Хван лучезарно улыбнулся. Достав всё необходимое, старшекурсник подошёл к кушетке и сел рядом с мальчиком. Он ждал, когда парень снимет рубашку, однако младший видимо не спешил или вообще был в своих мыслях. — Тебе придётся снять рубашку… — старшему и самому неловко было просить об этом человека, с которым он едва знаком. Парень несколько раз вздохнул, но всё же стал расстёгивать пуговицы. Хёнджин чувствовал, что его новому знакомому очень неловко, но что сказать — не придумал. Расстегнув последнюю пуговицу он застыл. — Тебе не стоит стесняться, всё в порядке. — он невзначай положил свою руку на плечо лисёнку, от чего тот вздрогнул. Младший всё сидел и думал о чём-то. Хёнджин не хотел давить на него, но он должен помочь. Он встал с кушетки и направился к стулу, что стоял около двери. Он поставил стул напротив младшего. Они обменялись очень неловкими взглядами. — Слушай, всё будет хорошо. Я правда постараюсь сделать всё как можно быстрее, чтобы тебе было комфортно. — он улыбнулся. Хёнджин пытался создать максимально спокойную атмосферу. Сейчас он мысленно спрашивал себя, а что вообще сподвигло его возиться с лисёнком? Сейчас, он должен был отдыхать в квартире и радоваться жизни, но сидит здесь, в медпункте с мальчиком, имени которого он даже не знал. От мыслей его отвлекли движения впереди него. Пустой взгляд сфокусировался и Хёнджин готов поклясться, что ему хочется плакать. С молочной кожи спала рубашка и теперь можно было увидеть всё, что ввело старшего в ступор. Множество шрамов: словно отсчёт зэка на стене, на груди мальчика были десятки отметин — шрамы, которые уже никогда не заживут. Словно потерянный, Хёнджин блуждал глазами по груди, пытаясь найти чистое место, однако он наткнулся на свежую рану. Она был больше других и выделялась своей «новизной». Хван просто растерялся. Ему хотелось обнять мальчика и скрыть от всего мира, ему хотелось разрезать каждого, кто хоть раз прикоснулся к этому хрупкому телу, его руки тряслись на столько, что он уронил пинцет с ватой, что хотел использовать для обработки. — Я…прости. пожалуйста…прости… — Хёнджин почувствовал влажность в глазах. — Не плачь… — Я не могу?.. — Хёнджина развезло. Что? Что он должен сейчас сказать? Нужно ли ему утешить его? «Нужно думать трезвой головой!» — с этой мыслью он вытер свои слёзы и попытался взять себя в руки. Чуть успокоившись, он вновь взял пинцет и новую вату. Спустя несколько минут, Хёнджин замотал шрам. Теперь младший может надеть рубашку. Хёнджин убрал аптечку на место. Он остановился у шкафчика и схватился за голову. — Меня Чонин зовут… — он попытался сгладить тишину. Это вернуло старшего в реальность. Он резко повернулся и направился в сторону парня. Он встал перед ним и схватил плечи лисёнка. — Чонин… Я не буду тебя просить рассказать мне о… ты понимаешь. Но не терпи! Если не можешь никому сказать об этом, скажи мне. Ты можешь рассчитывать на мою защиту, только не бойся говорить мне! — Хван не понимал своих действий и крепко обнял Чонина. Лисёнок вновь плачет. — Давай обменяемся номерами — ты всегда сможешь мне писать и звонить. Если тебе что-то будет угрожать здесь, я обязательно помогу. — Хёнджин с энтузиазмом полез в карман, чтобы достать телефон. — Не нужно… — его голос дрогнул. — Просто забудь обо мне и всё! — выкрикнув это Чонин выбежал из медпункта. От резкости Хван чуть не уронил свой телефон. Он не стал догонять Чонина. Ежедневное чувство уязвимости, в течение непонятного для старшего срока, давало о себе знать. Если Хёнджин и хотел стать ближе к младшему, он должен был действовать осторожно и неторопливо…

***

Выходные пролетели быстро. Разумеется Чонин не вылетал из головы второкурсника. Последним запросом в Гугле стал «…определить срок давности шрама…». Конечно же, он так и не смог понять, сколько прошло времени точно, однако знал, что как минимум месяц Чонин подвергался насилию. «Нахуй мне вообще понадобилась эта информация?!» — фыркал про себя расстроенный Хёнджин очередной бессонной ночью. У него завтра важный экзамен, а на часах уже 3:00. Следующий день был полным дерьмом. Что бы Хёнджин не делал, в голове всплывали шрамы на теле Чонина. Старший был достаточно впечатлительным, чтобы просто стереть эти картинки из памяти. Внутри он корил себя за бездействие. С одной стороны он понимал, что Чонин взрослый человек. Если он не говорил никому про свою проблему, значит у него были причины. Но могут ли в голове психически здорового человека существовать причины, чтобы молчать о насилии над собой? Нет. Именно это не давало покоя Хёнджину. Он всё пытался понять, что с младшим не так. Хван вспоминал его поведение в их единственную встречу; пытался вспомнить мельчайшие детали. Это занимало очень много времени, таким образом Хёнджин стал очень рассеянным. Особенно на парах. Это вновь предпоследняя пара. Второкурсник опять витает в своих мыслях и абсолютно не слушает профессора. — Мистер Хван, вы с нами? — строгим тоном спросил преподаватель. Я должен сделать это сейчас! — Профессор… Я себя не очень хорошо чувствую. Можно я дойду до медпункта? — прекрасная актёрская игра — у Хёнджина этого не отнять. Удивлённый профессор без проблем отпустил парня и он направился в тот самый коридор. Когда Хёнджин не наткнулся на младшего в коридоре во время двух перерывов он понял, что Чонин не хочет привлекать внимание, поэтому не появляется в коридорах при большом скоплении людей. Так что сейчас выдалась прекрасная возможность для того, что бы проверить свои догадки. Хёнджин находился в главном корпусе. Спустившись на первый этаж, стараясь не привлекать лишнего внимания, он проскочил в переход в другой блок. В переходе мальчик не сидел, что не особо удивило старшего. Он дошёл до двери и открыл её. Оглянувшись в другом корпусе, парень не нашёл Чонина. Он не знал, куда ему нужно идти, ведь университет большой, а вероятность того, что этот мальчик будет снова сидеть в одном из коридоров, была очень мала. На протяжении нескольких минут он бродил по корпусу, однако так и не нашёл Чонина. Старший расстроился, однако решил проверить последний вариант — медпункт. Что его туда направило? Огромное нежелание того, что с младшим могло что-то случится. Хван ускорил шаг и направился в самый край корпуса, где и находился медпункт. Вот этот заворот. «Ну пожалуйста, будь здесь…» — обречённо подумал Хёнджин и, когда повернулся, получил то, что хотел. На самой дальней лавке он увидел лисёнка. В этот раз, по крайней мере по внешнему виду, он был в порядке. На его голове находились огромное наушники, а его нога слегка покачивалась — видимо в ритм музыки. На лице второкурсника появилась улыбка. «Он в порядке…» — довольно заключил он. Радостный, он подбежал к Чонину, но поздно понял, что своим резким появлением очень сильно напугает младшего. Завидев высокую фигуру, лисёнок слегка дрогнул и потянулся к наушникам, чтобы снять их. — Чонин! — он не мог отдышаться и одновременно смеялся. — Я же тебе сказал, что не нужно обо мне беспокоиться. — с недовольным лицом заключил Чонин — взгляд его был направлен в пол. — Слушай… Я обещаю больше не предлагать своей помощи, ведь ты взрослый человек и сам, если ты будешь нуждаться, можешь попросить помощи. — он сел рядом с Чонином. — Я хотел бы с тобой подружиться. Скорее всего у тебя нет друзей и иногда тебе может быть скучно… Я обещаю, что не буду на тебя давить! — словно оправдался Хёнджин. — Мне не нужны друзья. — хотя не особо уверенно, но всё же отрезал он. — Чонин, — он положил руку на плечо младшего. — что плохого в том, что мы бы подружились? Ты можешь не говорить этого в слух, но я уверен, что иногда нужен кто-то, с кем бы ты хотел поговорить или кто-то, кому ты бы мог высказаться. Человек, с которым можно было бы занять свой досуг. Дай мне шанс! — Хёнджин пристально смотрел на Чонина. Младший долго молчал, наверное взвешивая все за и против. Но не было бы этой истории, если бы Чонин не согласился. И именно в тот день всё изменилось.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования