Кислород

Слэш
NC-17
В процессе
672
автор
Размер:
планируется Макси, написано 130 страниц, 9 частей
Описание:
Юджи поступил! Поступил в университет своей мечты, да ещё и вместе со своими друзьями! Просто сказка, честное слово! И всё было бы замечательно, если бы не одно большое, перечеркнувшее его спокойную жизнь на втором курсе «но»: Годжо Сатору, – молодой преподаватель микроэкономики.
Примечания автора:
Окей, почему бы и не начать писать второй фанфик размера «макси», имея на плечах ещё один незаконченный. Могу, умею, практикую. Ну да ладно.

Работа будет неоднозначной. Юмор, плавно перемешанный со стеклом, тёмным прошлым и долей флаффа. Убойное комбо, а? А ещё не самые позитивные эмоции в некоторые моменты. Не хочу ставить слишком много меток, это будут спойлеры, поэтому предупреждаю заранее.)

Ахтунг! Вы не поверите, но Сукуна здесь не засранец! Почти нет.

Плюс ко всему: я, по правде говоря, без понятия, как работает система высшего образования в Японии. Поэтому как бы да, всё будет происходить так, как я себе это представляю, прошу понимания.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
672 Нравится 285 Отзывы 191 В сборник Скачать

Не было бы счастья, да несчастье всё-таки припёрлось

Настройки текста
      Будильник, не прекращающий звонить на протяжении трёх минут, падает с прикроватной тумбы, скинутый рукой, высунувшейся из-под одеяла, но трезвонить не перестаёт, окончательно выводя из себя. Юджи громко зевает, шарит рукой по полу и наконец-то нащупывает необходимый предмет. Звон смолкает, а сам парень с огромным трудом заставляет себя встать с тёплой, манящей кровати. Хочется вновь зарыться под кучу одеял и уснуть сладким сном. Но если он опоздает на линейную алгебру, которую ведёт Нанами-сенсей, ему открутят голову. В первую очередь — сам преподаватель, во вторую — Нобара, учащаяся с ним на одном факультете.       Накинув плед поверх тонкой футболки, в которой спал, Итадори плетётся в ванную комнату, по дороге пересекаясь с братом, который, видимо, только что оттуда. После него всё привычно пахнет жжённой древесиной. Как ни странно, этот запах — единственный, способный его успокоить. Даже мятный аромат Мегуми не помогал в стрессовых ситуациях также хорошо. Возможно, дело в родственной связи, Юджи не уверен. Брат всегда был рядом с ним. Сукуна грубый и весьма эгоистичный по своей натуре, но с Юджи он старался быть более сдержанным и мягким. Это было слишком очевидно. Но и неудивительно. Каким бы ужасным человеком ты ни являлся, к своему младшему — пусть и на пару минут — брату всегда будешь снисходительнее, чем вообще можно представить. Особенно с учётом того, что Сукуна — альфа, а Юджи — омега, первый скорее инстинктивно старался помогать. В своей хамоватой манере, но… Он действительно помогал.       Закончив с водными процедурами, парень быстро вернулся в комнату, чтобы переодеться. Тёмно-синие джинсы, белый вязаный свитер с высоким горлом — подарок Нобары, кстати сказать, — и того же цвета носки. Кинув взгляд на часы, Юджи понимает, что до начала пар ещё целых полтора часа. Что ему, что брату ехать до своих университетов не больше пятнадцати минут, поэтому Итадори-младший топает на кухню. — Я приготовлю завтрак и соберу тебе обед сегодня! Не уезжай заранее, — чуть повысив голос, кричит Юджи, чтобы Сукуна услышал.       Он не слишком часто находит время по утрам, чтобы заниматься этим, но порой бывает и вот так. К тому же, намного лучше знать, что брат питается правильной, домашней пищей, а не пихает в себя какой-нибудь фастфуд. И раз сам Сукуна в готовке полный ноль — даже удивительно, с учётом того, что он практически во всём превосходит младшего брата, — то за еду отвечает Юджи. Это приносит удовольствие и каплю спокойствия. Хоть в чём-то он по-настоящему хорош. То есть, нельзя сказать, что он глупый или неспособный, просто в сравнении… Жаль, что Юджи не родился альфой или хотя бы бетой. Было бы намного проще.       Закончив с тамагояки, — вопреки обычаям делая их солёными, Юджи по-быстрому приготовил омлет с рисом, оставляя порции на столе. Взяв коробочку для бэнто, он поставил её возле плиты. Нарезает картофель, сразу же отправляя в духовку, а рис — вариться. Теперь осталось только подождать. И лучше всего это сделать, поглощая завтрак.       Звать Сукуну не приходится, тот появляется практически сразу же. В чёрных джинсах и того же цвета классической рубашке, с галстуком в руках. Видимо, снова не получилось завязать. — Садись завтракать, потом я помогу тебе с галстуком, — Юджи вытирает руки о полотенце, падает на стул напротив альфы и берёт палочки, — Приятного аппетита. — Приятного, — коротко бросает старший, сразу же приступая к еде.       На самом деле, Юджи безумно нравится эта уютная атмосфера. Когда на улице ещё не совсем рассвело, в их небольшой кухне горит свет, пахнет едой, напротив сидит брат и ест то, что ему приготовили, не прибегая к своему обыденному сарказму и не кривясь. Вообще-то, было бы странно, если бы Сукуне не нравилась еда. Итадори-младший с точностью до мелочей вызубрил, что тому нравится, а что — нет. Даже тамагояки — традиционно сладкое или пряное блюдо он делает солёным, потому что Сукуна не ест сладкое. Впрочем, как и сам Юджи. Семейное, видимо.       Закончив с едой, Юджи собирается сразу же поставить грязную посуду в раковину, но его опережает брат: — Я помою.       Хмыкнув, парень подходит к духовке, проверяя, готов картофель или нет. Решив, что придётся подождать ещё пару минут, он переходит к рису, выключая плиту. Аккуратно укладывает его в коробочку для бэнто. Туда же отправляется готовая брюссельская капуста, ломтики сыра, разрезанные на половинки два варёных яйца. Бэнто в исполнении младшего Итадори всегда выглядело безукоризненно.       Он выключает духовку, но перед тем, как достать противень с готовым запечённым картофелем, всё же подходит к брату, который уже успел вытереть руки после мытья посуды, цепляет пальцами галстук со спинки стула и аккуратными, привычными движениями помогает его завязать. — Когда-нибудь тебе придётся научиться его завязывать самостоятельно, — поучительным тоном произносит младший, хлопая Сукуну по плечу. — Умолкни.       Весело фыркая, Юджи возвращается к укладыванию еды в коробку. Финальным штрихом становится ещё один кусочек сыра в форме сердечка, уложенный на рис. Ему нравилось оставлять что-то такое, это было забавно. Главное, чтобы Сукуна этого не замечал сразу, а только после того, как откроет бэнто уже в университете. Сегодня шалость тоже удалась: парень накрывает крышкой коробочку до того, как альфа обращает на неё взгляд. — А себе? — старший чуть приподнимает бровь, забирая из рук брата еду. — Во время обеденного перерыва собрание студенческого совета, так что я не успею поесть. Поэтому в этом нет необходимости. — Сдался тебе этот совет. Зачем вообще взялся за работу заместителя старосты? Подработки мало, идиот? — Сукуна хмурится и привычно ворчит, но Юджи никак на это не реагирует, зная, что брат не пытается его оскорбить, — Тебе надо больше есть. — Всё в порядке, перехвачу что-нибудь у Нобары или Мегуми.       Сукуна недовольно фыркает, выходя из кухни.

***

      Он тянется, выгибая спину, лишь силой воли подавляя зевок. Пары сегодня — атас. Линейная алгебра, теория менеджмента, история и иностранный язык. Осталось ещё две, а Юджи уже успел устать. Во время перерывов приходилось таскаться по поручениям преподавателей, относя документы по разным кабинетам или передавая необходимую информацию. У него не было времени даже сходить в столовую, чтобы попить кофе. Сукуна прав, ему не сдалось быть членом студенческого совета, но когда ему предложили эту роль на первом курсе, Итадори был воодушевлён, вот и не отказался. Теперь приходится пожинать плоды того, что он посеял. — Итадори-кун, — окликает его преподаватель истории — Кусакабе Ацуя — крупный мужчина с хаотичной, похожей на иглы ежа стрижкой, — Сходишь в учительскую? Нужно отнести эту папку Иори-сан. — Конечно, — он подскакивает со своего места, сразу же подходя к преподавательскому столу, берёт в руки нужную папку и молча покидает аудиторию.       Ну, иногда можно пропускать часть пары, хоть какой-то плюс от роли заместителя старосты группы. Кабинет истории располагался на втором этаже, а учительская, в свою очередь, — на третьем. В целом, само здание было весьма большим, тут и заблудиться легко можно. Четыре этажа, широкие, длинные коридоры, множество кабинетов, приличных размеров столовая, два спортзала: один внутри здания, второй — на улице, имеются даже бассейн и парковка.       Размышляя, он наконец доходит до учительской, сразу же находя преподавательницу по философии — Иори Утахимэ. Передаёт документы, вежливо кланяется и разворачивается, покидая кабинет. Но стоило ему подойти к лестнице, как сверху на него полетели около десятка листов, послышалось тихое ругательство, а затем раздался звук, будто упал какой-то пластиковый или, может, металлический предмет. Что-то не слишком тяжёлое, вроде… Опустив взгляд на первую ступень лестницы, ведущую на четвёртый этаж, Юджи обнаруживает солнцезащитные очки. Ну, что-то вроде этого, да.       Итадори опускается на корточки, сразу же их поднимая, и только после решает взглянуть наверх. — Это Ваши… — слова застревают в горле, когда он натыкается взглядом на молодого мужчину, что сейчас недовольно хмурится, поправляя в руках огромную стопку листов; он чуть наклонил голову вбок, чтобы, по крайней мере, видеть, куда идёт.       Юджи чувствует, как его сердце бешено бьётся, словно у загнанного в угол зверя. Он просто не может оторвать взгляд от этого лица, от этих глаз необычайно-яркого цвета, такого, какого раньше он ни у кого в жизни не видел, даже на картинках в интернете. Это максимально невежливо, но Итадори правда просто… Пялится. Тяжело сглотнув, он резко опускает голову, собирает попадавшие листы трясущимися руками и выпрямляется, боясь вновь поднять голову. — О божечки, ты мой спаситель, огромное спасибо. Мне стоило быть осторожнее, — видимо, наконец заметив его, произносит мужчина, спустившись со ступенек, — Дурацкие лестницы и несусветно большие пачки бумаг.       Итадори рад бы улыбнуться или даже посмеяться с такого обиженного тона, но он попросту не может взять себя в руки. Ему даже дышать тяжело, руки всё также трясутся, а сердце, кажется, только ускорило темп. — Д-давайте я помогу, Вам куда? Вы так и убиться можете. А, и…       Юджи в последний раз тяжело сглатывает, пытаясь успокоить дыхание, поднимает голову и аккуратно — не касаясь чужой кожи — цепляет подобранные очки на лицо беловолосого мужчины, не заботясь о том, что это действие могло быть нетактичным. Просто так ему будет легче. Если не видит глаз, — то хоть дышать может. — О, ещё раз спасибо, юноша, ты и впрямь ангел-спаситель, — на незнакомом лице появляется широкая улыбка, заставляя Итадори вновь ощутить болезненный укол в районе груди, — Мне на второй этаж, в кабинет микроэкономики. — Тогда я тем более помогу, мне в кабинет истории, он почти по соседству, — на удивление без запинок тараторит Юджи, без спросу подхватывая часть листов, — Прошу прощения, а Вы?.. — М? Ах, да. Какой я невоспитанный. Годжо Сатору, пришёл к вам вместо предыдущего учителя микроэкономики, он, кажется, ушёл в декрет и возвращаться не планирует.       «О боже, о боже, о боже», — лихорадочно думает Юджи, сильнее стискивая пальцами бумагу. Микроэкономика — одна из самых частых дисциплин у второкурсников менеджмента! Он будет его видеть, как минимум, три-четыре раза в неделю! «Нет, нет, нет, моё сердце не выдержит», — поджимая губы, чуть ли не плача, думает розоволосый. Это так странно. У него никогда не было таких реакций. Как бы красив ни был встреченный им человек, Итадори не ощущал подобного. Ни разу за всю свою жизнь. Он в целом был сдержан и сторонился даже мыслей об отношениях, использовал подавители и скрывал собственный запах. Так почему сейчас всё так? Безусловно, этот Годжо — нереально красив, по-любому иностранец, альфа, но так быть не должно! Влюбиться с одного взгляда — это не про Юджи! Он ведь не… Не… Не легкомысленный. Не в этом плане, по крайней мере. — Вот как, — на выдохе бормочет парень, — Меня зовут Юджи. Юджи Итадори. Второй курс менеджмента. Мы будем часто видеться на парах, — с виду спокойно произносит омега, поудобнее подхватывает листы и продолжает идти, — Рад, что замену Ито-сану нашли так быстро. — Хорошо, что среди студентов есть такие люди, как ты, Итадори-кун. А то вся эта современная молодёжь… Ох, не помогают старшим совсем.       Юджи сдавленно смеётся, чуть успокаиваясь, и переводит взгляд на идущего рядом преподавателя. Высокий… Юджи ему едва до плеча достаёт. Интересно, какой у него рост? Да и выглядит весьма молодо. Белые волосы… Он крашеный? Или это природная особенность? Альбинос? Из какой страны? Акцента совсем нет. А глаза… Это линзы или настоящий цвет? Слишком удивительный оттенок, словно… Звёзды на ночном небе. Ох, не в ту степь его снова понесло.       Эти реплики про современную молодёжь в исполнении такого человека звучат ужасно комично, в любом случае. — Вы не выглядите старым, Годжо-сенсей, — комментирует парень, отворачиваясь; они уже спустились на второй этаж, осталось совсем чуть-чуть.             Он делает глубокий вдох носом и прикрывает глаза. Запах у него тоже потрясающий. Что-то вроде горной свежести, невероятно чистый и притягательный. Перед глазами так и появляется картинка усыпанных снегом горных вершин. Красота. Чертовски приятно. Подумать только, такие люди существуют в реальности. Красивый, высокий, с потрясающим запахом, приятным голосом… Природа очень щедро его наградила. — Приму за комплимент. Мне, вообще-то, двадцать шесть, — заявляет Годжо, и у Юджи почему-то не создаётся впечатление, словно тот считает себя старым.       Двадцать шесть — действительно ещё юный возраст для преподавателя. В основном учителям за тридцать или даже сорок. Разве что… В преподавательском составе есть Гето-сан, ему, кажется, двадцать семь. И он — одна из самых лучших вещей, что происходили в этом университете. Всегда интересные лекции, хорошая подача материала и понимание шуток, радушное и снисходительное отношение к студентам. Этот человек заставил Юджи полюбить правоведение. Науку, которая, казалось бы, наверняка будет скучной и неинтересной. — Вы всё равно довольно молоды, — настаивает на своём Итадори, — А, мы пришли.       Он спешно поддевает ногой дверь, открывая её, и проходит в кабинет, оставляя листы на столе. — Спасибо за помощь, — бросает преподаватель, — Извини, что задержал. — Ничего страшного. Это в основном моя работа — помогать преподавателям. Я состою в студенческом совете, так что… Ну, обращайтесь. Я пойду. — Вот как, хорошо. Удачи, Итадори-кун. — Благодарю.       Он спешно покидает кабинет, закрывая за собой дверь. Облокачивается на неё, делая судорожный вдох, и думает только о том, что ему будет сложно спокойно слушать лекции по микроэкономике.
Примечания:
Своеобразный пролог, коротенький, но очень нужный.

Интересно узнать ваше мнение, буду рад каждому, кто оставит отзыв и выскажет свои мысли~

ПБ включена, заранее благодарю за указанные ошибки.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты