Кислород

Слэш
NC-17
В процессе
578
автор
Размер:
планируется Макси, написано 119 страниц, 8 частей
Описание:
Юджи поступил! Поступил в университет своей мечты, да ещё и вместе со своими друзьями! Просто сказка, честное слово! И всё было бы замечательно, если бы не одно большое, перечеркнувшее его спокойную жизнь на втором курсе «но»: Годжо Сатору, – молодой преподаватель микроэкономики.
Примечания автора:
Окей, почему бы и не начать писать второй фанфик размера «макси», имея на плечах ещё один незаконченный. Могу, умею, практикую. Ну да ладно.

Работа будет неоднозначной. Юмор, плавно перемешанный со стеклом, тёмным прошлым и долей флаффа. Убойное комбо, а? А ещё не самые позитивные эмоции в некоторые моменты. Не хочу ставить слишком много меток, это будут спойлеры, поэтому предупреждаю заранее.)

Ахтунг! Вы не поверите, но Сукуна здесь не засранец! Почти нет.

Плюс ко всему: я, по правде говоря, без понятия, как работает система высшего образования в Японии. Поэтому как бы да, всё будет происходить так, как я себе это представляю, прошу понимания.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
578 Нравится 245 Отзывы 162 В сборник Скачать

Сбой системы

Настройки текста
            Весь остаток дня прошёл для Юджи незаметно. Больше половины того, что было сказано на собрании студ. совета он попросту не помнит. Мысли всё время возвращались к приятному голосу, красивым глазам и уютному запаху. Итадори с каждым уходящим часом всё сильнее осознавал, что конкретно вляпался. Идиотская, никому ненужная влюблённость в преподавателя. Он, Юджи, влюбился с одного взгляда. Ками-сама, похоже на плохую шутку. Итадори раньше даже симпатии ни к кому не испытывал. Конечно, как и любой другой человек, мог сказать, что вот он или она красивая, то и то, но чтобы прям так… Будь у него возможность, Юджи бы уже дифирамбы пел о том, насколько этот чёртов Годжо красив. Хотелось провести ладонью по волосам, почувствовать, действительно ли они настолько же мягкие, насколько кажутся, хотелось поглубже вдохнуть его запах и обнимать-обнимать-обнимать, но! Но нет. Чёрт побери, нет, абсолютно нет! Это невозможно! Итадори — студент, второкурсник, ему только девятнадцать, он ещё даже не совершеннолетний. Годжо — преподаватель — невероятно, блять, красивый, — и ему двадцать шесть. Конечно, разница в возрасте не особо-то помеха, просто…       Юджи раздражённо бьёт себя по щеке, привлекая удивлённые взгляды других посетителей кофейни. Плевать. Другого способа привести себя в чувства он не нашёл. А помогло ли это? Нет. Перед глазами всё ещё маячит это прекрасное лицо, заставляет сердце учащённо биться, а самого Итадори молить о сердечном приступе и о том, чтобы его просто не откачали. Другого выхода из ситуации не существует. — Ну что, палач, наточил топор своей тупости? — раздаётся голос Нобары у него над ухом, на что Юджи даже не вздрагивает, просто переводит отчаявшийся взгляд на подругу, — Воу-воу, полегче. Знаешь, ты сейчас похож на бездомного котёнка, попавшего под град. Что случилось? С того момента, как вернулся на пару по истории, ты сам не свой. А ведь учебный день уже улетел восвояси.       Итадори громко, тяжело и протяжно вздыхает, падая лицом в сложенные на столе руки, нервно стучит ногой по полу едва ли не бит похоронного марша и всё ещё не знает, что тут можно сказать. Но Кугисаки его и не торопит: им всё равно нужно дождаться Фушигуро, у которого сейчас клубная деятельность. Он идиот, — зачем-то записался в клуб стрелков, и теперь отдувается там за всех. Нобара, допустим, поступила умнее: стала запасным менеджером волейбольного клуба у девушек. И то, только из-за того, что там много красивых девчонок-альф и бет. А Юджи вообще отказался от всего этого, сославшись на то, что и без того забот хватает, всё-таки он заместитель старосты. А поскольку их староста — миниатюрная девчушка, Мива Касуми, — пусть и гипер-активная, никто из преподавателей не хочет заставлять таскать её тяжести. Посему эта неблагородная работа валится на плечи Итадори. Он-то не против, совсем нет, ему не сложно, просто иногда всё же… Это задалбывает.       Всё, чего ему сейчас хочется: поесть, пообщаться с друзьями и снова услышать этот бархатистый голос. Чёрт, кажется, у Юджи конкретный сбой в системе принятия решений. — Ну что, шерим инсайты? Думаю, начать стоит этому убитому, — спустя три минуты гробового молчания появляется Мегуми в необычайно хорошем настроении, — Судя по тому, что ты похож на того, кого переехал асфальтоукладчик… Что-то точно случилось. — Воа, ничего себе, какой ты Шерлок, Ме-гу-ми, — раздражённо тянет розоволосый, кривится и отворачивается от брюнета, севшего рядом с ним, — У тебя челлендж «унизь друга тысячей и одним способом» или что? Нанимай криминалистов, раз уж я похож на мертвеца. — О, чёрт, кажется, у нашего Юджи полетела ОС, — Нобара закатила глаза, но всё-таки обеспокоенно взглянула на парня, — Что происходит? Ты на все сто из десяти раздражён.       Итадори делает резкий взмах руками, мол, «да неужели?», и откидывается на мягкую обивку кремового оттенка диванчика. Он не знал, стоит ли вот так сходу всё выкладывать, но парень точно уверен в нескольких вещах: врать друзьям он, как минимум, не хочет, как максимум — не сможет. Это тотальная, неопровержимая проблема, потому что Юджи в принципе плох в вешании лапши на уши, совсем не его профиль. Он может заболтать, используя привычные сленговые фразочки студентов менеджмента, мешать их со сленгом айтишников — потому что благодаря Фушигуро он более чем преисполнился в сознании, но не соврать. Это… Курьёз. — Ну… Да, кое-что… Случилось. Я допустил конкретный факап, ребята. Это занавес моего жизненного спектакля, — зарываясь пальцами в волосы на затылке, невыносимо грустным голосом выносит себе приговор омега, — Я умер, считайте. Моя карьерная лестница оборвалась, едва начавшись. — Окей, не тяни кота за яйца, отвечай быстрей, — хмуро подгоняет Кугисаки, подперев щёку рукой. — Я не знаю, — на выдохе бросает Итадори. — Отвечай умней! — Эмх, — он неловко кашляет, — Я словил краш на человека, на которого не должен был? С первого взгляда. Ну типа. Даже не просто краш, я скорее… Влюблён? Ошеломлён? Восхищён? Он чертовски красив! А его запах, волосы, глаза!.. Вы бы видели эти глаза! Они невероятны. Самые красивые из всех, которые мне довелось видеть в своей жизни. Я хочу их нарисовать. Его нарисовать. Потрогать. Я… Много чего хотел бы. Сделать его рисовую фигурку, кстати, прикольная идея, я как-то видел в интернете… — Так, помолчи, — Фушигуро поднимает ладонь вверх, призывая, действительно, закрыть рот, и Юджи повинуется без вопросов, — Ты что?.. Влюбился в незнакомца? Ты? Юджи, ты ни с кем не встречался. Ты отшил сына ректора! Да ты… Много кого отшил, и все были, как там?.. Красавчиками, типа. Якобы. Не суть. И сейчас на полном серьёзе заявляешь, что вляпался в какого-то неизвестного чувака? — Ну почему неизвестного-то… Наш новый препод по микроэкономике… — как бы к слову добавляет парень, переводя на друга виноватый взгляд. — Годжо?! — Ты его знаешь?! — Блять!

***

      Как оказалось, Фушигуро не просто знает Годжо, а даже слишком хорошо, чтобы с уверенностью заявить: «этот тип — не твоё, забудь, забей, делай с этим что хочешь, но нет, Юджи, ни за что, просто нет и ещё раз нет, Годжо — скотина с завышенным чувством собственной важности, а ты — тот, кто достоин большего». Вот только Итадори уже влип. Окажись Сатору хоть Чикатило, вряд ли бы это хоть как-то остудило голову подростка. Потому что… Это какая-то мания. Юджи больно, Юджи хорошо, больно и хорошо, и так странно, что невыносимо. Он прекрасно осознаёт, что явно не тот типаж человека, на которого может запасть такой, как Годжо. В смысле, вообще нет. У него самое обычное лицо, он не богач, не вундеркинд и совсем не умеет соблазнять. Буквально. Вообще. Ничего. Из себя. Не. Представляет. Так что вся эта муть выльется в безответную влюблённость, которая, вероятно, пройдёт только после того, как Итадори закончит университет или если Сатору уволится раньше этого момента. The end. — Ты был прав, Юджи, это главный факап за всю историю человечества. Ты мог влюбиться в кого угодно и быть счастливым, но ты влюбился в Годжо Сатору и теперь просто… Имеешь over 9000 проблем. Понимаю, — подводит итог Мегуми, допивая свой апельсиновый смузи.       Итадори сдавленно стонет. Потому что да, проблемы будут преследовать его до самого выпуска. Ладно просто фанатеть по преподу, как делают многие студенты. Это совсем другое. Когда тебе не нравится сам человек, а просто… Ну, ты можешь смотреть, думать что-то вроде «классная задница», отвлечься и забыть об этой мысли, а у него так не получится. — О-о-окей, я одна не в курсе, кто это, да? Что за Годжо Сатору? Впервые слышу, чтобы Мегу-чан так плохо отзывался о ком-либо, — отставив от себя уже вторую чашку выпитого фраппучино, Нобара подаётся вперёд, чуть ли не ложась на стол, — Хоть бы подробностей добавили, помимо того, что он «красавчик, каких свет не видывал» и «моральный урод, который разобьёт сердце кому угодно». Кстати, очень совместимые характеристики.       Для начала Итадори кратко пересказывает их первую встречу, делая особый акцент на том, что альфа общался с ним очень мило и вежливо, как бы намекая на то, что «с какой такой стати Годжо моральный урод, Мегуми, ты с ума сошёл?», а после перешёл к описанию того, что сам обо всём этом думает. Фушигуро согласился только с тем, что Юджи идиот, а Кугисаки задумчиво уставилась в потолок. Замечательно. — Типа, что ж. Я не хочу препятствовать твоему идиотизму, поэтому продолжу порицать этот бред только в мыслях, — Фушигуро сдаётся спустя две минуты наблюдения за тем, как розоволосый тоскливо водит указательным пальцем по ободку фарфоровой кружки с давно остывшим американо, — Но тебе и вправду стоит забить. Если только… — Если только он может это сделать, — добивает мысль брюнета Нобара, попадая чётко в цель, — А судя по этим щенячьим глазкам, он определённо не может. Мальчик впервые влюбился. Не повезло.       Юджи очень хочет возразить, но ему нечем. Глупо спорить с очевидными вещами. Всё хорошо заканчивается либо в сказках, либо… В сказках. Ни его друзья, ни он сам, ни Годжо на фей не похожи, значит, это всё суровая серая реальность. Хотя… Вообще-то, Годжо похож на фею. Ну, сахара или маршмэллоу. Интересно, а на вкус… — А-а-а, да ну всё, хорош! Я так больше не могу, в моей голове конкретные баги, дайте кто-нибудь бан на мысли, пожалуйста, — ворчит парень, ерошит свои волосы и стукается лбом о столешницу, — Невыносимо. Он как этот, как там его… Ну… — Глюк? Сисадмин? Багрепорт? — начинает перечислять Фушигуро, чуть хмурясь. — Вот! Последнее. Этот бесящий багрепорт. Там ещё свойства и причины возникновения описаны. Вот блять, оно. Я только начинаю думать о чём-то левом, и тут бац, снова его потрясающее лицо, глаза, словно звёзды и… — Мы поняли, Ю-чан, он круче всех айдолов и даже Бога, но твоё право на собственное мнение не обязывает нас слушать о том, как же этот тип хорош в… Какой уже раз? Пятый? И это как бы при том, что вы виделись единожды, а говорили не дольше десяти минут.       Он всё понимает. Да-да, честно, понимает. Слишком хорошо. Это всё странно. С учётом его прошлого, друзья наверняка думали, что Итадори либо на всю жизнь останется с братом под боком, либо съедет в однокомнатную квартиру и заведёт себе пару-тройку котов и столько же собак. Соответственно, всей этой фигни с влюблённостью парню удастся избежать. Юджи сам так думал. Но по привычному всем обычаю всё пошло под откос. — А завтра у нас семинар по микроэкономике. Можно сразу заказывать гроб, — констатирует Итадори, так и не подняв голову.

***

      Пришёл домой он позже обычного. Так долго жаловался и одновременно восхищался, что совсем потерял счёт времени. А друзья на то и друзья: ворчали, подкалывали, но ни разу не просили всерьёз заткнуться и не переводили тему, потому что чётко знали, причём оба — Юджи мог вести себя как угодно, шутить и страдать напоказ сколько угодно, — всё это лишь маска, снимать которую он не горит желанием, потому что под ней самые панические, печальные и грустные мысли. И если не дать ему выговориться, то всё станет намного хуже. Итадори благодарен. Очень. Потому что… Как бы сильно он не доверял брату, на эту тему поговорить с ним решится не скоро. Сукуна точно не из тех, кто с лёгкой руки согласится выслушать нечто подобное. Он скорее разозлится. — Я дома!       Он успевает только разуться, как брат с хмурым выражением на лице выползает из своей комнаты, бегло осматривает младшего и складывает руки на груди, демонстративно приподнимая бровь. — Был в кафетерии с Нобарой и Мегуми, только не бубни, — стянув куртку и оставив её на вешалке, Итадори переводит просящий взгляд на брата, — Я отдохнул. Можно же мне иногда отдыхать? Прости, что не сообщил. На ужин я приготовлю сукияки, ладно?       Показательно вздыхая, Сукуна прикладывает ладонь тыльной стороной к своему лбу и страдальчески смотрит в потолок. Юджи тихо смеётся. — В следующий раз отправляй смс. А, и соус чтоб в сукияки добавил не магазинный, а домашний. — Да-да, как пожелаете, мой повелитель, — он шутливо кланяется, а после сразу идёт к себе в комнату, не желая выслушивать недовольства брата и дальше.       Сукуна иногда слишком его опекает. Настолько слишком, что это переходит адекватные границы. Юджи не слабак, он быстро бегает и умеет давать сдачи, если придётся, но как это объяснить старшему брату, который когда-то давно только и знал, что вытаскивал его из всякой фигни? Порой ситуации были настолько ужасными, что… Даже сейчас, вспоминая, он непроизвольно ёжится. Ему невероятно повезло, что в старшей школе он всё время попадал в один класс с Сукуной. От туда всё и началось. Раньше старший, конечно, тоже о брате заботился, но не так сильно, как сейчас. Нобара с недавних пор постоянно отпускает шутки о братском комплексе или типа того. Фушигуро поддерживает. А Юджи только смотрит на него скептически. Комбо так комбо, конечно.       Растянутая кислотно-зелёная футболка и чёрные спортивные штаны надеты, и Итадори решает перестать думать о лишнем. Ему пора приступать к готовке ужина. А потом к АПу, потому что срок сдачи ограничен: до середины ноября. Осталось всего полтора месяца. Ему это легко даётся, но лучше сделать всё-таки заранее, чем за день до дедлайна. Как обычно… Потому что лень всегда побеждала. Но сегодня парень твёрдо намерен одержать победу в этой жестокой схватке.

***

      Наверное, странно готовить завтрак в половину пятого утра? Да, странно. Но ложиться спать уже поздно, а больше ему заняться нечем. Зато какая роскошь! В бэнто для Сукуны он положит тонкацу, карааге, онигири с лососем и треской, сэндвич и по стандарту: рис и варёные яйца. В этот раз, имея намного больше времени в запасе, Юджи вовсе полил рис кетчупом, написав им «приятного аппетита», не забыв про сердечко. И про ломтик сыра той же формы. Закончил к семи утра, правда, зато как всё феерично выглядит! Он остался доволен. И на такую сонную голову мысли о новом преподавателе приходили всего-то трижды. Каждые полчаса. — Ты во сколько встал? — сонно спрашивает брат, облокотившись плечом о дверной косяк. — Биб! Вопрос поставлен неверно, — с тактом и расстановкой механическим голосом произносит Юджи, — Стоило спросить, ложился ли я. Мой ответ: нет. Просидел всю ночь за АПом, там столько мороки, так ещё и батник с какой-то стати глючил, а брейншторм вообще ни в какую… — Оставь эти реплики для своих дружков, я ни черта не понимаю. Дотянешь до дома? Сегодня же на подработку.       Он уверенно кивает, садясь за стол. Во время сдачи сессии на первом курсе приходилось тяжелее. Однажды Юджи не спал трое суток, готовясь к сдаче курсовой по теории менеджмента: преподаватель в самый последний момент заставил делать ребрендинг, из-за чего глаз смыкать и не было возможности. Зато поставили ему высший балл. Хоть какие-то плюсы.       Позавтракав, Юджи практически сразу свалил из квартиры, решив прийти пораньше. За час до, ага. Семинар начинается в девять, в отличие от пар, которые по стандарту в восемь. Что ж, почему бы и не побродить по полу-пустому университетскому зданию. Или идея получше — поискать себе занятие. С чем Итадори успешно справляется за пару минут, заглядывая в учительскую. Он обнаруживает тем Гето-сана, интересуется делами и тактично спрашивает, не найдётся ли для него работёнка, пока не начались занятия. — Тут тестовые работы первокурсников по правоведению, — Сугуру тычет пальцем в стопку листов бумаги, — Поможешь проверить? Взамен я тебе закрою автоматом первую тему культурологии. — О-о-о, с удовольствием, сенсей, это я всегда могу, вы нас отлично учили. И будете учить, никуда не денетесь, — с яркой улыбкой добавляет последнюю фразу, будучи совершенно искренним.       На первом курсе — правоведение, на втором — культурология и политология, на третьем — концепции современного естествознания, что-то там ещё дальше будет, Юджи не узнавал, но всё это в любом случае ведёт Гето-сан. Профиль очень широкий и это наверняка сложно, но мужчина хорошо справляется. Сверхчеловек прям какой-то. Ещё умудряется быть идеальным мужем. Рико-в-прошлом-Аманаи-теперь-Гето — их бывшая преподавательница английского языка, кажется, на втором или третьем месяце беременности. А судя по тому, какой она всегда была счастливой, Гето-сан и вправду замечательный муж. — Конечно, от вас только попробуй уйти. Бедная Рико, вы просто не видели, как она плакала из-за того, что вы постоянно писали о том, как сильно скучаете. — О, нет-нет, Аманаи-сан… В смысле, э-э-э, м-молодая Гето-сан плакала? Из-за нас? — А я, значит, старый Гето-сан? И да, плакала, из-за вас, оболтусов. — Ками-сама, нет, просто я не знаю, как стоило бы… Ну. Мне жаль, в общем, — Юджи неловко смеётся, только сейчас закончив проверять первый тест, — Она всем нам нравилась. — Я думаю, она будет рада, если начнёшь звать её просто Рико-сан. Ты очень ей помогал, она всегда тебя хвалила и иногда всё ещё хвалит. «Юджи-кун такой милый и добрый мальчик, не вали его на своих предметах», ха. Будто бы я собирался.       Итадори краснеет до кончиков ушей, слыша подобное от преподавателя, но не сдерживается и улыбается так, что скулы сводит. Рико-сан и вправду ангел. Слишком хороша для этого мира. Стоит всерьёз задуматься о том, кому это ещё больше повезло: ей или Гето-сану? Впрочем, правильнее всего будет ответить, что повезло обоим в равной степени. Здорово, когда в окружении есть такие счастливые и гармоничные пары. Жаль, что их мало. — Доброе утро! — раздаётся звук открываемой двери, и Итадори слышит уже знакомый — очень хорошо знакомый из-за флешбеков в голове — голос, отчего вздрагивает и едва не роняет ручку на пол, не сразу решаясь обернуться.       В учительской сейчас только Иори-сан, Гето-сан и он. Слишком мало людей, чтобы можно было остаться незамеченным. Юджи сглатывает, подготавливаясь морально, и оборачивается как раз в тот момент, когда Сатору поворачивает голову в их с Гето сторону. Слава богу, на нём очки. Иначе Итадори точно бы испустил дух. — З-здравствуйте, Годжо-сенсей, — не без запинки, но всё-таки выдаёт розоволосый, натягивая на лицо улыбку. — О, Итадори-кун, верно? А ты не соврал о том, что помогаешь преподавателям. Похвально, — мужчина мягко улыбается, подходя ближе: его стол, кажется, совсем рядом со столом Гето-сана. — Я тоже здесь, к слову сказать, — иронично фыркает Сугуру, — Не отвлекай моего студента, мешаешь. И вообще, когда вы успели познакомиться? — Ау, как грубо, Сугуру-кун, — он наигранно хватается за сердце, закрывая глаза, будто от невыносимой боли, а спустя секунду приоткрывает один, бросая взгляд на часы, висящие над дверью, — Через... Пятьдесят минут у него мой семинар, имею право. А вот кстати не расскажу теперь, это секрет. За такую грубость с твоей ст- — Я вчера помог ему донести документы до кабинета микроэкономики, ничего такого, — негромко произносит Юджи, чуть наклонившись в сторону Гето, — Случайность. — Предательство сплошь и рядом, — изрекает Сатору, падая в своё кресло, — Это всё твоё влияние, Сугуру, я уверен. — Это не моё влияние, просто Юджи — слишком честный. — Э-э-а, спасибо? — неуверенно спрашивает подросток, откладывая пятый по счёту проверенный тест: оказывается, это не так уж и сложно, если запомнить верные ответы каждого варианта; у него получается продолжать работать, даже когда рядом находится человек, о котором Итадори думал почти всю ночь. — М-м-м, не то чтобы это на сто процентов комплимент, — со вздохом отвечает брюнет, крутя ручку между пальцев.       Юджи согласно кивает, не открывая больше рта, потому что ему становится чуть тяжелее: запах Годжо всё-таки сбивает с мыслей.       Но парень всё равно счастлив. Он узнал много нового. И о Годжо-сенсее в том числе. Он действительно такой, каким Юджи его представлял. Даже лучше. Эксцентричный, яркий, красивый... Боже, какой он красивый. Если бы Итадори хоть на секунду перестал удерживать внимание на проверке работ, то он бы наверняка просто начал смотреть на Сатору. А это слишком уж палевно. К такому он пока не готов. И никогда готов не будет.
Примечания:
раз уж я внёс немного привычных для себя терминов(но не факт, что привычных для вас), то оставлю подобие справочника тут(не всё добавляю, только то, что может повторяться в будущем):
факап — прошляпить, провал, неудача и т.д. Отсюда же пойдут слова факапер, факапить и другие.
шерим инсайты or шерить инсайты — делиться новостями/идеями в зависимости от контекста.
ОС — операционная система, если что.
Багрепорт — сообщение или отчёт об ошибке с её описанием, причиной возникновения, приоритетом и прочими свойствами.
Брейншторм — способ генерации новых идей или решения существующих проблем путём мозгового штурма.

и да, мне нравится пара Рико+Сугуру, что вы мне сделаете, я в другом городе.

а вообще ребята вы зажгли, чево так много лайков, я в шоке, это просто ого, спасибо, птенчики, каждого люблю. (´ ε ` )♡

p.s. скоро у меня начнётся практика в универе, так что главы будут выходить реже. скорее всего, одна в неделю, но для каждой из двух работ, которые я пишу. а ещё в процессе кое-какая штучка, очень большая по страницам, но в одну главу, поэтому такие дела. пока могу — пишу-пишу и пишу много, ибо потом занятость большая.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты