Кислород

Слэш
NC-17
В процессе
750
автор
Размер:
планируется Макси, написано 130 страниц, 9 частей
Описание:
Юджи поступил! Поступил в университет своей мечты, да ещё и вместе со своими друзьями! Просто сказка, честное слово! И всё было бы замечательно, если бы не одно большое, перечеркнувшее его спокойную жизнь на втором курсе «но»: Годжо Сатору, – молодой преподаватель микроэкономики.
Примечания автора:
Окей, почему бы и не начать писать второй фанфик размера «макси», имея на плечах ещё один незаконченный. Могу, умею, практикую. Ну да ладно.

Работа будет неоднозначной. Юмор, плавно перемешанный со стеклом, тёмным прошлым и долей флаффа. Убойное комбо, а? А ещё не самые позитивные эмоции в некоторые моменты. Не хочу ставить слишком много меток, это будут спойлеры, поэтому предупреждаю заранее.)

Ахтунг! Вы не поверите, но Сукуна здесь не засранец! Почти нет.

Плюс ко всему: я, по правде говоря, без понятия, как работает система высшего образования в Японии. Поэтому как бы да, всё будет происходить так, как я себе это представляю, прошу понимания.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
750 Нравится 293 Отзывы 216 В сборник Скачать

Хорошие друзья, рисование и спящая совесть – залог успеха

Настройки текста
Прим. автора: Warring. Имеется сцена не самого приятного содержания. Но я постарался без особых деталей. ПБ Вас ждёт, благодарю всех, кто отмечает ошибки/опечатки.

***

      Всë было, как обычно. Ничего нового не происходило. Ничего. Или, по крайней мере, он пытался делать вид, что не замечает этого. Но... Что-то явно было не так. Это порядком напрягало.       Сукуне кажется, что его брат ведёт себя по-другому. Он стал чаще уходить в свои мысли и отвлекаться, иногда зависая во время диалога. Если бы случилось что-то серьёзное, он бы уже узнал, конечно. Может, не от самого Юджи, но от его друзей точно. Поэтому... Скорее всего, это какая-то незначительная мелочь, так? Юджи, он же врать не умеет совсем, да и эмоции скрывать тоже. Не от Сукуны. От кого угодно, но только не от него. Он знает своего брата слишком хорошо, чтобы понять, что тот на самом деле испытывает. Однако сейчас Сукуна определённо не совсем догоняет. Это не проблемы с учёбой, Юджи не ссорился с дружками и уж явно не вступал в конфликты с другими студентами, ему точно никто не угрожал. А если бы и да, то Сукуне даже не пришлось бы вмешиваться: с этим разобрались бы Фушигуро и эта настырная девчонка. Здоровье? Юджи что-то беспокоит? Да, в последнее время тот спит ощутимо меньше и едва ли отдыхает, а таблетки... Ему бы давно завязать. Единственная причина, по которой Сукуна молча терпит – то, что без них его брату станет хуже. Но, так или иначе, с пятницы на субботу Юджи хорошо выспался, и к концу дня выглядел намного лучше, чем до этого. В воскресенье вообще пришёл в божеский вид. В понедельник с подработки в кофейне он вернулся рано и лёг спать в десять. Во вторник произошло ровно то же самое. И что тогда? — Выглядишь так, словно убить кого-то хочешь. Вынашиваешь в своей голове план захвата мира? — Махито опирается ладонями на его плечи, и Сукуна резко дёргается, сбрасывая с себя его руки. — Не твоё собачье дело.       Он всё ещё не понимает, почему общается с этим ублюдком. Махито слишком назойливый. Это конкретно бесит. Его поведение, манера речи... Слишком развязные. Он сам, ясное дело, далеко не душа компании, но всё же. — Итадори, что-то случилось? Ты и вправду выглядишь напряжённым.       Чосо. Тут причины общения более чем понятны. Он, конечно, не его брат, но тоже может сбавить агрессию. Не так хорошо, как Юджи, конечно. Но... Чосо весьма флегматичный, и его компания не напрягает.       Сукуна думает пару секунд, запрокидывая голову вверх. Ну, это не будет проблемой, верно? Не должно. — Мой брат ведёт себя странно. Он слишком часто уходит в себя и выпадает из реальности. Задумчивый и какой-то... Не знаю. Странный. — Влюбился? — с весельем спрашивает Махито, и Сукуна застывает. — Нет. Исключено, — холодно отрезает альфа, хмурясь.       О такой возможности он даже не думал. Просто... Нет. Это же Юджи, какой там... Но если?.. Но брат бы сказал ему? Он бы не стал врать... Или стал? Да ну, что-то подобное просто не имеет смысла. Махито, как обычно, ляпнул первое, что пришло в голову. Такие, как он, думают только об одном.       Но что, если всё-таки?.. И почему Юджи ничего ему не сказал в таком случае? А впрочем, что бы Сукуна сделал? Только представить... Брат признаётся в том, что влюбился... Начинает с кем-то встречаться... И какой-то ублюдок так просто его заберёт. От одних представлений злость пробирает. Но худшее здесь даже не это. Если ему сделают больно... Вот, что самое отвратительное. Юджи и без того пережил достаточно. У них были отвратительные родители – возможно, они всё ещё где-то есть – и не менее отвратительный период первого класса старшей школы. Поэтому... Сукуне бы очень хотелось, чтобы брат был счастлив. Сейчас, конечно, Су не способен сделать для него больше, но в будущем, когда найдёт стабильную работу... Обязательно.       Сукуна сцепляет пальцы в замок и ставит локти на стол, опуская подбородок на ладони. Носок его кроссовка стучит о паркет. Он всерьёз задумался.       Если Юджи, действительно, ему просто не рассказал? Конечно, всё это вообще беспочвенно, всего-то бредовое предположение Махито, который вообще не знает его брата. Но как раз потому, что он его не знает... Такой вывод – естественное явление. — Да ты сам в этом не уверен. Знаешь, это нормально? Я имею в виду, твой брат ведь... Омега. И ему девятнадцать, как и тебе. Влюбиться – это нормально. То есть, возраст очень подходящий и всё такое.       Не для Юджи. Не для того, кто так рьяно избегал любых отношений. Не для того, кто с альфами-то не особо горел желанием общаться – оно и понятно. Или он влюбился в бету? А что, если всё же альфа? Кто он? Кем надо быть, чтобы его брат влюбился? Немыслимо.       Сукуна раздражённо цокает, доставая телефон. На раздумья уходят считанные секунды. Он считает, что поступает правильно. Правда. Даже если это не слишком хорошо в плане тактичности, ему плевать. Нужно знать и всё тут. Не вилка но в глаз дать могу (12:14): Фушигуро. У меня есть вопрос. Это насчёт Юджи. Не вилка но в глаз дать могу (12:14): Что, блять, с ним происходит? Я же знаю, что что-то не так. Но этот засранец ничего мне не говорит. Не вилка но в глаз дать могу (12:15): Я уверен, ты знаешь. Мегуми-любитель-собачек (12:17): И тебе привет. Мегуми-любитель-собачек (12:17): Допустим. Но я не могу рассказать. Это не моё личное. Юджи хоть и твой брат, но всё же не твоё альтер-эго, и вы разные люди. Спроси у него сам. Не вилка но в глаз дать могу (12:17): Альтруист хренов.       Сукуна в ещё большем раздражении закрывает лайн, блокируя телефон. Естественно. Этот парень – сама тактичность. Такой правильный в некоторые моменты, что бесит нереально, как вообще брат с ним общается?.. Совершенно невыносимый парень. В некоторые моменты это помогает, бесспорно, но в такие, как сейчас, просто... Просто нет.       Юджи – его брат, да, и... Чёрт, он же банально волнуется о его благополучии. Ему нельзя знать о том, что происходит у единственного родного человека? Да чтоб его. Сегодня надо поговорить с ним. И он не успокоится, пока не узнает всё. Сукуна всё ещё надеется, что состояние брата не касается идиотской влюблённости. Этого только не хватало. Будто им забот мало... Хоть бы всё обошлось.

***

— А ты правда палевный, — флегматично произносит Мегуми, пялясь в телефон. — Чего?       Фушигуро поворачивает к нему экран с открытым в лайне чатом. Юджи от неожиданности давится кофе.       Что? Серьёзно?.. Сукуна заметил? Ну, в смысле, он понял, что что-то происходит. Это плохо. Его брат просто... Грёбаный Шерлок. Юджи вообще не хотел даже заикаться об этом рядом с ним. Вот чёрт. И что делать?.. Выложить всё? И что будет? Су явно не одобрит. Особенно когда узнает, что объект воздыхания его брата – преподаватель. Это ж вообще... А если ещё Мегуми свои мысли выложит... Его дома, случаем, не запрут? Ну, для профилактики. Зная Сукуну, это, вообще-то, не так уж и невозможно. Забота такая своеобразная... — Гуми, а могу я- — Нет, — моментально прерывает его друг, закидывая ногу на ногу. — Я ещё даже не договорил! — Ты хотел остаться у меня на ночь. И я тебе ответил: нет. Врать брату можешь, но избегать разговора за мой счёт? Ни за что.       Итадори вздыхает. Его окружение – сплошные интуитивные экстрасенсы? И почему он сам не столь же проницательный? Если только в плане эмоций и самочувствия друзей и брата. Тут да, успел научиться понимать. Но в остальном... Печальная картина. Собственно, а чего ещё следовало ожидать от людей, которые знают его приличное количество времени? Тем более от брата, прожившего с ним бок о бок всю жизнь. Если так подумать, они друг друга как облупленных изучили. Любое изменение в поведении вызовет вопросы. На что только Юджи рассчитывал, надеясь скрыть всё от Сукуны? С самого начала следовало понять, что этого избежать не удастся. — А в чём проблема? — Нобара устраивает свою голову на коленях Итадори, а ноги закидывает на Фушигуро, сидевшего рядом, — Твой братишка побесится, наверное, но потом-то в любом случае успокоится. Он точно не сможет запретить тебе что-то чувствовать. Разве что зная о его братском комплексе... Ну, так или иначе, ты должен был понимать, что рано или поздно обсудить эту тему придётся. Шутки шутками, но ты же осознавал, что хотя бы раз за всю свою жизнь влюбишься?       Кугисаки дело говорит. Но... Сложно представить, как должен пройти этот диалог. Юджи даже не совсем понимает, что надо сказать. Стоит ли сразу сообщать, что он, как придурок, влюбился в нового препода просто потому, что он красавчик? Это же... Звучит так отстойно. Сразу понятно, о чём Сукуна подумает: «хреновая ситуация, шансы на успех равны нулю, мой брат – идиот». Что-то вроде. А тему перевести он не сможет, ровно как и соврать. Да и врать-то не о чем. Беда... — Проблема в том, что это Годжо, — отвечает вместо Итадори Фушигуро, — И в том, что он преподаватель. Представь, что твоя младшая сестра или брат приходит к тебе поговорить по душам и сообщает, что первая влюблённость – препод. Что ты подумаешь? Явно ничего хорошего. Если смотреть объективно, ситуация не самая простая. А наш Юджи так вообще... Эх. — Что это за тяжёлый вздох в конце? Кто там мне недавно затирал о том, что я не так плох? — Дело не в том, хорош ты или нет. А в том, что ты эмоции скрывать не умеешь, дурень. А ещё полный профан в флирте и отношениях. Тут я никак ободрить не могу, потому что это правда.       Ну да, практического опыта у него за плечами не имеется. Но он же смотрел фильмы! У него есть теория! Там люди иногда флиртовали! Он знает, как это выглядит. Не так уж всё плохо. Гуми, как обычно, утрирует. — Я умею флиртовать. — Да что ты говоришь? — Фушигуро скептически косится на Итадори, и его взгляд буквально говорит о том, что он и секунды в это не верит. — Да. Смотри! Кхм, — Юджи прочищает горло, лихорадочно перебирая в голове все фразы, которые слышал в фильмах, — Эй, детка, твои родители, случаем, не кризис перепроизводства? — Чё?.. — Мегуми хмурится, а Нобара прикрывает рот рукой, кажется, заранее предвкушая свой смех. — Тогда откуда у них такая великая депрессия?       Вот бля... Это не из фильма. Это из стендапа... На тему экономики. Зато... Зато научно... И оригинально. Слишком, да?..       Кугисаки откровенно ржёт, запрокидывая голову. Фушигуро в лице не поменялся, но он смотрел на него так, что все эмоции отражались в глазах. Ладно, может, Юджи и не умеет флиртовать. Ему нужно пересмотреть парочку фильмов в жанре романтики.

***

      Он решительно вытаскивает мольберт из-за шкафа и тащит его к окну своей комнаты. Ставит сверху чистый льняной холст. Притаскивает из зала стеклянный столик, куда укладывает масляные краски, деревянную палитру и кисти для рисования. Наносит грунт, чтобы воспрепятствовать вытеканию масла из красок и обеспечить лучшее сцепление красочного слоя с поверхностью холста. И застывает, не имея даже малейшего понятия о том, как именно хочет изобразить Годжо. Слишком много мыслей.       Первая ассоциация с этим человеком – зима и всё, что с ней связано; падающий снег, мороз, пробирающий до костей, прекрасные горные пейзажи, устланная белоснежным ковром земля. Ему определённо хотелось бы взять холодные тона за основу... Образа, которого в голове всё ещё не было. Ладно, в этом деле ведь главное начать, не так ли? По крайней мере, стоит хотя бы сделать набросок. А дальше руки сами поймут. Как говорил Винсент Ван Гог: если вы слышите внутренний голос, который говорит вам: «вы не сможете рисовать», рисуйте во что бы то ни стало, и этот голос однажды замолчит. Так и сейчас. Когда не знаешь, как изобразить, надо начать, и в конечном счёте ты поймёшь. Это ведь... Подходящая аналогия, верно?..       Вообще, рисунок, думает Юджи – это нечто близкое ко сну. Здесь действуют те же бессознательные механизмы, как и в сновидении. Смещение, сгущение, регрессия… Всё это. Иногда он рисовал свои сны. Это помогало успокоиться. Но сейчас... Это изображение не сна, а скорее мечты. Мечты, у которой есть руки и ноги, а ещё очень необычные глаза.       Он не совсем уверен в том, сколько прошло времени, но судя по тому, что солнце за окном уже начало клониться к закату, явно не пара минут. Юджи возвращает взгляд к холсту.       Аккуратные, практически аристократичные черты лица выглядели довольно неплохо. Ему пришлось повозиться с волосами, но в остальном... Линии ложились так, как он хотел. Мягкие, но чёткие. Отлично. В кои-то веки начало ему удалось. Пусть это всего лишь набросок карандашом.       Юджи взял кисть, склонившись над огромным разнообразием красок. Выбрал из них те, которые посчитал подходящими, и одним движением руки скинул остальные на пол: потом подберёт и аккуратно сложит. А пока... Нужно передать цветами расплывчатый образ, занявший мысли.       Годжо Сатору... Что ж. Видимо, это его личное проклятье. Муза. И влюблённость. Всё сразу. Слишком явственно это ощущается именно сейчас, когда он не может оторвать ни взгляда, ни руки от холста. Сейчас, когда его с головой накрыло желание закончить этот портрет. Сейчас, когда его сердце вновь ускорило свой ритм. Даже собственное дыхание казалось не столь значимым, как необходимость довести рисунок до идеала.       Юджи делает пару шагов назад, всё ещё удерживая кисть пальцами.       Красивый профиль, отображающий совершенные, по мнению Юджи, черты лица. Мягкая, идеальная кожа была отображена такой, какой он её запомнил. Отстранённое, меланхоличное выражение лица, приоткрытые нежные губы, пушистые белоснежные волосы. И глаза, которые получились почти живыми, с бликом на ободке, с густыми, такими же белоснежными, как и волосы, ресницами. Расстёгнутая куртка цвета серого хаки с белым мехом на капюшоне. Чёрный свитер, чуть прикрывающий горло. Круглые очки с прозрачными стёклами. И выдыхаемое мужчиной облако пара. Это... Вышло лучше, чем он представлял.       Итадори делает фото, сверлит задумчивым взглядом холст и валится на кровать, закрывая глаза. Он почему-то чувствует себя вымотанным. И внутри что-то болезненно сжимается. Такое... Опустошение. Ничего не хочется. Как странно. Юджи доволен получившимся портретом, но что-то не так. Не с тем, как он нарисовал, а с ним самим.       Он поднимает руку с телефоном над головой, заходя в лайн. Друзья как раз онлайн.

чат абсурда, собачника и королевы

Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (19:47): [прикреплённый файл] Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (19:47): как вам? Мегуми-любитель-собачек (19:49): Ого. Хоть это и Сатору, но получилось шикарно. Я почти завидую. Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (19:49): я тебя раз семь рисовал, и ты говорил, что получалось хорошо Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (19:50): ты врал, что ли? я могу сжечь те твои портеры, которые хранятся у меня Мегуми-любитель-собачек (19:50): Не смей! Я лучше их тогда заберу. Императрица-львица (19:51): такими темпами твоя комната будет выглядеть как алтарь поклонения самому себе. Императрица-львица (19:51): А ПОЛУЧИЛОСЬ ВЕЛИКОЛЕПНО. Императрица-львица (19:51): я вообще сначала подумала, что это фотка, а не рисунок. Императрица-львица (19:52): эй-эй, нарисуй и меня в похожем формате. зимнего со мной ты не рисовал. а я тебе сошью что-нибудь. Императрица-львица (19:52): ☆⌒(≧▽​° ) Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (19:53): как только, так сразу ( ̄▽ ̄*)ゞ Мегуми-любитель-собачек (19:53): Лучше я буду поклоняться самому себе, чем он сожжёт свои же работы, Ноба. Мегуми-любитель-собачек (19:54): Кстати говоря, будет отлично, если ты действительно сошьёшь ему что-нибудь, что можно будет нацепить для похода на частную вечеринку. В конце этого месяца. Мегуми-любитель-собачек (19:54): Не успеешь – значит, мы идём по магазинам. Впрочем, мы пойдём в ТЦ в любом случае. Императрица-львица (19:54): о-о-о, я участвую в выборе одёжки. и сама что-нибудь склепаю обязательно, по такому-то поводу. Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (19:55): а меня вы спросить не хотите, что ли? Мегуми-любитель-собачек (19:55): Ты откажешься? Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (19:55): ..нет Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (19:55): ОЙ. ТАк, я ухожу Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (19:56): я услышал, как хлопнула входная дверь Императрица-львица (19:56): здоровья погибшим. Мегуми-любитель-собачек (19:56): Удачи. Отпишись, если выживешь. Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (19:57): как всегда, спасибо за отличную поддержку. а теперь идите к чёрту       Итадори судорожно убирает холст с мольберта, чуть не роняя его, и запихивает за шкаф. Так, теперь можно выдохнуть. По крайней мере, брат этого увидеть не успел.       Юджи нервно улыбается, делает вдох и выдох. Выходит из своей комнаты и чуть ли не врезается в Сукуну, который уже, кажется, хотел постучать в дверь. Вау. Он был чрезвычайно близок к тому, чтобы не успеть убрать улики. Повезло. — Я дома, — с осуждающим выражением лица произносит альфа, складывая руки на груди. — С возвращением. Ужинать будешь? — пока есть возможность перевести тему, Юджи её не упустит.       По одному только виду Су становится понятно, что он явно раздражён. Конечно, он раздражён. Естественно. Юджи понимает, правда. Это довольно логично. — Буду.       Так, значит, ему удалось отсрочить диалог. Замечательно. Как хорошо. Есть время придумать отмазки. Как можно больше. А ещё поразмышлять над тем, что он будет делать, если ни одна отмазка не прокатит. Юджи уже твёрдо решил, что личность Годжо раскрывать не станет. Сукуне пока слишком рано знать о том, что его брат втюрился в человека, который не просто старше него, но и также приходится ему преподавателем.       А тем временем собственное настроение так и не пришло в норму. Флёр охватившей грусти не отпускает. Так странно.       Юджи накладывает в глубокую миску рис и жареного тунца, заранее разделанного на мелкие кусочки без косточек. Ставит тарелку перед братом и садится напротив, упираясь локтями в деревянную поверхность. — Ты не будешь? — Я уже ел.       Обедал. А сейчас он опустошён настолько, что, кажется, если начнёт есть, то ему кусок в горло не полезет. Лучше не давать брату поводов для дополнительных вопросов. Не хочется портить и без того не самое лучшее настроение. — Ну как? — спрашивает Юджи, когда брат пробует рыбу. — Как обычно, — бросает Сукуна, — Вкусно.       На лице появляется слабая улыбка. Такое чувство, словно последнее брат добавил, чтобы не обижать сухим тоном. Он всегда был таким, и, вообще-то, Юджи никогда не обижался на что-то подобное. Разве что в шутку, чтобы побесить или надавить на жалость – зависело от настроения.       Хотелось бы сейчас сказать, что он мечтает вернуться в детство. Но... Нет. Скорее уж, в... Ранний подростковый период? Им с Су было почти по двенадцать, когда дедушка забрал их. С официальным судом и лишением родительских прав. И здесь, в очередной раз, нужно благодарить брата. Это он связался с Васуке, это он попросил их забрать и это он рассказал дедушке обо всём, что происходило в их... Подобии семьи. Воспоминания об отце вызывали только тошноту. Интересно, он жив вообще? А мать? Юджи ни разу не пытался узнать. С тех пор, как они с братом начали жить с дедушкой, переехав из Кусиро на Хоккайдо в Токио, о родителях ничего не слышно. Даже когда умер дедушка... Они не явились на похороны. Может быть, это из-за запрета о приближении к ним с Сукуной? Их ведь могли попросту не пустить. Но это и хорошо. Ни мать, ни отца Юджи видеть не хотел. — Что с настроением? — брат отставляет от себя пустую тарелку и внимательно смотрит в глаза.       Юджи слабо улыбается, качая головой. План «не давать поводов для вопросов» с треском провалился. Но по другим причинам. И чего ему приспичило удариться в воспоминания?.. Такое происходит не слишком часто. Ни один из них не любит вспоминать прошлое. Слишком уж тошно становится. Разве что Васуке... Дедушка в мыслях остался тёплым лучом солнца, согревающим в прохладный зимний вечер. Он был потрясающим человеком. — М-м-м, да так, родителей вспомнил. — Надеюсь, что этот ублюдок гниёт в тюрьме, — он встаёт со стула, беря тарелку, — А эта женщина... Ну, мне всё равно. — Не говори так, он всё равно наш отец.       Но Юджи согласен. Тюрьма – то место, где он должен находиться. Или под тремя слоями земли. Одно из двух. Большего этот человек не достоин. Слишком гнилой, слишком... Беспринципный и жестокий. Всё, что осталось в памяти – мерзость. А их мать... Она просто ничего с этим не делала. И не пыталась от него уйти. Ей было всё равно, что происходит с её собственными детьми. От неё постоянно пахло другими альфами, у неё на теле были практически не сходящие синяки. — Это животное мне не отец, — Сукуна включает воду, начиная мыть за собой тарелку, — А ты... Как ты вообще можешь так говорить? Тебе ведь... Досталось больше, чем мне.       Только потому, что ему не повезло. Не повезло оказаться не в том месте, не в то время. В остальном... Они оба перетерпели от родителей достаточно. Самые яркие совместные воспоминания – то, как их, ещё совсем детей, лет по пять-шесть, запирали в подсобке. В кромешной темноте. Успокаивали тогда лишь объятия брата. И Юджи слишком отчётливо помнит, как Сукуна тоже дрожал. Чёрт возьми, они оба были детьми, естественно! Как же бесит. Они были слишком наивны и глупы для того, чтобы связаться с дедушкой раньше. Если бы только... — Что было, то было, — он вздыхает, стараясь сохранить на лице улыбку, — Не хочу это обсуждать. Просто... По крайней мере, не говори плохо о них при других. Достаточно и того, что их лишили родительских прав. Незачем выносить это... — Они мертвы. Мои... Наши родители мертвы. Я обычно так отвечаю на любые вопросы. Вот и всё, — брат вытирает руки о полотенце, укладывая помытую миску к другой чистой посуде и косится на него.       Наверное, стоит отметить, что это тоже плохо. Говорить о живых людях – скорее всего – как о мëртвых. Но... Лучше, чем отвечать на неудобные вопросы. Юджи через это проходил. Было довольно сложно сообщать ректору о том, что он сирота при живых родителях. Но всё по факту. Он посчитал, что лучше сказать частичную правду, чем полную ложь. А вдруг вскроется? Перестраховка лишней не бывает. — Верно... Эм, ты- — Пойду в ванную.       Юджи глупо хлопает глазами, медленно кивая. Что происходит? Разве брат не хотел с ним поговорить сегодня? Или он решил отсрочить казнь? Странно. Юджи был абсолютно уверен в том, что Сукуна намерен поговорить с ним прямо в тот момент, когда они столкнулись перед его комнатой. Неужели... Всё из-за этого разговора о родителях? Передумал, потому что атмосфера сложилась неподходящая?.. Так похоже на Су...       Он, не торопясь, возвращается в свою комнату. Окидывает взглядом царящий в ней беспорядок и не находит в себе сил для того, чтобы прибраться. Не сегодня. Он вымотан.       Заваливается на кровать и прикрывает глаза. Возможно, ему самому следует начать этот разговор? Подождёт, пока брат выйдет из душа и... Поговорят. Су ведь заслуживает знать, в любом случае... Кто, если не брат, в конце-то концов? Другой родной крови – и при этом любимой – у него нет, так что... Пожалуй, всё-таки надо будет поговорить...

***

      Хоккайдо, Кусиро. Холодный, снежный январь.       Кожу покалывало от задувающего под шарф ветра, а скула всё ещё болела, украшенная багрово-синим следом. Пришлось соврать учителю, что он подрался с братом. У него в любом случае тоже были синяки. Это звучало как действительно хорошее оправдание, к тому же, какие мальчишки-подростки не дерутся? Ему сказали быть сдержаннее и рассудительнее. Юджи кивнул.       Весь день прошёл как в тумане. У него болела голова и чувствовалась слабость во всём теле. Было больно. Хотелось позорно разрыдаться. Пожаловаться кому-нибудь из старших. Но он не мог. Было слишком страшно. Брат ведь тоже терпит, значит, и он должен. В школе... В школе лучше, чем дома. Тут не страшно. Тут друзья и милые учителя, а ещё пушистый чёрный кот вечно вьётся около спорт-зала.       Но домой возвращаться приходилось. Иногда раньше, чем это делал Су. Потому что его уговорили записаться в волейбольный клуб. Юджи поддержал его решение, сказав, что очень рад. Он правда был рад, это ведь здорово.       Но он никогда не говорил о том, что ему не нравилось возвращаться в одиночку. Не говорил и о том, что находиться дома без брата было ужасно. Потому что отец, который бросил работу ещё два года назад, всегда был там. Вечно пьяный и почему-то всегда злой. А иногда... Иногда он приводил домой каких-то чужих женщин и молодых парней, от которых пахло ужасно сладко, до тошноты. Юджи запирался в комнате и старался не прислушиваться, делать вид, словно ничего не замечает. И с остервенением считал минуты до прихода Сукуны. Он знал, что брат, как и он сам, тут бессилен. Но рядом с ним было спокойно.       Сегодня был один из таких дней. Су остался на тренировку, а Юджи пошёл домой. Снег валил нещадно, осыпая белоснежными хлопьями макушку, падал на ресницы и иногда попадал в глаза. Это нормально для Хоккайдо, но он так и не привык. Зимой у него кожа всегда была тёплой, но внутри образовывался словно сплошной лёд.       Юджи тихо открывает дверь, снимая обувь. В квартире царило гробовое молчание. Непривычно.       На кухне настежь открыто окно. На подоконник и пол насыпало много снега. — Явился, дрянь?       Голос мерзкий, скрипучий, режущий слух. Отец стоит в проходе, пошатываясь. Упирается рукой в косяк двери и смотрит на него диким, злым взглядом.       Снова пьяный. Как обычно. Всё точно также.       Ничего и никогда...       ..не изменится. — А где второй ублюдок?       Он не отвечает, молча тянется к окну и закрывает его, сжимая губы в тонкую линию.       Разговаривать с ним неприятно. Отец постоянно оскорбляет его и брата. Оставляет синяки. Почему? Что они такого сделали? Юджи правда не понимает.       «Потому что ты блядская омега, а твой брат никчёмное создание, не похожее на альфу».       Всё, что он знал. Это причина. Так однажды сказал отец. Просто потому, что они такими родились?.. Всё? Это действительно всё? — Ты, сука, смеешь меня игнорировать?       Боль прошивает затылок. Его схватили за волосы и с силой приложили лицом о подоконник. Той же его частью, которая уже была украшена синяком. В снег, обжигающий своим холодом. Надавили на плечи, заставляя сдавленно зашипеть. — Всё, чего ты достоин – отвечать, когда тебя спрашивают и быть послушным мальчиком, но ты даже с этим не справляешься?!       Ему начинает казаться, что что-то не так. Обычно отец бил его либо молча, либо кидая сплошные измывательства, без всех этих якобы нравоучительных речей... Сегодня... Что-то не так. Он слишком... Он... — Тогда я лично научу тебя тому, на что ты имеешь право.       Мужчина начинает смеяться. Юджи тяжело сглатывает и дёргается, пытаясь вырваться, но у него не выходит: хватка слишком крепкая. С головой накрывает осознанием. Запах... Запах! У отца гон, точно.       Его начинает тошнить. Табак, чувствуется сплошной табак и жгучий перец. — Отпусти меня! Пусти! Ты не посмеешь!       Очередной удар по голове заставляет резко замолчать, хрипло выдохнув. Сил совсем не остаётся. Больно, тошнит, холодно и страшно. Его отец смеялся так жутко, что никаких мыслей в голове не оставалось. — Не смей подавать голос без моего разрешения, мелкий ублюдок.       Тяжёлое дыхание над ухом заставляет поёжиться, сжав зубы. Мерзко. Как же мерзко и страшно. Почему, почему, почему?..       Горячий язык скользит по шее. Юджи кое-как зажимает рот ладонью руки, придавленной к подоконнику собственным телом, всхлипывая.       «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, нет, нет, хватит». Он может только думать, не смея открывать рот. Охватил какой-то первобытный ужас. Он не сможет ничего сделать, совсем. Было больно, когда к нему прикасались. Ощущение, что Юджи в любую секунду с грохотом лопнет на куски. Он чувствовал себя слабым, больным, грязным и абсолютно разбитым. Внутри что-то гасло с невероятной скоростью. — ..и! Юджи! — Юджи! Ю! Что такое? Ты как?       Он резко подскакивает на постели, встречаясь взглядом с братом. Сукуна хмурится и обеспокоенно смотрит на него, сжимая плечо. Мягко. Аккуратно. Совсем не больно. — Кошмар. Прости, всё нормально. Я что, кричал или типа того? — Юджи неловко улыбается, приподнимая брови.       Давно ему такого не снилось. Это потому, что он внезапно вспомнил родителей? Стало быть, да... Одна из причин того, почему он так не любит это дело вспоминать – следующие за этим сны. Они приходят не всегда, но... Приходят. И это неприятно. Очень.       Нужно выпить таблеток. И всё пройдёт. Этот сон раньше снился так часто, что сейчас уже... Он не привык, но смирился. Дрожь на кончиках пальцев не согласна, но Юджи плевать. Прошло слишком много времени для того, чтобы от одних воспоминаний впадать в панику или истерику. Ощущения от мерзких прикосновений фантомны, и его не тошнит. Всё нормально. Правда нормально. Тем более, когда в комнате витает запах костра и жжёного дерева. Успокаивающий, почти согревающий. — Ворочался и скулил, а ещё у тебя лоб горячий. Ты точно в порядке? Это было... — Всё хорошо, ками, Су, ну сколько можно. Всем иногда снятся кошмары. Меня чуть не сожрал мерзкий слизняк, ясно? Конечно, кто не испугается? Не раздувай из мухи слона.       В этот раз, вроде, у него получилось соврать. Звучит-то вполне правдоподобно. Юджи совсем не хочет, чтобы брат волновался понапрасну. Со снами ничего поделать нельзя, поэтому... Лучше уж терпеть молча. Сукуна и так ему помог. Что тогда, что сейчас. Вытащил из кошмара и помог почувствовать себя по-настоящему счастливым.       Он замечает, что с волос Сукуны стекают капли воды. Кажется, тот только что вышел из душа. Полотенце благополучно валяется на полу, майка висит на плече, даже штаны влажные. — Иди сюда, — Юджи кидает большую подушку на пол, придвигаясь к краю кровати, — Ну?       Брат тихо фыркает, но послушно садится. Юджи довольно улыбается, быстро подбирает полотенце и берёт расчёску с комода, вновь возвращаясь на кровать. Подгибает одну ногу под себя, а вторую благополучно перекидывает через плечо Сукуны. Ерошит брату волосы полотенцем, вытирая насухо и принимается аккуратно расчёсывать непослушные пряди. Су наконец расслабляется, опуская плечи и роняет голову на его ногу. — Юджи. — М-м-м? — Ты просто... Помни, что ты мой брат. И я всегда буду на твоей стороне. Какая бы хрень не произошла, ты можешь рассказать мне всё. Выпытывать я ничего не собираюсь. Поэтому... Ну, в общем...       Юджи тихо смеётся, щурясь. Сукуна и вправду плох в таких искренних речах. Но он старается, и это безумно сильно трогает. Юджи наклоняется и обнимает его за шею, утыкаясь носом в макушку. Ему невероятно повезло, действительно. — Спасибо. Знаешь, я...

***

чат абсурда, собачника и королевы

Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:11): боец живой и невредимый Императрица-львица (22:12): поздравляю с маленькой победой. Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:12): это огромная победа, Ноба Мегуми-любитель-собачек (22:13): Представляю. И как всё прошло? Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:13): отлично, вообще-то. он спокойно выслушал Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:14): правда, сказал, что я идиот. но это стоит брать в расчёт то, что я не упоминал о том, что Годжо – преподаватель Императрица-львица (22:14): и что же ты сказал? Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:14): что я влюбился в знакомого Мегуми, которого увидел совершенно случайно Мегуми-любитель-собачек (22:15): Ты всё-таки умудрился приплести меня к этой истории... Мегуми-любитель-собачек (22:15): Юджи, он же теперь мне плешь проест. Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:16): ну прости, мой хороший, я не придумал ничего лучше! Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:16): право слово, что я должен был сказать? Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:17): «знаешь, Су, я втюрился в препода, с которым у меня нет шансов, но ты не переживай»? Императрица-львица (22:17): ну типа? Мегуми-любитель-собачек (22:18): Опять ты со своими шансами. Мегуми-любитель-собачек (22:18): Тебе следовало заапрувить это со мной для начала. Императрица-львица (22:19): Гуми, посмотри на название чата и смирись. Императрица-львица (22:19): Ю – наш личный абсурд, логика не для него. Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:20): я всё ещё здесь, если что Мегуми-любитель-собачек (22:20): Так, абсурдный боец, есть ли что-то ещё, что я должен знать? Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:21): ну... Годжо – довольно милый парень?.. Мегуми-любитель-собачек (22:21): Ни за что. Я о таком даже врать не собираюсь, не проси. Императрица-львица (22:22): итак, я готовлю попкорн. Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:22): гу-у-уми, ну пожалуйста, для меня! Мегуми-любитель-собачек (22:22): Нет, Юджи, не делай этого, не пытайся. Ты серьёзно считаешь, что каждый раз, когда ты говоришь пишешь «ну пожалуйста, для меня!», я буду делать то, что ты хочешь? Нет, не в этот раз, не-а. Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:23): ... Императрица-львица (22:23): (¯ ¯٥) Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:23): пожалуйста? для меня?.. (´。• ᵕ •。`) ♡ Мегуми-любитель-собачек (22:24): ... Мегуми-любитель-собачек (22:24): Ладно, хорошо, но это последний раз! Императрица-львица (22:25): ┐(︶▽︶)┌ Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (22:25): МЕГУМи, я тебя люблю, спасибо! Императрица-львица (22:25): Гуми, ты такой простак. Мегуми-любитель-собачек (22:26): Идите нахрен оба два.

***

Королева бала всех в рот (23:12): Я тут подумал, Сугуру, и знаешь что Отвалите от меня (23:13): Мне не интересно. Королева бала всех в рот (23:13): Короче... Королева бала всех в рот (23:13): Без уродства не было бы красоты, да? Отвалите от меня (23:14): Ну и? Королева бала всех в рот (23:14): Спасибо Отвалите от меня (23:15): Что? Королева бала всех в рот (23:15): Благодаря тебе я красив Отвалите от меня (23:16): ... Отвалите от меня (23:16): Ты знаешь, куда тебе идти, не так ли? Королева бала всех в рот (23:17): На подиум, естественно Отвалите от меня (23:17): На органы. Отвалите от меня (23:17): Сейчас одиннадцать грёбаных ночи, что тебе нужно от меня? Королева бала всех в рот (23:18): Да я спросить хотел кое-что Королева бала всех в рот (23:18): Ты ведь хорошо общаешься с Итадори? Отвалите от меня (23:19): Да, достаточно для того, чтобы сказать, чтобы ты к нему даже не подходил. Что за вопросы? Королева бала всех в рот (23:19): Почему это? Отвалите от меня (23:20): Ты заразишь его своим идиотизмом. Так что? Королева бала всех в рот (23:20): Он всегда такой? Я имею в виду, у меня есть некоторые сомнения... Отвалите от меня (23:21): Если ты о том, всегда ли он посещает факультативы по предметам, которые не понимает, то да. Отвалите от меня (23:21): Если ты о том, всегда ли он подходит и задаёт вопросы по непонятной теме, то да. Отвалите от меня (23:22): Если ты о том, всегда ли он со всеми добр, то да. Отвалите от меня (23:23): Если о том, всегда ли он предлагает помощь, когда свободен, то да. Королева бала всех в рот (23:24): Так, хорош, я понял Отвалите от меня (23:24): Только не говори мне, что ты подумал, что нравишься ему. Отвалите от меня (23:26): ... Отвалите от меня (23:26): Окей, ясно, ты решил, что он в тебя влюбился просто потому, что... Я не знаю почему ты всегда так думаешь, ладно. Отвалите от меня (23:26): Но нет. Он всегда такой. Королева бала всех в рот (23:27): Это было странно? Я имею в виду, слишком подозрительно, что мы столкнулись в баре, где он работает, и меня туда притащил не поверишь кто Отвалите от меня (23:28): Что, Фушигуро? Королева бала всех в рот (23:28): Именно! Королева бала всех в рот (23:28): М Королева бала всех в рот (23:28): Е Королева бала всех в рот (23:28): Г Королева бала всех в рот (23:28): У Королева бала всех в рот (23:28): М Королева бала всех в рот (23:28): И Королева бала всех в рот (23:28): ! Королева бала всех в рот (23:29): Мегуми, который никогда раньше этого не делал Отвалите от меня (23:30): Думай, что хочешь, но я тебе говорю: нет. Поумерь своё чсв. Отвалите от меня (23:30): Вот если он принесёт тебе валентинку с признанием или что-то вроде, то можешь себя накручивать. Отвалите от меня (23:31): Просто чтоб ты знал: он отказал сыну нашего ректора. У него праведный образ жизни и ты в него не вписываешься. Королева бала всех в рот (23:31): Сыну Яги? Ого Королева бала всех в рот (23:32): Ну и отлично. Тогда спокойной ночи ( ̄▽ ̄) Отвалите от меня (23:33): Рико передаёт тебе пламенный привет и желает кошмаров. Ночи.       Годжо смеётся, отбрасывая телефон куда-то на подушку. Жена Сугуру его и вправду не сильно любит. Впрочем, какая девушка бы любила лучшего друга её мужа? Это был бы нонсенс.       Сатору сдавленно выдыхает, когда на его живот приземляется большой комок шерсти. Ощутимо и явно с разбега. Приподнимает голову, с осуждением уставившись на своего кота. Подарок от семейства Гето. Сплошной чёрный мейн-кун с янтарными глазами. Видимо, считающий себя полноправным хозяином квартиры. Он даже Годжо не слушается и смотрит на него так, словно это именно он живёт за его деньги, а не наоборот. Кошки – самые наглые в мире существа. Этот стервец даже гладить себя позволяет лишь изредка. И за что ему такой подарок?..       Ладно, если о насущном, то, наверное, ему просто показалось? В основном из-за поведения Мегуми, пожалуй. Потому что... Что? Он позвал его выпить, чего раньше не делал. И именно в тот бар... Конечно, возможно, это... Потому, что там работает его друг и ему там комфортно, да? Логично. Даже слишком, если так подумать. Получается, он понапрасну себя накрутил? Но Итадори тоже... Этот мальчишка сам по себе суетливый, что ли? Он так забавно реагировал и смущался, что это даже заставило умилиться. Может, он просто слишком впечатлительный.       Всё бы ничего, да ничего бы не всё. Его эти мысли так просто отпускать не хотят. А надо бы, время скоро за полночь, и ему необходимо выспаться. Новая работа оказалась сложной, но при этом довольно интересной. В любом случае, это намного лучше, чем иметь дело с собственным отцом. Нет, конечно, Сатору свою семью любит и всё такое, но у него нет никакого желания идти по его стопам. Не сейчас точно. Сейчас хочется пожить для себя. Ещё пару лет.       Хироаки топчется на его животе, выпуская когти, и Годжо морщится, переворачиваясь набок. — Противный кусок шерсти, — в ответ на шипение бросает альфа, закатывая глаза, — В кого ты такой?       Кот задирает голову, отворачиваясь от него, и устраивается на подушке. Обиделся. Зараза, будто действительно всё понимает. Актёр без Оскара, только гляньте.       Сатору фыркает и ложится на живот, вздыхая. Сна ни в одном глазу. — И всё-таки...       ..наверное, ему стоит быть внимательнее. И проверить свою теорию.       А что, если не показалось? Он ведь его студент. Это плохо. Вернее, неправильно. Что ему тогда делать? Мягко отказать? Парень-то милый, но он, во-первых, не в его вкусе, во-вторых, друг Мегуми, ну и да, в-третьих – его студент. Лучше бы ему действительно показалось. С Итадори, наверное, будет весело общаться, как приятели. Вспомнить только ту сцену в учительской. С Сугуру парнишка явно в тёплых отношениях. Да и эта реакция друга – «чтобы ты к нему даже не подходил» – говорит о многом. С Мегуми, к тому же, он также очевидно близок. Этот вечно хмурый и недоверчивый парень выглядел вполне себе умиротворённым рядом с ним. Соответственно, вывод напрашивается один: Итадори умеет находить подход к людям, осознанно или нет. Поэтому, пожалуй, Годжо хотел бы... Тоже? Наверное.       Судя по тому, что у мальчишки нет запаха, он бета? Тогда ведь проблем ещё меньше. Хотя он слишком миловидный для беты, но шутки природы никто не отменял. А дружба между студентом и преподавателем никогда не запрещалась, так что... Почему бы и нет?       Годжо резко поднимает голову, приподнимаясь на локтях. — Стоп, но ему предлагал встречаться Акихиро?       Акихиро – сын ректора университета, и он точно альфа. Конечно, бывает, что альфа встречается с бетой, но этот пацан разве не всегда обращал внимание только на омег? Яга ещё всегда жаловался, что сын вечно выбирает каких-то... Ветреных. И всегда омег. И только. Но тогда почему Итадори не пахнет? Совсем же. Обоняние у Сатору отличное, он бы точно заметил. — Фигня какая-то.       Так он не бета? Но почему? Опять же, какая-то подстава от природы? Или... Таблетки? Это не запрещено, но очевидно портит здоровье. Сначала ментальное, а потом и физическое. Итадори же не выглядит болезненным. Ну, если не брать в расчёт его уставший вид, когда тот пришёл на пары после ночной смены в баре. Но это нормально, Годжо знает, потому что помнит, каким убитым выглядел Гето в своё время.       Тут точно что-то не так. Интересно, а Сугуру знает? Может, стоит у него спросить? Он работает здесь дольше него, значит, должен быть в курсе. Или не должен? Итадори же студент, он бы вряд ли стал разговаривать о чём-то подобном с преподавателем. Тогда ректор? Но нет, у него спрашивать – идиотизм. Они не друзья. Иори? Тоже вряд ли. А больше кандидатур особо и нет. Но ему интересно. Вопрос встал ребром. Может, Мегуми? Хотя, с чего бы ему отвечать? С другой стороны, а почему нет? Это же не секрет? Просто, наверное, это будет выглядеть странно? Впрочем... А чего здесь странного? Ничего. Годжо просто хочет знать. Спросить самого Итадори? Но это как-то не то. Так и обидеть можно, наверное? Обижать своих студентов он бы не хотел. На крайний случай есть досье. А, но копаться в чужих документах не совсем законно.       Он слишком много думает? Кажется, это немного странно. Однако если Сатору хотел что-то узнать, он узнавал, и неважно, что для этого было нужно. Вопрос возник внезапно и теперь вряд ли так просто исчезнет. Нужно что-то придумать. Если посмотреть объективно, времени у него вагон и маленькая тележка. Но хочется узнать побыстрее. Годжо ненавидит ждать. Есть ли у него другие варианты? Не особо. Логика тут вряд ли поможет. Если отбросить факт об отсутствии запаха, любой адекватный человек мог бы сказать, что Итадори омега, но! Он работает в баре... Друг Мегуми... Нет запаха... М-м-м, отталкиваясь от Фушигуро... Он с Итадори довольно мил, пожалуй. Стал бы он так вести себя с бетой? Но они друзья, значит, это тут роли не играет. Так, ладно, эта игра в Шерлока не дала результатов. Хотя обычно его великолепные мозги сходу находили ответ самостоятельно, и Годжо оставалось лишь найти подтверждение своим домыслам.       На электронных часах, стоящих на тумбе рядом с кроватью, светится цифра «00:00». Сатору выдыхает. — Чем я вообще занимаюсь?..

***

      Ночь выдалась бессонной, но Юджи на удивление чувствовал себя хорошо. Это максимально странно, но всё действительно в порядке. Он даже счастлив. Разговор с братом оставил после себя чувство комфорта, а ночная готовка, сопровождаемая недовольным ворчанием Сукуны, который с ног до головы извозился в муке – толку от того, что принимал душ – всё ещё вызывала спонтанную улыбку. Они редко готовили вместе, как минимум потому, что Су не умеет, но от этого только веселее. Ему безумно нравились такие дни. Когда оба были относительно свободны и могли вот так просто провести время вместе, как семья. Итадори от счастья чуть ли не светился, пожалуй. Чем заслужил парочку косых взглядов от других студентов, которые с утра были хмурыми и недовольными жизнью.       Настроения прибавила отличная оценка по математическому моделированию. Первая пара прошла отлично. Тут удивился даже Нанами-сенсей, не то, что Нобара. Кстати, о птичках. Свидание с Маки у неё прошло отлично. Если верить словам подруги, то они поговорили по душам, обсуждали самые разные темы, а после еды Зенин предложила прогуляться, и в итоге они пошли в кино. Спрашивается, почему, чёрт возьми, они ещё не встречаются? Потрясающая ведь пара. Сильная, красивая и умная Маки-сан, и точно такая же харизматичная Нобара. Дуэт великолепный. Им, конечно, будет сложно с учётом того, что обе девушки, но порицания общественности к таким парам нет.       Юджи вообще не совсем понимают всю эту систему. Какая разница, какая у тебя половая принадлежность, если вы друг друга любите?.. Почему общество не против однополых пар ровно до того момента, пока не узнаёт, что оба партнёра, скажем, альфы? Но всё нормально, если это парень-альфа и девушка-альфа? Чёрт ногу сломит. Конечно, парень и парень, если оба беты или альфы, своих детей завести не смогут, но, может, они и не хотят? Тогда в чём грёбаная проблема? Вся эта система такая сложная. Нужно учитывать слишком многое. Допустим, те же Маки-сан и Нобара. Обе – девушки, но одна – омега, вторая – альфа. У них не может быть общего родного ребёнка, но методами научными любая может забеременеть. То бишь, никаких проблем? Но почему тогда, допустим, пара из двух парней альф вызывает негодование? Они могут взять ребёнка из детского дома. Ну и? Это разве плохо? Конечно, не очень удобно, наверное, если гон в одно и то же время, но разве это не то же самое, что течка и гон в одно время? Да, вещи несколько разные, однако... Похожи. Итадори в курсе, потому что иногда Сукуна на это время оставался дома. И иногда вещи ломались. Сохранять адекватное состояние, очевидно, сложно. Кто бы в адеквате сломал чёртов стол? А течка... Ну, он её ненавидит, конечно, но, кажется, есть свои плюсы: вещи он ни разу не ломал. Наоборот, слабость была такая, что даже стакан поднять обычно было сложно. Врач говорил, что это немного ненормально, но всё из-за принимаемых им таблеток, так что подобная особенность пройдёт практически сразу после того, как Юджи от них откажется. В целом, это можно терпеть три-четыре дня раз в два месяца. К тому же, успокоиться и в принципе прийти в себя помогает запах брата. Наверное, в этом плане ему чуточку повезло.       Он тянется, задумчиво уставившись в стену. Нет, всё-таки ему не понять этих дурацких общественных норм. — Классные мешки под глазами, новые? — подошедший к ним с Кугисаки Фушигуро проводит большим пальцем у него под глазом, приподнимая бровь.       Вот уж неприятно: спать не хочется, а такие неприятные последствия присутствуют. Точно наказание. — Нет, я всего лишь стираю их лаской «магия совмещения работы с учёбой», — Юджи расстёгивает свой рюкзак, доставая бэнто, и ставит его на стол.       Он специально приготовил больше, чем обычно, чтобы поделиться с друзьями. Вторая коробочка спокойно покоится на дне сумки, ожидая своего часа. Раз уж у него было время, то Итадори решил, что можно приготовить и для Гето-сана отдельно. Как только они поедят, он найдёт преподавателя и отдаст еду. Времени ещё в любом случае много. — У тебя вчера вроде не было смены? — Ага, но вместо этого мы с Су всю ночь готовили. Ну и, я доделал АП. — Уже?! — Нобара переводит на него удивлённый взгляд, — Но его надо сдать только пятнадцатого ноября... А сегодня четырнадцатое октября?.. — Я заранее. Не хочу делать всё в последний момент перед дедлайном, — Юджи пожимает плечами, — Могу тебе помочь.       Зная Кугисаки, она, скорее всего, ещё даже не притрагивалась к проекту. И, вероятно, начнёт делать его за пару дней до сдачи. Как обычно. — У тебя и без этого свободного времени не так много, — девушка фыркает, поправляя волосы, — Я как-нибудь сама. Ты лучше своими проблемами занимайся. Не забыл, что сегодня факультатив и личные объяснения только для тебя красивого? — Н-не произноси это таким тоном, звучит так, словно ты не об учёбе говоришь. — А она и не об учёбе, очевидно, — Мегуми пожимает плечами, подхватывая палочками якитори из бэнто Юджи, — Да и ты вряд ли будешь думать только об этой твоей... Как там... Кривая предложения? — Кривая спроса, — уточняет Итадори, перекладывая парочку тонкацу к Кугисаки на почти пустую тарелку, — И вообще, может, я правда собираюсь учиться. — Кому ты затираешь, — девушка закатывает глаза, — Это же буквально та же ситуация, которая была у нашей Касуми и Кокичи, когда он помогал ей с маркетингом.       Итадори цокает, жуя якитори. Ну да, их староста начала встречаться с этим парнем после этого. Но они-то одногруппники и одногодки, это вполне себе нормально. С учётом того, что Мива – единственная, кто не знала о том, что Мута в неё влюблён... Было бы вообще странно, не начни они встречаться. Кажется, сейчас эти двое уже обручены. В следующем году планируют свадьбу, как только станут совершеннолетними. В любом случае, эти отношения явно серьёзные. Метка на шее Касуми всё-таки о многом говорит. Абы кому её не ставят, на всю жизнь ведь. Метка сама по себе является очень ответственным шагом в любых отношениях. Можно сказать, что она связывает людей. Альфа ровным счётом перестаёт реагировать на феромоны других омег, а омега – на феромоны других альф. Конечно, даже так изменить можно, это не даёт стопроцентной гарантии, но всё-таки это сильные узы. — Помимо нас там будут другие люди, так что нет. — Сомневаюсь, что это помешает твоей фантазии, — уверенно бросает Фушигуро, откладывая палочки для еды, — Но ты в любом случае постарайся сосредоточиться. — Да-да, я в курсе.

***

— Как твоё настроение сегодня? — Не очень. Вот, тебя увидел, так оно вообще ниже плинтуса упало, — ровным тоном чеканит Гето, поднимая на Сатору скептический взгляд, — И что тебе нужно? — Грубо, — без тени недовольства отвечает Годжо, притаскивая стул к столу друга, — Соскучился, решил заглянуть в твои владения.       Сугуру тяжело вздыхает, возвращая взгляд к тетрадям. Он хотел насладиться тишиной и спокойно проверить работы студентов, но, видимо, удача сегодня улыбалась ему издевательски. Сатору, конечно, его друг, Гето не отрицает. Но иногда... Как сейчас, например, это не слишком радует. Бывает ведь настроение, когда хочется побыть одному. И почему-то именно в такие моменты рядом оказывается Годжо. У него, что ли, радар какой-то особый настроен? Или особая не-секретная миссия под названием «достань лучшего друга»? Одно из двух, третьего не дано. — А я не соскучился. Встань и выйди, — Гето делает пару заметок на полях тетради, откладывая её в сторону и берёт следующую. — Хотел бы сказать, что меня примерно также отшивали, но меня не отшивали, — Годжо берёт одну из тетрадок в руки, листая страницы, — Скукота. Как ты работаешь с этим материалом вообще? — Если скучно, то ты знаешь, где дверь, — Сугуру хотел добавить что-то ещё, но стук в ранее упомянутую дверь привлекает его внимание, — Войдите.       Гето, кажется, заранее знает, кто это. И ни на йоту не ошибается. Юджи. Если он пришёл к нему в обеденное время, значит... Сегодня Сугуру поест. Ему, на самом деле, действительно несколько совестно принимать бэнто от него, но взамен он иногда накидывает Итадори парочку баллов в тестах, так что... Всё честно. Да и, в общем-то, Рико тоже в курсе и не против таких финтов. Потому что порой Гето съедает не всё и приносит домой то, что осталось. И там уже его жена сыпет в сторону своего бывшего студента комплименты. Может, стоит попросить Итадори научить Рико готовить? Было бы неплохо. Сугуру готов заплатить пацану, лишь бы согласился. Гето и сам нормально готовит, но времени, а иногда сил катастрофически для этого занятия не хватает. А научить Рико... Ему точно не под силу. — Юджи, здравствуй, — он временно отбрасывает формальности, бросая взгляд на Годжо, а затем вновь смотрит на студента, — Проходи. — Здравствуйте, Гето-сенсей, и, эм... Годжо-сенсей.       Итадори удивлённо смотрит на Сатору, но быстро сосредотачивает внимание на Сугуру, прикрывая за собой дверь. Кажется, Юджи паникует. Гето понимает. Он явно пришёл отдать ему бэнто, но не ожидал, что застанет Гето в компании с другим преподавателем. К тому же... Они виделись на его подработке, да? А ещё Годжо думал, что Итадори в него влюблён. Интересно.       Юджи подходит к нему, мнётся пару секунд, а потом наклоняется к его уху, прикрывая рот ладонью. — Я Вам покушать принёс... — неуверенным шёпотом произносит парень, сразу после этого выпрямляясь.       Сугуру огромных трудов стоило сдержать смех. Это казалось забавным. Особенно приподнятая бровь Сатору, который переводил вопросительный взгляд от него к Итадори. Хотелось бы эту картину запечатлеть на камеру мобильного. — Всё в порядке, при нём можно. Лучше сделай вид, словно его здесь вообще нет, — отмахивается Гето, мягко улыбаясь. — Так о друзьях не говорят, — Сатору откидывается на спинку стула, складывая руки на груди, но сейчас он вообще не смотрит на самого Гето. — А... Ладно?.. — Итадори растерянно улыбается, всё же косясь на Годжо, попутно снимая рюкзак со своего плеча.       Нет, это всё правда забавно. Хочется поблагодарить студента за возможность оказаться в такой ироничной ситуации. Юджи протягивает ему чёрную коробочку, опуская взгляд в пол. — Ну, я тогда больше не буду отвлекать. Пойду. Приятного аппетита. — Спа... сибо, — Гето даже не успел что-то добавить: Итадори моментально вылетел из аудитории. — Что за фигня? — Это не «фигня», это бэнто, — с ухмылкой отвечает Сугуру, открывает верхний ящик стола и достаёт оттуда палочки для еды, — Некультурно так говорить о еде. — Ты меня понял. Какого чёрта? — М-м-м... Дай подумать... А, точно. Не твоё дело.       Он забирает назад свои слова о том, что удача улыбалась ему издевательски. Совсем нет. Эта была улыбка благословения. Когда ещё выдастся подобный случай? Гето доволен. Сатору, очевидно, думал, что Юджи очень мил с ним и всё такое, а сейчас, как ему казалось, «влюблённый» в него студент так просто подогнал целое бэнто не ему, а другому преподавателю. Ситуация комичная настолько, что можно сочинить стэнд-ап. Сугуру почти наяву слышит взрыв, произошедший в голове Годжо. — Нет, ты издеваешься? Дай хоть попробовать! — Ни за что.

***

      Сколько можно?! Почему именно так? Почему именно Годжо там был? Юджи готов был провалиться сквозь землю. Какой ужас! Это же... Это же... Ками-и-и, он думал, что уже достаточно облажался перед ним, но нет! Как ему теперь... Ох, скоро ещё и факультатив... Стыд и позор, стыд и позор. Итадори сидел, уткнувшись лбом в плечо Фушигуро, и думал только о том, что хочет научиться отматывать время вспять. Просто. Ну почему? Эта жизнь настроена против него или что? Он выбрал уровень сложности «хард», что ли? — Да ладно тебе. Мне кажется, это только плюс, — Нобара присаживает рядом, проходясь пальцами по его волосам, — Не парься. В этом нет ничего такого. — Да как нет?! Это же странно со стороны выглядит, разве нет?! Понятное дело, вы знаете предысторию, но он-то не знает! — Сатору знает, что у Гето-сана есть жена, которую он любит, как минимум, так что... Невозможно подумать о чём-то неправильном. Нобара права, ты снова себя накрутил из-за чепухи.       Легко им говорить. Их там не было. Юджи чувствовал себя так, словно оказался на краю пропасти. Было бешеное желание в неё спрыгнуть, чтобы перестать чувствовать неловкость. У него сердце чуть не остановилось. Это было так странно. Но... Ладно, хорошо. Гето-сан ведь сказал, что всё нормально, так? Они с Годжо друзья. — Скоро звонок. — А после этой пары – факультатив, — учтиво добавляет Мегуми. — Не напоминай... Ноба, а может... — Я не пойду на него, даже не думай! — Ну пожалуйста! Я приготовлю тебе пибимпап! И к концу следующей недели нарисую тебя так, как захочешь. Не оставляй меня одного! Умоляю! Я не вывезу! Мы же друзья! Друзей в беде не бросают! — Это нечестно! Ты используешь запрещённые приёмы! Гуми! — Меня в это не впутывайте, я вообще не с вашего факультета, — Фушигуро поднимает руки, с насмешкой смотря на Кугисаки: он-то прекрасно понимает, что это заранее проигранная битва, их подруга в восторге от пибимпапа в исполнении Юджи, а он ещё и нарисовать её пообещал... Двойной соблазн ей победить не удастся. — Ноба-а-а! Ну! Моти! Я сделаю ещё и моти! — Ладно! Ты хренов манипулятор! Чёрт возьми! Ненавижу тебя! Это не должно так работать! — Ноба, ты такая простачка... — с иронией копирует Мегуми фразу девушки. — Пошёл ты. И ты тоже, истеричка, — Кугисаки в раздражении трёт виски. — Спасибо, Ноба, ты потрясающий человек, я ни секунды не сомневался, — Итадори показывает ей знак мира, весело подмигивая.

***

      И вот, он стоит перед кабинетом, снова делает вдох и практически давится воздухом, когда Нобара, не дав ему собраться, без предупреждения стучится и сразу открывает дверь, одаривая друга взглядом типа «сам виноват». Юджи раздражённо улыбается. Ну ладно. По крайней мере, он не один. — Здравствуйте, Годжо-сенсей, — вежливо произносит девушка, проходя в кабинет. — Здравствуйте... — добавляет парень, заходя следом. — О, сегодня с компанией, Итадори? Приветики. Присаживайтесь, — Годжо здоровается с ним как ни в чём не бывало, и Юджи удаётся облегчённо выдохнуть.       Значит, всё отлично. Да, Гето-сан наверняка всё объяснил. Они же друзья, как иначе, верно? Можно сказать, инцидент исчерпан. Всё. Всё... Нормально. Не брать в голову. Просто не брать это в голову. — Эй, ты куда? — шипит Юджи, успевая ухватить Нобару за край свитера, — Первая парта. — Не-а. Я пошла с тобой, но это же не значит, что буду сидеть рядом, — она щёлкает его по носу, самодовольно ухмыляясь.       И за это он пообещал ей кучу всего. Предательница. Итадори фыркает, усаживаясь на то же место, что и в прошлый раз, и показательно отворачивается, утыкаясь в телефон.

чат абсурда, собачника и королевы

Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (13:54): ТЫ ПРОСТО Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (13:54): УЖАСНА Императрица-львица (13:55): ничего не знаю. ヾ(´ ▽ ` ) Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (13:55): ЭТО ПРЕДАТЕЛЬСТВО Мегуми-любитель-собачек (13:55): Что происходит?.. Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (13:56): ОНА СЕЛА В САМЫЙ КОНЕЦ, А Я ОДИН НА ПЕРЕДНЕЙ ПАРТЕ Императрица-львица (13:56): ты мог сесть и со мной. Императрица-львица (13:56): но предпочёл поближе к своему ненаглядному Годжо. ( ̄□ ̄」) Императрица-львица (13:57): я-то тут причём? (@^◡^) Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (13:57): иди к чёрту, ты знала, что я не пойду на последние парты! Мегуми-любитель-собачек (13:57): Чего и следовало ожидать. Мегуми-любитель-собачек (13:57): Но логично. Ты бы хотел, чтобы она сидела рядом, когда Сатору к тебе подойдёт? Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (13:58): эм... Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (13:58): так это Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (13:58): ну Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (13:58): (¯ . ¯;) Императрица-львица (13:59): ну так и не ной. но если что, я могу кинуть в тебя платок. или ручку, в зависимости от ситуации. Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (13:59): (ᓀ ᓀ) Юджи-который-не-понимает-эту-жизнь (13:59): не промахнись смотри Мегуми-любитель-собачек (14:00): О, ну всё, удачи.       Юджи пихает телефон в карман джинсов. Он достаточно побесился в чате, получилось относительно успокоиться. А Ноба пусть и далеко, всё же в одном с ним кабинете. Лучше, чем ничего. Хотя бы морально проще. — Продолжим с того, на чём остановились, ребятки? «Блага и потребности». Благо – это всё то, что заключает в себе определенный положительный смысл...       Преподаватель продолжал разъяснять материал ещё минут тридцать, а потом дал студентам задания, сказав, что у них есть пятнадцать минут на решение. Итадори выдохнул. Он спокоен. Всё в порядке. Годжо-сан – не монстр, а всего лишь человек, который ему, Юджи, нравится. И сейчас надо сосредоточиться. — Ну что, обсудим твою дражайшую кривую спроса?       Итадори вздрагивает, когда слышит совсем рядом голос Годжо, и поворачивает голову как раз в тот момент, когда преподаватель отодвигает соседний стул, садясь рядом с ним. Не заметил вообще. Он так тихо ходит, немыслимо. — Да, пожалуйста, спасибо, — не задумываясь, отвечает Юджи, и хочет вмазать себе по лицу, — В смысле, да.       Ну, он хотя бы не заикается. И руки не дрожат. Просто нервничает, потому что сейчас этот приятный морозный запах бьёт в нос особенно сильно. Кажется, есть ещё какая-то... Нотка ванили. И... Что-то ещё... — Не переживай так, — Сатору улыбается, чуть наклоняя голову вбок, чтобы заглянуть ему в глаза, — Нет ничего страшного в том, что ты что-то не понял с первого раза.       Типа, серьёзно, ещё раз, почему Мегуми говорит, что Годжо – плохой человек? Он же само очарование. Такой добрый... До слёз. Как мило. Он думает, что Юджи переживает из-за того, что до него что-то там не дошло, а он... Засранцем в данной ситуации себя чувствует именно Итадори. Довольно подло, а?.. — Итак, начнём, хорошо? Кривая спроса – есть график, иллюстрирующий связь между ценой определенного товара или услуги и количеством товара. То есть, выражаясь короче, кривая спроса – графическое представление спроса. Знаешь другое определение? — Сатору придвигает к себе его тетрадь, делая несколько заметок; Юджи отмечает, что почерк у преподавателя резкий и чёткий, очень красивый. — А-а-а... — он отводит взгляд от ладони Годжо, упирая его в пустующую часть парты, — Согласно Макконнеллу и Брю кривая спроса – кривая, показывающая, какое количество экономического блага готовы приобрести покупатели по разным ценам в данный момент времени? — Ага. А функция? — Определяет спрос в зависимости от влияющих на него факторов? — Почему так неуверенно? Всё правильно, молодец, — преподаватель довольно кивает, чуть наклоняясь вперёд, чтобы начертить сам график, а Юджи застывает, стараясь вообще не шевелиться и почти не дышать, — Я так понимаю, проблемы у тебя с самим применением кривой?       «С тобой, у меня проблемы с тобой», – с иронией отмечает Итадори, мечтая однажды сказать об этом вслух. Больше у него вообще ни с чем проблем нет. Ему эту тему Нобара за пять минут объяснила, а потом он вызубрил весь материал. И теперь сидит здесь, делая вид, что ему это нужно ради учёбы. Потому что потому.       Чёрт, слишком близко. Их локти почти касаются друг друга. — Да, — сдержанно отвечает на вопрос Юджи, переживая внутренний кризис, — У меня не получается начертить. То есть, допустим, я знаю нужные цифры, но в итоге вечно какая-то лажа с тем, как я их применяю на графике.       Годжо пару раз стучит ручкой по столу, а затем пишет условия задачи, принимаясь набрасывать саму кривую. На удивление с идеальными линиями даже без линейки. Юджи, конечно, так тоже может, но только благодаря тому, что когда-то долго практиковался. Он же. Это. Художник, типа. Положено.       На самом деле, всё идёт не так плохо. Итадори хоть и чувствует лёгкий укол совести за игру в дурачка, но... Мегуми, в очередной раз, оказался прав. Здорово вот так просто сидеть рядом, слушать приятный голос и вдыхать мягкий аромат, а ещё иногда опускать взгляд на потрясающие, длинные, красивые пальцы и следить в основном только за тем, как они двигаются, а не тем, что преподаватель пишет. — Ну как? — Что? А, — Итадори мельком смотрит на то, что Годжо написал в тетрадке, и поднимает взгляд к нему, — Вроде как понял. Вы очень хорошо объясняете.       Или ему надо было сказать, что не дошло? Но преподаватель действительно изъяснялся так, что даже самый заядлый двоечник всё понял бы. Он, конечно, слушал вполуха, но кое-что улавливал. Фушигуро говорил, что ему надо делать вид, словно всё совсем плохо, и всё-таки... Сложно представить, что, будучи второкурсником менеджмента, у него настолько беда с экономикой как таковой. Зато, вообще-то, он сделал комплимент. Об этом друг тоже упоминал, так что часть плана Итадори выполнил. Комплименты – главное. — Да? Хорошо. Если что-то ещё будет непонятно, обязательно обращайся, я тебе помогу. И да, если захочешь, подойди ко мне после факультатива, я тебе задания дам, которые остальные сейчас решали, сделаешь по возможности, — Годжо поднимается из-за парты, мягко хлопая его по макушке, и возвращается к своему столу, оставляя Юджи в растерянности втыкать в тетрадь.       Он что, только что... Ками. Это почти поглаживание по голове. Божья благодать. Это всё из-за комплимента, по любому. Ему надо чаще говорить что-то подобное. Гуми грёбаный гений. Заноза в одном месте, но гений! Спасибо ками за Фушигуро.       Итадори, естественно, подходит к преподавателю сразу, как только всё заканчивается и бросает пару взглядов Кугисаки, мысленно умоляя его подождать. Нобара показательно закатывает глаза, но кивает. — Задания принести на следующий факультатив или лучше на Вашу завтрашнюю пару? — В любое время, — отвечает Годжо, протягивая ему два листа, — Тут больше, чем я давал сегодня остальным, но это потому, что я добавил для тебя пару заданий по кривой спроса для закрепления темы, хорошо? — А, конечно, хорошо, спасибо, — он забирает листы, улыбаясь.       Ах, это пресловутое, дурацкое «для тебя». Он ему заданий больше дал, а Юджи радуется, как ребёнок, потому что это специально для него, именно ему и никому другому. Это глупо, но без разницы. — Ты первый, кто благодарит за подобное, знаешь? — Годжо смеётся, и Итадори думает, что, если для того, чтобы заставить его смеяться, Юджи надо благодарить его за такие глупости, он более чем готов. — Правда? Но я действительно благодарен, — искренне добавляет парень, аккуратно укладывая листы в рюкзак, — Так что обязательно всё сделаю. До свидания, Годжо-сенсей! — До завтра, — преподаватель пару раз махнул ему рукой, прежде чем отвернуться.       Итадори всё с той же улыбкой на лице вышел из аудитории и довольно выдохнул, показав Нобаре класс. Всё прошло хорошо. Лучше, чем в прошлый раз. Он не так сильно волновался и смог провести относительно нормальный диалог. Это очевидный прогресс. Для того, кто на прошлом факультативе чуть не словил сердечный приступ, это, пожалуй, даже слишком отличный результат.       Он глупо хихикает, в очередной раз прокручивая в голове это «для тебя» голосом Годжо. Замечательный человек. И в выражениях не особо формален, что даёт возможность выхватывать фразы из контекста и придавать им особый смысл. Это, естественно, занятие не очень правильное и адекватное, но, спрашивается, волнует ли это Юджи? Вообще нет. — Прелесть. Со стороны это выглядело... Ну, знаешь... Довольно неплохо. Вы такие контрастные и противоположные, что это даже в некотором роде делает вас... Похожими? Типа. Настолько антонимы, что синонимы. Если так подумать, то ведь для слова «синоним»... Антонимом будет «антоним»? Вот, у вас что-то вроде. На удивление, красиво. Да и он общался с тобой весьма... Мило? Но я верю Гуми. Обёртка супер-красивая, а вот что там за начинка... Чёрт знает. Думай головой, ладно? — Понятное дело. — Не-а. Ты сейчас выглядел так, словно улетел на седьмое небо. Поэтому я и сказала тебе... Возьми себя в руки и спустись с небес на землю. Хорошо хоть перед ним ты в блаженного не сыграл, — Нобара прикрывает саркастичную улыбку ладонью, — Но было близко.       Нет, Итадори уверен, что в этот раз вёл себя нормально. Ну, возможно, не так «обычно», как ведёт себя с друзьями или братом, но нормально.       Наверное, это потому, что Юджи просто... Не умеет по-другому. Но ему предстоит научиться. то, что Юджи нарисовал: https://pbs.twimg.com/media/EwnXBd3XEAMlRMJ?format=jpg&name=large
Примечания:
Не удержался и как-то вот написал новую главу быстрее, чем ожидал.

Собственно, раскрыл немного не самого приятного детства братьев и часть причин походов Ю к психологу. Но это ещё не всё. В дальнейшем событий откроется больше. Заставлять персонажей страдать уже как смысл жизни.
UPD: осторожно, почти спойлер!
Отец Итадори в данном фанфике – исключительное ОМП, с другой внешностью и именем. Так что, считайте, что это другой персонаж, никак не связанный с каноном.

Не представляете, как мне было весело прописывать Сатору.

Читатели, мои солнышки, как впечатления?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты