Сожитель-вредитель

Слэш
R
Завершён
98
Пэйринг и персонажи:
Размер:
18 страниц, 6 частей
Описание:
Ацуши ненавидел внезапные налеты Портовой мафии: после них приходилось устраивать едва ли не капитальный ремонт. В этот раз Черные Ящеры превзошли в наглости самих себя: ввалились в их с Кекой квартирку в общежитии. Выгнать-то их выгнали, но встал вопрос о ночевке. И, конечно же, хороший наставник не бросит своего ученика в беде, предоставит ему кров, приют и местечко в своем сердце.
Посвящение:
Псам и черному плащу восемнадцатилетнего Дазая, который я хочу прикупить себе в награду за 20 баллов (да, у меня 20, 2-0, двад-цать баллов!) и за успех "С любовью, твой аноним". И нет, мне не платили за рекламу.
Примечания автора:
Да-да-да, снова ванильная история по ДазАцу. И что вы мне сделаете?
Конечно, это не "С любовью, твой аноним", но нечто похожее. Приятного прочтения)
Интересно, а я смогу войти в историю Фикбука как автор слишком слащавых работ по ДазАцу?
6.03.2021 - 50 лайков, спасибо, народ, я тоже вас люблю)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
98 Нравится 86 Отзывы 17 В сборник Скачать

Глава третья. Готовка

Настройки текста
       Ацуши, конечно, догадывался, что приключения только начинаются, но не думал, что такие. Дазай, аргументируя это тем, что он «джентльмен», сам вызвался понести оба пакета с продуктами. Накаджима даже мысленно присвистнул: действительно донес! Правда, на этом все джентльменское в Дазае кончилось. Ключи от квартиры были у него, и Осаму, нисколько не смущаясь, впихнул все покупки в его, Ацуши, сильные тигриные лапы, отпер дверь и, первым проскользнув в зазор, вальяжно развалился на только недавно убранном футоне. Накаджиме пришлось и дверь закрывать, и продукты по полкам расставлять, и самому начинать готовить, и тяжело вздыхать.        «Еще не вечер» — напомнил себе парень, срезая жир с говядины. Как оказалось, это было пророчество. Чуткие тигриные, — настоящие, — уши уловили колебание воздуха, сопровождавшее неслышно вошедшего на кухню наставника. Ацуши, стараясь не обращать на него внимания, проверил варящийся рис и приступил к нарезке мяса. Спину буквально обжигал взгляд наставника, который не преминул возможностью подосаждать:        — А-цу-ши, а что это ты делаешь? — протянул Дазай, сидя за низким столиком.        — Готовлю рис с карри. Вы что, забыли, господин Дазай? — спросил Ацуши, через плечо глядя на детектива. Тот сидел, подперев подбородок рукой, и с блаженной улыбкой смотрел на него из-под полуприкрытых век. Но сонное блаженство тут же исчезло, сменяясь азартным воодушевлением.        — Ай-яй-яй, Ацуши, нельзя готовить в таком виде! Что же ты сразу не сказал, что тебе нужен фартук? У меня как раз есть для тебя кое-что особенное! — вскинулся Дазай и тут же начал рыться в ящике кухонного гарнитура. — Ага, нашел!        При развороте сложенный в несколько раз фартук запестрел синем фоном, на котором вырисовывались белая тигрица с двумя такими же тигрятами. Нет, Дазай специально не искал его, но купил с мыслью, что готовящий на его кухне Ацуши будет смотреться в нем запредельно очаровательно. Накаджима превозвысил все его ожидания: по-домашнему уютный, в растянутой футболке и свободных штанах до лодыжек, в мягких черных носочках с белыми пальцами, на подошве которых красовались рисунки кошачьих лапок, и в чуть великоватом фартуке, Тигр так и манил к себе, зазывал обнять и как-нибудь потискать.        Кстати о потискать: воображение Дазая было куда богаче, чем он предполагал. Пусть одежда и была мешковатой, Ацуши почему-то легко виделся без нее, в мыслях Осаму красуясь перед ним в одном фартучке и обязательно со своими кошачьими ушками. Интересно, а они действительно такие чувствительные, как о них говорят? Насколько яркой будет реакция паренька, если Дазай ненавязчиво прикусит его ушко, тут же посасывая губами? Воображение услужливо подкинуло краснеющие щеки прогибающегося под ним Накаджимы, который стонал и вздрагивал бы от малейшего прикосновения.        Очнулся от своих мыслей Осаму, обнаружив себя, грудью прижимающегося к спине Тигра и расположившего руки по бокам от мальчонки. Ацуши под ним вздрогнул и запрокинул голову, глядя в глаза. Что сказать, картина завораживала. Накаджима, как и ожидалось, краснел и удивленно смотрел широко распахнутыми золотисто-фиолетовыми глазами с неестественно большими зрачками. Ухмыльнувшись, Дазай медленно оторвал правую руку от столешницы, легко прошелся пальцами по запястью Ацуши, едва касаясь кожи, и быстро стащил кусочек соломкой нарезанной моркови, которая в данный момент лежала на разделочной доске перед Тигром.        Отойдя на пару шагов назад, Осаму отправил в рот свою добычу, посмеиваясь над глуповатым лицом паренька. Казалось, будто того выбили из колеи эти махинации. Лицо Ацуши выражало и глубокую задумчивость, и ошарашенность, и отрешенность и даже какую-то заинтересованность. Очнувшись, мальчишка уставился на Дазая, и тот не преминул шансом еще немного его подразнить: пошловато усмехнувшись, детектив высунул кончик языка и медленно обвел им свои губы, проникновенно глядя в глаза Накаджимы. Что и говорить, его тигренок такой невинный и наивный, что даже такие легкие заигрывания смущают его.        Очнувшись, Ацуши недовольно протянул:        — Дазай-сан, ну вы и вредитель.        И отвернулся, продолжая нарезать морковь.        «Обиделся что ли?» — подумалось Осаму. Лица паренька он не видел, но его спина выглядела очень обиженно. И морковь он тоже нарезает как-то остервенело. Будто представляет на ее месте самого Дазая. Ацуши, конечно, даже и не думал ни о чем таком, но детектив точно был уверен, что Тигр обижен и зол. Надо как-то исправлять.        Снова подойдя к Накаджиме, Осаму стал слева от него, склонив голову и думая, как подступиться. Ацуши наверняка смотрит на него краем глаза, но не подает вида, сосредотачиваясь на несчастной моркови. Наконец сообразив, что можно сделать, Дазай легко приобнял паренька за плечи, снова наклоняясь к нему.        — А-цу-ши… — протянул он гнусаво, ненавязчиво поглаживая правое плечо ученика. — Ты злишься на меня?        — Нет, господин Дазай, — невозмутимо отозвался Накаджима, и по такому ответу детектив понял, что Тигр еще как злится. Если бы он не был обижен, то ответил бы что-то вроде «Нет, что вы такое говорите!».        — Ну Ацуши, ну прости меня, — проныл Осаму, незаметно перемещая руку на середину спины паренька, а второй прикасаясь к шее.        Накаджима недоверчиво посмотрел в его глаза, и Дазай для правдоподобия опустил голову, исподлобья поглядывая на мальчишку сквозь свои каштановые пряди.        — Хорошо, господин Дазай, — мягко улыбнулся паренек, и детектив, на секунду благодарно прижавшись щекой к чужому виску, тут же отпрянул, с заливистым смехом развязывая оба бантика фартука, который жалкой тряпкой упал на пол к ногам Ацуши.        — Дазай! — гневно закричал Тигр, тут же поднимая своих тканевых сородичей и отряхивая их от невидимой грязи.        — П-прости-и! Я не удержался! — все еще веселясь, пробормотал Осаму, с умилением глядя на насупившегося паренька.        — Да ну вас, — пробубнил Ацуши, и Дазай едва устоял перед желанием потискать мальчишку за его румяные щечки.        Прекратив хохотать, детектив по-кошачьи подлез под ничем не занятую левую руку Накаджимы и с улыбкой на этот раз серьезно сказал:        — Ладно, я и правда не хотел тебя обижать. Давай с чем-нибудь помогу, например, картофель почищу. Честно, даже без попыток вскрыть себе вены!        С недоверием во взгляде Ацуши согласился, и Осаму добросовестно выполнял свою работу под постоянные настороженные и обеспокоенные взгляды паренька. Когда весь картофель был почищен и даже аккуратно нарезан, Дазай не удержался и сложил на разделочной доске из кожуры улыбающуюся рожицу, с самодовольством показывая ее Накаджиме.        — Вы и вправду вредитель, Дазай-сан, — с усмешкой ответил он на это, снисходительно покачав головой.        Дальше до готовки Ацуши его не допустил, поэтому детектив сидел за низеньким столиком, работая фоновым радио. Накаджима попросил его что-нибудь рассказать, и Дазая будто прорвало: он говорил и говорил, сначала о делах агентства, которые расследовал до появления в их рядах Тигра, потом перешел на смешные случаи в Портовой мафии, не забыв упомянуть Чую, постоянно пьющего молоко в надежде вырасти, и пятнадцатилетнего Акутагаву, который не смог отказать сестре и нацепил на себя ее розовый плед, из котрого материализовался такого же цвета смущенный Расемон. Припомнил Осаму и казусы агентства, с удовольствием рассказывая о Куникиде, однажды потерявшем свой «Идеал» и едва ли не рыдающем из-за этого. Правда, тут Дазай чутка приврал: это не Доппо потерял блокнот, а напарник исподтишка стащил чужую драгоценную вещицу. Да и не плакал Куникида, а крыл всех трехэтажной цензурной бранью, по полной отрываясь на бедном Осаму. Хоть Дазай всего этого и не говорил вслух, но почему-то был уверен, что Ацуши и без комментирования лжи понял, что же на самом деле произошло с Доппо и его «Идеалом».        Когда до готовности риса и карри осталась финишная прямая, настал черед Накаджимы рассказывать смешные истории. Хоть таких было и немного, Дазай искренне хихикал, стараясь поддержать Тигра. Особенно детектива заинтересовала история, в которой приютские дети пытались постричь Ацуши, что привело к такой экстравагантной внешности.        Что и говорить, этот рис с карри был лучшим в жизни Осаму еще до приготовления.
Примечания:
Простите, автор начитался "Евгения Онегина"
О, да-а, здесь будет много пасхалок из "С любовью, твой аноним")
Прошу прощения, если будут какие-то неточности по поводу риса с карри, я яндексил его рецепт, но не ручаюсь за верность
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты