Обувной магазин (Брендон или Бренда)

Смешанная
R
Завершён
12
автор
Размер:
53 страницы, 12 частей
Описание:
История о легкой принудительной феминизации и переодевания в женскую одежду
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 21 Отзывы 6 В сборник Скачать

2

Настройки текста
Глава 2 Мы начали встречаться с Эммой. Мы гуляли с ней и болтали о всякой всячине, об одежде, об обуви и бизнесе. От нее я узнал, что ей пришлось уволиться из-за несносного, противного шефа, который любым способом пытался затащить ее в постель. Я восхищался познаниями Эммы в сфере торговли и той непоколебимой уверенности, которая сквозила в каждом ее слове, когда разговор заходил о работе. Я не удержался и поведал ей о своих не совсем успешных делах в магазине. На другой день, она уже сидела в моем кресле, в моем кабинете и листала бумаги. Полностью изучив их, Эмма обрисовала перечень мер, которые помогут моему магазину, а также то, что я должен сделать прямо сегодня, чтобы сэкономить и не платить лишнего, в том числе и на налогах. Несколько квитанций с внушительными штрафами, она отложила в сторону. Девушка сказала, что их можно оспорить в суде и из-за несовершенства законодательства, можно легко выиграть суд, после которого не придется платить эти безосновательные, баснословные штрафы и пеню при прострочке уплаты штрафов. Придется, потратиться лишь на суд и адвокатов, но это сущие гроши по сравнению, с цифрами штрафов и начисленной пеней. Я был сражен наповал ее безупречной логикой и компетентностью. Эмма быстро написала номера телефонов знакомых адвокатов в моем ежедневнике, лежавшем на столе, а затем взяла меня за руку и потащила на улицу. Мы отобедали вместе и снова вернулись ко мне в кабинет. Так прошел еще один день. По мере того как продолжалось мое знакомство с Эммой я с радостью делился мечтами о том, каким бы хотел видеть свой собственный магазин. Она активно и с явным интересом участвовала в обсуждении этих проектов, то одной фразой остужая беспочвенные мои фантазии, то наоборот, толковым предложением поддерживая угаснувший было пыл. После месяца хождения, по разным инстанциям, собирания разных бумаг и бюрократической волокиты, состоялся суд, который мы с Эммой таки выиграли. В результате, я теперь никому ничего не должен. Я не только сэкономил несколько десятков тысяч фунтов на штрафах, но и получил денежную компенсацию, за нанесенный моральный ущерб, половину которой я с радостью отдал адвокату. Он своими действиями надолго отбил желание посещать мой магазин, всяким проверяющим конторам, которые имеют на это лицензию и пользуются неграмотностью, таких как я. Прошло еще несколько месяцев, и мы поженились. Свадьба была тихой и небольшой. Но само платье невесты было роскошным и пышным. Это было что-то феерическое, напоминавшее больше платье принцессы, из какой нибудь диснеевской сказки, чем свадебный наряд. Платье с длинным шлейфом, из идеально белого, неимоверно блестящего атласа, имело огромную юбку, под которой был кринолин и бесчисленное количество нижних кружевных юбок. Подол платья был отделан белоснежными, мерцающими кружевами, а лиф платья был вышит жемчугом, вычурным узором. На плечах невесты, огромными шарами, красовались буфы. На спине, в том месте, где был задрапированный вырез полупрозрачной тканью, прямо по ней были вышиты вычурные кружевные цветы. Спереди платья, в верхней части лифа, был глубокий, красивый, треугольный, слегка закругленный вырез. Он не обнажал кожу, а был задрапирован, полупрозрачной, слегка блестящей, белой, тонкой тканью, а если более точно выразиться, ткань покрывала всю кожу в декольте платья, плечи и всю шею невесты до подбородка. Талию девушки венчал, из белого блестящего атласа, роскошный бант, от которого отходило, завитками, несколько розовых и голубых длинных лент. Если говорить, несколькими словами, моя Эмма выглядела просто божественно. Мы обвенчались в близлежащем кафедральном соборе. Сказать, что моя интимная жизнь с Эммой совсем не заладилась, с самого начала, значит, ничего не сказать. Здесь все было, как раз, наоборот, во всех мыслимых и немыслимых смыслах слова. Если коротко, моя жена попросту, сразу и навсегда, поменяла наши роли в сексуальных отношениях. Это произошло в первую же нашу брачную ночь, впервые ее минуты. По классике жанра, я должен был внести невесту на руках в спальню, раздеть ее, а затем овладеть ею. У меня это произошло совсем по-другому. Пока мы с Эммой поднимались на второй этаж в спальню, она сорвала с меня всю одежду и бросила ее на пол. На мне совершенно не было ничего, кроме галстука бабочки. Болтающаяся бабочка на шее и торчащий член, скажу я вам, «интересное сочетание», не правда ли? Как только дверь спальни закрылась. Эмма стала словно безумная. Ее глаза горели странным, диким огнем. Она быстро накинула мне на голову длинную фату, в которой я полностью укутался, а затем принялась страстно целовать все мое тело сквозь, воздушную, тонкую, прозрачную ткань. После ее ласк, я уже через несколько минут, не то что изнывал от желания, но уже чувствовал, что у меня наступает помутнение рассудка. Девушка сдернула с меня фату, а затем полностью остолбеневшего, грубо повалила на пол и сразу полностью накрыла огромною юбкой, пышного свадебного платья. Очнувшись от оцепенения, в полумраке, под кринолином и множеством кружевных нижних юбок, я наконец смог сделать, то, о чем так мечтал, почти полгода. Я ласкал ее прекрасные, длинные ножки, затянутые в гладкий нейлон, целовал, каждый их дюйм, наслаждался их ароматом, снимал туфельки девушки и целовал, каждый пальчик, на ее прекрасной ступне. После этого медленно начал подыматься вверх, не переставая целовать ее ножки. Особенно я уделил внимание, лодыжкам, коленкам и внутренней поверхности бедер. Я попытался снять колготки девушки, но они не поддались. Обследовав их руками, я понял, что в них нет, ни резинки, ни швов. Они уходили куда-то далеко, вверх под корсет и платье. Но мне очень повезло, Не пришлось больше ничего делать, то, что я так тщетно искал, неожиданно само нашлось, в вырезе нейлоновых колготок. Мои губы вдруг коснулись ароматного бутона девушки. Я проник язычком за ее набухшие половые губки. Она тихо застонала. Я принялся старательно вылизывать ее киску, и чем больше я это делал, тем больше мне это нравилось. Она источала пряные соки, а я их слизывал, не давая ни капли упасть на пол. И вскоре Эмма громко закричала, разразившись бурным оргазмом. Она настолько сильно сдавила бедрами мою голову, что у меня потемнело в глазах. Я не заметил, как тоже бурно излился семенем, видимо мы кончили вместе. Я упал обессиленный и лежал, не шевелясь под огромной юбкой свадебного платья своей девушки, а точнее уже моей жены. Мне никогда так не было хорошо. Я чувствовал, такой покой и комфорт, под кринолином и пышными юбками платья, что мне совсем не хотелось, выбираться из-под них. Эмма еще пару минут стояла, ее била мелкая дрожь и она постанывала. Вскоре девушка сошла со своего места, и яркий свет ударил мне в глаза, пышная юбка платья больше меня не накрывала. Она попросила меня помочь ей снять свадебное платье. Мне пришлось, расстегнуть на спине, полсотни мелких пуговок, обшитых атласной белой тканью и только тогда я получил доступ до молнии платья. Сняв эту атласно кружевную прелесть, я расшнуровал короткий корсет и снял его, затем начал снимать все нижние, кружевные, шелковые юбки. Это было поразительно, их было целых девять. Зачем столько, я не мог понять. Пока их снимал, я снова возбудился, и мой член снова стал колом. Когда последняя из них упала на пол, от увиденного зрелища я так и ахнул. На девушке остались одни колготки. Таких колготок я ни разу не видел в своей жизни. Это были фантастические, особенные колготки, колготки на все тело. Блестящий, белый, полупрозрачный нейлон, покрывал не только ноги и попу девушки, но и все: живот, грудь, каждый пальчик на руке, плечи и шею до самого подбородка. Теперь я хорошо понимал, что это за полупрозрачные перчатки были, под белыми атласными перчатками невесты, которые шли в комплект к свадебному платью, и почему Эмма не могла, снять их тоже. А эта белая полупрозрачная ткань, которая была видна и которая покрывала кожу в декольте платья, оказалась не деталью свадебного наряда, а видимой частью колготок, а точнее комбинезона или кэтсьюита. Так правильно называются эти колготки на все тело, как я позднее узнал от своей жены. Я снова изнывал от желания, но как только Эмма коснулась моего пениса рукой затянутой в блестящий нейлон, я не удержался и выстрелил. Толчок семени был настолько сильный, что брызнул девушке прямо в глаза. Сперма растеклась по ее лицу. Я засмущался, сник и стал пунцовый, Эмма громко захихикала. Она позволили мне помочь снять самую последнюю деталь своего наряда, мы приняли вместе душ, после которого повалились спать. После той брачной ночи, все наши любовные игры проходили исключительно по сценариям моей жены. Она всегда проявляла активную, доминирующую позицию, которую полагается иметь больше мужчине, чем женщине. Иногда в постели она была со мною очень груба, как настоящий мужик, а иногда божественно нежна, словно ангел. Она полностью контролировала мое наслаждение, бывали дни, когда я купался в оргазме, а бывали те, в которых я страдал. Эмма доводила мое возбуждение до безумия, но на протяжении нескольких дней, долгожданной разрядки, я так и не получал, тогда как она получала ее всегда. Что бы я не смог, сам себя удовлетворять, женщина на время заключала мой пенис в прозрачный, пластиковый пояс верности, который был позднее заменен на изящный плотный атласный чехол, который я стал носить постоянно, но уже в силу других обстоятельств. Что касается, нашего совместного бизнеса у нас с Эммой было полное взаимопонимание. В магазине, наконец, появилась настоящая хозяйка. Ее высокая стройная фигура всегда появлялась в нужный или ненужный момент там, где назревал конфликт или намечался беспорядок или нарушение установленных гласных и негласных правил в нашем магазине. Она быстро приходила мне на помощь, когда нужно было уладить конфликт с покупателем или дать ценный совет. Ее крепкую хватку все работницы оценили в первую же неделю, и никто не хотел спорить с обладательницей холодного, как будто у куклы, немигающего, взгляда карих глаз. Она не была деспотичной, жестокой, тиранкой. Здесь все было, как раз наоборот. Эмма навела железный порядок и дисциплину не карательными мерами, а благодаря тому, что сыскала большое уважение у своих работниц. Она построила свои отношения с ними на партнерской и доверительной основе. В нерабочее время она для них стала хорошей опытной подругой, в которой всегда найдется дельный совет, на все случаи жизни, включая и интимную сферу. И если нужна была помощь, она никогда не отказывала. После работы, они часто ходили вместе по магазинам и в кафе. Она даже с ними проводила обеденный перерыв в подсобке. Одиннадцать пар женских глаз выжидающе смотрели на меня, когда я туда входил. Я понимающе кивал и сразу бежал в близлежащую кондитерскую за большим тортом. Когда я его приносил, мы пили вместе чай. Девушки любили хихикать и подтрунивать надо мною, а Эмма только способствовала этому. Постепенно в нашем магазине образовался дружный женский коллектив с доверительными отношениями. Все забыли, что такое склоки. А те продавщицы, которых я пару раз увольнял, а затем брал обратно, теперь были образчиками послушания, они с трепетом выполняли все поручения Эмми и с благоговением внимали каждое ее слово. Моя жена помогла нескольким девушкам бросить курить, основываясь на собственном опыте. Но особенно ее авторитет возрос, после одного случая. О нем я расскажу чуть подробнее… Джейн, так звали девушку с каштановыми волосами и яркими зелеными глазами, работала у меня уже три года. Эмма часто замечала синяки на руках девушки, но не спешила расспрашивать ее. Но однажды Джейн пришла с подбитым глазом, ей пришлось подробненько все рассказать моей жене. Эмма отобрала у нее мобильный телефон и оставила ночевать у нас. На другой день, когда уже до закрытия магазина оставалось всего, каких-то пару минут, прибежал ее разъяренный муж, этакое, крупное, дурно пахнущее алкоголем, никотином, потом и мочой существо. Увидев, стоящую за прилавком Джейн он подбежал и влепив ей увесистую оплеуху, выкрикнув: — Где тебя носило сучка, целую ночь! Кто знает, чем бы все закончилось, если бы Эмма не решила вмешаться. Она быстро подошла к ним, а затем пристально и строго посмотрела в глаза мужчины, и с металлом в голосе молвила: — — Никто не смеет в моем заведении, плохо отзываться о женщине и бить ее! Слышите! Никто не смеет! — Кто же запретит мне это сделать! Ты что ли, сучка крашеная?! — ревел, брызгая слюной мужчина. — А вы не догадываетесь? — сказала Эмма, не переставая пристально смотреть, немигающим, холодным взглядом в глаза хаму. Я взял бейсбольную биту и тоже подошел, понимая, что здесь без драки не обойдется. Кое-кто из девушек уже пытался дозвониться в полицию. Я заметил, как мужчина попытался замахнуться и отвесить оплеуху Эмме, но та неуловимым быстрым движением, ткнула мужчине двумя пальцами куда-то под ребра. И через пару секунд, он уже корчился на полу и держал себя за горло. Женщина спокойно постояла над ним, а затем, наступив ему на грудь высоким острым каблуком, невозмутимо молвила: — Человек, может прожить без еды месяц, без воды около недели, а без воздуха две или три минуты, не более того. Вы молодой человек, слишком много курите. У вас слишком плохие легкие. Знаете, вы ведь можете умереть… Джейн почувствовала, что ей больше ничего не угрожает, принялась ногами пинать, своего мужа. Эмма ее сразу остановила и многозначительно добавила: — Девочка, с мужчиной не нужно драться, его нужно воспитывать… — Я его ненавижу! — воскликнула Джейн и снова попыталась, пнуть ногой своего мужа, лежащего на полу. — Ну, все, хватит. Полно тебе! — сказала Эмма и подала знак. Две продавщицы ее оттащили, а все остальные накинулись на мужчину, сорвали с него одежду, связали его, затем потащили на второй этаж, где и бросили на полу, в одной из пустующих больших комнат. Когда он полностью пришел в себя, мужчина начал кричать и угрожать, мол, если его не развяжут и не выпустят, будет хуже. Он сам освободится, и все здесь к чертям разнесет, и всех поубивает. Но стоило Эмме только войти в комнату, и посмотреть ему в глаза, как он тут же, под ее строгим взглядом, сразу сник. Она коротко бросила: «Ты был плохим и за это понесешь наказание…»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты