Сказка воды и ветра

Гет
PG-13
Завершён
86
Пэйринг и персонажи:
Размер:
9 страниц, 2 части
Описание:
Все мы привыкли, что в сказках почти всегда счастливый конец. Но задумывались ли вы о том, что рядом с вами живут люди, ситуации в жизни который похожи на те сказки, что не имеют счастливого конца?
Примечания автора:
в этот раз меня вдохновила песня, твёрдо ассоциирующаяся у меня с данным пейрингом
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
86 Нравится 8 Отзывы 17 В сборник Скачать

пойми

Настройки текста
Огромный зал был наполнен разнообразными звуками человеческой предпраздничной суеты. Звон стекла и металла, фарфоровые тарелки, бьющиеся друг о друга, быстрые шаги, гул дворецких и горничных. Фатуи решили организовать пышный банкет без видимых на то причин. Лишь только они знали, что на самом деле должно завтра произойти. Тарталья вошёл в помещение медленным и размеренным шагом, привлекая к себе внимание немногочисленных собравшихся. Уверенная хитрая улыбка, лазурные глаза, бегающие туда-сюда, словно их обладатель искал в толпе её. Единственную. — Господин Чайльд, рады видеть вас здесь — трое горничных, одетых в совершенно одинаковую форму, в унисон поприветствовали юношу и разошлись в стороны. — День добрый — Тарталья подмигнул в пустоту, не смотря ни на одну из тех прекрасных дам, что стояли напротив него, и пошёл дальше, приметив себе место почти на самом краю длинного стола. Скатерть цвета слоновой кости с вышитыми золотой нитью затейливыми узорами приятно радовала глаз, ничем особо не привлекая внимание, но доставляя одно только удовольствие всем, кто краем глаза зацепился за неё. Подсвечники стояли параллельно друг другу, аккуратно и гармонично, будто самый внимательный человек на планете расставлял их специально для этого вечера. С каждой минутой стол пополнялся всё новыми блюдами, замысловатыми и необычными для местных жителей. Фатуи чувствовали важность момента. Они готовили этот план к осуществлению долгое время и наконец выдался идеальный шанс показать свою силу. Они начнут с обычного банкета, отвлекая внимание Цисин от насущных проблем. Зал продолжал наполняться людьми в самых разных одеждах. Многие из женщин предстали перед всеми в невообразимой красоты платьях и ханьфу, подчёркивающих прелестные формы каждой из них. Мужчины были одеты чуть сдержаннее, но не упустили шанса показать свою неотразимость и великолепие. Меньшая часть присутствующих надели обычную повседневную одежду, но добавили к ней особенности: брошь, заколка, накидка и прочие безделушки, так любимые простыми людьми. Среди толпы входивших в зал внимательный взгляд Тартальи зацепился за одну девушку. Её обычно неопрятное платье было заменено на чистое, немного изменённое по длине и деталям аккуратное одеяние. Белое платье без лямок и плечей дополнялось гармонично распределёнными нежно-голубыми вставками и золотой вышивкой, чем то напоминавшей тот узор на скатерти, который так долго рассматривал Чайльд. Юбка платья доходила гостье до колен, но сзади продолжалась до середины голени. Вместо легких доспех, которые она обычно носила, теперь не было ничего. Открытые бледные руки обнажали бессчетное количество царапин и синяков, что даже немного придавало гостье необычной красоты и шарма. Сапоги она заменила на белые туфли на тонком каблучке, покрытого всё тем же золотым узором. С плечей свисала и струилась, словно водопад, полупрозрачная голубая накидка, больше походившая на шарф или платок. Её небрежно лежащие волосы, которые чаще всего хаотично развивались на ветру, тогда выглядели аккуратными и мягкими, а передние длинные пряди были заколоты на затылке прекрасной цветочной заколкой. Величественный бутон лилии закреплялся на заколке, но было ощущение, что он растёт прямиком из прядей светлых волос. Это лишь придавало гостье неописуемой красоты. — Точно ли эта та Люмин, которую я знаю? — усмехнулся Тарталья, сидя за столом и неотрывно следя взглядом за вошедшей путешественницей. Она быстро, но точными и аккуратными движениями пробиралась сквозь толпу в середину зала. Люмин выдавала немного неуверенная походка. Это показалось юноше забавным, ведь он никогда не видел её такой. Насколько же всё случающиеся доставляло Аяксу огромное удовольствие. Что-то в его сердце отдалось резким рывком острой боли. Он прекрасно понимал, для чего Фатуи устроили это всё, и что за этим последует. В этой битве один из них умрёт. А второй выживет. Другого исхода с самого начала не было дано. Если бы он только мог изменить хоть что-нибудь. Тщетно. Путешественнице удалось пробраться через людей и она, даже не осмотрев зал, села на противоположный от Тартальи край стола. Получилось так, что она сидела почти напротив него на таком расстоянии, чтобы можно было понять выражение лица. Элегантно, словно самая утончённая девушка из всех существующих, Люмин села на стул и перенеся вес вперёд, подпёрла голову руками и из-за её спины вылетела Паймон. Маленькое существо вовсе и не изменилось, только привычная весёлая атмосфера вокруг неё сменилась на напряжённую, что даже с расстояния нескольких метров Чайльд чувствовал эту перемену. Да и сама Люмин не выглядела расслабленной. Конечно же, она догадывалась для чего весь этот спектакль с банкетом и музыкой, поэтому и не пыталась искать среди гостей знакомое лицо с родинками и бездонными лазурными глазами. Увидеть его здесь было бы ещё больнее. Понимать, что Тарталья замешан во всём этом она не хотела. Юноша не отводил проницательного взгляда от Люмин. Это всё же она. Хоть и выглядит по-другому, но это всё же она. Отважная девушка, которой Аякс восхищался, и за которую в глубине души он боялся в те секунды, когда не видел. Внутри путешественница такая же хрупкая, как и хрустальный бокал, хоть и со стороны она видится всем добродушной и отзывчивой героиней. *** Когда все гости собрались и банкет начался, Люмин не спешила притрагиваться к великолепным блюдам. Взгляд её янтарных глаз был прикован к оркестровой яме, в которой скрипачи и виолончелисты вынимали из струн своих музыкальных инструментов завораживающий звук. Люмин сравнивала это с боем. И там, и там был важен ритм и исполнение. Гармония обоих составляющих давала идеальный результат. Слабая улыбка появилась на лице девушки, что сильно привлекло к себе внимание Тартальи. Люмин благополучно не замечала следящего за ней. За всё время она даже не посмотрела в сторону еды, зато Паймон была счастлива и наелась досыта. Музыканты остановились. Прошло несколько секунд и зал наполнился новой музыкой, только теперь присоединились барабанщики. Более энергичный ритм намекал присутствующим о танцах. Первые вышедшие в середину зала пары сначала неуверенно двигались, сбиваясь с ритма, затем только поймав нужную волну пустились в пляс. Двигались они хоть и спонтанно, импровизированно, но было сложно не сравнить их с потоками ветра. Присутствующие танцевали свободно. Все знают, что ветер - свобода и воля, как утверждали жители Мондштадта и сам Барбатос. Тарталье пришла в голову идея. Сумасшедшая, спонтанная, но полностью исходившая от его сердце идея. Неспешно встав со стула он уверенным шагом направился к Люмин, которая заметила его только когда он подошёл почти вплотную. — Не ожидала увидеть тебя здесь — с усмешкой сказала путешественница, полностью приходясь взглядом по Чайльду. Его повседневный костюм был также незначительно изменён, как и её платье. Что привлекло её внимание больше всего, так это то, что пиджак его был расстёгнут, но под ним было не голое тело, а белоснежная мятая рубашка, которую он усердно пытался спрятать, запахивая пиджак и скрещивая руки на груди. Ей показалось это настолько забавным, что она позволила себе тихий смешок. Но она понимала, что он красив. Красив по-своему, не так, как остальные люди. Для неё он выделялся, как для детей выделяется любимая игрушка на полке. Особенный. Её Чайльд. — Язвить ты умеешь, принцесса — Аякс немного присел и наклонился ближе к ней. Взяв Люмин за руку он задал вопрос, вертевшийся у него в голове ещё с момента начала музыки — Что думаешь насчёт танца со мной? — Думаю, что тебе просто невозможно отказать — снова усмехнулась Люмин, поскольку была в хорошем расположении духа. Сжав его ладонь в своей, путешественница встала со стула и пошла за Тартальей в центр зала, не отпуская его руку. Ей доставляло удовольствие думать, что она героиня какой-нибудь сказки со счастливым концом, где принцесса и её возлюбленный танцуют медленный вальс. Жаль, что в жизни всё не так. Люмин и Тарталья по разные стороны баррикады. Даже если бы они так сильно хотели, у них бы ничего не вышло. Просто не могло. Это причиняло Люмин боль. Искра, светящаяся ярким светом в сердце путешественницы постепенно угасала, оставляя за собой шрамы, от которых многие не оправляются даже спустя пол века. Противоречивые чувства одолевали Чайльда тогда. Стоит ли хвататься за малейший шанс или просто принять всё как есть? Пара вышла на "поле боя". Танец, который они собирались пройти вместе, Тарталья видел как репетицию боя. Они стояли друг напротив друга. Люмин улыбалась искренне, Аякс улыбку выдавливал. Ладонь к ладони. Шаг назад. Юноша смотрел на путешественницу как в последний раз, будто он больше никогда не сможет увидеть её бледные веснушки, её улыбку, её золотые глаза. Шаг вперёд. Девушка чувствовала, что сейчас идеальный момент, чтобы сказать заветные слова, которые обжигают её сердце. Их пальцы переплелись между собой и Люмин вытянула руку полностью, откланяясь от партнёра, но затем возвращаясь к нему, как бумеранг. Они притянулись ближе друг к другу. Тарталья решил вложить в танец послание для неё. Предостережение. Она положила свою голову ему на плечо, выражая этим доверие. Улыбка не сходила с её лица. Обычно настороженная, сейчас она отбросила все сомнения в сторону. Почему-то именно в этот момент Люмин верила Чайльду полностью. Энергичная часть песни началась и они оба закружились, откланялись и возвращались, но их руки так и оставались соединёнными. В глубине души каждый из них понимал, что не хочет отпускать руку своего партнёра. Голубая накидка Люмин всё время развивалась словно воздушный змей на ветру. Со стороны казалось что пара танцевала среди поток воды. Что в их танце соединились две стихии: вода и ветер. Свободная и лёгкая Люмин и переменчивый и таинственный Тарталья. В очередной раз, когда они приблизились друг к другу, Чайльд почувствовал дыхание путешественницы на своей щеке. Что-то кольнуло его в сердце. Он понял, что нужно успеть донести до неё его послание. «Пожалуйста, услышь меня. Я просто хочу чтобы ты была хоть и не моей, но живой". Тарталья резко оттолкнул Люмин назад, но всё ещё держа её за руку. Когда девушка удивлённо посмотрела на юношу, он заглянул ей прямо в глаза, не переставая легко улыбаться, как он всегда делает. «Пойми». Он прекрасно знал, что в его глазах видно ту боль, что терзала его с самого начала задания. Просто следя за очередной целью он и подумать не мог, к чему это приведёт. Сейчас он смотрит на его первую, и скорее всего последнюю радость в его жизни после вступления в ряды Фатуи. Именно эта девушка приносила в его жизнь новые эмоции и чувства, которые он раньше не испытывал. В сердце Люмин ударила молния. Чайльд не сводил взгляда своих лазурных глаз с неё до последнего. Только когда путешественница немного разжала руку, он отвернулся. Она поняла. Сердце её, будто кусок льда, разбилось на множество мельчайших осколков. Удивление, даже шок, заставил её тело расслабиться и она стала сбиваться с ритма. Главный вопрос в её голове был «почему?». Он ведь говорил, что недоволен способами Фатуи решать свои проблемы, тогда почему сейчас...Почему сейчас он решил рассказать ей правду? Рассудок помутнел, но тело по инерции двигалось в такт. Взгляд перестал фокусироваться на чём либо. Она старалась не смотреть на него. Ей было важно отвлечься на что-нибудь, лишь бы не взглянуть в глаза Тарталье. Хотя так хотелось задать ему немой вопрос. Объектом своего внимания она выбрала пуговицу на рубашке партнёра, которая была как раз на уровне её глаз. Последующие минуты до конца песни она не помнила. Когда музыканты остановились и в зале наступила почти гробовая тишина, с еле слышимым шёпотом, путешественница окончательно отпустила руку Аякса. Это конец. Финал их сказки наступит завтра. И счастливого конца быть не может. Идя быстрым шагом к выходу, Люмин изо всех сил подавляла желание обернуться. Тарталья стоял на прежнем месте. Заиграла новая мелодия, ознаменовывая начало последней страницы их истории. Он так и не перестал смотреть на уходящую. Последнее, что он видел, это голубая полупрозрачная ткань, исчезнувшая в дверном проёме.
Примечания:
здесь очень много описаний, но я надеюсь что это не серьёзная проблема
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты