Привычное мурчанье

Слэш
R
Завершён
85
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
9 страниц, 2 части
Описание:
Чимин торопится... После тяжёлого дня, не замечая луж на дороге и, ненароком наступая почти в каждую, он спешит. Расстёгивает пальто и стягивает с шеи, как всегда мешаюший шарф, прямо в лифте. Дверь широко распахнув, он вбегает в квартиру и снимает бегом свои насквозь промокшие туфли. Он все еще торопится, торопится поскорее оказаться в кресле, под пледом, поскорее взять свой свернувшийся комочек счастья и услышать то, что каждый раз крошит его сердце в пыль.
Посвящение:
Их сладкой любви
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
85 Нравится 8 Отзывы 25 В сборник Скачать

Привычное мурчанье

Настройки текста
Примечания:
да-да, я написала бонус к работе, которая, кажется, вам понравилась))

3 months later

      На часах 7:14, через 6 минут должен прозвенеть будильник, но он не прозвенит. Чимин не позволит этому случиться, за последний месяц у него выработалась привычка — вставать за 10 минут до. Его омега не должен проснуться, ведь уже которую ночь тот проводит на полу, обнимая унитаз. Токсикоз… Кто же знал, что все будет так сложно. Но Юнги справляется — бодрствует по ночам и отсыпается днем. Ничего не ест, сильно похудел, но врач уверяет, что это вот-вот это закончится. Говорит он это уже неделю. Пак поворачивается на левый бок и видит настолько умиляющую картинку, что хочется визжать как девчонка при виде желанной конфеты, только это не конфета, это намного слаще — это любовь. Его любовь по имени Мин Юнги лежит, свернувшись в клубочек и очень мило, хоть и немного по-детски, дует губки, пытаясь что-то сказать. — Счастье моё — тихо шепчет альфа и проводит по еще недавно существующему изгибу талии. Срок еще маленький, но ребеночек, судя по всему, чуть крупноват, потому омега уже неделю воет, стоя у зеркала, что его прекрасная талия пропала, что он располнел — глупый. Чимин не теряясь всегда отвечает, что у него самое прекрасное тело, самые очаровательные изгибы, а самое главное, что он сам — безумно красивый, самый красивый во всем белом свете, а талия — ну, что ж тут можно поделать. Родится ребеночек, у него-то они и спросят, почему тот так быстро рос в животике, округляя своего папочку до состояния пирожка.       Пак встает с кровати и, крайне бесшумно взяв вещи и сумку, выходит из комнаты, послав перед этим воздушный поцелуй своему счастью. — Работа… Чтоб её. — ворчал Чимин, допивая свой кофе. Ему хотелось лежать со своим котёнком на кровати, даже если тот весь день будет сопеть, уткнувшись носом в грудь альфы или же в подушку — все равно. Главное не упустить ни одного важного момента, которые вечно происходят, когда он на работе.       Мечтать о таком можно было бесконечно долго, но Пака отвлекает чуть слышный гудок телефона. — Да. Доброе утро Намджуни. Водитель уже выехал? Что ж, хорошо, скоро буду. Спасибо. — Чимин отключается, берет пиджак со спинки стула и уже собирается уйти как вдруг… — Милый, во сколько ты сегодня вернешься домой? — сонно тянет Юнги, стоя в одной футболке в центре гостинной. — Зайчик, я сегодня пораньше вчерашнего, я же тебе обещал! Мои любимые хотят что-то вкусненькое? — Наклонившись к пока ещё плоскому животику, спрашивает Пак. — Ну… Если только одну порцию…помнишь, мы видели в «Энергии»? — почесав затылок, неловко спрашивает омега. — А, ты о том ведре фисташкового мороженого? Так оно же 1+1! — Д-да, второе бери с черникой. Сегодня смотрим бэмби! — Опять? Мы смотрели его уже три раза за этот месяц! — Ты засыпаешь не середине, а мне хочется досмотреть с тобой до конца!!! — говорит Юн и обиженно надув губки, чуть отворачивается от мужа, скрестив руки на груди. — Будет сделано, сокровище моё! — напоследок говорит Пак и целует в макушку свою обиженную булочку. — Я вас обожаю. До вечера!

7 months later

      На часах 8:27. Будильник молчит. Его не заводили уже месяц — ровно с тех пор, как Чимин ушел в отпуск на неопределенный срок. Он стал отцом. Юнги снова спит свернувшись в клубок — кажется это его самая любимая поза для сна и не важно, что Чимин спит на оставшихся 15 сантиметрах кровати. Сейчас всё равно — ведь для счастья нужно совершенно не это.       Родной и, кажется, просящий поцелуя, носик любимого очаровательно морщится, когда тому в глаза светит случайно отразившийся от проезжающей машины солнечный луч. — Доброе утро, котик. — чуть слышно шепчет Пак на ушко Мину, отчего того накрывает волна мелких мурашек. — Как спалось? — Знаешь, сегодня намного лучше. Я ни разу за ночь не подходил к кроватке. Даже, скажу честно, совершенно не слышал плача. Неужели мы возвращаемся в привычный режим? — Довольно шептал Юнги, даже не удосужившись открыть глаза.       Чимин ни за что не признается мужу, что подмешал ему в чай огромную порцию снотворного, а сам провел у кроватки практически всю ночь. Не за чем это все, ведь главное, что его любовь хорошо спала. А он не жалуется, он не хочет спать. Он хочет видеть отдохнувшего мужа, хочет видеть, как тот довольно порхает по дому весь день, совершенно не замечая усталости, ведь ночью ему удалось выспаться и, кажется, даже увидеть сон.       Они встают с кровати и тихо, на цыпочках, выходят из комнаты, как всегда держась за руки. — Какая же спокойная ночь. — говорит Мин. — *Как же хочется спать* — Думает Пак, но молчит. Нельзя признаваться — получит ведь нагоняй. — Кофе будешь? — очаровательно улыбаясь, спрашивает омега, — Выглядишь устало. Н-неужели… — И не думай, что всю ночь к ним вставал я. Просто… Ты толкался во сне! — пытается оправдаться Чимин.       Они завтракают в тишине, сидя напротив и утопая в глазах друг друга. Эти двое никогда не насытятся друг другом. Им отведено слишком мало времени, чтобы подарить друг другу всю свою любовь. Детский плач прерывает их идиллию и Мину приходиться оторваться от опьяняющих глаз мужа и уйти обратно в комнату.        Спустя пару минут вновь стало тихо и лишь тихо скрипнувшая ступенька сообщила Паку о том, что его любимый вернулся на кухню. — Как дела на фронте? — шутит альфа, притягивая омегу к себе на колени. — Все хорошо, ведь ты у меня такой замечательный! — Я? А причем тут я? — Ты все в темноте перепутал! — еле слышно смеясь говорит Юнги. — Ты надел на Мэй голубую распашонку, а ХенУ… — уже заливаясь смехом продолжает омега, — памперс… Ты надел его задом наперед. Боже, это было так смешно! — Ничего не смешно, ты сам не давал мне практиковаться в том, как надевать эти штуки… А тут еще и темнота, одел же? Так что не смейся! — Я люблю тебя, Пак Чимин! Очень сильно и, кажется, бесповоротно. Будем учиться напяливать памперсы? — Будем! — Чимин тоже бесповоротно и навсегда был влюблен. В своего мужа, своих двойняшек — во всю свою жизнь.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты