Семейные ценности

Слэш
PG-13
Завершён
122
автор
Размер:
20 страниц, 5 частей
Описание:
Что было бы, если бы в семье Тодороки были немного другие ценности.
Посвящение:
Моим нервным клеткам, которые сдохли после глав с адской историей этой семьи.
Примечания автора:
Комфортим Тодороки.
Никакой жестокости в этом доме!
Энджи и Рей — заботливые родители.
Тойя — умная булочка с корицей и самый лучший старший брат из всех возможных.
Шото — умная булочка поменьше.
Нацуо и Фуюми слушают причитания этих двоих на протяжении всей жизни и раздают советы буквально всегда.
Вы готовы? Тогда поехали. Приятного чтения.

29.04.21 — 100.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
122 Нравится 18 Отзывы 27 В сборник Скачать

Часть 4

Настройки текста
Тойя — хороший старший брат. Тойя — тот самый человек, к которому можно прийти после кошмара. Тойя — тот, кто успокоит и поможет, если причуда причинила боль. Родители это родители, для младших детей они авторитетны, но порой кажется, что именно старший брат поймет так, как необходимо. *** Шото упорен в своих тренировках, он хочет как можно скорее превзойти старшего брата, отца, стать самым сильным и лучшим. И это стремление порой делает хуже. Потому что контролировать две стихии одновременно — это сложно. Пытаться освоить их по отдельности тоже отдельный вид пытки. Они слушаются плохо, оставляют раны на теле: лёгкие ожоги и обморожения не сходят сразу и причиняют боль. Отец просит не напрягаться сильно, следит за ним пуще прежнего, тихо вздыхает, когда младший сын снова делает слишком большую нагрузку, а мама всё чаще опечаленно вздыхает, когда заматывает его руки и ноги бинтами. Шото виновато прячет глаза. Он не хочет их разочаровывать. Он хочет стать героем, лучшим из лучших. Но пока что получается так себе. Да, отец и мать считают его гением, хвалят, просят быть осторожнее с причудой, но он понимает, что этого всё ещё недостаточно. — Я смогу, отец, пожалуйста! — Шото цепляется пальцами в отцовскую руку, смотрит на Энджи просяще, но Старатель только опускается на колено, обнимает крепко и просит подождать, пока раны не затянутся. Для малыша Шото эти слова сродни пощечине. Он сжимает горячую ладонь отца крепче, кусая щеку изнутри, пока Энджи говорит обеспокоенно. — Это важно, Шото. Твои раны должны затянуться. Я понимаю, что ты хочешь поскорее научиться её контролировать, но сейчас тебе нужно взять небольшой перерыв, понимаешь? Контроль важен, но не во вред себе. Послушай... Через пару дней, как у меня появится свободное время я помогу тебе с этим, хорошо? Мы вместе потренируемся и я помогу тебе улучшить контроль над причудой. Мы с мамой вместе позанимаемся с тобой, поверь. Вместе мы обязательно найдем решение, обещаю тебе, сынок. Только пока что не делай ничего сам. — Старатель гладит сына по голове, целует в макушку и отправляется на патруль. Шото долго смотрит ему в след. А потом уходит в тренировочный зал. Он не то, чтобы собирается идти против наказа отца, просто хочет попробовать, совсем немного... Раны от причуды болят, мешают сосредоточиться, отвлекают. Он с трудом может высвободить небольшое пламя на ладони и льдинки выходят совсем крошечными. Он поджимает губы, пробует ещё раз. Но итог даже спустя несколько часов один: ничтожно мало. Он слаб. Так слаб... В итоге мальчик оседает на татами, обнимает себя за колени и всхлипывает от обиды. Он так старается, пытается, но все равно получается очень слабо. Он думает, что он позор своей семьи. Даже не смотря на слова отца... Они с мамой и братишкой Тойей самые лучшие и сильные. А он... Он такой слабый, хоть и унаследовал причуду от отца и матери. Он сжимается в кокон, всхлипывая. — Шо? — обеспокоенный голос старшего брата раздается совершенно неожиданно. Шото утирает глаза, оборачивается и расстерянно смотрит на Тойю. — Привет... Ты рано сегодня... — тихо произносит мальчик, пытаясь спрятать красные глаза под густой челкой. — Да сегодня же короткий день. — Тойя подходит ближе, садится рядом, словно ничего не происходит. — А ты чего тут? Отец ведь ушёл на патруль и, насколько я помню, он настоятельно просил тебя ничего не делать в одиночку. — Тойя-нии... Я просто... Просто не хочу быть обузой. — Шото поднимает голову, а слезы градом катятся по лицу, — Вы сильные. Самые лучшие... Даже мама. Мама особенно сильная. А я... Слабый. Тойя обнимает брата крепко, прижимает к себе и гладит по спутанным прядям. — Не правда. Мы не сильные, Шо. Мы тоже имеем слабости. Даже отец. Даже мама и я. Я... Ведь совсем не сильный. Без костюма и кое-чего ещё я могу себя ранить причудой, прямо как ты сейчас. И отец так же. Мы только кажемся сильными. Но Шото, все люди имеют слабости и это нормально. Быть слабым — не запрещено. — Но... Я... — Шото растерянно замирает, цепляется за кофту брата руками и сжимает крепко. Да, пальцы болят, но Тойя такой теплый. С ним спокойно. Он говорит мудрые вещи. Ему можно рассказать о том, что гложет. Его не оттолкнут за это. Помогут. Тойя чувствует, как кофта намокает от слёз, но продолжает обнимать, укачивая младшего брата в своих объятиях. — Я тоже был слабым, Шо. Я был очень слабым. Причуда делала мне больно. Так больно, что я не вылазил из больниц почти полгода. Из-за этого, кстати, и волосы побелели, вроде как. Я ведь был как отец изначально, красный-красный, а потом бац и побелел. Теперь прям как мама. Красиво, слов нет. — А я... Как они оба. — Шото коснулся рукой краснобелых прядей. — Да. Тоже красиво. И ты сильный, просто... Сейчас ещё слишком многое пытаешься взять на себя. Я понимаю почему. Ведь был таким же. — Да? — Да. Когда в четыре года первый раз получил серьезные ожоги из-за причуды, думал, что отец меня возненавидит. Ведь я слабый, ещё и себя ранил. Кому нужен такой сын. Но он всю дорогу до больницы с мамой меня успокаивал, а потом сразу после работы сорвался ко мне. Я как сейчас помню, он принес мои любимые фрукты и просидел со мной до ночи, а потом его медсестры домой отправили. Он не хотел уходить. Тогда я понял, что сила — это ещё не всё. Семья тебя любит не за силу, а за то, какой ты. Так что я считаю, что если мы с тобой заберём сегодня Фуюми и Нацуо со школы, а потом пойдем в кино на какой-нибудь фильм, то поступим правильно. Отец вернётся только завтра утром, а мама сегодня обещала навестить своих подруг, так что и нам не стоит сидеть дома. Шото слушает и, тихо-тихо всхлипнув, крепче обнимает брата. — Да, мы... Мы обязательно должны сходить в кино. Ведь Юми давно хотела. — Да. И запомни, Шото, семья будет любить тебя любым. И она будет любить тебя всегда. — он мягко целует мальчика в макушку, а после подхватывает на руки. — А теперь пойдем, обработаем твои раны, нанесём все нужные мази и переоденемся. А там как раз за Нацуо и Фуюми надо будет идти. — Тойя-нии... — Да? — Ты лучший. — Шото обнимает за шею и трётся носом о щеку. Слёз больше нет. Он улыбается счастливо, даже больше не думая о том, что слаб. — Конечно, ведь я твой старший брат. Тойя кружит малыша Шото на руках и довольно смеётся, когда брат улыбается и смеётся вместе с ним. — Ты всегда можешь поговорить со мной, Шото. Помни об этом. Тойя хороший старший брат. Он никогда не оставит младших в лапах плохих мыслей.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты