притяжение

Слэш
NC-17
В процессе
1957
автор
Размер:
планируется Миди, написано 92 страницы, 15 частей
Описание:
Итэр вызывает всеобщее обожание, и многие хотят коснуться его, поцеловать, окружить заботой.

Из этих желаний рождается новое чувство: похоть.
Примечания автора:
Итэр лучший мальчик пон
Я не уверена насчёт сюжета и будет ли он вообще, но тут в каждой главе будет упоминание событий в прошлой части. Так что это не бессвязные драбблы
Однако
Тут много секса с Итэром, гоменасай

апдейт: ТУТ ВСЁ-ТАКИ ЕСТЬ СЮЖЕТ...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1957 Нравится 449 Отзывы 372 В сборник Скачать

асфиксия [Чайлд/Итэр]

Настройки текста
Примечания:
Чайлдтер!!!
Очень уж запал мне в душу этот шипп
Хотя, если на чистоту, то Чжунтер я люблю чуточку больше
Эта глава получилась больше, чем предыдущие, периодически я буду писать главы по десять-шестнадцать страниц
Если после этого Тарталья мне не выпадет-
Я умру
:(
Сколько дней прошло с последней встречи Чайлда и Итэра? Путешественник не считал. Он не видел в этом необходимости, да и вообще, после того, как его трахнули на столе, было довольно дискомфортно пересекаться с Тартальей. Юноша знал одно: больше он не позволит Аяксу к себе прикоснуться. Даже если они занялись сексом по стечению обстоятельств, Итэр всё ещё питал к рыжему неприязнь. Блондин трогает свою шею руками, с облегчением обнаружив то, что метки его бывших партнеров, которых насчитывалось более пяти, практически исчезли. Остались совсем крохотные пятна, больше похожие на аллергическую реакцию. Он тихо выдыхает, спрыгивая со скалы и попутно раскрывая планер. Рыжие перья рассекают густой туман, и Путешественник спускается всё ниже, на ровную поверхность. Сегодня у него нет никаких дел, кроме ежедневных поручений, с которыми он расправляется на раз-два. Златовласый сжимает в руке рукоять небесного меча, вглядываясь в даль, чтобы понять, сколько километров ему предстоит пройти до ближайшего задания. Итэр радуется тому, что вопреки его ожиданиям, добирается до кучки хиличурлов достаточно быстро. Среди них и маг бездны, который раньше вызывал у мальчика неподдельный страх, а сейчас он не испытывает никаких трудностей. Юноша набрался опыта и обучился многим приёмам, поэтому, он уверен, стал сильнее. Мальчишка создаёт разрушающий всё на своём пути торнадо, сразу же затянувший мелких врагов и унёсший их ближе к воде. Тела хиличурлов рассыпаются в прах, вызывая у Итэра весёлую улыбку. Вот Путешественник создает вихрь из ладони, что за несколько мгновений пробивает щит магу бездны. Без защиты он ничтожен, поэтому Итэр, не торопясь, добивает его мечом. Это задание было последним. Весь оставшийся день блондин проведёт, ища богатые и драгоценные сундуки, или же сражаясь с более крупными врагами. Такими как крио папоротник или геовишап, например. От упоминания последнего Итэр поморщился. Он ненавидел этого противника, и каждый раз откладывал сражение с ним на день позже. Мальчик подобрал с песка материалы, оставшиеся после мага бездны, которые показались ему более полезными. Паренек открыл золотистый компас, указывающий светлой полоской на сокровища, находившиеся поблизости. Итэр действительно обрадовался, и тут же бросился, следуя за ведущей его полосой в воздухе, что тянулась невероятно долго. Когда он дошёл до места, на которое указывал компас, тут же поморщился. Несколько стражей руин и один руинный охотник, охраняющие роскошный сундук. Ну и ну… Итэр бы прошёл мимо, но роскошный сундук встречается очень редко, по большей степени лишь в усыпальницах глубин. Придется попотеть.

***

Итэр тяжело дышит, опираясь ослабшими руками на вонзившийся в песок меч. Он был истощен долгим сражением, которое, честно, проигрывал. Кто ж знал, что с виду сломанные стражи руин, разбросанные по всему побережью, на самом деле ещё могут активироваться. Противников оставалось четыре, а побеждено лишь жалких два. — Эх, опять ты куда-то вляпался, — кто-то приобнимает его за плечи. В приятном голосе слышен укор и что-то похожее на досаду. — Так уж и быть, я спасу тебя и в этот раз. Его с лёгкостью подхватывают на руки, не предоставляя никакой возможности вырваться. Итэр хочет возмутиться, но понимает, что его возмущение ничего не даст. Возможно, только сильнее раззадорит Аякса. Тот, будто бы и не особо стараясь, уклоняется от всех атак врагов, выглядя совершенно расслабленным. Сколько же у него силы, раз расправляется с противниками по щелчку пальца? — Впечатлён? — Чайлд гордо вздергивает подбородок. — Нет. — Итэр нисколько не впечатлен, вот правда. Ещё тогда, в золотой палате, он понял, что Тарталья страшно силён. — А теперь поставь меня. Рыжий удрученно вздыхает, однако ставит младшего на ноги. Тот хмыкает, открыв сундук. Юноша недовольно поджимает губы: из полезного тут только книги опыта. — Спасибо за то, что помог, — нехотя буркает златовласый. — Ну, чего встрял? Ты можешь идти. Больше твоя помощь мне не нужна. — золотистоглазый небрежно отмахивается от назойливого Предвестника, желая, чтобы он поскорее ушёл. Тарталья обиженно отшатнулся, выглядя задетым тем, что Путешественник его прогоняет. — Я хочу поговорить с тобой, — голубоглазый хватает мальчонку за запястье, мягко потянув на себя. Итэр отчаянно сопротивляется, злостно смотрит на старшего, но кажется, готов выслушать. — Почему ты стал избегать меня? — Чайлд выглядит таким опечаленным и разбитым, будто от того, увидится он с Путешественником или нет, зависит его жизнь. Мальчик вздыхает. — Я бы не избегал, если бы ты, — он тыкает пальцем ему в грудь. — Не был так одержим мной. Мужчина обескураженно хлопает глазами, выглядя в этот момент так смешно и глупо, что хочется рассмеяться. Но Итэр сохраняет бесстрастное лицо. Аякс грустно хмыкает. Рыжий не контролирует свои руки, и тянет их к лицу мальчишки, чтобы, по всей видимости, прикоснуться ими к бархатной коже, однако блондин с раздражением отталкивает чужие конечности. — Оставь эти милости для кого-то другого, — герой Мондштадта морщит нос. — Я на такое не ведусь. Голубоглазый поджимает губы, глядя на объект своего обожания с всеобъемлющей тоской. — Ты мне нравишься. — сердечно лепечет старший. Итэр подавляет желание закатить глаза. Сколько раз он уже слышал признание Аякса? На пальцах и не сосчитать. Путешественник вздыхает. — Я знаю. Рыжий вздрагивает, словно рассчитывая на другой ответ. Младший жмёт плечами, разворачиваясь на пятках и, дав понять, что их разговор окончен, уходит. Предвестник остаётся один.

***

— О чем вы говорили с Чайлдом? — Паймон с любопытством глядит на юношу, и осторожно перебирает мягкие волосы. — Ни о чём важном, — он отмахнулся, решив не вдаваться в подробности. Это было бы странно. — Чайлд просто просил сразиться с ним ещё раз. — Опять он за своё! — спутница блондина скорчила гневное лицо, сжав маленькие ладошки в кулачки. — Что за упёртый балбес. Итэр тихо засмеялся. Действительно, Тарталья очень упрямый, однако целеустремленный. В большинстве случаев Фатуи добивается того, чего хочет. А значит, есть вероятность, что мужчина найдет способ затащить Путешественника еще раз в постель. Златовласый мотнул головой. Нет-нет. Этого мальчик уж точно не допустит. — Давай вернёмся в Ли Юэ. Паймон хочет снова отведать ту рыбу-тигр! — она, позабыв о недавнем гневе, растеклась в улыбке, и чуть ли не пускала слюни в предвкушении грандиозного ужина. — Ладно, — просто согласился Итэр, сам испытывая легкий голод. К тому же, нужно отвлечься от своих переживаний. — Всё равно давно не отдыхали. Паймон в согласие кивнула.

***

Итэр вгрызается зубами в сочное мясо, и довольно мычит от приятного вкуса. Его маленький компаньон давно заснула за столом, и тихо сопит с деревянной палочкой в кулачке. — Оо-о, милашка, и ты здесь? Чайлдовские руки оплетают его талию, мужчина прижимается к нему сзади, и горячо выдыхает. — Я, кажется, тебя просил не лезть ко мне, — он старается вырваться, однако Чайлд держит крепко, и жалостливо скулит. — Прекрати, иначе я позову на помощь. — Пожалуйста, — Тарталья упирается лбом в плечо юноши. — Сразись со мной. Один раз. Итэру некомфортно находиться рядом с человеком, который жизни без него не представляет. Одержимость — не есть хорошо. — И ты отстанешь? — утомленно вздыхает мальчишка. Ему так надоело это внимание со стороны Предвестника, что уже кажется разумным согласиться на просьбу старшего. — Я… — голос Аякса дрогнул. Путешественник приблизительно представлял, как рыжий чувствует себя сейчас. Он не хотел отпускать, не хотел расставаться. Но голубоглазый понимает, что Итэру не нужен. Парнишка не любит в ответ, поэтому- Нужно сдаться. — Ты же знаешь, я не могу без тебя, — Фатуи стискивает хрупкого блондина в своих объятьях. — Но. Ты мне нравишься. И я… Не эгоист, чтобы думать только о себе. — Хорошо. А теперь отпусти. Мне неприятно. — и Чайлд повинуется. Выглядит несчастным, словно вот-вот расплачется. Не смея давить на жалость, удаляется в неизвестном направлении, буркнув напоследок о том, что будет ждать мальчика завтра на озере Лухуа. Путешественник хмыкает. Как бы ни хотелось — Чайлда он не поймёт. — Мм… — раздается сонное мычание Паймон. Она спросонья теряется в пространстве и временно не понимает, где находится. — Мне казалось, я слышала голос Тартальи… Причудилось? — она вопросительно взглянула на друга. — Да, — кивает мальчик, утаив от неё правду. Девчушка бы точно не одобрила его согласие сразиться с Аяксом. Вдруг Фатуи вообще его грохнуть задумает? Ну или… Трахнуть. — Нам нужно задержаться в Ли Юэ ещё немного, у меня тут остались дела. — Что-то ты от меня скрываешь, — беловолосая недовольно хмурится, уперев руки в бока. — Ну и ладно, хмпф! Не хочешь рассказывать — не рассказывай! Не успел Итэр и рта открыть, как она испарилась. Он разочарованно фыркнул. Златовласый решил прогуляться по гавани, дабы проветриться, да и… Просто прийти в себя после сегодняшних событий. Итэру бы хотелось поговорить с кем-нибудь о своих переживаниях. Он, чем больше путешествует, тем больше поддается отчаянью и сомненениям. Правильно ли мальчик поступает? Парнишка не уверен в этом. Конечно же, секс с разными людьми — отвратительно. И мерзко то, что Итэр нравится практически всем. Почему так происходит? Он обыкновенен. Ну, разве что, из другого мира, однако об этом, кроме Паймон, никто не знает. Внешность тоже вполне обычна: нисколько не привлекательна, но и не отталкивающая. Так почему к нему так тянутся? Итэр издал разочарованный стон. Он не знает. А Чайлд и Чжун Ли? Венти? Они его действительно любят? Или это такой же ничего не значащий секс? Если честно, то жить, зная, что ни у кого нет к нему чувств, было бы легче. Несомненно, его партнеры понимают, что у Итэра нет к ним симпатии, и их это устраивает. Но почему они считают такое нормальным? Мальчик нахмурился, прогоняя мысли прочь. Об этом думать время неподходящее, и лучше потратить его на долгий сон, чтобы хорошо выспаться, да и к тому же в мягкой кровати. О своих тревогах Итэр будет думать завтра.

***

Юноша неуверенно топчется на месте, оглядываясь и не понимая, где же Чайлд, который сам и позвал его на озеро Лухуа. Или всё это засада, а потом на него совершат нападение и прикончат? Но все волнения развеваются, как пепел на ветру, когда он слышит шорох листвы и тихий облегченный вздох. — Ты пришёл. Итэр насмешливо вздергивает левую бровь. Тарталья ведь сам попросил его об этом, почему сейчас удивляется? — Давай сразу к делу, — блондин наставляет на старшего острие небесного меча. — Я не люблю прелюдии. — Ах, как я соскучился по этому враждебному взгляду, — распаленно тянет Аякс, и в его руке появляется лук. — Ты такой милый, когда злишься. Голубоглазый натягивает тетиву на луке, демонстрируя игривую улыбку. — Заткнись. — Итэр уклоняется от стрелы, и ловко перекатывается, стоит ему подойти ближе и чуть не встретиться лицом с водяными клинками Чайлда. — Оу, — рыжий довольно хмыкает. — Неплохо. Путешественник презрительно морщится на похвалу соперника, сбивая расслабленного мужчину с ног. А тот, будто бы нарочно, утягивает юношу за собой. — Эй! — Итэр не ожидал такой лёгкой победы, поэтому, мгновенно сообразив, что Чайлд поддался, ощетинивается. — Что ты делаешь?! — Любуюсь прекрасным мальчиком, — любовно мурлычет одиннадцатый предвестник, бесспорно, получая удовольствие от того, что Итэр нависает сверху и пилит таким яростным взором. — А что, нельзя? Блондин хватает Аякса за грудки, грубо встряхнув. Он расстроен тем, что Чайлд с самого начала не собирался драться по-настоящему. Это был всего лишь предлог для того, чтобы увидеться. Нечестно. — Перестань вести себя так, — златовласый заламывает брови домиком. Тарталья не воспринимает его всерьёз, посему Итэр начинает сомневаться в том, что рыжий искренне любит. — Или ты такой со всеми? Флиртуешь тоже со всеми? Путешественник не хочет признавать того, что ему грустно от этого. Чайлд удивленно раскрывает глаза. — Нет, — твёрдо отвечает Аякс. — Только с тобой. Паренёк пристально смотрит на старшего, старается найти в голубых глазах что-то помимо беспредельного обожания, но, видимо, Тарталья искренен с ним. Итэр фыркает, отпустив воротник выглядывающей из-под пиджака рубашки. — Я тебя не понимаю. — золотистоглазый садится в траву, прижимая к животу ноги. Чайлд садится рядом, переведя тускло горящий взор на младшего. Почему Итэр не уходит? Разве он не злится? — Я запутался. — мальчик удрученно вздыхает. — Почему я тебе нравлюсь? Тарталья не ожидал того, что юноша спросит об этом когда-нибудь, потому теряется. — Из-за твоего упорства, — рыжий неловко жмет плечами. — Мне хотелось втереться в доверие, а потом трахнуть и бросить. — Но! — мужчина перебивает уже собирающегося вспылить мальчонку тем, что прижал указательный палец к покусанным губам. — Со временем ты стал вызывать всё больший интерес. Я следил за тобой, и всё никак не мог понять, почему при виде тебя у меня в горле пересыхает. Когда меня осенило, мне хотелось… Поведать о своих чувствах, но ты от меня шарахался, поэтому- Голубоглазый печально прикрывает глаза. — Хочешь сказать, я тебе нравлюсь из-за упорства? Тебе нравится, когда я сопротивляюсь? — Итэр понимающе кивнул. Ему не хотелось уходить. Почему-то, за столь короткое время, Чайлд вызвал у него положительные чувства. Путешественник не мог охарактеризовать их. Тарталья молчит, уставившись на траву. Странно, что у мальчишки так сжимается сердце при виде мрачного противника. — Я… — блондин смущенно чешет щёку. — Не буду против поцелуя. Рыжик вздрагивает, и смотрит в ответ ошеломленным взором. Не может поверить, что Итэр сам дал согласие на поцелуй. Не принудительно, а сам. — Ты уверен? — даже если Аякс спрашивает, вряд ли сможет остановиться в случае отказа. Его прохладная ладонь ласково гладит щеку младшего, ерошит мягкие прядки, и щекочет кожу шеи. — Уверен. — фыркает паренёк в ответ, собираясь съязвить что-нибудь, но не успевает, поскольку предвестник впечатывается губами в чужие молниеносно, нетерпеливо кусает и нечленораздельно рычит. — Больно! — всхлипывает златовласый, стоит длинным пальцам вплестись в волосы на затылке, грубо распустив косу. — Я не разрешал, эй! Фатуи придавливает мальчика к траве, вжимает своим телом и устраивается между ног, сверля партнёра просящим взглядом. — Речь шла только о поцелуе, — Итэр моргает в надежде, что дымка рассеется, и тем не менее, становится лишь хуже. …Хотя, это с какой стороны посмотреть. Ему жарко, и внизу живота начало приятно тянуть, а всё-таки, Путешественник не рассчитывал на секс с Чайлдом. Не позволял переходить границу дозволенного, но- Стоило догадаться о том, что Тарталья не остановится. — Но ты не против. — Чайлд распаленно ухмыляется, показывая ряд белоснежных зубов, и кладет руку поверх небольшого бугорка на штанах младшего. — Признай, я сексуален. Итэр подавился возмущением. Насколько может быть самовлюбленным этот придурок? Пока Путешественник бессильно злился, Тарталья успел стянуть с него и доспехи, и шарф, и остальную одежду. Даже нижнее бельё снял, вот зараза. — Ну же, не прячься, — голос Аякса звучит глубже от возбуждения. Блондин всхлипывает, сводя ножки вместе. Кудрявый хмыкает, и проталкивается рукой между мягкими бёдрами мальчишечки. — Ха-ха, ты всё так же чувствителен, такой прелестный. — Остановись! — жалобно хнычет Итэр, стараясь вдохнуть воздух, но пальцы Чайлда, уделяющие внимание головке члена, и не думают давать время на отдых. Он выгибается, подобно колесу, трётся набухшими сосками о шелковую ткань пиджака мужчины, и смаргивает бусинки слёз. — Ты действительно хочешь, чтобы я прекратил? — голубоглазый весело хихикнул. — По твоему лицу я могу сказать обратное. Парнишка протяжно стонет от плавного толчка: предвестник упёрся пахом в ложбинку между округлыми полушариями. Тихий вздох, сообщающий о невыносимом возбуждении Чайлда, мутный взгляд сквозь Итэра — вот, что видит мальчонка. — Я так люблю тебя, Итэр, — хрипло шепчет старший. И у Путешественника в животе все скручивает от этого признания, щёки покрываются румянцем. — Пожалуйста, больше не избегай меня. Мне очень больно. Вместо ответа блондин зарывается пальцами в рыжие локоны на затылке Тартальи, ласково перебирает и шумно дышит, не имея возможности ничего произнести. Ему приятно. — Я хочу путешествовать с тобой, — он тыкается носом в шею товарища, вдыхает сладковатый аромат ветряных астр, и дурнеет, сходит с ума от обожаемого запаха молодого тела. — Ты разрешишь? Итэр только скулит, не в силах сконцентрироваться на словах Фатуи, откидывает голову назад, не прекращая поглаживать подрагивающими пальцами прядки мужчины. Слышится характерный расстёгиванию ширинки глухой лязг, и Тарталья приставляет головку пульсирующего члена к сфинктеру любимого человека, зарываясь носом в золотистую макушку. — Стой-стой! Растяни! — Путешественник толкает его в грудь, протестующе машет головой и кидает на Аякса умоляющий взор. У рыжика находится в кармане брюк смазка. Непонятно, зачем предвестник носит её с собой, но Итэр решает задать все терзающие вопросы потом. Голубоглазый выливает её себе на пальцы, в нетерпении кусает губы, и вводит первый палец в горячее нутро Итэра. — О, святые Архонты, да, — мечется от пронизывающего блаженства подросток, сминая зеленую траву пальцами. Чайлд тут же находит правильный угол, и проталкивает палец дальше, а затем добавляет второй, вскоре и третий. — Мх-ммм… Тело у Аякса горячее — совсем не такое, как руки, обжигающие промозглым холодом. — Не делай такое лицо, — шипит Тарталья. Ему сложно сдерживаться, а тут еще Путешественник теряется в топящем сладострастии. — Проклятье… — Ты можешь войти, — даёт разрешение мальчонка, судорожно выдыхая. Чайлд снимает липкую перчатку и вторую отбрасывает куда-то в сторону. Его сейчас, кажется, не интересует ничего, кроме юноши под ним, что извивается, как самая опытная профурсетка. — Пожалуйста, не мучай… Партнёр из Снежной скользит руками по гибкому телу к шее Итэра, несильно сжимает и удушает. А Путешественнику нравится. Нравится ощущать нехватку воздуха, лёгкое першение в глотке, и усиливающееся с каждым мгновеньем возбуждение, которое плавит мозг. Глаза Чайлда вновь темнеют. — Ах… Ха-ах… А, — хрипло стонет мальчонка, не обращая внимания на стекающую по подбородку слюну. Тарталья врывается в него одним толчком, тотчас заполнив целиком. — Чайлд-Чайлд… Лепечет, будучи в возбужденном состоянии, Итэр, закатывает глаза и насаживается сам. Чужие руки не пропадают с его шеи, игриво царапают. — Аякс. Моё имя Аякс. — шепчет мужчина, оставляя засос на ключице парнишки. — Назови меня по имени. — Аякс… Аякс, прошу тебя, — Путешественник не противится, наоборот, становится мягким, податливым, готовым выполнить все просьбы Тартальи. — Трахни меня. Грубо. Я… Я хочу, пожа- Предвестник издает утробный рык, вжимает младшего в землю, и в буквальном смысле вдалбливается в Итэра. Тот, не ощущая рук на горле, свободно стонет, ответно царапая широкую спину рыжеволосого хитреца. — Люблю тебя, — следует смазанный поцелуй, на который златовласый охотно отвечает, чуть ли не задыхаясь от переизбытка ласк. — Я хочу сделать тебя своим, — кусает за нижнюю губу, с довольной ухмылкой слизывая алую кровь, сочащуюся из небольшой ранки. — Хочу забрать в Снежную. Скажи, ты поплывёшь со мной? Блондин в забытье судорожно кивает, тянется за новым поцелуем, и получает то, что хочет. Чайлд оставляет на запястьях следы от жёсткой хватки, впивается в покрасневшие от поцелуев губы Итэра, и проталкивается языком в рот мальчика. — Я… — мальчонка хочет что-то сказать, но попросту не может из-за рваных толчков Аякса. Лишь высоко стонет, прижимая рыжего ближе к себе, и постоянно вздрагивает от собственнических укусов Фатуи. Голубоглазый толкается, и в завершение, грубо потянув волосы Путешественника, дабы тот откинул голову назад, кусает рядом с кадыком, изливаясь внутрь. Мальчишечка всхлипывает, сотрясаясь в долгожданном оргазме, и обмякает на траве, только учащенно дыша и быстро моргая. Чайлд обессиленно рухнул на мальчика, сгребая в мягкие объятья. — Тебе хорошо? — заботливо мурлычет он, с нежностью взглянув на наконец отдышавшегося приятеля. — …Угу. — Итэр смущается. — Но я не могу идти. — Я понесу тебя на руках. — тут же оживляется Тарталья, а потом осыпает миловидное личико ласковыми поцелуями. Путешественник скромно кивает, думая о том, что снова пошёл на поводу своим желаниям. …Ну и ладно. Чайлд не так уж и плох.
Примечания:
ЧАЗВХХАЖАХВДАПЬАЛАХВХКХПЛСЖСХПЖА
ой
Я умер
Я очень давно не писала фф с удушьем, поэтому
Простите, если разочаровала
Держу в курсе, сегодня мой Итэр выдал 30к урона с ешки
Я тогда такая типа: это че щас было??? Это как???
А еще я очень жду инадзуму, потому что, как говорят люди, у электро Итэра космический урон
()0(
Следующая глава будет по альбедо...
Как это называется??
Альтэры?
Или каво чево
Я холодна к этому пейрингу, как и к сяотерам, поэтому прошу прощения, ахаха..
После Альбедо/Итэр будет Беннет/Итэр, а после, возможно, Чжун Ли/Итэр
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты