Бабочки в волосах

Фемслэш
NC-17
В процессе
12
автор
Размер:
планируется Макси, написано 14 страниц, 4 части
Описание:
Школьное AU: Даша не может полюбить жизнь, у Насти проблемы с доверием, Юлик ненавидит себя, Руслана бьёт отчим, у Андрея Ноилса панические атаки, Кузьма готовит лучшие котейли, Денис немец, а Егор еврей.
Примечания автора:
Нижнедеррийск — полностью выдуманое утопические место, прям как Санкт-Петербург в глазах Достоевского.
Автор не шарит во всей этой подростковой ерунде, потому получилось криво-косо, но вроде бы в некоторых местах забавно.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 3 Отзывы 1 В сборник Скачать

4. Про разговор по душам

Настройки текста
До туалета она так и не доходит — планировка у дома была крайне странная и, прежде чем дойти до уборной, необходимо было открыть несколько дверей в спальни, чтобы убедиться, что уборная находится не за одной из этих дверей. Открыв одну из оставшихся трех дверей, она слышит какие-то непонятные всхлипы в глубине комнаты. Слегка взгляд напрягает и видит смутно знакомый силуэт, подойдя ближе она поняла, что это никто иная как Анастасия и, судя по всему, она плакала. Сперва Дарья не хотела вмешиваться не в своё дело, но потом поняла, что не раз испытывала на собственной шкуре какого это, когда эмоции тебя переполняют, а поговорить толком и не с кем. Подняв голову, Анастасия сначала молчит, лишь взглядом наполненным слезами смотрит на девушку. — Эй... Всё хорошо? — Тихо спрашивает Дарья, засовывая руки в карманы толстовки и с силой сжимая серую ткань, чувствуя при этом ещё большую неловкость чем ранее, словно сейчас она лезет совершенно не в свое дело, словно она вообще не должна была тут находиться, а завидев Настю надо было тут же уйти. Но было уже поздно. — Может... Тебе нужна какая-нибудь помощь?.. Стоит ей задать вопрос, как всё вновь рушится, заставляя Анастасию захлебнуться в эмоциях, совершенно наплевав на то, что она держит статус гордой суки. Сейчас ей было плевать на всё, она просто перестала себя держать в железных доспехах, в чертовой клетки, в чертовой переполненной чаше эмоции. Закрыв дрожащими руками лицо, Анастасия всхлипывает и цепляется пальцами за собственные волосы, дыхание сбивается, а силы и вовсе её покидают. В миг она успевает закрыть рот рукой, отрицательно качает головой, давая ответ на вопрос, что с ней явно не всё в порядке. Дарья несколько минут мнется, все ещё стоя в тени стены, там, куда не попадал тусклый лунный свет. Она ручки глубже в карманы кофты засовывает, а после наконец-то подходит ещё ближе, немного ежась от полной неловкости и смятения. Она в сторону отводит взгляд, чувствуя себя ещё более отвратительно, нежели сегодня утром, чувство это берётся от осознания того, что она действительно ничего не может сказать, да и нужны ли слова в таких ситуациях? Порой они бессмысленны. Потому Дарья мягко обнимает девушку за плечи, прижимая к себе. Страх того, что её оттолкнут внезапно испарился. — Я знаю, что мы почти незнакомы, но... Расскажешь что произошло? Иногда от этого становится легче... Вместо страха в душу к девушке закралась боль, которую она чувствовала, смотря на Анастасию, которую она чувствовала, смотря на сильного человека, который однажды не выдержал и сломался. Шпагина не успевает открыть глаза, как её тело уже прижимают к другому. В нос ударяет приятный запах, а по коже бегут мурашки, заставляя какому-то непонятному теплу зародиться внутри. Блондинка сильнее прижимается к девушке, словно пытаясь передать ей всё чистое, светлое и нежное, что было у неё в душе и сердце — а было там, стоит сказать, немного, но отдала она всё, в себе не оставив ни капли. Ростом Анастасия была куда ниже Дарьи, потому носиком она упиралась куда-то в район солнечного сплетения. Тонкие и маленькие пальчики Анастасии сжимали кофту девушки. Дышать Дарья старалась как можно тише и медленнее, хоть и выходило это у неё с великим трудом — она до сих пор испытывала некое волнение и лёгкую напряженность. Девушка наверное никогда не испытывала к себе какие-то теплые чувства, не от родителей, не от друзей. Она была им не нужна, лишь Руслан Тушенцов заботился о подруге, но это было другое, нежели быть нужной не из-за каких-то обстоятельств, а просто потому что ты действительно нужна. Заканчивается это короткое сближение, сцепление двух одиноких душ так же быстро, резко и внезапно, как и произошло, без разрешения и права на совершения. – Идём... – тихо произносит Настя и хватает девушку за руку, прежде чем беспрекословно, не задумываясь над последствиями и чем-то ещё, пойти за красноволосой, блондинка проводит тыльной стороной ладони под носом, зацепляя небольшой и аккуратный циркуляр. Направляется Шпагина к лестнице, что вела к заднему выходу на лужайку. Хоть слезы она не могла контролировать, но зато её рассудок был при себе, заставляя размышлять так, как и раньше. Спустившись на улицу, Шпагина зажигает свет над крыльцом и отходит назад, осторожно присаживаясь на садовые качели. Даша выходит следом, оглядывается по сторонам и вновь засовывает руки в карман толстовки, с силой сжимает пальцы и немного неловко смотрит на девушку, вновь ощущая некое странное чувство, словно она тут лишняя и вообще, не стоило подходить к Анастасии. Человека всё же не стоит тревожить в такие моменты, не стоит выводить на разговор, не стоит задавать лишние вопросы и даже трогать в такие моменты не надо. Ведь никогда не поймёшь, сделаешь ты своими действиями лучше, или в несколько раз хуже. Но уже было поздно, ведь Дарья уже успела сделать первый шаг, а отступать назад — признак трусости и слабости. А трусливым человеком Даша не была. Глубоко вздохнув, Шпагина достает одну сигарету и ещё дрожащими руками её поджигает, делая затяжку. – П-присаживайся. – Подняв взгляд на блондинку, произносит девушка и убирает свои слезы, размазывая тушь сильнее. — Расскажешь что произошло, или... Не стоит? — Она опускается рядом на качели — они были довольно худыми девушками, а качели были довольно большим, потому места вполне хватило бы и на троих. Она заглядывает девушке в лицо, а рука сама скользит вверх, подушечка большого пальцев убирает несколько капель с щёк. — Если ты не хочешь, то я пойму и... — Она не договаривает и прерывается внезапно, понимая, что в такие моменты действительно лучше помолчать. Анастасия вздыхает, ровно, будто пытаясь успокоить собственные эмоции, что бушевали в данный момент похуже, чем у влюблённой тринадцатилетки. – Просто меня... Использовали. – Говорит Шпагина тихо для самой себя, но громко для столь пустого и одинокого места. Её голос скользит по участку и как камень падает, отдаваясь эхом. Примерно по такой схеме разбиваются и сердца, но кто знает точно.  – Я...я пытаюсь делать то, что в моих силах... но кажется и силы уже кончаются. – Вздыхая, добавляет красноволосая, убирая пряди волос со своего лица. Вид у неё был жалкий, тушь по всему лицу, слегка мокрые волосы, что растрепались за это время и напоминали тот самый беспорядок, что сейчас был и в её душе. Руки дрожали, голос тоже немного вздрагивал и хрипел. Взгляд голубых глаз Дарьи устремлен на собственные скрещенные на коленях руки, между пальцев которых была зажата сигарета — любимый черничный винстон — сигарета зажжена не была, вероятно, Дарья просто забыла об этом моменте, или же просто была слишком увлечена словами Анастасии, а так же собственным мыслям, что неустанно вертелись в блондинистой голове. – Да...все в принципе привыкли к тому, что я та ещё эгоистичная сука... но, блять, у меня тоже есть чувства и эмоции... которые решили дать себе волю именно сейчас. – Последнее предложение она произносит уже себе под нос и выбрасывает окурок в сторону, откидывает голову чуть назад, прижимаясь к холодной спинке качели. Дарья слушала внимательно, стараясь не прерывать, ведь прекрасно понимала, как это, внезапно потерять нить повествования и больше никогда её не найти, а всё из-за неловко брошенной фразы собеседника.  И вот, Анастасия закончила говорить, а Дарья продолжила молчать, не совсем зная, что стоит говорить в таких ситуациях — кого-либо она подбадривала крайне редко, впрочем, как и её. Потому, издав тихий вздох, что в смертельной тишине прозвучал пиздецки громко, она засунула сигарету назад в пачку, а пачку вернула в карман серой толстовки. — Я не совсем знаю, что стоит говорить, — честно призналась голубоглазая, продолжая взглядом сверлить место, где недавно была сигареты; сейчас там были просто руки. — Но... Ты поступила правильно, что выговорилась, не знаю, что посоветовать... Наверное, забыть об этом человеке? Прекратить общение, что ли... Я никогда не была в подобных ситуациях, извини... Каплан неловко отводит взгляд в сторону двери, ощущая свою ненужность и... Ничтожность? Ведь, действительно, девушка никогда в жизни не состояла в отношениях, а секс у неё был всего один раз и тот по пьяни, и тот с Юликом, который никогда ничего не воспринимает всерьёз, а Дарья после той ночи долго ломала голову, пока в полной мере не поняла, что Онешко полностью поебать на ту ситуацию. Анастасия вздыхает и убирает волосы, проводя тонкими пальцами вдоль пробора. Наверное скрывать свои эмоции она умела с детства, когда родители днями напролет ругались, а затем отец бил девочку, ну, а утром после огромного количества слёз, она собиралась и с улыбкой шла в школу. Когда в лагере её пытались изнасиловать, а затем выставили шлюхой, она тоже не показывала всю ту боль и обиду, что испытывала. Вот это и вошло в привычку, которая сыграла хорошую роль в её репутации, но плохую в её жизни. – Всё хорошо, ты позволила мне выговориться тебе и это уже много для меня значит... – Шпагина аккуратно поднимает голову и смотрит своими темными глазами на собеседницу. — Тебе надо просто отвлечься, нельзя всегда быть хладнокровной, заниматься только тем, чем ты обязана заниматься. Иначе ты просто перегоришь. Понимаешь о чем я? Вероятно, блондинке льстило, что эта девушка из многих открылась именно ей — скорее всего причиной тому была нелепая случайность — и одновременно она начинала чувствовать, как внутри её нутро когтями разрывают огромные чёрные кошки, так же чёрные, как ночь на улице. – Да... Завтра тяжёлый день, думаю тебе и мне нужно выспаться... идём. – Убрав с лица последние пятна туши, Настя поднимается с качели и отряхивает свои светлые джинсы, а затем подходит к лестнице. – Тебе вызвать такси до дома, а то уже темно и мало ли что может случиться? На предложение вернуться в дом она охотно кивает и тут же поднимается, не чувствуя привычного головокружения и потемнения в глазах. Появился шанс навсегда забыть эту встречу, этот разговор, эту ситуацию и всё, что было и есть связанное с сегодняшним отвратительным (во всех отношениях) вечером. Шанс появляется и она хватается за него, как утопающий за соломинку, даже сперва не понимая, что едва ли это поможет. Хотя, что ж такого страшного произошло? Определённо ничего. Ничего, за что стоило бы беспокоиться. — Нет, спасибо, я дойду, тут недалеко... Всё хорошо... И... Эм... Пока? — Дарья неловко улыбается, смотря куда-то в сторону, в после разворачивается на пятках и стремительно входит в дом, опустив голову низко-низко, отчего белые пряди падали на лоб, щеки и глаза.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты