лисьи ушки и хвост парней.

Слэш
PG-13
Заморожен
351
Размер:
166 страниц, 16 частей
Описание:
Хината Шоё и так выделяется своей внешностью, но лисьи ушки, клыки и хвост только ухудшают ситуацию.
Примечания автора:
это совмещение омегавёрса и... хинаты-кицунэ.

есть изменения в характере для лучшего продвижения сюжетной линии.

и, да, говорю сразу: идея моя, по крайней мере, я ни у кого такой не видела.

извините если не отвечаю на ваши прекраснейшие отзывы, а лайкаю их, я не игнорирую, мне просто нечего ответить, я плачу от умиления 💕💓💞💖💕
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
351 Нравится 181 Отзывы 112 В сборник Скачать

Часть 6

Настройки текста
      Хината сглотнул.       Чёрт, чёрт, чёрт, чёрт, чёрт, чёрт.       Шоё поджал губы и медленно повернулся назад, пытаясь при этом как можно незаметнее высвободить руку из цепкой хватки Куроо. Куроо же, почувствовав это, притянул за эту руку рыжего себе в объятия. Ладони дрожали от волнения, третьегодка в каком то смысле боялся прикоснуться до этого хрупкого паренька, боялся спугнуть его ещё раз. Он аккуратно приобнял Хинату и уткнулся носом в рыжие вихры, вдыхая цветочный запах вперемешку с апельсиновым, но уже не так сильно ощущающимся.       — Я скучал, — тихо сказал самое важное в этот момент Тецуро.       — Зачем ты ушёл… тогда?.. — Прошептал ему в грудь Лисёнок, слабо сжав в кулаках красную олимпийку старшего.       — Я пришёл на следующий день, но тебя не было.       — Прости, — почувствовав вину, выдохнул Шоё.       — Это я должен извиняться, дурак, — грустно улыбнулся Куроо, положив голову на плечо рыжего и вдыхая сладкий запах цитруса, исходящий от метки. — Прости за это, — проговорил он. Карасуновец неуверенно дотронулся до спины Тецуро, пока холодные ладони того спустились ему на талию для удобства.       — Тецу…       — Назови меня так ещё раз, пожалуйста, — перебил его черноволосый.       — Тецу, — мягко, но немного непонимающе повторил Хината, зарывшись одной рукой в чёрные волосы и взъерошив их, пропуская через пальцы мягкие пряди, пытаясь тем самым немного уладить этот беспорядок от подушки.       — Мне так этого не хватало, знаешь? — Усмехнулся Куроо.       — У нас матч скоро начнётся, Тецу.       — Давай ещё так постоим, Шо-кун. Эти глупые люди просто не понимают, как мне тебя не хватало. Пускай думают, что хотят, — убедительно пробубнил он в ответ, позже задав вопрос: — Так мы всё ещё встречаемся? Или у тебя кто-то есть? — «Конечно, — пронеслось в его голове, — как я мог об этом не подумать? У Шоё, возможно, уже есть пара, а тут лезет «он» — бывший парень, уже как год забытый и оставивший в воспоминании о себе только метку».       — У меня никого нет, — вздохнул рыжий. — Но… Я не готов к отношениям, давай не сейчас об этом.       — Можно я тебя поцелую? В щёку?       — Да, — после короткого смешка согласился Лис. Некомовец даже не ожидал такого быстрого согласия. — Только в щёку.       Куроо, не отрывая рук от тонкой талии, оставил долгий чмок на чуть пухлой щеке, лишь повернув голову.       Кенма скрипнул зубами. Почему это так… противно? Нет, Шоё не противный, и Куроо не противный, ну тогда почему это призывает морщить его нос? Бесит его именно то, что так стоит с Шоё именно Куроо Тецуро, а не сам крашеный. Ревность? Странно, что ревнует он Хинату Шоё, видя того лишь два раза.       Козуме даже стыдно за свои старые мысли по поводу второго сына Хинаты Маширо. В его представлениях — это был либо совсем тихий парень, который ненавидит людей в целом, либо человек, привлекающий таким образом к себе внимание.       И все эти подозрения и теории разрушились в один момент.       Наконец эти двое оторвались друг от друга, Кенма облегчённо и почти незаметно выдохнул, направляясь ко входу в здание. Возможно, ему начинает нравиться этот солнечный мальчик. Но, чёрт возьми, это бывший парень Куроо, к которому он всё ещё испытывает чувства, и, по видимости, они вдвоём не единственные, кому в сердце запал Хината Шоё.       — Кенма-а-а, — раздался сзади голос Шоё. Козуме повернулся. — Почему ты тогда не сказал, что играешь в волейбол?       — Да ты и не спрашивал… — Скомкано ответил он.       — Тебе нравится? Ну, играть, — продолжил спрашивать Хината.       — Не люблю и не ненавижу… Просто убиваю время…       Рыжий кивнул сам себе и, улыбнувшись, убежал к своей команде.       Куроо сейчас толкал какую-то вдохновляющую речь игрокам своей команды. Хината даже удивился, что Тецу стал капитаном команды. Возможно он хороший «вожак» этой «стаи котов». По крайней мере, он сейчас выглядит серьёзно.       Внимание Инуоки привлёк тот низкий рыжий парень из Карасуно, который обнимался с Куроо-семпаем перед матчем. Он в основном составе? Интересно.       — А ты крохотный, — удивлённо протянул он, смотря через сетку на Хинату.       — Н-не смотри на меня свысока! — возмущённо вскрикнул рыжий, сжав кулаки.       — Я вовсе не смотрю на тебя свысока, — неловко улыбнулся Соу.       Кагеяма раздражённо цыкнул, обращая тем самым на себя внимание этих двоих.       Шоё пообещал самому себе, что эта игра станет не «такой же как все» для Кенмы, и он оторвётся по полной.       Парни провели первую быструю, и Козуме это и в правду удивило, что он и выразил в слух немного покрасневшему Хинате. Тецуро так-же удивлённо раскрыл рот, позже сменив удивление на самодовольную лыбу, ибо вот он, его Хината Шоё.       Некома взяла тайм-аут.       — То, как вы играли… — начал Некомата, — здесь не сработает…       — Что?       — Эти два парня — действительно монстры. Пасы «девятого» номера точны и быстры, но, с такой скоростью и на такой высоте, их может принимать только этот мелкий центральный блокирующий. Гений вообще не может победить, если у него нет согласия с этой единственной личностью.       Некомата напрямик посмотрел на Кенму, выжидая от него дальнейших предложений. Тот немного поёжился от такого взгляда. ему всегда не удобно находится под всеобщим вниманием.       — Шоё — это опорная точка нападения, — неловко начал он, смотря куда угодно, но только не на тренера. — Так что… Нам просто нужно его остановить.       — Шоё? — переспросил опять Ямомото. — Это чьё-то имя?       — Десятого коротышки, — ответил Куроо.       — Мы должны сузить его диапазон движений, — продолжал тем временем Козуме. — После чего, останется только догнать за ним. Инуока, ты же самый быстрый из нас, да?       — Б-благодарю! — сразу вытянулся Соу, — Так и есть!       Думаю, любой был бы удивлён, увидев эту атаку впервые, — задумчиво протянул Козуме. — Я тоже был, но… Даже если игра кажется не ясной в начале, после того, как сыграешь в неё снова и снова, вы можете выиграть её.       — Их номера «9» и «10» — совсем как «Они» и «Канабо», — нашёл разумное сравнение тренер. — И прежде всего, мы заберём у «Они» его «Канабо».       Хината усмехнулся, слыша их разговор краем уха. Это ещё как посмотреть, кто «Они», а кто «Канабо».       Инуока беспощадно пытался блокировать атаки Шоё, что получалось совсем не очень и, максимум, могло быть касание. Всё равно лидировали Карасуно, и Соу иногда казалось, что этот рыжий парень начинает прыгать всё выше и выше…       Хината мысленно усмехнулся. Сделав намеренный сдвиг, они считают, что смогут обмануть наивного рыжего дурочка? Они возможно ждут, пока он атакует правую сторону. Этот центральный блокирующий, Инуока Соу, если Шоё не ошибется, почти всю игру его караулит и пытается заблокировать, неужто случайно встал с краю этого блока?       Хината взлетает и не оправдывает их ожиданий, целясь в самый угол слева. Мяч просто перелетает блок.       — Вау! Связующий старшей Караснуно поразителен! — восхищённо воскликнул Юки Шибаяма, наблюдая за матчем своей команды со скамьи.       — Ага, — согласился Некомата. — Но… Думаю, не стоит упускать с глаз и их центрального блокирующего. Он тоже не так то прост.       — Всё же, Козуме-сан тоже поразителен, хоть и не такой эффективный, — так же продолжал восхищённо рассуждать по поводу связующих первогодка.       — Так как он плохо ладит с людьми, он беспокоится о мнении окружающих, и по этому… Он внимательно следит за ними. Козуме — искусный чтец окружающих, он предугадывает многие вещи, но… Но не это является основой нашей силы.       У Некомы и Карасуно идёт равный счёт. Последнее очко решит партию. Шоё понимает, что пора.       Инуока уже два раза его заблокировал и приспособился к атаке на такой высоте, значит, он подумает, что и в третий раз может легко сделать блок.       Время проводить быструю атаку. Рыжий с разбега взлетает в буквальном смысле, выкладываясь на свой максимум. До этого, его прыжки составляли 335 сантиметров в высоту, то есть не такие высокие, как он может.       Куроо кажется, что на минуту всё замирает. Они с Шоё сталкиваются взглядами, и в янтарных глазах мелькает искра.       Кенма смотрит на этот взлёт, как на дневное солнце, и невольно прищуривается.       Парни продолжают секунду изучать взглядом «парящего» над сеткой Хинату Шоё, надеясь увидеть крылья за его спиной. Ведь нормальный человек просто-напросто не может так парить над землёй без них…       Мяч ударяется об пол прямо возле ног Кенмы.       — Я ошибся, называя их «Они» и «Канабо», — усмехнулся Ясуфуми, — Этот дуэт состоит из «Они» и «Они».       Подача Кенмы.       Мяч летит ровно в сторону Хинаты, и рыжий в замешательстве. Эта подача слишком низкая для приёма сверху и слишком высокая для…       О, нет. Не слишком.       Шоё делает быстрый шаг назад и полноценно принимает мяч приёмом снизу.       Десятый хмурится, смотря через сетку на седьмого номера Некомы, будто бы пытаясь прочитать взглядом. Даичи усмехается, видя эту картину.       — Хината, даже Кагеяма сказал тебе не напрягаться, верно? Не упускай из виду общую картину, — советует он.       Хината кивает и следит за игрой во все глаза. Вот Кенма собирается делать пас и выбегает второй номер, готовясь к атаке. Шоё замечает неладное, реагируя на движения позади вице-капитана. Из-за спины «брюнета-со-стрижкой-монаха» выбегает седьмой номер.       Да сколько можно так обманывать?!       Рыжий быстро прыгнул, заблокировав этот удар и ещё раз поставив всех в замешательство.       Шоё продолжал лишь наблюдать за игрой, чувствуя что-то неладное. Вот сейчас Кенма даёт пас Тецу. Судя по тому, что Некомы любит удивлять, они не проведут эту атаку просто так. Хината стал всматриваться в их движения.       Заметив то, как пересеклись взгляды Кенмы и Куроо, Шоё осенило.       «Атака личной временной разницы», про которую ему рассказывал Тецу! Точно!        — Тецу, зачем ты мне рассказываешь о всех ваших приёмах? — немного устало спросил Шоё, сладко зевнув. — Может, я перейду в Нохеби-…       — Только не Нохеби, я такого не переживу, — вздохнул Куроо, представляя, как возле Шоё, одетым противно-зелёную форму, трётся такой-же противный и бесячий змей Дайшо Сугуру. Да он же просто напросто испортит Шо-куна!       — Тогда Фукуродани, — усмехнулся рыжий.       — Всё таки, форма Некомы смотрелась бы на тебе лучше, — сказал черноволосый, уже представляя Шоё в их форме с красным галстуком. — И ты будешь намного ближе…       — Куда я от тебя денусь, — так же добро усмехнулся Шоё.       — Именно, — кивнул Тецуро, немного сильнее сжимая руку парня в своей.       Хината, понимая, что Тецу проведёт атаку только в тот момент, когда блок Карасуно приземлится, подбежал сзади них.       Блок прошёл удачно, очко за Карасуно.       — Шо-кун, используешь всю информацию против источника? — ухмыльнулся Куроо, немного нагнувшись и смотря на рыжего через сетку. Ками, как же ему сейчас хотелось оказаться с Шоё по одну её сторону.       — Ага, — улыбнулся рыжий, и Куроо на минуту подумал, что ослеп. — Всё таки и не Фукуродани, и не Некома.       — Придурок! неси сетку нормально!       — Сам ты идиот, Король!       — Как ты меня назвал, Коротышка?!       — Я не Коротышка!       — А ну тихо вы там! — крикнул на них Танака, неся сложенные стулья в подсобку. Дуэт мигом затих, продолжая ворчать все ругательства себе под нос.       — Эй, — раздалось сзади, со стороны входа в комнату.       Рюноске поспешно повернулся и увидел перед собой доигровщика Некомы, с которым у них перед игрой была перепалка.       — Э? — непонимающе вздохнул бритоголовый, сводя брови к переносице. — Что за хрень? Драки хочешь, а?       — Э-э-э… В-ваш… Деся… Эм… — начал пытаться объясниться Ямомото, неловко краснея и активно жестикулируя руками. — Как зовут вашего десятого номера? — наконец набрался он сил выдавить из себя, смотря в сторону и не обращая внимания на потоки пота со лба.       Со стороны площадки Сугавара крикнул Хинате: «Будь здоров». Цукишима ехидно фыркнул: «Расти большой», на что получил негодующие вскрики от рыжего.       Для Танаки этот вопрос показался и тупым, и наглым. Во время игры все Карасуновцы называли Хинату по имени, а этот городской пижон даже не услышал?       — Сволота! — налетел на него Рюноске, — Пытаешься подбить клинья к Хи-… нашему игроку?! А ну иди сюда! Я выбью из тебя эту пушистую часть головы!       — Нет, у меня не хватит смелости заговорить с ним, — вынес вердикт Такетора, смотря куда-то вдаль.       Танака замер. Он медленно отошёл от Некомовца на приличное расстояние и опустил голову.       — Хината… Хината Шоё… — Выдохнул он. Всё же, хоть он и обещал самому себе защищать их рыжее недоразумение, которое так и ищет себе проблем на голову, которые, учитывая его сущность, для него даже опасны, может, стоит сказать лишь имя этому парню? Тем более, главное, что этот городской сам признался, что ему не хватит смелости заговорить с Шоё.       — Это имя ему так подходит! — восхищённо, с искрами в глазах и лёгким румянцем воскликнул Ямомото.       — Да, действительно подходит! — усмехнулся Рюноске, узнавая в Некомовце первую реакцию Нишинои и себя. — Я много раз об этом думал, так что мне знакомы твои чувства! Знаешь, Хината не будет тебя игнорировать и обязательно что-то ответит.       Такетора, не задумываясь, отрицательно замахал руками, хоть и был приятно удивлён некому «подбадриванию» со стороны Карасуновца.       — Нет! Это всё ещё выше моих сил!       — Блин, а ты весьма приличный парень! — добро рассмеялся Танака.       — Ты тоже. Я — Ямомото Такетора.       — Танака Рюноске.       — В следующий раз, давай встретимся на национальных, — произнесли второгодки, пожимая друг другу руки.       — Это было впечатляюще, Шоё! — восхищённо воскликнул Инуока. Хината блеснул глазами.       — У тебя такие крутые блоки! Просто — «бум» — и — «вжух»! — подхватил восхваления Шоё, активно махая руками.       — Правда?! — немного покраснел Соу. Чёрт, а этот рыжий и в правду милый.       Все уже собрались уезжать. Кенма неловко переминался с ноги на ногу, стоя рядом с Куроо и не решаясь спросить про Шоё, пока сам Тецуро выглядывал рыжую макушку среди Карасуно. Ещё и этот очкарик на него странно смотрит, будто бы Куроо для него — самое противное создание в жизни. Черноволосый отошёл к тренеру поинтересоваться, скоро ли у них будет ещё один матч.       «Спросить у своего друга номер его бывшего, ибо он тебе понравился? Кенма, да ты гений», — думал Козуме.       В этот момент позади проносится радостное «Кенма!». Крашеный поспешно поворачивается и на него налетает со скоростью света Хината, чуть не врезаясь.       — Слушай, ты говорил, что тебе не нравится волейбол. — Кенма кивнул. — А сейчас? Как тебе игра?       Хината понимал, что спрашивать такое, учитывая то, что Некома сегодня проиграли, — глупо, но не мог удержаться.       — Ну… Ничего особенного… Я думаю… — скомкано ответил второгодка. Не говорить же, что он был потрясён игрой Шоё?       Шоё сжал кулаки и посмотрел на Кенму глазами, полными уверенности.       — В следующий раз, когда мы сыграем, я заставлю тебя сказать «Я разочарован» или «Это было круто», вместо «Ничего особенного»! — воскликнул он.       — Хорошо, — кивнул Кенма. — Я буду ждать этого. О, и… дашь мне свой номер телефона или соц-сеть?       — Конечно! — улыбнулся рыжий.       — В следующий раз мы выиграем, — «доброжелательно» улыбнулся Куроо, сжимая в рукопожатии руку Даичи.       — Мы не проиграем и в следующий раз, — ответил тем же Савамура.       Тецуро краем уха слышал, как Ямомото и второгодка Карасуно расстаются в слезах. За спиной Даичи он увидел Шоё, активно спорящего с Очкариком-куном.       Куроо направился к ним, оставив Даичи разнимать этих двух «бро», заливающих прощальными слезами дорогу.       — Коротышка, хватит пищать, — вздохнул Цукишима, смотря прямо в янтарные разозлённые глаза. — Я же правильно всё сказал.       — Нет! И я не коротышка, шпала недоделанный! Да чтоб ты об потолок ударялся постоянно, Цуккишима!       Капитан Некомы вздохнул, даже на расстоянии слыша их ссору. Он подошёл к Шоё сзади, обхватил его талию руками и, выдохнув «Извини», с хитрой ухмылкой поднял того в воздух под удивлённый писк и усадил себе на плечи. Хината смотрел на всё это шокированным взглядом и, осознав где, а точнее, на ком сейчас он, не сильно вцепился руками в волосы Куроо чтобы удержать равновесие.       — Т-тецу! — обиженно вскрикнул он.       — Видишь, Очкарик-кун, теперь он не коротышка, — усмехнулся черноволосый, смотря прямо в глаза блондина. Тот нахмурился.       — И? Как долго ты будешь его лошадью? Видимо, из тебя не такой уж и верный конь, — фыркнул он.       — Не думаешь, что стоит держать язык за зубами и нормально обращаться ко старшим? — так же свёл брови к переносице Тецуро, которого совсем не устраивало, что какие-то слишком умные первогодки позволяют себе вмешиваться в его личную жизнь.       — В сторону Вас — совсем не думаю, — ответил Кей. Заметив в глазах Хинаты, которого было еле видно через высокую шевелюру старшего, негодование от всей этой ситуации, Цукишима раздражённо цыкнул и удалился в сторону Ямагучи.       — Тецу, мне не удобно, сними меня пожалуйста, — попросил Шоё.       Куроо послушно снял парня со своих плеч.       — Переходи в Некому. У вас сильно противные первогодки, — серьёзно посмотрел на рыжего Некомовец.       — Это Цукишима просто особенный. Прости, что рассказал им. После того случая на улице, я обязан был, — Хината стал перебирать свои пальцы. Цукишима, гад!       Тецуро пожал плечами и расставил широко руки для объятий. Рыжему и слов не нужно было, чтобы с радостной улыбкой налететь в прощальные объятия к бывшему. Куроо надеется, что на счёт слова «бывший» всё скоро изменится.

***

      Аико полез в карман за пачкой мятных сигарет и, нащупав её, вышел на балкон, выходящий на задний двор. Он чиркнул зажигалкой, огонь которой появился сразу же, зажал сигарету губами и поджёг её край, делая затяжку и смотря на синеющее от приближающейся ночи небо.       На заднем дворе было практически пусто. Даже несмотря на большой, даже огромный доход от компании отца, он не любил сильно их тратить. И именно по этому задний двор служил лишь как дополнение к дому, на которое отец совсем не обращал внимания при покупке. Ну есть и есть, что с того?       Когда же родился сам Аико, ствол растущей там сакуры окреп. Потом родился Шоё, и отец догадывался, что парень Анимару, поэтому обустроил сад хоть немного, чтобы рыжему было где разгуляться самому или с друзьями, не попадая на глаза доброжелателей. Через года два-три на дереве были повешены качели, сделанные Маширо собственноручно, установлена такая же самодельная, но красивая лавочка. Тогда уже отец разыгрался, ибо ему очень понравилось заниматься задним двором и слушать похвалу от семьи на счёт его золотых рук и красивой работы, и он с другом построил в углу двора маленький двухкомнатный домик, в котором в основном лежали старые вещи, как например ненужная детская кроватка.       Аико сделал глубокую затяжку, поморщившись от немного горького мятного привкуса, и устало вздохнул. Возможно, у него скоро проявится слеза.       Отец уделял им много времени и посылал всю любовь, но к трёхлетию Шоё он просто обязан был по особым причинам переехать с семьёй в Токио, отдохнуть подальше от плохих воспоминаний в перемешку с хорошими. Плохих, конечно, было больше.       Аико на своё шестнадцатилетие попросил переехать в свой родной дом в Мияги. Отец понимающе кивнул и отдал ключи. Ему самому хотелось быть поближе к дому, семье, воспоминаниям, но… Он просто не мог. Ему не хватало воли.       — Ты куришь? — раздалось тихое за спиной, после чего последовал сладкий зевок. Беловолосый быстро повернулся и спрятал сигарету за спиной, в глубине сознания боясь прожечь ей деревянные искусно вырезанные перила. Перед глазами предстал сонный Шоё, видимо, только проснувшийся; с потрёпанными волосами и беспорядком на голове хуже, чем у Тецу-чана, которого он показывал на фотографиях, слипающимися глазами и дакимакурой в руках, и персонажа на ней Аико никак не решается спросить. Может, его братишка вообще спит с персонажем хентая в обнимку.       — Нет, просто вышел освежиться, — нагло соврал старший, внимательно всматриваясь в глаза брата. Если он их отведёт — всё, считай спалился.       — Я сплю с открытым окном, которое находится ровно этажом выше, — сонно протянул рыжий, внимательно обводя взглядом Аико. — А ты дымишь, как паровоз, — вывел факт он, принюхавшись. — Мятные?       — Ага, — кивнул Аико, понимая, что врать ему — бесполезно. Он уже свободно достал сигарету и сделал новую затяжку, шумно выдохнув дым.       — Отец тебя убьёт, знаешь? — Младший облокотился об дверной косяк, немного поморщив нос от запаха недо-мяты. Это как мятные, горькие, противные конфеты или жвачки. Настоящая мята пахнет намного приятнее, чем эта жалкая пародия.       — Естественно. Он приедет только в июне…       — И потому можно обкуриться и сдохнуть от рака лёгких? — сурово спросил Шоё. Он терпеть не может курящих людей, а тут родной брат занимается подобной гадостью и выдыхает всё это ему под окно.       — Переживаешь? — усмехнулся Аико. — Не волнуйся, всё в норме. Как прошёл матч? — перевёл он тему в более подходящее для брата русло.       — Мы победили и я помирился с Тецу, если это можно назвать примирением. Просто… Закрыли глаза на это? И он поссорился с Цукишимой. Нужно будет с ним поговорить.       — Ты так легко пропустил этот момент? — немного удивился беловолосый, стряхивая пепел в ненужную чашку, которую постоянно «забывает» убрать с балкона, когда на самом деле специально там оставляет. Ненависть к сигаретам Шоё передалась прямиком от отца, и потому пепельниц в доме не было. Рыжий пожал плечами:       — Как-то знаешь, я тоже немного виноват. Уехал, ничего не объяснив и не выслушав. И я тоже по нему скучал, по этому просто не мог сердиться.       — Не вини себя.       Анимару усмехнулся:       — Он мне тоже так говорил. Предлагал перейти в Некому, даже сказал, что попытается снова завоевать моё доверие и любовь к себе.       — Так вы не встречаетесь? — выдохнул вместе с дымом Аико. Он то уже подумал, что его братишка полный придурок.       — Я не готов.       — Или рядом много других красивых вариантов и ты ещё не решился кого именно выбрать в союзника по продолжению рода? — ехидно улыбнулся старший, по-лисьи посмотрев через плечо на покрасневшего Шоё. Кицуне с надутыми щеками и покрасневшими кончиками ушей молча ударил брата подушкой. Тот от такого неожиданно-сильного удара прикусил кончик языка и сразу же провёл им по ряду зубов, проверяя, не откусил ли он его полностью. — А, кстати, кто этот счастливчик, которому дозволено спать с тобой в одной кровати, хоть и существуя подушкой? — просил он.       — Это? — переспросил рыжий, указывая на рисунок на подушке и, как оказалось, ещё и орудии. — Это Реки! — восхищённо воскликнул он.       — Что за аниме хоть? Не хентай?       — Про катание на скейтах! Пошли посмотрим? — предложил младший с огоньком в глазах.       Аико усмехнулся такой задорности. Видимо, после встречи с Тецу-чаном, Шоё стал чувствовать себя лучше и его уже не мучает угрызение обиды и совести. Беловолосый потушил сигарету и кинул бычок в кружку, идя в след за припрыгивающим от радости братом в зал, дабы посмотреть это интересное по рассказам Лисёнка аниме.

***

      Цукишима шёл по дороге, внимательно изучая асфальт. Солнце уже садилось за горизонт, светя неприятным для глаз оранжевым светом. Даже машины не ездят, не то что люди.       Почему он идёт в такую темень? Потому, что Укаю приспичило улучшить навыки каждого перед отборочными.       Кей бы никогда этого не признал, но идти домой одному, без ощущения присутствия Ямагучи — как то не очень. Тадаши задержал учитель, и тот уговорил Цукишиму идти самому. Ну, как уговорил, просто сказал, что тот может идти без него, и Кей без лишних вопросов поспешил уйти.       — Цукишима, чёрт, подожди! — сквозь отдышку крикнул знакомый голос сзади. Блондин не остановился, но стал идти медленнее. Быстрые шаги стали приближаться к нему, пока вскоре не сравнялись.       Хината опёрся руками на колени и пытался отдышаться от такой беготни. Его щёки покрылись лёгким румянцем, и Цукишима это увидел тогда, когда Шоё поднял голову и обиженно на него посмотрел янтарными глазами, которые сейчас казались светло-карими, с расширенными зрачками от погони.       — Чего тебе? — едко спросил блондин, наконец поворачиваясь назад и смотря на рыжего парнишку.       — Нам по пути, а на улице поздно. Пойдём вмес-…       — Боишься темноты, Коротышка? — перебил его своим ехидным комментарием Цукишима. О Ками, да, ему хотелось бы пойти вместе с этим до противности милым придурком.       — Ты хочешь, чтобы на меня напали? — вставая в полный рост и склонив голову к правому плечу спросил Хината. — Какой ты жестокий, Цукишима!       — Идём, — фыркнул Кей, смотря краем глаза на радостную и самодовольную ухмылку сравнявшего с ним шаг Шоё. — И с чего бы это нам по пути?       — Мне нужно зайти в больницу, — ответил рыжий.       — Тебе наконец-то назначили психолога? Давно пора.       — Ха?! — обиженно вскрикнул десятый. — У меня, вообще-то, там брат работает, если ты забыл.       Наступила минута молчания.       Вообще, Шоё нужно было зайти в больницу и к Мидории-сану по поводу метки, но Бакашиме об этом знать совсем не нужно. Он бы мог пойти с Ноей-саном, но хотел извиниться перед блондином за тот случай с Тецу. Возможно, это должно быть наоборот, ведь в основной хамил Цукишима, но за сегодня он даже слова в сторону Хинаты на тренировке не сказал. Ссорятся между собой, а обижаются на Шоё!       — Вы встречаетесь с тем капитаном Некомы? — неожиданно даже для самого себя спросил Кей. Ладно, не совсем неожиданно для себя, он весь этот путь планировал, как преподнести вопрос. Он же не Ноя-сан или Хината, которые ляпают первое, что пришло в голову.       — Почему тебя интересуют мои отношения? — удивился рыжий.       Цукишима вздохнул и, осмотревшись по сторонам, свернул в переулок, заводя туда за руку Шоё. Для себя он отметил, что рука у него маленькая и тёплая. Хината и опомниться не успел, как был прижат к холодной бетонной стене. На уровне его головы была поставлена рука Кея, который загородил ему все пути к выходу окончательно, поставив между ног рыжего своё колено.       Шоё испытывал смешанные эмоции, но никакой не радости: испуг вперемешку с удивлением и странным предчувствием.       Блондин посмотрел прямиком в глаза Хинаты, ища там согласие или отрицание и, поняв, что ничего такого не дождётся, прильнул к пухлым губам напротив. Рыжий удивлённо пискнул, тем самым дав языку Цукишимы проход. Кей провёл языком по ряду ровных зубов, если не считать немного выделяющиеся клыки.       Холодные ладони полезли под белую футболку Кицуне, поглаживая тонкую талию, как у девушки. Шоё быстро сообразил что к чему и, уперевшись ладонями тому в грудь, резко оттолкнул. Кей непонимающе на него посмотрел и вытер губы тыльной стороной ладони. Щёки Хинаты побагровели то ли от смущения, то ли от злости.       — Ты чего? — спокойно спросил блондин.       — Это ты чего?! — вскрикнул рыжий. — Просто вот так вот целовать?! Т-ты же даже мне в любви не признавался!       — Ты мне нравишься. Всё? — вздохнул Цукишима.       Хината замолк, скорее от неожиданности, чем от того, что ему нечего сказать. Он ещё минуту посмотрел прямо в глаза спокойнейшего блондина и, возмущённо сопев при этом, быстрым шагом направился к месту назначения, оставляя сокомандника позади.       Кей устало вздохнул. Ками, что он сморозил, мать вашу?..
Примечания:
вы дождались, да?
ахах, я понимаю, что она меньше, чем другие. извините. просто праздники и подобная чепуха, куда меня обязательно должны тащить родители и друзья, скушали меня целиком :)
+ параллельно я пишу фанфик-ау (он пока что в черновиках) по ацухине.
который тоже скоро вы сможете увидеть!!
всем приятного настроения))
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты