Вырви моё сердце

Слэш
NC-17
В процессе
291
автор
Размер:
планируется Миди, написано 40 страниц, 6 частей
Описание:
Старое обещание даёт о себе знать, когда над тобой нависает смертельная угроза.
Посвящение:
▲Shiki▲
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
291 Нравится 37 Отзывы 80 В сборник Скачать

Часть 6

Настройки текста
Долгожданный отпуск, море, освежающий бриз, песок под ногами — это всё несло хорошие эмоции. Только Кэйю это ни капельки не радовало. Он застрял, даже точнее тонет в болоте. Читать и представлять ситуацию о пребывании на необитаемом острове намного лучше дома, чем на самом острове. Порой Альберих мечтал остаться в полном одиночестве на клочке суши на пару деньков, но он уже никогда об этом не задумается. Кэйа привык к более мягкой поверхности под собой во время сна. Спать на досках покрытыми различными тканями и укрываться ими же не самая лучшая идея, однако альтернативного выхода не было. Всё-таки ему стоило выразить огромную благодарность Дилюку за всевозможный хлам, притащенный с кораблей, позволяющий обеспечить жизнь, а не выживание в нынешних условиях. Поднявшись с импровизированной кровати, Кэйа сонно оглянулся по сторонам. Хотелось улечься обратно и продолжить спать, но он планировал пройтись вдоль берега и изучить остров. Неподалёку были сложены рыбьи кости в старую глиняную миску от их вчерашней трапезы. Поступающего света снаружи хватало, чтобы хорошо видеть пространство и виновника всего произошедшего лежащего рядом. Рагнвиндр подложив руки под голову и опустив конец длинного хвоста в воду, невинно сопел, хмурясь во сне. При его виде Кэйю раздражала собственная беспомощность и неприятный осадок после воссоединения. Он не мог простить все его поступки, но и не мог злиться на него. Альберих старался выпутаться из вороха тканей, в котором запутался. Наконец он смог вылезти и встать на ноги. Потягиваясь, Кэйа слушал хруст суставов, а свежая рана побаливала, принося лёгкий дискомфорт. Он наклонился вниз, доставая пальцами до камней, чтобы растянуться. Лучше было бы подробно расспросить Дилюка вчера по поводу острова, но Альберих не хотел сейчас тревожить русала и решил поговорить с ним позже. Он подошёл к месту, где стояли сапоги, и надел их. Сапоги и одежда были высушены жаром от огня. Кэйе несказанно повезло иметь способности крио, помогающие в трудных ситуациях, а в комплекте с пиро эти элементы творили чудеса для облегчения жизни. Не стоило волноваться об огне для готовки или о питьевой воде. Перешагнув через Дилюка, который перекрывал путь, он пошёл к выходу из грота. Осторожно ступая по камням, чтобы не оступиться и не упасть, Альберих уже видел горизонт морской глади и светлеющее небо. Он прищурил глаза от резкого порыва ветра. Было непривычно смотреть на мир обоими глазами. Лишь в свободное время, когда никто его не потревожит, Кэйа мог спокойно снимать повязку. Волны бились о камни, разлетаясь мелкими брызгами и попадая на него. Около входа в грот были разбросаны чёрные камни разных размеров с омытыми краями. Повернувшись в сторону, Кэйа разочаровано вздохнул. Вместо любимого чистого песка берег был усеян галькой. Другую сторону закрывали высокие скалы, к тому же не было видно прохода на другую часть берега. Альберих спустился вниз и зашагал вдоль единственного доступного берега. Омываемая морем многие тысячелетия разноцветная галька хрустела под тяжестью ног, волны с шуршанием перекатывали её, и сверху доносились крики чаек. Только-только начинало рассветать. Тёмный небосвод озарялся солнечными лучами с другой стороны острова. Кэйа улыбнулся мысли, что сможет видеть закаты, как в старые времена, когда он бегал к другу и проводил с ним время. Уже через некоторое расстояние, выйдя из-за горы, закрывающей обзор, Альберих цокнул языком и нахмурился. Остров, на который он попал, был покрыт густыми зарослями деревьев. Они росли на крутых склонах и не позволяли забраться выше. Но пока Кэйа собирался только пройтись по берегу. Необходимо было найти удобный подъём вглубь острова. Покачиваясь из стороны в сторону и смотря под ноги, Кэйа прогуливался по берегу, насвистывая незамысловатую мелодию. Он погружался в свои мысли, постепенно замедляя шаг и не обращая внимания на окружающий ландшафт. Его прогулка длилась уже пару часов, так как небо рассвело и стало нежно-голубого цвета, а солнце начинало припекать. От начинающейся жары спасал ветер, пробиравшийся под лёгкую рубашку и охлаждавший кожу. — Вот бы подстрелить этих летающих кур, — он посмотрел в небо, наблюдая за чайками, раздражающих своими криками. Мысли о еде тревожили его, ведь Кэйа дорожил своим здоровьем и не хотел подцепить болезни. Да и мысли об одной рыбе вызывали отвращение, — И приправить их в медовом соусе с овощами. А ещё лучше приготовить стейк и найти бутылочку красного вина для отличного вечера. Кэйа остановился, как только увидел перед собой воду, а не продолжение суши. Мокрая галька блестела на солнце, привлекая к себе внимание. Альберих заприметил особенный камень среди остальных и нагнулся к нему. Подняв камень над собой, Кэйа всматривался в прозрачные прожилки, сверкающие в солнечном свете. — Интересный… — озвучил Кэйа мысли вслух и положил камень себе в карман. — Советую выбросить этот ужасный камень куда подальше, — раздался знакомый голос с предостерегающим тоном. Альберих оглянулся, наблюдая, как Дилюк перебирает гальку в воде. — Он опасен? — заинтересовался Кэйа, доставая находку из кармана. — Нет, если ты хочешь пострадать от него, — со всей серьёзностью посмотрел в глаза собеседника русал и приподнял одну бровь. Его взгляд выражал недовольство, от чего Кэйа прибывал в небольшом замешательстве, натянув улыбку и быстро моргая. Пауза длилась недолго. — Конечно он опасен! По твоему, я бы стал говорить об этом просто так? — И в чём же заключаются сама опасность? — Кэйа на зло стал крутить и подбрасывать в воздух камень с наглой улыбкой. Ему нравилось нервировать Дилюка, у которого было забавное лицо в этот момент. — Сам скоро почувствуешь, — буркнул тот и погрузился полностью под воду. — В смысле?! — недоумевая, Альберих вглядывался в водную гладь, где Дилюк хорошо виднелся красным пятном. — Тебя всё равно видно! Кэйа заметил краем глаза странное свечение, исходящее от камня. Решив не пренебрегать словами Дилюка, он замахнулся, чтобы выбросить его куда подальше. Свечение становилось всё ярче, а камень начинал нагреваться. Кэйа отвернулся и прикрылся руками. Раздался хлопок. Осколки разлетелись в разные стороны и полетели на гальку или в воду. Камень взорвался раньше, не успев отлететь на безопасное расстояние, поэтому небольшая его часть задела руку Альбериха. — Ауч… Что это было? — Кэйа посмотрел на свою руку, на которой виднелся порез. Его удивило, что после взрыва образовалось ледяное облако, а место приземления осколков покрылось льдом. — Пренебрежение моими словами, — обижено отозвался Рагнвиндр. — Дилюк, поможешь мне? — Иди сюда. Кэйа подошёл ближе и присел на корточки, протягивая руку Дилюку. — Если выкинешь ещё раз такое, то помогать не буду, — Русал обхватил конечность мокрыми руками и аккуратно раздвинул порезанную кожу, и из-за контакта с соленой водой незаметные царапины защипали. Тот начал всматриваться внутрь раны с хмурым лицом, — Можно сразу достать мелкие осколки и не бояться, что ты истечёшь кровью. Зайди глубже, иначе мне будет неудобно. Кэйа поднялся, чтобы снять обувь и закатать штаны. Делая шаги, гладкие камни под ногами шуршали, застревая между пальцами. Он всё больше погружался в холодную воду. Дилюк потянул его вниз, полностью окуная руку в море. — Хоть бы предупредил, — прошипел Альберих, чувствуя чужие пальцы на своей коже. Кэйа не мог нарадоваться своей участи быть сборщиком различных шишек. Он вспомнил о неудачливом искателе приключений, который каждый день приобретал новые «боевые шрамы», о нём он узнал от сестры магистра Джинн. Дилюк с помощью длинных ногтей захватывал мелкие камушки и вытаскивал их из пореза. К счастью, их было мало, а совсем мелкие вымыла вода. Небольшие волны хоть и покачивали, но процессу не мешали. — Готово, — проговорил он, достав голову из-под воды. Волосы свисали на лицо, мешая видеть. Русал заправил пряди за уши и ещё раз осмотрел пораненную руку. — Возвращаемся. Поможем твоему идиотизму. — И всё-таки, что это было? — Соберёшь по пути горькие солнышки, расскажу, — Дилюк указал на растущие цветы вдоль берега. — Они нужны, ведь кто-то опять может пострадать, а их не будет. — Горькие солнышки? Мило, — Кэйа наклонился и сорвал цветок, — Настоящие название — лилия калла, но твоё хорошо описывает этот цветок. Откуда взялось такое прозвище? — Отец обучал меня изготовлению лекарственных средств, рассказывая свойства и интересные факты о тех или иных ингредиентах… Я сам давал названия, — Рагнвиндр поник из-за упоминания отца. — Не хочу об этом говорить. — Не уплывай так быстро! — окликнул русала Кэйа, подобрав обувь и быстро зашагав босиком по нагретой гальке обратно в грот. — Так всё-таки я услышу обещанную информацию? — Солнышки. — Собираю я их, собираю, — Альберих срывал лилии и запихивал их в сапоги, чтобы иметь свободную руку и не таскать целый букет. — Волны прибивают к берегам эти камни с глубин моря. Они накапливают в себе элементальную энергию малыми крупицами, но это происходит за многие века. Тот, что ты подобрал, всего лишь небольшой осколок от всей груды. Надо учитывать, что встретить их огромная редкость, — Дилюк, лёжа спине, лениво двигал хвостом, потихоньку продвигаясь вперёд. — Ты когда-нибудь видел всплески или резкие волны в спокойных водах? — Видел такое один раз в жизни, но не придал особого значения. — Это были именно те камни, которые перенасытились энергией и взорвались. Если на них не влияют другие внешние факторы, то взрыв гораздо слабее и не несёт значительного вреда. Однако ты выступил в роли той самой энергии с элементом крио, зарядив осколок до конца. Отсюда и заморозка, и более сильный эффект. Ещё вопросы? — Все с глазом бога представляют собой внешний фактор? — Кэйа с интересом слушал, узнавая новую для себя информацию. — Нет, для них камни вполне безопасен, пока они не применяют свою силу. Возможно, из-за твоей особенности ты непроизвольно насыщаешь вещи энергией в малых размерах. Тебе просто не повезло найти уже почти переполненный осколок. — Тогда откуда ты знаешь об его опасности? И ещё я не заметил у тебя пиро глаз, — Кэйа пристально уставился на русала, ища взглядом необходимую вещь. — Нет, серьёзно, где он? — Солнышки, — устало протянул Рагнвиндр и, чтобы не отвечать на вопрос, быстро скрылся вдали, оставляя парня одного на берегу. — Куда?! Игнорирование моих вопросов ничему к хорошему не приведёт! — раздался недовольный крик. Кэйа уже начинал злиться на столь неуважительное отношение к себе. — Тьфу. Ну и вредный характер… Было обидно возвращаться в полном одиночестве. Только ты со своими тревожными мыслями наедине… — Твои солнышки, — сапоги набитые лилиями калла с громким стуком приземлились около русала. После долгого пути хотелось сильно пить. Альберих зачерпнул заранее подготовленную воду из кастрюли, отпил её и присел рядом с Дилюком. — Спасибо, а теперь давай сюда свою руку, — Дилюк намочил тряпку и стал оттирать с кожи застывшую кровь. — И зачем ты пошёл именно в ту сторону? Там же ничего нет кроме берега и цветов. Тебе стоило внимательнее приглядеться, потому что здесь между скал есть узкий проход, и на той стороне ты мог бы спокойно найти путь в глубь острова. Кэйа молча наблюдал за действиями друга. У него не осталось ни сил, ни желания разговаривать. Рагнвиндр нанёс мазь на порез и на самые заметные царапины. — Поболтаем? — спросил Дилюк, заглядывая в глаза Кэйи. — Нет, — последовал сухой ответ. Поднявшись с места и достав все цветы из обуви, Альберих отправился искать проход между скал. — Не хочу тратить время впустую. — Тебе не интересно услышать ответы на вопросы? — Не стоит. — Что ты себе напридумывал, пока возвращался? — Дилюк следовал за ним, прожигая взглядом. — Это из-за того, что я бросил тебя? Альберих игнорировал его. Рагнвиндр понял, что словами ничего не добьётся и решил действовать. Подплыв ближе к краям дороги из камней, по которой шёл Кэйя, он приготовился к некрасивому поступку по отношению к единственному другу. Резким рывком хвоста, стараясь не применять много силы, Дилюк столкнул Кэйю в море. Тот не успел ничего понять, как уже с всплеском погрузился в холодную воды. Первые секунды ничего не понимая, он пытался сделать глоток воздуха вместо солёной воды. Глаза жгло и приходилось ориентироваться на свет. Наконец оказавшись на поверхности, он хрипло вдыхал воздух и попутно откашливался, протирая глаза. Дилюк обмотал хвост вокруг талии Кэйи, чтобы вытащить его на сушу. — Ты… Кх… Ты совсем что ли?! — Кэйа взирал на русала с покрасневшими глазами полных не самых добрых намерений. — Я тебя… Его окатило новой порцией воды. — Остудился? — поинтересовался Дилюк. — Нам следует нормально поговорить и выяснить отношения. — У нас всё замечательно, — промямлил парень, стараясь отжать волосы и одежду. — Прямо сейчас! — злобно рявкнул Дилюк, что от его голоса у Альбериха пошли мурашки, а может и вовсе от холода. Не стоило долго оставаться снаружи промокшим до нитки на ветру. — А теперь давай вернёмся внутрь. Кэйа, обхватив себя руками, пошёл обратно. Одежда противно прилипала к телу, а в сапоги залилась вода и хлюпала при ходьбе, и в добавок ко всему становилось всё прохладнее.

***

Приятно сидеть в окружении жарких огоньков полностью сухим, только всю атмосферу портило молчание. Дилюк и Кэйя пялились на один из огоньков. Звук пламени успокаивал и дарил особенную изюминку в этом месте. Свет от огня падал на стены, окрашивая пространство в рыжий цвет. Никто не решался заговорить первым, да и не знали на какую тему. Каждый думал о своём, выстраивая предстоящий диалог в голове. На них двоих навалился огромный груз, который давил всем своим весом, намереваясь раздавить окончательно. — Обмен извинениями? — предложил Кэйа, поворачиваясь к Дилюку. На, что тот согласно кивнул. — Тогда я начну первым. Альберих перед словами сделал пару глубоких вдохов с выдохами и крепче сжал кулаки. — Приношу искренние извинения за своё упрямство и ужасное поведение. Из-за меня страдаешь ты, переживая и тратя всевозможные усилия на помощь. Я просто хочу нормальной жизни. Отбросить все проблемы, раскрыть талант например к рисованию, заняться хобби и просто жить ради себя. Найти причину жить, а не существовать, перемещаясь по всему Тейвату, — Кэйа провел ладонью, собирая накопленную влагу. Впервые он не мог контролировать слёзы. Обычно он их подавлял или играл на публику. — Да, что же такое… — Я даже не осмелюсь просить прощения. Его никогда мне не заслужить, — Рагнвиндр пустыми глазами смотрел в пол, ковыряя его ногтем. — Для меня всё казалось кошмарным беспробудным сном. Поглощённый яростью, крушивший всё на своём пути, не разбираясь ни в чём, лишь бы притупить чувство одиночества от потери близкого человека. Дилюк горько усмехнулся, в памяти всплыло самое яркое и отрезвляющее воспоминание. — Я даже, когда увидел выпавшего человека за борт, хотел его растерзать за всю причинённую боль в тот день. Я чуть было не распотрошил тебя, — русал весь сжался от ужаса. — Представь моё удивление, узнать старого друга, которого ты успел похоронить. — Мне даже половины не осилить того, что ты пережил, — Кэйе хотелось как-нибудь поддержать Дилюка, но тело словно приросло к одному месту, а слова с трудом подбирались. — Ко всему прочему, однажды мне удалось трезво оценить всё, что происходило по моей вине, только это породило другую навязчивую идею. Я вновь поддался эмоциям и новому желанию найти смерть от чьих-нибудь рук. Кое-кому это даже почти удалось, — он приложил руку к месту самого видного и глубокого шрама на своей груди. — Этот шрам остался от того самого камня. Мне стыдно и больно говорить об этом. — Знаешь, не так я представлял наше воссоединение. Оно должно было быть более… — Волнующим и радостным, а в итоге началось разбирательством в чувствах, — правильно завершилась мысль. — Жизнь научила меня ожидать худшего и не доверять другим. Так о чём мне думать помимо вечного заточения на этом острове, внезапной смерти или страха остаться здесь одному? — Я тебя не брошу, — раздались уверенные слова. — Прости, что покинул сегодня и за всё ту гниль, хранившуюся во мне. Кэйа смог подняться. Он обнял Дилюка, навалившись на него сзади, утыкаясь в шею. Проведя рукой по спине, он нащупал странный твёрдый предмет. Альберих раздвинул алые волосы и поражённо смотрел на свою находку. Под волосами оказался глаз бога. Спина была практически одним целым шрамом, но при детальном рассмотрении было понятно, что все раны имели разное происхождение. Больше всего следов осталось от когтей. Кэйю повергли в шок попытки русала выковырять магический артефакт прямо из своего тела. — Маленькая особенность крови сирен. Мне не только даровали силу для разрушения, так и ещё не позволили избавиться от неё, - Дилюк обхватил своё лицо ладонями и впился ногтями в кожу, - Я заживо сжигал людей на кораблях, слушая их вопли от боли. Они мучительно умирали и... Я чудовище... Тихий шёпот последних слов дошёл до Кэйи, ломая в нём что-то важное. Дилюка крепко сжали в объятиях, напоминая, что теперь он не один в этом огромном мире.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты