365 дней. Грани

Гет
NC-17
В процессе
16
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 346 страниц, 55 частей
Описание:
Дыхание участилось, как только я оказалась в осаде и губы будто случайно мазнули по скуле на щеке. Что ж так мучает... Наслаждается беспомощностью... Знает, как это на меня действует, подонок.

Я хотела коснутся его кожи, но запястье перехватила рука и он придвинулся ближе, прижав к покатому бортику.

Вторая ладонь неспеша гладила грудь и деланно медленно спускалась вниз, от чего тело пробило разрядом электрошока. Попала. Опять.
Примечания автора:
Предупреждение. Читать после книг. Для тех, кто смотрел только фильм, многое будет непонятно.

Однажды в нашей жизни появляется тот, кто рушит с трудом построенные стены, сбивает все планы и выворачивает сердце наизнанку. Происходит то, чего мы больше всего боимся и от чего бежим, сломя голову.

Но этот человек открывает нас настоящими, теми кем мы должны были быть, но так и не стали.

"Судьба решила мне отомстить и послала тебя".
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
16 Нравится 236 Отзывы 1 В сборник Скачать

46

Настройки текста
Высокие кипарисы образовали длинный коридор вдоль дороги, в темноте лишь приближающееся палаццо горело ярким пламенем. - Ева, ты нужна мне собранной. Ага, свалил на голову такие откровения... Но после них стало легче на душе. Мы разобрались с прошлым и оно меня больше не держит, хотя с таким багажом как у меня, я вряд ли отмоюсь когда-нибудь. - Очередная встреча, где я буду твоим приложением? Массимо лишь загадочно улыбнулся. Я смотрела на его профиль и на душе становилось спокойнее, наверное, поднятое настроение штука заразная и передается воздушно-капельным путём, так же как и молнии между нами. Веки заметно потяжелели, больше всего хотелось оказаться в большой мягкой постели и уснуть, накрыв его сердце своей щекой. В этих объятиях я была по-настоящему счастлива. Если бы ослепительные огни не вырвали из сладких мыслей, то я бы, наверняка, задремала. Бугатти затормозил на большой, вымощенной необработанным камнем, площадке в центре открытого двора, продуваемого ветром с низких холмов. Что это? Сколько ещё за сегодня должно со мной случится? Мы были одни. Ни других машин. Ни чужих людей. Только птицы, кружащие над верхушками деревьев, напоминали, что это не картина, вышедшая из под кисти неизвестного художника. К палаццо вела широкая лестница с огромными глиняными горшками благоухающих цветов по краям, а где-то рядом бушующее море разбивало накатывающие волны о грозные скалы. Я определённо разобрала бы лучше, если бы тонкая мелодия скрипки не перекрывала этот звук почти полностью. Из каждого окна в мрак наступившей ночи врезался тёплый, уютный свет. Мы вышли и застыли у ступенек как два полных идиота. Меня накрыла полная уверенность, что мой властный, бесстрашный мужчина погрязает в панике, потому что рука его заметно похолодела и он сильнее сжал мои пальцы, боясь поворачивать голову. - Масси... - как только я начала, он чертыхнулся и сдвинулся с места, уволакивая меня в овальную арку прохода. Испуг отступил, его место заняла стойкая решительность — если бы я затормозила, он бы затащил меня силой. Подняла голову от мраморных плит пола. Хорошо, что он держит и направляет движение, потому что отпусти на секунду и я потеряюсь в этих традиционных фресках на стенах с изображениями ласковых пейзажей и античных мифов. Музыка стала громче, а мы уткнулись в большие двери в два человеческих роста, с вырезанными на их деревянной поверхности фигурами животных. - Что держало тебя? Что ты чужая? Но видишь, - освободил и развёл руки в стороны, - Я дарю тебе твой мир, заноза. С напряжением пихнул створки.  Интерьеры отличали роскошные своды, деревянные панели, резные порталы готической формы, величественные арки и множество других деталей. Песня скрипки зазвучала в унисон с виолончелью. Но первое, что бросилось в глаза, это молодой паренёк, сидящий за пианино у стены, из под его пальцев вылетала знакомая классическая мелодия, переделанная на современный манер. Верди? Россини? Или нет? Дикие всполохи взметались к самому потолку традиционного зала, вырываясь из  факелов, с которыми вели непримеримую борьбу пожиратели огня. Множество люстр зажженных в зале капали воском. Огонь. Огонь. Везде огонь. Массимо провел меня в центр, а я даже не успевала посмотреть на него, крутила головой как сумасшедшая, с жадностью маленького ребёнка впиваясь глазами в каждого человека, в каждую деталь. Акробаты и жонглеры должны были двигаться быстро и резко, но моё замутненное сознание снижало скорость происходящего. Я никогда в своей жизни не видела подобной красоты и тем более не была её частью, застыв в центре в ослепительном длинном платье, опустила взгляд вниз, красная ткань поразительно сочеталась с окружающей обстановкой. С каждой секундой воздух становился всё более тягучим, как засахаренное варенье, и я решилась посмотреть на своего мужчину только тогда, когда он взял меня за обе руки и опустился на колени. Я забыла как дышать. Только тёплый ветерок с длинного застекленного балкона держал на ногах. Шум моря прорвался сквозь музыку. Это не сон. Выхватила ладони и прижала их ко рту. До меня стал доходить смысл происходящего. Вот почему он молчал эти дни, хотя уже знал о семье — решил вывалить всё залпом, показать, что то, что меня напугало вначале - часть моей жизни. И он тоже. Кошусь на подбородок, на скулы, на линию губ, всеми силами держусь за мысль, что как только установится зрительный контакт, я упаду к чертовой матери. Открыла рот, чтобы нарушить эту гребаную тишину, в которой умерла на заднем плане музыка классических инструментов. - Тшш. Будь снисходительнее. Вот так... - он окинул взглядом зал, -... я делаю это впервые. Это "тшш" нажимает на спусковой механизм и слабость разливается вдоль позвоночника. Он имеет какую-то неведомую силу над каждым сантиметром моего тела, получил её ещё раньше, чем я успела сообразить, что сама этого хочу. Что ты делаешь? Что ты делаешь??? Не смотри! А я уже смотрю в его чёрный щенячий омут и слезы сами прокладывают дорожки по щекам. Карлос так старался, нанося макияж... - Я тону в тебе и не хочу, чтобы меня спасали, ты нелогичная смесь хрупкости и страсти. Со временем я понял, что не нужно выжигать твои фобии, твои приступы ярости, дикую волю к свободе, потому что без этого все хорошее отойдёт на второй план. Я хочу, чтобы ты всегда была со мной настоящей. Ты моё сокровище, за которое пойду куда угодно, перейду любые грани, лишь бы до конца своих дней просыпаться с вместе. Выходи за меня замуж. Массимо достал кольцо с бриллиантом размером с ноготь и одел на палец. Боже... Встал и прислонил лоб к моему. - Не молчи, любимая, иначе с ума сойду. - Да... - тихим голосом. Уверена, что слова утонули в шуме вокруг, но Массимо прочитал всё по губам и впился в них горячим поцелуем. Да! Да! Да! Мне страшно! Но я выжимаю в пол педаль газа и несусь на бешеной скорости, чтобы вспомнить какого это... И кайфую от этого. "Всё, что было до того, как ты вошла в мой дом, аннулировано". Это правда во всех смыслах. Вкус поцелуя становится горьким. - И почему ты плачешь? - вытирает слезы и улыбается. Его нервы как рукой сняло, - Будешь продолжать и мне придётся занести тебя в спальню наверху. - Трахни. Я хочу тебя. Повёл подбородком в сторону, продолжая разглядывать лицо, и обхватил пальцами бедра, одним толчком придвинул к себе так, что между нами закончился воздух. Мы одни. Палаццо опустело как по щелчку пальцев. Я стою в комнате с эклектичным интерьером напротив открытых настежь окон балкона, куда мы не ушли, а почти убежали из того буйства красок. Здесь света меньше и на том спасибо, только свечи бросают размытые дрожащие тени на стены. Меня обдало жаром, когда молния на платье поползла вниз и я сделала несколько шагов вперёд, переступая через слои ткани, чтобы опереться руками на распахнутые створки. Ветер полуобнаженному телу не помог, потому что Массимо уже был рядом и, встав со спины, положил руку на шею и водил пальцем по приоткрытым губам. Я закрыла глаза и вернулась к нему. В эту ночь мы впервые не сражались в постели и не гнали лошадей. Это был не секс, мы занимались любовью и мне до дрожи это понравилось. Я думала, что забыла как это делается. Его пальцы, медленно бредущие по коже, язык, воводящий узоры на теле, ритмичное дыхание на ухо, когда тянет за волосы. Утром меня разбудила вибрация телефона, развернулась, свесив голову с кровати и перед носом светился экран с новой смс. " Говорила, что нечего переживать. Такими темпами я скоро перестану посылать тебя на хуй окончательно". Ольга в курсе. Вот о чём она молчала, хитрая зараза. Я выползла из объятий спящего Массимо и, накинув его рубашку на голое тело, вышла за двери. Всё свалилось на меня слишком неожиданно и мне нужно было обдумать на что я вчера согласилась. Жена дона сицилийской мафии! О, боже... А я смогу? Выдержу? Он сам то понимает, насколько тяжело мне будет? Вот и поднялась в его комнату перед отлетом во Францию, чтобы добиться того, чем дразнил... Просто секс... Ага... Теперь у меня на руке кольцо стоимостью... Даже знать не хочу. Усмехнулась, садясь за маленький столик в залитой солнцем зелёной галерее, на котором красовались канноли, кассата, джелато кон бриош и рогалики корнетто, их стойкий приторный аромат перебивало две чашки ещё горячего экспрессо. В доме кто-то есть, но я их не вижу. Он даже это продумал, исполнив моё желание. Сзади послышались шаги по гладкому каменному полу и руки легли на плечи. Оставив невинный поцелуй на затылке, Массимо сел напротив и сделал глоток кофе. Я окинула его взглядом. - Тут твои вещи? Из одежды на нем были лишь спортивные светло-серые брюки, но он явно не мог их протащить в своих загадочных карманах вчера вечером. - И твои, - он подмигнул мне и поставил локти на стол, - Частично. Мы на неделю уезжаем в другой город. - Сам все придумал? - выпалила, хитро прищурившись, и принялась за еду. Боже, какой голод, даже хуже чем обычно. Я сейчас мамонта сожру. - Честно говоря, я специалист по шантажу и запугиванию людей, а твою сказку организовали Доменико с Ольгой. - Передавай им мою искреннюю благодарность. Я будто в прошлое попала. Но откуда ты знал, что я соглашусь? Улыбается и разглядывает меня, делая вид, что не слушает. - Поверь мне, я боялся как подросток на экзамене, зная тебя, - ответил после непродолжительного молчания, - Мои рубашки сидят на тебе умопомрочительно, но каждый раз подмывает их сорвать. Бросив мимолетный взгляд вниз, застегнула верхние пуговицы, потому что главное о чём думала в этот момент, была еда. Голова кругом идёт от вкуса мороженого в тесте, что тает во рту. Сейчас меня даже война или глобальный апокалипсис не вытянут из-за стола. Такой довольный сидел, что я не удержалась и уколола его в своей привычной манере. - Меня преследует стойкое чувство, что ты меня подкупаешь. - Я хочу сделать тебе приятно, ты этого не понимаешь? - вскинул брови и расслабился на стуле, делая последний глоток и отставляя в сторону пустую чашку. - Есть много способов сделать мне приятно. - Ночью я был слишком нежным, раз ты до сих пор голодная? Не успела ответить, как тишину разрезал звук вибрации телефона, он посмотрел на экран, нахмурившись и, поцеловав в щеку, вышел. Дела. Бизнес. Будь они неладны. Но мне тоже нужно позвонить. Мой мобильный должен был остаться в машине и я, накинув на плечи тёплый махровый халат и тапочки, выскочила на улицу. Солнце ещё не прогрело воздух и холодные мурашки побежали по телу от утренней прохлады, где-то рядом пели птицы, прячась в ветвях деревьев ухоженного традиционного итальянского сада. Зависла на миг, слушая музыку природы и дыша всеми лёгкими. Какая гармония. Какая тишина. Хочу такой же дом, а не виллу с кучей охранников в каждом углу. Здесь за мной тоже наблюдают, но я их хотя бы не вижу. Залезла в салон бугатти и взяла в руки телефон. Ой, что сейчас будет... Пока ждала, что поднимут трубку, перечислила все известные эпитеты, которыми поливал меня Алекс, когда злился. - И тебе доброго утра, мелкая, - сонным голосом пробурчал в трубку, - Ты в Таормине всех окончательно достала, что тебя выперли и пришлось устраиваться на работу? По-другому объяснить твои звонки ни свет ни заря не получается. - Бери выше, - со свистом выпустила воздух, - Мне сделали предложение. - Застрелиться самой? - съехидничал с усмешкой. Да что ж он такой заторможенный по утрам? Даже забыла об этом. Наверняка, куролесил всю ночь в компании подружек. - Я замуж выхожу, олух. На том конце послышалась возня и хриплый кашель. - У тебя черепно-мозговая? - проснулся, спасибо, блять, - Тебе мало просто спать с бандитом!? С этим я с трудом смирился, но брак это серьёзный шаг! Через сколько мне нужно будет вывозить тебя на материк с соплями по уши и разбитым сердцем? А, ебанутая? - Алекс! - Что, мать твою? Что, Ева? Ааа, чёрт возьми, - послышался щелчок зажигалки, - Надо было сразу догадаться, что он не шутил. - В чем не шутил? - Что никогда не уйдёт из твоей жизни. Я не воспринял его слова серьёзно, мало ли что мужики говорят, когда гормоны скачут. - Это когда он был с тобой так откровенен? - Когда в подвал посадил. Ты ему напомни, что вентиляция там ни к чёрту и лампочки надо бы заменить. Ах, Ева, Ева... Блять, я сам виноват, камеру ещё в твою спальню установил. У меня поджилки затряслись. Ничего себе, вот, значит, как Торричелли за мной следил. - Что ты сказал? - Что слышала. Видел, как ты мучаешься и раскис как полный придурок, сам твоему дружку позвонил, попросил не вмешиваться, пока не отбесишься, пообещал присмотреть. Я то думал, что перегоришь за это время, а ты аккурат в его объятия рванула. Ева, девочка моя, если ты станешь его женой, то до конца жизни будешь под прицелом, ты не выдержишь. Во что не могла поверить, так это в то, что они за моей спиной связывались, у них же кроме меня ни одной темы общей нету, полные противоположности. - Выдержу, - твёрдо. Я уже приняла решение и не отступлю. Больше всего на свете я боюсь потерять его. - Вы два больных помешанных придурка, ты знаешь, об этом? - англичанин горько засмеялся в трубку, - Кстати, что тебе в офисе сообщили? - Долго рассказывать. Если ближе к сути, то фамилия родных Лерручи, - я улыбалась и крутила в пальцах ремень от мягкого халата. Вышло даже с гордостью, потому что, когда мы с Алексом обсуждали этот вопрос, то боялись того, что они из мафии. Наиболее правдоподобный вариант как никак. Секунды тянутся, а блондин молчит. Мне надоела эта комедия, не сдох ли там случаем от сердечного приступа? - Не унывай, я не заставлю целовать мне руки при встрече, ограничусь поклонами, - весело шучу и направляюсь в сторону двери, ведущей в дом, - Кстати, о Лючии Моррето слышал? Моя тётка. Обживаюсь на ходу, родственничками обзавожусь. Я пихнула дверь и вошла в приятную тень широкого коридора. - Ты помнишь как мы познакомились? - обречённым голосом. Кивнула в ответ, будто он может это увидеть. В тот пасмурный день я со своим парнем, а в будущем женихом приехала на нелегальные гонки за город, что часто устраивали по выходным, но нагрянула полиция и меня за локоть силой впихнули в первую попавшуюся машину. Это и был Алекс, я тогда растаяла от одного его вида и если бы не была в отношениях, то точно замутила бы короткий ни к чему не обязывающий романчик. Но знакомство переросло в крепкую дружбу и я захотела, чтобы он стал свидетелем на моей свадьбе. - Меня подослали охранять тебя. Семья Паррезо, я на них работаю, малышка. Споткнулась о порог спальни, задев его мизинцем, и взвыла от боли. И здесь всё было миражом, с самого начала только ложь, ложь, ложь... Хоть что-нибудь в моей жизни было настоящим? Я убью его. И меня оправдают. - Но со временем я привязался к тебе, это перестало быть работой. С тех пор, как убили твоего отца мой заказ был снят и я оставался рядом по своей воле. - Зачем им это? Я с ними не сталкивалась. - Это про просьбе Лючии. - Что? - почти кричала и не заметила как Массимо вернулся и с интересом наблюдает за мной, сложив руки на голой груди и поддерживая дверной косяк, будто он сейчас рухнет без его помощи, - Нахуя? Говори всё, что знаешь, конченый урод! Я тебя не то, что в подвал, я тебя в гроб на сутки запихну, если ты и дальше будешь игры играть! Мудак херов! Ненавижу тебя! Голос сорвался в нервный ор, я всеми силами старалась достучаться до Флоренции через море и пол Италии. - Не знаю, - лаконичный короткий ответ деловым тоном, между нами исчезли все тёплые нотки, выросшие за эти годы, нас откинуло на разные концы вселенной, как будто и не было ничего. Целовал он меня тоже по заказу, блять? И завтрак в постель таскал? И плакал? - Ты будешь третьим в списке обещаю! - швырнула трубку на помятую за ночь постель и вышла на балкон. Перила нависали над самым утесом и волны внизу с оглушительным ревом бежали на скалы, чтобы разбиться в неравной борьбе, а чайки с криком кружили над ними в поисках зазевавшейся рыбы. - В каком списке? - спросил итальянец, подходя ближе, он поставил руки по обе стороны от меня и положил подбородок на голову, - Меня там нет? - Нет. Мне нужно две смерти, Массимо, Карруто и Катрина Никодемо. Если ты мне не поможешь, я разберусь с ними сама. - Доведешь до самоубийства своими выходками? - хохотнул. - Я серьёзно. - Любимая, ты хоть понимаешь, что смерть Игнацио мне сошла с рук только потому, что он первый нанёс удар и потому, что его семейке такой расклад был выгоден? Если я начну палить направо и налево, то не только на мою голову, но и на всю семью свалится вендетта. Он прав, как всегда прав. Я развернулась и обняла за торс покрепче. Увези меня из этого грязного болота. Я хочу быть только с тобой и забыть обо всем на свете.
Примечания:
Вместо написания я заслушалась мелодиями Россини для фортепиано 😩.

Торричелли, увози свою женщину, забери у неё этот идиотский телефон и натяни так, чтобы она думать забыла о глупостях, а то такими темпами скоро в ней будет больше мафиози чем в тебе. Что это я... Они для меня как живые 🤷‍♀️
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты