Мяугли

Джен
PG-13
Завершён
24
Пэйринг и персонажи:
Размер:
28 страниц, 7 частей
Описание:
Однажды в волчьей стае появился необычный детёныш...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
24 Нравится 89 Отзывы 5 В сборник Скачать

Часть 5

Настройки текста
Снег ещё не начал таять, когда стая стала распадаться. Первыми отделились холостяки — им предстояло драться за молодых волчиц из других стай. Потом одно за другим ушли все три семейства. И наконец с Наргал и Граулом остались только два двухлетки и один переярок. Мяугли и Хейт ушли вместе с Тэрой и Виннари. За зиму дети очень выросли и окрепли. В стае, среди других волков, это не бросалось в глаза, а теперь вдруг стало заметно, что Хейт ростом уже почти с Тэру. Да и Мяугли хоть и отставал от собратьев, но уже мог самостоятельно, без помощи брата, завалить косулю. Но нынешнее лето им все равно предстояло прожить вместе с родителями — так уж водится у волков. Первым делом Виннари обошел прошлогодние границы и заново поставил метки. А потом наступила пора приграничных стычек. Свое право на территорию надо каждый год подтверждать заново — ведь за зиму многое могло измениться! Молодые волки растут и становятся сильнее, взрослые — стареют и слабеют… Так что границы каждый год могут немного меняться. Хейт и Мяугли участвовали в этих стычках наравне со взрослыми. Напрасно родители волновались за маленького рыса — он раз за разом побеждал своих заметно более крупных соперников. Впрочем, приграничные драки обычно и не бывают слишком ожесточенными, это скорее проба сил, чем настоящий бой, и противники расступаются, едва преимущества одного становятся очевидными. Потом все границы были определены, и стычки закончились. Ни один дикий зверь не станет драться без веской причины — ведь даже от слабого противника можно получить серьезную рану, которая помешает охотиться. Конец зимы — голодное время, и для хищников не меньше, чем для травоядных. Вся семья от темна до темна металась по лесу в поисках добычи, и все равно все ходили полуголодными. Тэра, к удивлению братьев, изменилась. Бока ее округлились, она бегала медленнее обычного и стала вдруг очень осторожной — не прыгала на оленя, боялась перескочить ручей… Охотилась она хуже обычного, и Виннари делился с ней своей добычей. А потом братья, придя с ночной охоты, увидели, что Тэра лежит в логове, усталая и счастливая, а под боком у нее возятся три крохотных волчонка. Это было так удивительно! Мяугли и Хейт разглядывали и обнюхивали малышей, пытались потрогать. — А почему они такие маленькие? — спрашивал Хейт. — Они такими и должны быть, — отвечал Виннари со снисходительным видом опытного отца семейства. — Но разве это нормально? — продолжал недоумевать молодой волк. — И почему они слепые? Мы же с Мяугли такими не были! — Были, конечно, — мягко улыбалась Тэра. — Да не наваливайся же ты так, Хейт, придавишь братика! В прошлом году волчицу и малышей кормил один только Виннари. Теперь ему помогали Мяугли и Хейт. Молодые рыс и волк сами ходили полуголодными, отощали, зато Тэре хватало молока для троих малышей. Шло время. Растаял снег, потеплело. Охотиться стало легче — появились зайчата, расплодились мыши, вышли из зимней спячки ящерицы и лягушки… Добывать эту мелочь приходилось всю ночь напролет, зато теперь братья не голодали. Как-то ночью Мяугли и Хейт наткнулись на незнакомого зверя, остроухого и короткохвостого. Увидев Мяугли, незнакомец ощетинился и зашипел: — Пошел вон с моего участка! — Это наш участок! — ответно возмутился Мяугли. — Да ты совсем обнаглел! — в ярости подскочил на месте зверь. — Чей это ваш, интересно? — Семейства Виннари, разумеется! — Не знаю я никакого Виннари! Кто это такой? — Волк из стаи Граула, вот кто! Напрасно Мяугли думал, что короткохвостый смутится от упоминания имени старого вожака. — Волк?! А ты здесь при чем? — в голосе незнакомца звучало изумление. — Ну так я же его сын! — Ты волк? — короткохвостый расхохотался. — В таком случае тот серый, что рядом с тобой — это заяц! Мяугли в растерянности оглянулся на стоящего рядом Хейта. Снова повернулся к собеседнику. — Я не понимаю, что ты от меня хочешь! — Я хочу, чтобы ты перестал притворяться дураком! Какой из тебя волк?! Ты такой же рыс, как и я. А ещё я хочу, чтобы ты убирался с моей земли! Тут от ручья до болота — мой участок! Если бы мы с вами увидели карту обычного леса, на которую были бы нанесены все границы, мы бы не смогли бы ничего разобрать. Границ было бы слишком много, они бы путались и сливались. Ведь свои участки есть у всех — лосей и волков, синиц и галок, медведей и лис… А сами звери и птицы нисколько не путаются — потому что для каждого имеют значение только границы со своими соплеменниками. Соловью нет дела до того, как делят территорию зяблики, и ласка защищает свои границы от других ласок, но не от хорьков. И потому незнакомый рыс посреди участка Виннари с полным правом говорил, что стоит на своей земле. Как ни ошеломлён был Мяугли, на слова про участок он отреагировал не задумываясь: — А не много ли тебе одному? Мне так кажется, здесь и мне хватит места! — Вот ещё! — незнакомец оскалился. — Если ты не уберешься миром, значит, будем драться! — Давай! — согласился Мяугли. — И если я одолею, то отсюда до ручья будет мой участок! — Я с тобой! — Хейт сдел было шаг вперёд, но Мяугли удержал его. — Нет, так будет нечестно! Незнакомый рыс стремительно бросился на Мяугли. Но вместо того, чтобы сцепиться с врагом, Мяугли внезапно отскочил в сторону. А потом сам прыгнул — налетел, рванул зубами и отпрыгнул назад. До сих пор, сколько ни приходилось молодому рысу драться, будь то шуточная возня с братом или стычки с соседями, он дрался по-рысиному, сам не зная об этом. Но этот незнакомец не был волком! И если это правда, что они оба рыси — значит, как раз такая манера драки ему знакома и понятна. Мяугли никогда не забывал, что ему надо быть умным. И сейчас он, не задумываясь, стал драться по-волчьи, так, как дрались его отец и брат. Они метались по поляне. Незнакомец все никак не мог приблизиться к Мяугли настолько, чтобы сцепиться с ним и пусть в ход задние лапы. А Мяугли раз за разом кусал противника за плечи, передние лапы, уши… Эти укусы не были опасными, но отвлекали и раздражали незнакомца. А потом Мяугли внезапным броском сбил его, придавил сверху, прихватил зубами за шею. — Что, сдаешься? — прошипел он сквозь забивавшую пасть шерсть. — Сдаюсь, — согласился незнакомец. Мяугли выпустил его, отступил в сторону, к Хейту. Некоторое время оба тщательно вылизывались, приводя в порядок и шерсть, и нервы. — Отсюда до ручья — мой участок, — напомнил, словно между прочим, Мяугли. — Твой, конечно, — согласился незнакомец и добавил: — Сам ты странный, и дерешься странно! По-нормальному я бы точно победил. — Потому я и не дрался по-нормальному, — согласился Мяугли. И повернулся к Хейту: — Ну, пойдем домой! Логово Тэры, в котором он вырос и которое считал домом, было как раз на отвоеванном участке. Они шли молча, и каждый думал об одном и том же. Наконец Хейт заговорил: — Знаешь, Мяугли, ты, конечно, мне брат… Но только этот, ушастый, сказал, что ты рыс. И ты уж не обижайся, только ты на него больше похож, чем на маму с папой. Это как же так, я не понимаю? — Я тоже не понимаю, — ответил Мяугли. — Наргал тоже говорила, что я не волк. Я тогда ей не поверил, а сейчас смотрю на малышню… Я раньше думал — ну подумаешь, не все же волки одинаковые, все равно у кого-то хвост длиннее, у кого-то короче, а у меня — вот такой… А теперь вижу — их сейчас трое, и все друг на друга похожи, а я на тебя совсем не похож, даже уже опять рыжим стал. — Может, у мамы спросим? — предложил Хейт. — Лучше у папы. Виннари не слишком удивился вопросу. Подумал, почесал задней лапой за ухом. Вздохнул: — Знаете, я ведь с самого начала сомневался… а потом как-то привык и не обращал внимания, что ты не очень-то похож. В общем, это так было… Ты, Хейт, еще совсем крохой был, только-только глаза открылись. Я пошел на охоту, совсем недалеко ушел, смотрю — лежит кто-то такой маленький, рыжий. Я взял да и принес в логово, думал, Тэре интересно будет посмотреть. А она как увидела, так сразу и решила, что ты волчонок. А я и не спорил, ей виднее. Ну, так и получилось. Выходит, правда ты не волк. — Я не волк, — медленно повторил Мяугли. Подумал и добавил: — Я рыс. И я не мелкий, не недоросток. И не короткохвостый, нормальный у меня хвост, — рыс извернулся, чтобы внимательно рассмотреть его. — И это нормально, что я рыжий, и пятнистый, и ушастый. Потому что я рыс. Он вдруг подпрыгнул. Завертелся на месте, словно маленький детеныш, пытающийся поймать свой хвост. Подбил лапкой птичье перо, валяющееся на траве. — Я рыс! Я нормальный, просто я рыс! — А как же я? — спросил с тревогой Хейт. Мяугли вмиг посерьезнел: — А ты… мы же все равно братья, да? — Конечно! — просиял Хейт. Потом Мяугли повернулся к Виннари: — А вы с Тэрой мне мама и папа, и я вас очень люблю! И ты не говори маме, что я спросил… что я понял… Виннари нетрудно было исполнить просьбу рыса, потому что внешне их жизнь после этого открытия не изменилась. Так же братья проводили дни рядом с логовом, посматривая на малышей, так же уходили они по ночам на охоту. Только теперь охотничий участок Мяугли стал поменьше — но ему хватало, ведь ему и пищи нужно меньше, чем волку. И, как и раньше, к логову Мяугли возвращался не налегке, а с куропаткой или зайчонком в зубах. Хейт теперь не всегда по ночам был рядом с ним, но ведь и прежде они порой далеко расходились, каждый увлеченный своей добычей. Как-то Мяугли бежал самым краем своего участка и вдруг услышал насмешливый голос: — Эй, волк! Он обернулся. По ту сторону границы стоял тот самый рыс, с которым они дрались. — Привет! — поздоровался тот как ни в чем ни бывало. — Как дела? — Ты что, опять подраться хочешь? — огрызнулся Мяугли. — Зачем?! — удивился рыс. — Я на твой участок не заходил, ты на мой тоже, зачем же нам драться и ссориться? — А чего ты тогда от меня хочешь? — Да так, поболтать, — весело ответил незнакомец. — Меня Кири зовут, а тебя как? Мяугли подумал и решил, что Кири прав — им действительно незачем ссориться. К тому же поболтать с рысом было бы, пожалуй, полезно, раз уж Мяугли теперь сам рыс. Ну и вообще, нехорошо быть невежливым. В волчьей стае к этому относились очень строго. И Тэра, и Наргал были бы, пожалуй, недовольны, если бы узнали, что он ни с того ни с сего грубит соседу. — Я Мяугли, — представился он. — А о чем мы будем болтать? — Да о чем угодно, — Кири уселся поудобнее. — А расскажи, почему ты думал, что ты волк? — Потому что я вырос в волчьей семье, — пояснил Мяугли. — Папа-волк нашел меня около самого логова, одного, прямо в лесу. А как я там оказался, я не знаю. — Это очень странно, — заметил Кири. — Раз ты рыс, значит, у тебя была мама-рысь. Куда же она могла пропасть? Мяугли задумался. Что-то смутно шевелилось в памяти… далекое, забытое, страшное. Он вспомнил логово — другое, не то, в котором сейчас играли младшие братья Хейта. Вспомнил маму — другую, с коротким хвостом и рыжую. Вспомнил тяжелые человеческие шаги… и мамин испуганный и гневный визг, и потом снова шаги… — Мама! — вскрикнул он. И заплакал, вдруг заново осознал, почувствовав ту старую потерю. — Не плачь! — Кири перешел границу и теперь сидел рядом, прижавшись плечом. — Ну, не плачь! Это же давно было! Зато ты выжил, вон какой сильный и умный! — Да, — Мяугли слабо улыбнулся, — мама говорила, что я должен быть умным… — Ну, вот видишь! — Кири лизнул его в морду. Так и застал их Хейт. — Кто это, Мяугли?! — изумился он. Мяугли спокойно повернулся к нему: — А, это ты, Хейт! Познакомьтесь! Это Кири, мой друг! Потом он повернулся к рысу. — А это Хейт, мой брат!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты