Моя Гиперборея

Гет
NC-17
В процессе
1152
автор
Goldie Wayne бета
аяме-чи гамма
Размер:
планируется Макси, написано 235 страниц, 16 частей
Описание:
План был простой: прилететь в Японию, найти древнее оружие и вернуться домой.
План был простой — именно поэтому он рухнул.

> История о Лилиан, которая, хоть и родилась с проклятой энергией, имела шанс быть обычным человеком до тех пор, пока однажды не оказалась в Японии. Другая страна, другая реальность, другие правила и полное отсутствие выбора вынудили ее стать новым участником марафона под названием «Шаманство».
Примечания автора:
Данную работу я пишу как самостоятельное произведение. Повествование будет строиться таким образом, чтобы все персонажи (как созданные мной, так и канонные) раскрывались перед читателем «с нуля», словно он действительно знакомится с ними впервые. То же будет касаться особенностей мира шаманов, техник и проклятий, объяснение и раскрытие которых мы будем видеть глазами главной героини, для которой всё происходящее является чем-то новым и неизведанным.

Сюжет работы опирается на события аниме и манги, но также присутствуют авторские линии повествования, позволяющие лучше раскрыть персонажей и сделать историю красочнее и интереснее. На моменте начала возможных спойлеров для людей, знакомых только с аниме-адаптацией, я буду стараться писать соответсвующие предупреждения в начале главы.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1152 Нравится 458 Отзывы 378 В сборник Скачать

Глава четвёртая. Преступление и наказание

Настройки текста
На самом деле, Лилиан никогда не знала, кто такие шаманы. В мире, где она росла, не было никаких тайных организаций, спасающих людей от проклятий и прочей нечисти, — только десяток человек, едва ли знакомых между собой и изредка выполняющих необходимую работу. У них даже названия особого не было. Лилиан всегда считала их магами — колдуют же они, как-никак. Её отец, который был куда более осведомлён о том, как обстоит всё на самом деле, не считал нужным прояснять эти моменты. Он просто говорил, что всё в их мире закономерно: чем больше тьмы существует где-либо, тем сильнее будет свет, способный ей противостоять. С каким-то необъяснимым раздражением он всегда добавлял, что в обратном порядке эта аксиома тоже действует. Страна, в которой она родилась и выросла, числилась в списке тех, где уровень жизни населения считался одним из лучших. «Возможно, — думала девушка, — именно по этим причинам проклятья там были такой редкостью». Ей хотелось верить, что существа, рождённые проявлением худшего, что есть в человеке, просто не имеют достаточно пищи, чтобы материализоваться на её родине. Когда Лилиан оказалась в Японии, она была поражена. Удивительная, развитая страна, которая на несколько шагов опережала большинство остальных, буквально кишела нечистью. Девушка пыталась найти этому объяснение, и единственное, что приходило ей в голову, — высокий уровень стресса, о котором не понаслышке знали все местные жители. Но истина крылась в другом. «Вокруг Японии стоит барьер, сдерживающий большинство проклятий у нас, — объяснял Мегуми. — Здесь самая большая концентрация энергии. Шаманам это на руку — мы значительно сильнее, но и изгонять нам приходится несоизмеримо больше, чем кому-либо другому. Проклятья есть в каждой стране. Обычно локальным силам удаётся справляться с ними самостоятельно, но бывают и исключения. Теракты, природные бедствия, неизвестные штаммы вирусов — всё, что влечёт за собой смерти, разруху и страх. Это происходит везде и рождает мощные проклятья, с которыми не каждый справится. Тогда уже за помощью обращаются к нам, и приходится отправлять на выручку сильных шаманов. Возвращаются не все». После этих слов Лилиан долго молчала. Она понимала, что Фушигуро имел в виду, — те люди погибли. Для неё же эти слова имели и другой смысл: отец, рождённый в Японии и посвятивший добрую половину жизни шаманству и этой стране, с самого её появления на свет ни разу не возвращался сюда. Они никогда не затрагивали эту тему. Он никогда не говорил о причинах, заставивших его уехать. Её отец был невероятно силён, но теперь Лилиан не покидали мысли о том, что однажды он просто сбежал. Она не знала, как реагировать на подобное. Она не могла его ни в чём винить и только теперь понимала, почему он никогда не настаивал на том, чтобы она занималась экзорцизмом. Возможно, он давал ей выбор, которого раньше не было у него самого. Лилиан его сделала — на своей родине она была обычным человеком. И всё-таки теперь её терзали сомнения. Сбежал ли её отец на самом деле? Знал ли кто-либо об этом или он, как и многие другие, числился теперь в рядах погибших и пропавших без вести? Она не знала совершенно ничего о родственниках по отцовской линии, но теперь её охватывал ужас от одной лишь мысли о том, что кто-то до сих пор может ждать его возвращения. Лилиан сидела на своей кровати, сжавшись в комок и укрывшись одеялом с головой. Она не спала уже час, перебирая всё сказанное ей за последние два дня в Магическом колледже. Было ещё очень рано, но уснуть не получалось: сказывались джетлаг и мысли, которые не давали и капли покоя. Лилиан потянулась, вынырнула из-под одеяла и, поёжившись, пошла в ванную. Она быстро собралась и, когда на улице только начало светать, покинула общежитие. Колледжу принадлежала огромная часть леса, скрытая за невидимым магическим барьером, и вчера девушке удалось самостоятельно изучить территорию за пределами участка со всеми корпусами. Блуждая среди деревьев, она заметила одну закономерность: стоило ей почувствовать, как мощная незнакомая магическая энергия усиливалась, на пути тут же появлялась развилка. Какую бы из дорог она ни выбрала, та всегда уводила в сторону от источника энергии. Из-за этого Лилиан долго ходила кругами и лишь после того, как окончательно отказалась от затеи найти источник магии, смогла спокойно ориентироваться в местности. Ей удалось забраться достаточно высоко: пусть колледж и не находился на большой горе, она нашла приличного уровня возвышенность. Той оказалась небольшая поляна, с трёх сторон окружённая плотными рядами деревьев и с четвёртой — обрывом. Лилиан вновь пришла на это место. Было свежо, воздух оказался удивительно чистым, влажная от росы трава прохладой касалась ног. Она подошла к самому краю, где земля резко уходила вниз, и, прикрыв глаза, сделала глубокий вдох. Тело наполнил невероятный покой. Солнце только начало появляться над горизонтом и тонкими слабыми лучами касалось кожи. Девушка чувствовала, как вместе с ним пробуждается её собственная энергия. Она взяла с собой оба клинка, и теперь Солнечный лёгким вибрирующим теплом отзывался на начавшийся рассвет. С каждым днём Лилиан ощущала всё большее единение со своим новым оружием. Они были созданы друг для друга. Как верно заметил Яга в первую их встречу: в руках обычных шаманов эти клинки являлись совершенно обычными, и результат напрямую зависел от мастерства самого пользователя. С ней же они вели себя совершенно иначе. Лилиан понимала, что он имел в виду. Всю жизнь у неё был только клинок Луны: он принадлежал отцу и всегда с удивительной чуткостью отзывался на его команды. В этом не было ничего удивительного: мужчина являлся так называемым (или самопровозглашённым?) Хранителем Луны, и его проклятая энергия прекрасно резонировала с серебряным клинком. Лилиан же с её техниками, основанными на солнечном свете, достаточно тяжело управлялась с этим оружием. Это было сродни ношению обуви неподходящего размера: суть одна и та же, но результат хуже, чем если бы те были впору. Простыми словами — через Лунный клинок проходило лишь пятьдесят процентов её реальной силы, что сказывалось на мощности проклятых техник. Из-за этого отличие Солнечного оружия изначально бросилось ей в глаза — причём как в переносном, так и прямом смыслах. Она сама не могла поверить, что ей действительно удалось сколдовать «Гало» против сильного проклятия глубокой ночью. Секрет был прост: в руках Лилиан был нужный, подходящий именно ей проводник. Сейчас девушке казалось, что ей подвластно абсолютно всё, хоть реальность и была иной. Всю свою жизнь Лилиан оттачивала приёмы лишь на Лунном оружии, и если в бою между ними не было разницы, то отличия при применении техник были действительно ощутимы. Ей предстояло ещё слишком много работы, чтобы хоть немного приблизиться к Его уровню. Девушка с силой сжала зубы и быстро смахнула с глаз слёзы. Размышления об отце часто заканчивались именно так. Она сделала глубокий вдох, успокаиваясь, и сконцентрировалась. Солнечный свет рваной линией подкрадывался к стволам деревьев за её спиной. Рассвет был на пике. Ей предстояла долгая тренировка.

***

Лилиан вернулась в комнату уже днём. Она быстро привела себя в порядок, пообедала и наконец заставила себя разобрать заброшенный ещё в день заселения чемодан. Она аккуратно раскладывала на полках вещи, мысленно перебирая то, что оказалось утерянным в развалинах разрушенной квартиры, когда с ужасом осознала, что именно могло остаться там. Девушка чертыхнулась и одним нетерпеливым движением выкинула содержимое чемодана на пол. Она вывернула карманы, разобрала все небольшие сумки и внимательно пересмотрела всё несколько раз, пока с отчаянием не приняла мысль о том, что нужных вещей здесь действительно не было. В комнату постучали. — Открыто, — рассеянно бросила она, не поворачиваясь. — Здравствуйте. На пороге стоял Мегуми, ожидая разрешения войти. Лилиан бросила на него быстрый взгляд и приглашающе махнула рукой. Парень сделал несколько шагов и остановился. Он пару раз глянул на устроенный на полу разгром и начал усердно рассматривать что-то за окном, тактично пытаясь делать вид, что не является свидетелем бедлама. — Я собирался сходить в магазин, — пояснил он цель своего визита. — Возможно, вам тоже надо что-то? Система закупки продуктами в магическом колледже была на первый взгляд странной, но при этом достаточно обоснованной. Они находились за пределами Токио. Рядом — никаких населённых пунктов, так что дорога до ближайшего магазина занимала прилично времени. Если требовалось идти в крупный торговый центр, то его можно было увеличивать чуть ли не в два раза. Поэтому уже давно была выработана простая схема: раз в неделю все проживающие составляли список необходимого и специальные ассистенты ездили закупаться, чтобы шаманы не отвлекались от дел ради подобного рода вещей. Если же оказывались желающие купить что-нибудь дополнительно, то тут они были предоставлены сами себе: даже у ассистентов не было времени, чтобы постоянно ездить туда-обратно по чьей-то прихоти. — Пожалуй, да, — подумав, решила Лилиан. — Только, если честно, я бы сама хотела съездить в Токио. Есть там пара дел. Парень вопросительно посмотрел на неё. «Всё легально», — хотела оправдаться она, но быстро осеклась: — Никакого колдовства, — заверила девушка. — Составишь мне компанию? Будь её воля, она бы поехала сама. Меньше свидетелей — меньше вопросов и проблем. Мешало только одно «но»: ей было запрещено перемещаться вне территории колледжа без присмотра кого-либо. Под «кем-либо» Масамичи подразумевал себя самого и Сатору Годжо, но второй до сих пор так и не появился, а сам директор наверняка был достаточно занят для вещей вроде её сопровождения. — Нам разрешат? — думая о том же, что и она, спросил Фушигуро. — Если ты согласен, я попробую договориться. Парень кивнул, и Лилиан резво встала на ноги. — Вот и отлично, — она быстро направлялась в сторону двери. Её внезапно появившийся план мог вот-вот воплотиться в реальность. Оставалось только договориться с Ягой. Хоть она и понятия не имела, как это сделать, справиться удалось даже с этим. Мужчина не хотел соглашаться на подобную авантюру: пусть она и была официально оправдана, риски всё равно оставались. Лилиан потребовались все её силы и навыки коммуникации, чтобы уговорить его. Победу удалось одержать лишь с парой условий. Первое — она должна была оставить клинок Солнца в колледже (уж слишком неоднозначным было оружие) и воздержаться от какого-либо колдовства. Второе — в случае непредвиденных ситуаций, она была обязана не ввязываться в конфликт и сразу же сообщить ему о произошедшем. И третье, главное, условие: их отпускали только потому, что в Токио вернулся Годжо. Они должны были встретиться там с ним и вернуться под его присмотром. «В идеале, — сказал Масамичи, — пересечься сразу после приезда». Лилиан согласно кивнула, но решила проигнорировать рекомендацию. Получив разрешение, она быстро направилась в сторону главного входа, где её уже должны были ждать. — Как вы думаете возвращаться с учителем на этом? — Мегуми стоял у ворот, пока она, довольная сложившейся ситуацией, выкатывала мотоцикл ближе к проезжей части. Её транспорт, как и чемодан и мобильный телефон, был найден одним из ассистентов — те самые «люди в чёрном» на подозрительных машинах — и доставлен сюда ещё до того, как она очнулась. — Всё просто: я даже не думаю об этом, — Лилиан поставила мотоцикл и приглашающе похлопала ладонью по сиденью. — Мы можем дождаться Иджичи и поехать на машине, — парню явно не нравилась её идея. — Не хочу никого беспокоить своими нуждами, — соврала девушка. — Тем более, я заплатила за месяц аренды, дай мне хоть как-то эти деньги отбить. Я вожу аккуратно, — она вновь похлопала по сиденью. Обычно безэмоциональное лицо парня стало выглядеть куда более недовольным, но тот всё равно послушно подошёл к транспорту и, немного помедлив, сел. — Вот и чудно, — Лилиан сняла с руля шлем и без спроса надела ему на голову. Тёмные взъерошенные волосы смешно примялись и нелепой чёлкой торчали во все стороны. — Я мог сделать это сам. — Часто на байке гоняешь? — съязвила она и аккуратно щёлкнула студента по подбородку, заставляя задрать голову. Лилиан ловко зафиксировала шлем и быстро села впереди. — Только умоляю: держись крепко. Фушигуро аккуратно положил руки чуть выше талии. — Я же сказала — крепко. Ладони сжались чуть сильнее. — Господи, не вынуждай меня слезать и показывать тебе, как это делается. На этот раз за неё взялись нормально, крепко обхватив обеими руками. — Аллилуйя. — Вы без шлема, — пробурчал Мегуми, наблюдая, как она надевает мотоциклетные очки. — Ну да. В мои планы не входило подвозить школьников. До того, как парень успел среагировать, мотоцикл резко сорвался с места.

***

Добрались они быстро и без происшествий — благо Лилиан заранее посмотрела маршрут на карте. По пути она миновала несколько торговых центров и остановилась только тогда, когда они оказались в нужном районе. Мегуми неожиданно проворно соскочил с мотоцикла, стянул шлем (волосы стали казаться ещё более лохматыми) и недовольно посмотрел на неё. За время их пути он несколько раз предлагал девушке остановиться у крупных супермаркетов, но она игнорировала его просьбы, пока они не приехали в Синдзюку. Лилиан не спешила вставать с места и внимательно изучала карту. — Вы ехали не только за покупками, — серьёзно заявил Фушигуро. — Ну да, — она кивнула, не отрываясь от экрана. — Я же сказала, что хочу заехать в Токио. Пошли. Лилиан спрятала телефон и припарковала мотоцикл. Она огляделась по сторонам, пытаясь сориентироваться в улицах. Мегуми осуждающе-недовольно смотрел на неё: студенту не нравилось, что ему недоговаривали. — Идём-идём, всё хорошо, — определившись с маршрутом, девушка быстро зашагала вперёд. — Если хочешь, конечно, я могу отпустить тебя в магазин, но не думаю, что это хорошая идея. Я всё-таки должна находиться рядом с тобой. — Я звоню учителю, — Мегуми достал мобильный, но Лилиан схватила его за руку до того, как он успел разблокировать телефон. — А вот это уже лишнее. — Я не собираюсь вам подыгрывать. — Да боже, успокойся ты, — она фыркнула, отпустила парня и сжала пальцами виски, словно у неё внезапно заболела голова. — Всё нормально, никакой опасности нет. Я просто хочу забрать кое-что. — Если я верно осведомлён, то по такой же причине вы и оказались в нашем колледже. «Мелкий засранец», — подумала она. — У вас я оказалась из-за твоего бесценного учителя, так что не смей ему звонить. — Я подумаю, если вы скажете, что задумали. — Просто забрать свои вещи — ничего криминального. Ожидающий требовательный взгляд вместо ответа. — Я сняла тут квартиру неподалёку, — она кивнула в нужном направлении. — После того, что произошло, ваши ассистенты... Окна, да? Вы их так называете? Так вот, ваши Окна привезли часть моих вещей. Я хочу забрать остальные. — Не думаю, что они бы оставили целые чемоданы стоять там. Скорее всего, от тех ничего не осталось, — резонно заметил парень. — Не думаю, что они бы стали ползать по полу и собирать ошмётки моих разбросанных вещей. Они будут там — не сожрало же их проклятье. По виду студента было понятно, что тот сомневается. — Ну давай, Мегуми. Всего полчаса — и можешь звонить своему ненаглядному учителю, — она прикусила язык, заметив, как от этих слов он нахмурился. — Пожалуйста. Фушигуро вздохнул. — Если я сочту, что мы находимся в опасности, или мне что-то не понравится, я сразу же звоню Годжо, — сдался он. — Как скажешь, — послушно согласилась Лилиан, продолжив идти вперёд. Она выиграла. Мотоцикл они оставили в квартале от нужного места. Лилиан не могла объяснить, к чему была такая предосторожность: всё-таки, если бы пришлось быстро скрываться, на нём это было бы делать удобнее. С другой стороны, если бы нужно было уходить быстро и не через главный вход, у них вряд ли бы появилась возможность вновь вернуться за транспортом. Но всё это было лишь предосторожностью для самого крайнего случая: девушка была практически на все сто процентов уверена, что в квартире их ничего не ждёт. Однако, она никогда не позволяла себе забывать об этом самом «практически». На нужное место они пришли быстро. Многоэтажный дом не был ничем ограждён и выглядел таким же, как и раньше. Судя по бегающим по округе детям, было понятно, что жильцов не эвакуировали. Лилиан огляделась по сторонам: никого взрослого не было. Только сейчас она с ужасом для себя осознала, что была без ключей, и понятия не имела, как попасть внутрь. Однако, словно сжалившись над ней, один из игравших на площадке детей отделился от компании и юрко побежал прямиком к нужному подъезду. Заметив это, девушка схватила Мегуми за локоть и спешно потянула его ко входу в дом. Возможно, это был их единственный шанс попасть внутрь. Пропустив ребёнка вперёд, она ловко остановила дверь перед самым закрытием, не дав захлопнуться. Они вошли в подъезд. Фушигуро всем своим видом пытался демонстрировать, как сильно недоволен ситуацией. Когда они поднялись на нужный этаж, вход в квартиру был обнаружен сразу же: дверь там странно покосилась, оголяя входной проём, и единственное, что преграждало путь: клейкая предупредительная лента. Не обращая на ту внимания, Лилиан нажала на ручку. Её запястье тут же сжали, останавливая. — Здесь же написано, что вход опечатан, — Мегуми кивнул на небольшой клочок бумаги у самого замка. — Как жаль, что я не умею читать на японском, — соврала девушка. Она вновь попыталась открыть дверь. — Вы же сказали, что все законно, — раздражённо зашептал Фушигуро. «Господи, за что мне всё это». — Я всего лишь пришла за своими вещами, — шикнула на него Лилиан. — Предлагаешь уйти просто так? Парень сверлил её взглядом. Он явно сомневался. — Мы же не на месте преступления. Они оградили всё, чтобы никто любопытный не полез внутрь. Мегуми вновь тяжело вздохнул. Он нахмурился, но всё-таки кивнул, смиряясь. Получив молчаливое согласие, девушка сорвала предупреждение вместе с лентами. Аккуратно потянув покосившуюся дверь, она кое-как приоткрыла её. Образовавшейся щели хватило, чтобы они оба пролезли внутрь. Оказавшись в квартире, Лилиан сразу же уставилась на стену. Точнее, на то, что от той осталось. Комната была залита светом, внутри гулял сильный сквозняк. Там, где должен был быть оконный проём, зияла огромная дыра. Подхваченная ветром, дверь жалобно заскрипела. Мегуми тут же среагировал и аккуратно закрыл её. — Взрывоопасно, — прочёл он на зажатом обрывке ленты. — Выдали всё за утечку газа? Парень кивнул. Лилиан медленно прошла по комнате, оглядываясь по сторонам. Она была права: её вещи, разбросанные по полу, оказались частично целы. Она вытянула из груды мусора пустой дорожный рюкзак и отряхнула его от грязи. — Помоги мне собрать сохранившееся, — попросила она. Фушигуро не стал возражать. Он поднял с пола изрядно потрёпанную холщовую сумку и начал перебирать вещи. — Увидишь шкатулку — дай её мне, — Лилиан стояла на месте, взглядом обыскивая всё помещение. Она пришла сюда именно за ней, но не видела ничего похожего. Девушка почувствовала, как в горле застрял ком, а уголки глаз защипало от нахлынувшей обиды. Она бы многое отдала за то, чтобы содержимое шкатулки осталось с ней. Времени было немного, и, взяв себя в руки, Лилиан начала быстро перебирать вещи. Она шарила по грудам строительного мусора из обломков кирпичей, пыли и потрескавшейся штукатурки, хватала одну за другой вещи, вытряхивала их и, если те были целы, закидывала в рюкзак. Не осмотренная ими площадь стремительно сокращалась, и, к своему ужасу, Лилиан понимала, что нужная вещь до сих пор не найдена. Вдруг в коридоре раздались шаги и чьи-то голоса. Они с Мегуми замерли одновременно и настороженно уставились друг на друга, прислушиваясь. «Соседи», — одними губами произнесла Лилиан. Парень кивнул. Оба так и не пошевелились. — Кто-то оборвал ленту! — чётко раздалось в коридоре. Шаги резко ускорились. Всё произошло за несколько секунд. Лилиан с Мегуми подскочили одновременно. Бежать было некуда. Она посмотрела на огромную дыру в стене. — Ты умеешь защищать тело проклятой энергией? — с отчаянной надеждой спросила девушка. Фушигуро, сообразив, о чём она, лишь решительно кивнул и кинулся к проёму. Лилиан поспешила за ним, уже готовая прыгать, но резко затормозила. Заваленная обломками, в дальнем углу сверкнула её шкатулка. — Прыгай! — скомандовала Лилиан парню и подтолкнула его. Сама же кинулась в сторону. Чужие шаги раздались совсем близко, и дверь кто-то резко потянул. Та жалобно заскрипела петлями, но не поддалась, покосившись ещё сильнее. Из коридора донеслись громкие ругательства. Девушка в пару прыжков преодолела небольшое расстояние до найденной вещицы. Царапая руки, она вытянула ту из-под завалов и так же стремительно бросилась к проёму. В дверь с грохотом ударили, и та сильнее накренилась. В образовавшейся дыре мелькнуло мужское лицо. — А ну стоять! Лилиан выпрыгнула на улицу в тот момент, когда в комнату забежали люди. Земля неумолимо быстро приближалась, и девушка сконцентрировала проклятую энергию вокруг тела, готовясь к столкновению, но того не произошло. Стоило только ступням коснуться асфальта, её что-то с силой рвануло вверх, выбивая из равновесия и не давая шанса сделать вдох. Лилиан не успела среагировать, как мир перед её глазами вдруг сжался до единой точки, а потом замерцал яркими размытыми вспышками. Голова закружилась от сменяющейся рябой картинки, и она зажмурилась, пытаясь сконцентрироваться на собственном сознании. Ощущение полёта длилось всего пару мгновений, и вскоре она почувствовала, как висит в воздухе. Причём висела Лилиан в самом прямом смысле этого слова: кто-то держал её за шиворот, и она оставалась в паре сантиметров над землёй, словно большой беспомощный котёнок. Следующее, что девушка осознала после своего положения в пространстве, — Мегуми, смотрящий на неё так, словно не произошло ничего необычного. Она успела подумать, что всё случившееся связано с его техникой, как её ощутимо тряхнули и прямо над ухом раздалось знакомое: — И что это вы тут делаете? Лилиан едва удержалась от того, чтобы не застонать от разочарования. Она бы многое отдала, чтобы сейчас за её спиной находился кто угодно вместо Годжо Сатору. Но это был именно он, всё в том же форменном костюме и с неизменной повязкой на глазах. — Ну и что ты мне скажешь? — её явно не планировали отпускать, и она чувствовала себя невероятно униженной, когда вот так беспомощно висела прямо перед подростком, которого сама же во всё и втянула. — Отпусти, — шикнула Лилиан и безуспешно попыталась извернуться то ли в попытке вырваться из цепкой хватки, то ли просто заглянуть шаману в лицо. — Чтобы ты опять куда-нибудь ускакала? Ну уж нет, — её вновь без особых затруднений тряхнули. Она снова дёрнулась, опасно растопырив пальцы с острыми ногтями в наивной попытке хотя бы так задеть Годжо. Раздался демонстративно-усталый вздох и, не имея больше никакой поддержки, Лилиан рухнула на растрескавшийся асфальт. Она тут же подскочила на ноги, рывком развернулась и едва ли не накинулась на Сатору. — Какого чёрта ты тут делаешь? — Этот вопрос должен задавать я. Лилиан осеклась, прекрасно понимая, что Годжо прав. Бледные губы растянулись в слабой ухмылке, которая, хоть и казалась добродушной, не предвещала ничего хорошего. — Ририан, что тебе сказал сделать Масамичи, когда вы приедете в Токио? Она даже спиной чувствовала, как Мегуми сверлит её взглядом. — Встретиться с тобой. — Что ещё он тебе говорил? Девушка молчала. — Я подскажу: там было про использование проклятой энергии. — Он запретил колдовать. — Надо же, — Сатору наигранно всплеснул руками и хлопнул в ладоши, — всё-таки ты понимаешь японский, а я уж было подумал... — Но нам надо было как-то выбраться оттуда! — Вам надо было туда не лезть. Не успела Лилиан ответить, как у её лица оказалась ладонь с выставленным вверх указательным пальцем. Вечная улыбка Годжо теперь была приторно-сладкой. — Оправдываться ты будешь перед директором Масамичи, — видя её растерянную реакцию, парень довольно хмыкнул, развернулся и неспешным прогулочным шагом направился к выходу из переулка. — Как ты нас нашёл? — Почувствовал мою проклятую энергию, — Лилиан нагнал Мегуми. Он протянул ей сумку с собранными вещами, и девушка наспех затолкала её в пыльный рюкзак вместе с добытой шкатулкой. Небольшая коробочка слабо блеснула, отражая лучи, и Лилиан едва заметно улыбнулась. Что бы ни произошло дальше, она хотя бы добилась своей цели. — Извините, — тихо шепнул Фушигуро. Несмотря на явное неодобрение её действий, он чувствовал себя виноватым за то, что всё закончилось именно так. — Да брось, ты же не специа... — Мегуми, не всех иностранок надо водить, куда им заблагорассудиться. Как бы активно они ни строили тебе глазки, — Годжо прервал её на полуслове. — Ничего я ему не строила, — вспыхнула Лилиан. — А как же. О, нам туда, — явно давая понять, что продолжать этот диалог он не намерен, Сатору свернул в сторону торгового центра. Несмотря на всё произошедшее, Годжо вёл себя как ни в чём не бывало. Он выглядел беспечно, нагловато и дружелюбно и без лишних вопросов позволил им сделать то, ради чего эта поездка и состоялась. В торговом центре они провели достаточно много времени. В частности — из-за самого шамана. Лилиан никогда раньше представить не могла, что относительно взрослый человек (на вид он был на пару лет старше её самой) мог совершенно серьёзно заполнить огромную продуктовую тележку только лишь сладким. Сначала она думала, что всё происходящее — жест доброй воли. Эдакая попытка подкормить студентов и сотрудников колледжа или раздать всё случайным прохожим. Правда же оказалась куда проще, хотя девушка и не могла сразу воспринять ту: Годжо действительно закупил всё только для себя. Нормальной еды, к её удивлению, он практически не взял. Когда они вышли из магазина, вымотанные ожиданием в огромных очередях и загруженные бессчётным количеством пакетов, небо затянуло серыми тучами. Шёл мелкий дождь, где-то далеко раздавались раскаты грома. — Я отправил Иджичи наше местоположение, — Сатору смотрел на тяжёлые облака. — Он скоро должен подъехать. Лилиан нервно сверлила его спину взглядом: она понятия не имела, как сообщить, что сюда они добрались на мотоцикле. — Что-то не так? — словно почувствовав на себе пристальное внимание, он повернулся. Девушка закусила губу, собираясь с мыслями. Последнее, чего ей сейчас хотелось, — оправдываться перед Годжо. Пусть она и умела признавать, что не права, выслушивать очередные насмешливые комментарии в свой адрес ей не хотелось. — Мы приехали на мотоцикле, — совершенно спокойно сообщил Мегуми. Сатору повернулся в его сторону, всем своим видом давая понять, что хочет пояснений. — Никого из Окон не было и мы решили сэкономить время, — соврал студент. — Вот как, — Годжо ухмыльнулся: он прекрасно понимал, что ему недоговаривают в попытке выгородить девушку. — Будь по-вашему. Ририан, где ты припарковалась? Уже приготовившаяся к замечаниям, она не сразу сообразила, что ответить. Виновато глянув на Сатору, девушка молча прошмыгнула мимо него и пошла вдоль проезжей части. До нужного места они добрались быстро и ютились под небольшим навесом в попытке скрыться от усиливающегося дождя. Новая геолокация была отправлена, и буквально через пару минут к ним подъехала чёрная машина. Из неё выскочил невысокий щуплый японец, и Лилиан сразу же узнала в нём человека, которого встретила у супермаркета в день своего приезда. Мужчина тоже узнал её. Он испуганно посмотрел в её сторону, низко склонился в знак приветствия и кинулся к Годжо, постоянно бормоча что-то и пытаясь забрать у того из рук пакеты. — К сожалению... Я извинюсь, но мы не можем увезти мотоцикл с собой, — растерянно начал оправдываться Иджичи, когда все покупки были убраны в багажник и пришло время рассаживаться по местам. — Да всё нормально, — спокойно отреагировала Лилиан: она прекрасно понимала, что места для её транспорта сейчас нигде нет, и была готова оставить его. — Да-да, всё прекрасно, — согласно закивал Годжо. Он стянул закреплённый за руль шлем, подошёл к Лилиан и водрузил тот ей на макушку. — Ты ведь знаешь дорогу, да? — Ты сейчас серьёзно? Парень самодовольно улыбнулся. Стало ясно — он планировал это с самого начала. «Вот же тварь», — Лилиан стоило огромных сил не произнести это вслух, и ей оставалось только злостно смотреть на него. Сатору старания не оценил и безразлично захлопнул визор. Она чувствовала себя униженной. — Дождь усиливается, — попытался призвать учителя к разуму Мегуми. — Хочешь составить ей компанию? Студент нахмурился. — Всё хорошо, я справлюсь, — Лилиан безуспешно попыталась смахнуть воду с сиденья, но в результате просто села на мокрое. — Приеду пораньше вашего, так что удачно постоять в пробке. — Не так быстро, — остудил её пыл Годжо. Она в очередной раз злобно зыркнула на него, но вновь была проигнорирована. Парень открыл багажник, раскидал плотно утрамбованные пакеты с покупками и вытащил с самого дна то, что искал. — Не смей, — зашипела девушка, когда поняла, что именно он собирается сделать. — Директор Масамичи сказал, чтобы я не выпускал тебя из виду, — Годжо подошёл к мотоциклу и прикрепил буксировочный трос. Второй конец он пристегнул к машине. — Это небезопасно. — Не переживай, мы поедем медленно. Ты же сама сказала про пробки. Улыбочку, — в руках Сатору моментально оказался мобильный, и он действительно попытался её сфотографировать. Лилиан выставила руку вперёд, демонстрируя широко известный жест со средним пальцем. — Вообще-то, я планировал показать это студентам, — протянул Сатору, словно она действительно испортила его дурацкий план. — Dra åt helvete.* — Как грубо, — Годжо в очередной раз самодовольно ухмыльнулся и сел в машину, захлопнув за собой дверь.
Примечания:
* Катись к черту.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты