Детективное агенство спешит на помощь

Слэш
NC-17
Завершён
167
Размер:
106 страниц, 21 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
167 Нравится 72 Отзывы 18 В сборник Скачать

Маркус Адлер

Настройки текста
      Как бы ни был сладок соблазн не делать ровно ничего всё время, но дела не ждали, как и подготовка к ответственному делу, поэтому пришлось трудиться в поте лица.       Шуичи на один день отстранил Ому от занятий, прийдя к Кайто. Он был весь покрасневший и выглядел виновато, пока говорил свою короткую речь, чему Момота удивился, но не придал значения и позволил Оме не ходить на тренировку, которую он устраивал в качестве физической подготовки. Чуть позже Кайто заметил, что Кокичи ходит счастливый и довольный, только слегка прихрамывает. Сославшись на какой-нибудь ушиб — в конце концов, каждый может случайно упасть и повредиться — Кайто лишь пожал плечами. Кстати говоря, после той проделки Кайто недоверчиво смотрел на Шуичи, но тот спешно объяснил их замысловатый план. Кайто опешил, но тут же рассмеялся, удивившись находчивости детектива. А темноволосый был рад, что астронавт не держит зла на него из-за такой проделки. В глубине души Кайто был благодарен Шуичи за такой подход.       Усиленные подготовки, называемые Кайто тренировками, в основном состояли из самых обыкновенных комплексов упражнений: приседания, отжимания, пресс, бег. И если всем, за исключением Маки, тренировки давались тяжело, то Кайто с огромным успехом халтурил, заводя очередную речь о своём прошлом. Возможно, его речи, зачастую вдохновляющие, или просто интересные истории и заставляли друзей смириться с ленью Момоты, хоть они не упускали момента и журили его за проколы. Тот всегда с негодованием или улыбкой — зависело от настроения — отвечал, мол, ничего я не халтурил! Но это было слишком заметно, поэтому ложь быстро рассекречивалась, и всем оставалось смириться с такой действительностью.       Миу не появлялась на тренировках, но это ей и не нужно было: ее работа не подразумевала опасных действий и обязательной подготовки, поэтому она приходила раз в один или два дня, в основном к Шуичи. Не обходилось без колких фразочек со стороны Ирумы и Омы. Это было больше похоже на гордость и нежелание уступать противнику, словно эти двое хотели доказать своё идеально владение матерным языком и знание грязных словечек. Будь такой конкурс, то судьи долго спорили бы, кому отдать заслуженное первое место, а может и вообще не пришли бы к единому решению.       И пусть отель — это не дом, но друзья чувствовали себя, как в нем. Рантаро не только помог им в расследовании, добыв номер политика, но и был отличной хозяюшкой. В один из непринужденных разговоров зеленоглазый рассказал, что он, как самый старший брат, имеющий множество младших, но уже подросших сестрёнок, был самым первым осведомлён мамой о простой семейной жизни и о ее трудности. Девушке было совсем не легко справлять одной с толпой детей, которых нужно одеть, причесать, покормить, напоить, отвести в школу и садик, а для полного счастья дать каждому в руки печенье. На личную жизнь почти времени не оставалось!       Рантаро говорил, что часто спрашивал у собственной матери, почему она решила окружить себя таким большим количеством маленьких бесят, которые порой выводили самого Рантаро, пусть это и были три маленькие девочки с невинными глазками. Мама с нежной улыбкой отвечала ему, что они — смысл ее жизни, что без них она будет неполноценна. В тот момент Рантаро насквозь проткнуло, словно иглой. Глаза мамы были печальны — однажды она уже потеряла близкого ей человека. При упоминании этого сердце старшего Амами сжалось от воспоминаний.       — Раньше я был не самым старшим сыном в нашей семье, — грустно рассказывал Рантаро, обратив на себя взгляды всех сидящих за столом. — Моя старшая сестра была старше меня всего на год, мы с ней всегда были близки. Меня она любила больше всех малышей, как и я ее. С детства она была нежна со мной, даже в возрасте одного года у нас есть совместные фотографии. Я был глупым и непоседливым мальчиком, часто ссорился с ней, но она всегда шла мириться первой. Даже если была не виновата.       Губы парня дрожали и расплывались в грустной улыбкой. Пальцы судорожно сплетались друг с другом, а взгляд был направлен вниз. Было ощущение, будто Рантаро сейчас расплачется, но он стойко держался, делая вид, что все в полном порядке.       — Я не знал человека, лучше ее. Только с возрастом смог понять, как она мне дорога, но жизнь обломила все, что могла обломить. Мою сестру убили.       В комнате повисла тишина. Звонкая, томящая. Даже машины на мгновение перестали ездить по трассе... А может, другие просто не замечали их шума.       Выдержав эту паузу, чтобы прийти в себя и собрать правильные слова, Рантаро продолжил:       — Ее убили. Долго вели дело, все это время я убивался, считал себя виноватым в ее смерти. В тот день мы поссорились, из-за какого-то дурацкого лака для ногтей! Мы нечасто ссорились до этого, а тем более по таким мелочам, и каждому из нас надо было прийти в себя и продумать все. Потом мы мирились. Но не в этот день... Расследование вели очень долго, и вели бы ещё дольше, если бы не воля случая.       Парень незаметно смахнул подступившие слезы и взглянул на всех.       — Я совершенно случайно услышал разговор ее подруги по телефону. Точнее той, кого она считала своей подругой. Эта... Девушка, — парень явно еле удерживался, чтобы не покрыть незнакомку слоем грязи, — рассказывала кому-то о том, как ей удалось избавиться от моей сестры. Я не оставил это просто так. Привёл в полицию, она расплакалась и сказала, что ее убило агенство наёмных убийств. Девушка раскаивалось, но полиция посадила ее за решетку. Организацию так и не нашли.       — Рантаро...Именно поэтому ты помогаешь нам? — в глазах детектива горели тревожные огоньки. Он взял руку парня и сочувствующе сжал ее. Ома нахмурился, но ничего не сказал — видимо, осознавал, как плохо пришлось Амами, потому и не влезал.       Зеленоглазый в свою очередь кивнул.       — Это одна из причин, моя месть им. Вторая — это ты, Шуичи. И все вы. Я не мог бросить вас в таком трудном положении, осознавая то, что мог быть полезен. А ещё... — юноша вздохнул и прикрыл глаза, забирая свою руку из несильной хватки Сайхары. — Я не хочу, чтобы страдали ни в чем не повинные люди.       После этого разговора Маки долгое время думала о Рантаро как о личности. Он предстал перед ее глазами с другой стороны. Если раньше он казался ей легкомысленным и даже немного развязным, то сейчас она кардинально поменяла своё мнение. Рантаро — серьезный человек с серьёзным прошлым. Амами — пример гордости и подражания для других. Далеко не каждый сможет вот так переступить через свою боль и продолжить нести людям добро и поддержку, не каждый сможет помочь ранам старых лет окончательно закрыться. Возможно, пережив свою травму, парень стал чувствительнее к другим и ценить каждого человека, потому и не мог отказать в помощи с расследованием Шуичи. А точнее, сам вызвался учавствовать.       Рантаро Амами, сколько тайн ещё ты таишь?       День переговоров с бывшим политиком — Маркусом Адлером — приближался, а напряжение и волнение росло. Даже простые чайные посиделки стали молчаливее, разговаривать было не о чем. Головы каждого были забиты почти одинаковым. Только лжец не терял самообладания и частенько выводил из себя Кайто, и начиналось телешоу ,, Том и Джерри,, в реальной жизни. Маки даже и не пыталась остановить дерущихся, зная, что Кайто все равно ничего не сделает мальчику, а потом они, как ни в чем не бывало, будут идти вместе и спорить о том, какой напиток лучше. Кокичи будет говорить, что виноградная Панта — питье богов, а Момота будет представлять сторону капучино. Такие споры всегда оканчивались одинаково, а именно тем, что оба просто забивали на спор и занимались своими делами, либо опять же бесились.       Как ни старался Ома скрыть это, но Кайто казался ему хорошим парнем, а бесить его доставляло ему особое удовольствие. Если Шуичи никогда не отвечал колкостями на колкость, ну или же крайне редко такое случалось, то Кайто мог вспылить от малейшего словечка, и тогда — мама не горюй! Но мальчик знал, что он все равно ничего ему не сделает, все-таки, они друзья. И пусть такая дружба покажется многим странным, они друг за другом как за каменной стеной, хоть на первый взгляд и кажется, что они злейшие враги. Кокичи чувствовал себя в безопасности рядом с Момотой. Может, он не был так раскрепощен и открыт с ним, как с Шуичи, но кто знает, что в будущем будет.       Но, видимо, такое проявление дружбы нравилось обоим, поэтому никто ничего не собирался менять.       Вернёмся к дням подготовки. Жара стояла неописуемая, что ещё больше накаляло страстей. Рантаро уже долгое время беседовал с кем-то на улице в своей обычной одежде. И как он умудряется не умирать от жары в своём-то костюме капусты? Да и Кокичи такой же: ходит, со своим шарфиком не расстаётся. Можно было бы придумать какую-нибудь романтическую историю о шарфике, подаренном первой любовью юноши, или оставленный как наследство любимой прабабушкой, но сейчас мозги совсем не хотели работать, а уж тем более сочинять любовные сказания.       Рантаро за окном расплылся в улыбке и активно замотал головой, что-то параллельно говоря в трубку. Через пару минул разговор закончился, а парень зашёл в отель.       — Шуичи, я договорился с Маркусом насчёт точного времени и спросил его адрес. Дата не меняется, идём уже завтра, он предложил встретиться примерно к часу дня.       — Рантаро, ты лучший! Спасибо! — Шуичи крепко обнял друга, а тот слегка смутился, но все же неловко похлопал по плечу в ответ. Кокичи отвернулся к стене, бубня что-то нечленораздельное, но выглядел он крайне... Обиженным?       На следующий день было решено, что проводить переговоры будут Рантаро, Маки и Шуичи как самые спокойные люди.       Но, как оказалось, дом политика был не через дорогу, а потребовалось минут сорок езды для того, чтобы доехать до коттеджа. Подвезти вызвались Миу и Шуичи.       Миу, по старой дружбе, как-то подарила Сайхаре мотоцикл на какой-то праздник, по какому поводу уже никто и не помнит. Но факт остаётся фактом: двух транспортов, а именно двух мотоциклов, вполне бы хватило, а с их скоростью была возможность добраться до точки в разы быстрее!       По мотоциклам разошлись так: Миу и Шуичи были водителями, а сзади них приютились Маки и Рантаро. Естественно, для предостережений травм каким-то образом нашли ещё лишних шлемов.       — Быстрее, оболтусы, время поджимает! — поторапливала розововолосая технарь, запрыгивая на мотоцикл. Ее примеру последовали все остальные.       Маки заметила, как из окна ей махал Кайто. Он незаметно для всех послал девушке воздушный поцелуй, вгоняя ее в краску от смущения. И только Кокичи не вышел проводить возлюбленного, да и всех уезжающих в целом.       Чувства от поездки были что ни на есть самые смешанные, но такого адреналина и кайфа не получишь, спокойно ездя в машине. Поездка на тёплом сидерита никогда не сравнится с тёплым ветром, дующим прямо в лицо, от которого разлетаются волосы, примятые шлемом. В машине не почувствуешь, как кровь в венах разгоняется, стучит в висках, как сердце замирает при очередном повороте. И даже когда кажется, что вот-вот упадёшь, и страх сковывает все тело, адреналин кипит, заставляя чуть ли не кричать и разгоняться ещё сильнее. Азарт, рискованность — все это так идеально сочетается в поездке, что кажется, что эти два понятия и мотоцикл как неразлучные друзья! Наверное, есть вещи, которые друг без друга не имеют совершенно никакого смысла, и это — одни из них.       Но ничего не вечно, и поездка в итоге закончилась. Первой слезли Миу и Шуичи, а когда они сняли с себя шлемы, былы видно их раскрасневшиеся от ветра лица. Такие же были у Амами и Харукавы, которые хоть и не твёрдо стояли на ногах, но выглядели не менее счастливыми и румяными, чем первые двое.       Транспорт остановился прямо перед небольшим коттеджем. Несмотря на то, что было понятно, что владелец явно не из бедных людей, от дома веяло некой простотой. Казалось, что хозяин не хотел кричать о своих богатствах или сказать, что далеко не все богачи такие избалованные, как думает общество — влияние людей друг на друга зачастую и создаёт устоявшиеся принципы в мнениях о людей, отличающихся теми или иными качествами. Такой же судьбе подверглись и богачи, на которых теперь висит клеймо избалованных и жадных. Конечно, многие таковыми и являются, но не стоит забывать о исключениях!       А Маркус Адлер был явно этим самым исключением.       Миу осталась следить за мотоциклами... Плохая шутка, да. На самом деле она уехала на своём кататься, надеясь лишь на то, что приедет вовремя и не получит нагоняй от остальных. Хотя для неё это не было страшно, но и подводить друзей совершенно не хотелось.       У двери, за калиткой, уже стоял состоятельный и статный мужчина, который, однако, выглядел не как политик, а как человек в возрасте со множеством внуков и любящий ездить на рыбалки. Доброе морщинистое лицо с каждой секундой приближалось к прибывшим, а довольно подтянутое для такого возраста тело вприпрыжку шагало по выложенной белым кирпичом дорожке.       — Здравствуй, Рантаро! Какая встреча! — старик первым делом пожал руку зеленоглазому, на что тот ответил таким же пожатием и кратким приветствием. — Я так понимаю, вы Шуичи, а вы — Маки?       — Да, Адлер-кун, все...       — Обойдемся без формальностей. Для вас я просто Маркус. — махнул рукой Адлер, после чего жестом пригласил войти.       — Я надеюсь, что буду вам полезен, — сказал он с дружелюбной улыбкой, закрывая дверь в дом.       Он, как ни странно, тоже не отличался вычурностью. Удобство, простота и стиль — вот что присутствовало в коридорах и комнатах, обставленных в одних тонах. Преобладали бежевые и светло-коричневые, в других комнатах — белые и небесно-голубые. На самом деле такое окружение совершено не давило на мозг и не резало глаза, что было огромным плюсом в копилку дизайнера дома.       Остановившись в зале, которая была в бело-голубых тонах, владелец кратко извинился за ожидание и отошёл приготовить чай, пока остальные с интересом осматривали интерьер. Через пару минут пришел Адлер с подносом. На нем было пять дымящихся чашек.       — Здесь есть шоколад и печенье, — учтиво предложил Маркус, и каждый взял по сладости. Его лицо вмиг засияло, увидев, что всем понравилась еда. — Я так понимаю, что я должен вам что-то поведать, но, к сожалению, о чем — не проинформировали.       — Адл... Маркус, на самом деле вы для нас являетесь сейчас очень важной персоной. Представьте себе пешку, которая в шаге от того, чтобы стать королевой. Представляете? — старик кивнул, заинтересованно глядя на синеволосого. — Помните трёх ваших коллег, которые пропали пять лет назад?       Старик на пару секунд задумался, подняв глаза вверх, после чего медленно ответил:       — Да... Да, помню. Сё, Кайоши и Льюис... Славные были парни. До сих пор не знаю, где они...       Шуичи переглянулся с Маки, ответив:       — Их больше нет в живых.       Старик мгновенно перевёл взгляд на детектива, всем своим видом спрашивая: ,, Это что, шутка?,, Но серьёзное лицо Сайхары убелило его в обратном. Мужчина устало вытер руками лицо, пытаясь справиться со столь неожиданной мыслью.       — Поверить не могу... — потрясено говорил он, смотря в пол. — Но... Где же они сейчас?.. И как?..       — Они мертвы, как я и сказал. Их убийство , предположительно, заказали, и, возможно, вы можете нам помочь в расследовании.       Старик мгновенно выпрямился, становясь лет на десять моложе.       — Я помогу всем, чем смогу.       Серьезный вид его говорил то же самое, что и рот, а глаза выражали твёрдость и упорство.       — Пять лет назад, когда пропали эти юноши, должно было быть принято какое-то решение, — начал парень в кепке, щёлкнув ручкой. — У меня есть предположение, что это событие было каким-то образом связано с их пропажей. Если это подтвердится, то мы перейдём к следующему вопросу. Можете рассказать о тех днях как можно больше?       Старик вздохнул, нахмурил брови.       — Пять лет назад нам, людям из министерства науки и высшего образования, сказали решить вопрос о школах для людей с какими-либо отклонениями, неизлечимыми болезнями... — вспоминал старик, сделав сосредоточенное лицо. — Правительство говорило, что решение должно быть единогласными, иначе ничего не будет сделано. Наше министерство разделилось на три клана. Первые хотели сдирать побольше денег с обеспеченных или нет родителей больных детей, проще говоря, сделать школы платными. Вторая сторона была за то, чтобы школы были бесплатными, а деньги добывались из копилки государства. Эту позицию отстаивали всего трое. Именно те, кто пропали тогда. И третьи люди были нейтралитетом, им было все равно. Словно стадо... Мне так жалко сейчас осознавать, что и я был в их составе. Но я склонялся к идеям тех троих, хоть и не показывал этого.       — Получается, между двумя сторонами была большая вражда? — уточнил Шуичи, записывая в блокнот слова бывшего политика.       — Да, можно и так сказать. С особой жестокостью противостояли второй стороне двое людей... Насколько я помню, это был Рей Мориарти и Мия Аой, единственная девушка в коллективе. Позже я узнал, что эти двое встречались, но теперь расстались.       Старик вздохнул и покрутил в руках чашку, после чего продолжил:       — Рей яростно унижал идеи названных врагов. Он всегда мне не нравился... Но в политике нужно уметь поддерживать отношения друг с другом, что я тщательно пытался сделать. Но Рею, очевидно, на это было наплевать. Мия сама по себе была неплохой девушкой, но она попала в руки к не самому хорошему человеку.       После секундной паузы он продолжил:       — Совсем не к хорошему человеку.       — Почему вы такого мнения о нем? — поинтересовалась Маки, которой начало казаться, что в деле явно что-то нечисто.       — Он был змеей с кучей денег и отличным умением убеждать. Подобно той же самой змее, он внедрял людям своё собственное мнение, делая их союзниками в своих планах. Таким образом он чуть не сверг главу министерства. Одни его боялись, иные уважали. До сих пор он такой, пусть и ушёл с поста.       — Он делал что-либо подозрительное? — спросил Рантаро, встревая в разговор. — Вы замечали за ним что-то странное? Хоть малейшую провинность?       Глаза старика забегали.       — Я не помню, но по-моему нет...       Обескураженный тем, что ничего путного не вышло и никакой полезной информации не нашлось, Шуичи вздохнул.       — Спасибо вам за помощь, Маркус,— произнёс детектив с грустной улыбкой, пока все поднимались и уже направлялись на выход.       — Стойте!       Внезапный крик заставил всех обернуться. Адлер выглядел взволнованным и обеспокоенным — полная противоположность его первичному образу. В сердца каждого закралась маленькая надежда.       — Мне... Есть что рассказать вам.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты