Кошачий погонщик

Джен
R
Завершён
6
автор
Размер:
12 страниц, 5 частей
Описание:
У Орма есть бусы с кошачьими клыками. У Клыка есть Орм.
Примечания автора:
° Мир взят из канона. Многие персонажи — итог домыслов и лютого мозгового угара.
° Крысиная культура частично по элементам взята из германо-скандинавской. Имя Ormr буквально переводится как «змей».
° В главе о бароне и песнях появляется Тило.
° А ещё тут немного едят разумных существ.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

О сделках и летучих мышах

Настройки текста
      — И куда ты её девать собрался?       — В Бекк повезу, шахтёрам, там у меня зять шахту держит. У них ручные на вес серебра, — довольно говорит Анхельм, хлопая летучую мышь по загривку; та урчит, слепо таращится и моргает чёрными глазами. — Сколько весит — столько и дают. Вот так!       — Эх! Как они её взвесят-то, а? — Орм прикладывается к горлышку, жадно сося разбавленное сарастранское вино: кисловатое, в сладость, но неплохое, а главное — жажду сымает, если нет ни воды, ни пива. Но лучше бы, конечно, было пиво, сытости с него побольше. — Они ж совсем дикие.       — Всё одно больше пользы, чем с полёвки. Разве беда, что дикая? Она, — Анхельм красноречиво поддевает пальцы под ошейник, — не рыпнется, я её приручил. — Летучая мышь скалит зубы, но Анхельм затягивает на ней клобук и снова треплет загривок, и та, тут же сменив гнев на милость, легко тычется башкой. — Ну-ну, ладно тебе, чудовище. Орм приваливается к пузу Клыка, хмурится и, встряхнув бутылку, разглядывает остатки вина на просвет. Анхельм — охотник-разведчик, старый, но ещё не седой хрыч с пятнадцатью шрамами и луженым желудком, никакой яд его не берёт, и по осени он обычно ездит торговать в Оберстед ящеричной кожей и пухом; Орм, когда с сёстрами и родителями в городе впервые побывал, дивился на рынок, — большой он, едва ли не с родную деревушку Орма, и ещё шумнее. Анхельм с Ормом дружбу не водил прежде, а сейчас — глядишь, и придёт иной раз, принесёт пива, расскажет деревенские новости.       — Не жалко продавать? Ценная тварь, в хозяйстве пригодится.       — Ты-то что, — Анхельм ослабляет на мыши шейные пряжки: совсем чуть-чуть, лишь чтобы не давили, — своего не хотел продать ни разу?       — Ишь чего! Он мой, — мгновенно рявкает Орм, а Клык приоткрывает глаз. — Я с его шерсти пряжу зимой кручу.       — Вот видишь? А я для иного не ловлю.       — А-а. Так не впервой?       — Конечно, не впервой. Знаешь, как хорошо ручные летуны ценятся?       — Знаю. Ты уж рассказал.       — Вот-вот. И я так же подумал, когда первый раз услышал, — поясняет Анхельм, берёт свою бутылку и тоже отпивает, закусывая куском хлеба; летучая мышь успокаивается и ворочается, устраиваясь на отдых, и явно не очень понимает, куда девать кожистые крылья. — Чем плохо?       — Клык мой такую однажды поймал. Сожрал, правда. Летучая мышь — пожалуй, что действительно Чудовище: нетопырь по породе, молоденькая, но уже неказистая и мордатая, ни рожей, ни кожей не похожая на своих собратьев по прозвищу, но не по крови, — позёвывает, и зубы у неё мелкие, острые.       — В общем, переночуем в амбаре, а с утра повезу её в Бекк. Лады?       — Лады.       — И что, ничего не попросишь за своё гостеприимство?       — Бутылку-то оставь. Клыка по морде стукну, ежели придётся.       — Мр-ра, — высказывается кот, поняв, что хозяин говорит о нём, и Орм, покривясь, легонько тянет его за ус.       — И нечего тут ворчать. Кто вчера на коробейника нарычал? А? Кто это глупое дитя?       — Вр-р.       — Коробейник — свой. Понял? Свой, — громко добавляет Орм, гладя кота по морде. По правде говоря, глупым дитём Орм бы назвал скорее Женни, но тот едва ли младше самого Орма, да и своё потомство у него уже есть, — что, впрочем, не мешает мышу опять забывать о дорожке у амбарного загона Клыка и ойкать, когда кот чуть ли не скачет от его запаха, а потом — подходить поближе, завороженно глядя на привязанную живую махину, и в последний раз Женни осмелел до такой степени, что даже клянчил у Орма дозволения привести детей. «Право, я близко не встану! Пущай посмотрят только!» Эх, надо было согласиться, а за показ содрать флоринов пятнадцать. Чудовище ворочается, вертя головой в клобуке, и кое-как царапает его большими когтями крыльев, — всё пытается скинуть.       — Чего тебе, дура? — Анхельм несильно встряхивает её за шиворот, и летучая мышь на секунду затихает, но тут же снова вертится ужом на жаровне; Анхельм прислушивается, шевелит ушами, щёлкает языком изнутри щеки и сдёргивает клобук. — Опять вестовика учуяла? Ладно уж, кыш, лентяйка! Орм аж засматривается: Чудовище летит шустро, быстрее и легче иной птицы, будто тень в небе мечется.       — Удобно, поди, если надо послание перехватить.       — А то. Только она их жрёт, зараза, приходится на лесных выпускать.       — Приучил бы не жрать.       — На ком учить-то, на вестовиках Холькина у заставы, что ль? Тогда меня Холькин сожрёт, — выпивает Анхельм ещё глоток, морщится и смотрит на донышко литой бутылки.       — Не улетит, а? — интересуется Орм, грызя порожнюю соломинку.       — Никуда она не денется, жила серебряная. Сбежит — выловлю. Анхельм валяется в сене, не спеша допивает вино, а потом, крякнув, с хрустом разгибается, выходит во двор и свистит — протяжно, тонко, почти неслышно, и Орм свистит тоже — уже в голос и с чёрной завистью, глядя, как летучая мышь выпархивает откуда-то из-за сосен.       — Молодец, — хвалит охотник, когда нетопырь цепляется за его жилет, и забирает жука из её зубов; вестовик слегка помят, но жив и ворочает всеми шестью лапками. — Только в шахтах не трожь.       — И чего ты не такой же послушный, а, Клык? Фу, отстань! Подлиза! Орм строит Клыку рожи, пока тот лижет его морду: язык у кота горячий, и дыхание тоже, — а потом гладит, не оглядываясь ни на Анхельма, ни на Чудовище.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты