Звёздный мальчик

Слэш
R
В процессе
13
автор
Размер:
планируется Мини, написано 18 страниц, 5 частей
Метки:
Описание:
Чонгук всегда был не от мира сего. Он сам резал себе чёлку, фотографировал небо через грязное стекло, а потом выставлял в свой профиль, говоря, что небо сегодня так красиво, а звёзды на нём ещё прекраснее.

Звёздный ма́льчик или золото́й ма́льчик — клички Чонгука в зависимости от диалекта. Он не кичится собой, но он умеет предсказывать будущее.
Примечания автора:
Я сделала маленькую зарисовочку портрета Чонгука — https://drive.google.com/file/d/1ALb-kN3zwgVah0mtqsaSYb61TT7Bd_wS/view?ths=true
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 3 Отзывы 1 В сборник Скачать

За день до

Настройки текста
Щелчок. Чонгук с усталым вздохом засовывает телефон в карман. Хочется просто отдыха, побыть наедине с собой, подумать о новых песнях, о хорошей погоде и о милых щенках, которых он видел недавно, когда шёл домой, но ничего из этого не остаётся в голове дольше, чем на пару мгновений, а потом материализуется в испуганное лицо Сокджина и выстрелом отсекает Чонгука от всего остального мира, оставляя в клетке собственной потерянности и беспомощности. Чонгук поднимает нос к тёмному небу в надежде максимально наполнить лёгкие воздухом. Он немного отходит от края крыши и бросает взгляд на паутину живого ночного города, что блестит жемчугом и янтарём. «Красиво», — проносится в мыслях и становится немного легче. Он решает всё же взглянуть на фотографию. На ней особо ничего, такое же, как и сейчас, но сверху СМС-ка от Чимина и время в шкале не меняется и вообще другое... ах, это будто снимок экрана. Чонгук немного в ступоре, не мог же он случайно зажать кнопки. «Встретимся завтра на парковке?» — и Чонгук сперва недоумевает. У Пака ведь нет машины. И они вдвоём даже не знают, где ближайшая парковка. И Чонгук даёт себе мысленную затрещину. Он пришёл сюда за очередным посланием, а сейчас стоит и ничего сообразить не может. Это всё выдавливает из него смешок — долгожданный и немного надрывистый. 25.06. 12:55 Парковка Чимин Всё предельно ясно.

***

— Всё никак? — Всё абсолютно, тотально и полностью никак, — фыркает Чонгук. — Если он тебе так важен, может, стоит просто наплевать на его мнение? — Чонгук поднимает свой нахмуренный и потерянный взгляд, и Чимину становится искренне жаль, что именно в такого идиота влюбился младший: он явно не должен чувствовать себя отвратительно; мир несправедлив, если за все совершённые хорошие поступки кидает его в яму. — Я имею в виду, что ты должен сделать то, что считаешь нужным, и это не всегда должно совпадать с каким-то мнением. — Это так, — Чон опускает голову обратно на стол и трётся лбом о поверхность, — но ведь эта палка о двух концах: я его спасу и буду чувствовать предельное сожаление, ибо он будет в дальнейшем каждом плохом случае винить меня, но, если я буду игнорировать — сожалеть буду ещё больше. Я люблю его, правда; мне хочется, чтобы он чувствовал себя хорошо, но ведь само понятия «хорошо» абсолютно субъективно, и если он… — Чонгук, — прерывает его старший, хватая ладонями щёки и направляя взгляд в зрачки напротив, — делай то, что ты считаешь нужным. Ты не сделаешь ничего неправильного, потому что, исходя из твоей мысли, «неправильного» тоже не существует. Вселенная дала тебе шанс, потому просто действуй. Чонгуку не хочется что-либо решать. Он чувствует себя меньше молекулы, летая электроном вокруг ядра атома. Он хочет всё забыть, правда, он хочет просто перестать любить, отдать свою способность кому-то другому и просто лечь в песок на берегу Сан Диего, чтобы волны Тихого Океана забрали его в глубь. Он устал брать неимоверную ответственность за других, беречь их, при этом удерживая всё в себе. Ему хочется, чтобы кто-то эквивалентно заботился о нём и баюкал по ночам, сжимая в объятиях и повторяя, что защитит от всего мира, хотя это и нереально (хотя верить хочется). Чонгук смотрит в глаза Чимина, он хочет найти конкретный ответ на вопрос своих действий, не простое «Делай, что нужно». Он не знает, что нужно, он ничего не знает — эти мысли слезами катятся по щекам под пальцы Чимина. Старший тихо шипит, успокаивая и растирая гелевую жидкость. Его взгляд убегает за макушку Чонгука, останавливаясь на мирно спящем на диване Тэхёне, что носом уткнулся в угол между спинкой и поверхностью, и макушка — это единственное, что видно из-под пледа. И Чимин как-то обмякает. — Чонгук, — он тепло улыбается, — спаси его. Ты же сам говорил, что будет как-то стрёмно ходить раз в три дня на его могилку, менять цветы и плакать, — он гладит его по щеке, — всё будет в порядке, правда. Просто сделай это. Если хочешь, мы можем помочь, ведь тебе, наверное, очень сложно одному. Чонгук не отвечает, он не может, его горло сдавил комок.

***

— Юнги, что мне делать? Парень удивлённо хмыкает, отвлекаясь от открытого вордовского документа. Он шуршит колёсами офисного кресла, отъезжая от стола и округляя спину, потягиваясь. Усталость отблёскивает в уголках очков, потому он их победно скидывает. В капюшоне большой домашней толстовки спит котёнок, которому на днях исполнился месяц, а его мама лежит на бедрах Сокджина, переминая лапки, делая этим затяжки на брюках. — А что случилось, чтобы нужно было что-то делать? — смотрит он не на Сокджина, а просто в его сторону. — Я умру завтра. Юнги давится воздухом: он судорожно вырывается с ритма обычного дыхания так же, как и эти три слова. Сокджин даёт ему время прийти в порядок, обдумывая тщательно то, что не собирается дальше сказать. — У нас настолько близкие отношения, что ты перепутал мою квартиру с набором цифр службы спасения? Знай, я не умею поддерживать людей словами, но, если ты, конечно, хочешь, то я могу постараться. — А ты, как всегда, отвечаешь не то, что можно ожидать от человека с кошкой и котёнком, — Сокджин ковыряет диван, а второй рукой гладит животное. — Человек с котами это уже приговор? С каких пор люди с котами ассоциируются у тебя с чем-то, не знаю, милым? Коты сами по себе хищники, не забывай. Моя вот Манюня мне пару раз приносила птиц, а ещё.... Он устало выдыхает. Иногда Юнги может раздражать, — потому что они так похожи друг на друга, — но сейчас Сокджин даже благодарен, что он разбавил тучи своим маленьким лучом. — У меня проблема, — перебивает его Ким, — причём большая. — Я весь внимание, — муркнул Мин. — Как я и сказал, завтра я умру. И нет, это не добровольное желание. Сейчас в целом пойдёт фантастика, но если ты веришь в гороскопы, то поверишь и в это... Юнги прекрасный слушатель: он внимательно смотрит в глаза, иногда отводя взгляд для избежание ложной слепоты в общем смысле. Он выглядит уверенным в словах Сокджина, и последний на секунду думает, что ложь он бы уловил ещё перед тем, как Ким успел бы её сказать. — А что ты теряешь? Даже если это всё выдумки рандомного малолетки, то ты по крайней мере можешь просто повеселиться. Иногда ты бываешь слишком душным. — Я не знаю, — тянет Ким, осматривая уже и так родную комнату, остановившись на первых словах Юнги, — время? — Сказал кассир в магазине безделушек, который мог бы уже нормально выучиться и найти нормальную работу. Серьёзно, Сокджин, тебе всё равно на понятия времени, ты постоянно говоришь, что всё успеется. Подумай хорошенько. Я не думаю, что проблема в это парне. Будь это так, ты бы не сомневался сейчас. Кстати, не забудь извиниться перед ним. Я уверен, ты наговорил ему много всякого неприятного. Сокджин падает на кровать, расставив руки по сторонам. Кошка сразу перемещается на грудь, начинает мурчать, будто надеется хоть как-то вытянуть и каплю этой тяжести. Ему непривычно. Он будто оказался в главной роли триллера с элементами фантастики и мистики. Ему страшно, но почему? Ответ очевиден — потому что он должен умереть. До недавнего казалось, будто подобные мысли перестали его пугать ещё с подростковой фазы, но сейчас он понял, что эта мысль просто крутилась засевшей пластиной, ссовывая нормы рассудка. Этот фундаментальный страх не что-то новое, скорее, просто хорошо забытое старое. И именно в том, что всё привычное стирается, кроется его причины. Тихая медленная жизнь будто служила коконом для забвения, но Чон Чонгук разорвал его грубо, в одно мгновение сделав уверенный надрез, чтобы в каждую следующую встречу проталкиваться глубже, заставляя Сокджина прятаться в нити угла и дрожать. Но не того Сокджина, которого он видел в магазине, или того, который гладил бедро, чтобы успокоить, а того, кто плакал в автобусе на пути в больницу, и того, кто боялся открыть дверь в первую встречу. Сокджину стоило бы это принять. Стоило бы принять отчаянные попытки в свою сторону, взгляд полон уверенности и желания о нём позаботиться. Но это так до жути тяжело. Он хочет быть нужным, хочет нуждаться в ком-то, но это будто его слабость — не признавать их. Завтра. Всё произойдёт завра. Нужно ли ему взять отгул и лучше остаться дома? Не факт, что он будет в безопасности. Вдруг его найдут именно там, где он прячется. А если Чонгук не придёт? Что? В смысле? Неужели Сокджин действительно об этом подумал? Он действительно возлагает надежды на парня, которого испытывал на прочность всё это время? Это тупик, будто комната без дверей и окон — коробка. Сокджин тяжело выдыхает. Он приходил за ответами, но сейчас он осознаёт, что запутался ещё больше. Но Юнги не перебивает его поток сознания. Он просто возвращается к работе, поблагодарив друга в мыслях за подобный перерыв. Всё, что он мог сделать, он сделал, а остальное уже за Сокджином. Он уверен, что последний сделает правильное решение, а если нет — это будут не его проблемы.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты