Далёкий странник (перевод новеллы)

Слэш
Перевод
NC-17
В процессе
472
переводчик
Rayada сопереводчик
_RottenApple_ бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://sparklingwatertrans.wordpress.com/
Размер:
планируется Макси, написано 165 страниц, 28 частей
Описание:
Повесть о бывшем главе специальной организации, подчиняющейся императорской власти, который, оставив свою прошлую жизнь позади, оказался случайно втянут в мир боевых искусств.

Посвящение:
Прекрасным:
_RottenApple_ и Lady_in_black_1997

Для визуализации:

https://wampi.ru/image/RnoIIys
https://wampi.ru/image/RvccAf4
https://wampi.ru/image/RvccJ8H
https://wampi.ru/image/RvccPYk

Примечания переводчика:
ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО

Новелла: Далёкий странник
天涯客 (novel)
Tiān Yá Kè (novel)
Автор: Priest
Перевод с англ.: Cherrry_verrry
Любительский перевод
Новелла на англ.яз.: https://sparklingwatertrans.wordpress.com/

Мои дорогие девочки: бета и гамма приступили к работе совсем недавно, поэтому не ругайтесь за последние главы,если есть ошибки. Правка идёт своим ходом.

Размещение на других ресурсах без разрешения переводчика ЗАПРЕЩЕНО!

ВАЖНО! Ищу помощника в переводе новеллы. Вы будете указаны в соавторстве! Пишите в лс.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
472 Нравится 133 Отзывы 239 В сборник Скачать

Том 1. Глава 9. В лесу

Настройки текста
      Чжао Цзин из Тайху, также известный, как мечник Цюшань, был прославленной личностью своего поколения.       Ещё до того, как они добрались до Тайху, Чжоу Цзышу с нетерпением ждал встречи с этим героем, чьё имя было на устах у всего народа, но лицо, которое мало кому довелось повидать. Предвкушение возрастало, когда он узнал о том, что Юй Тяньцзе, единственный сын главы ордена Хуаньшань, Му Юньгэ, владелец усадьбы Дуань Цзянь, и господин Цзян Чэ Одноглазый тоже будут там.       Чжоу Цзышу знал всю подноготную этих людей, как свои пять пальцев, и чтобы избежать возможного столкновения с зачинщиками беспорядка, в Тянь Чуан был создан специальный архив, где велись записи с именем каждого хоть как-то выдающегося человека в Цзянху за последние пятьдесят лет, и где указывали все важные события в их жизни.       Например, Чжоу Цзышу было известно, что Чжао Цзин великий мечник Цюшань, когда-то был изгнан из своего клана. Он был так беден, что за деньги совершал преступления, мало чем отличавшиеся от деяний Цинь Суна Зачаровывающего. В возрасте двадцати семи лет он начал снова использовать своё настоящее имя Чжао Цзин. Женившись на единственной дочери семьи Фэн, которая владела Тайху, он, благодаря родственникам жены, разбогател. В тоже время мужчина тайно убивал тех, кому было известно о его прошлом, и вскоре был вновь принят в клан Чжао.       Другим образцом может служить знаменитый молодой господин Юй Тяньцзе. Ходили слухи, что он когда-то встречался с девушкой из ордена Эмей, но потом оставил её, в результате чего та покончила жизнь самоубийством с не рожденным ребёнком в утробе. Естественно, девушка была очень привязана к юноше, но так и не раскрыла никому имени отца ребёнка.       Интерес Чжоу Цзышу только усиливался, поскольку он отлично знал, что скрывалось за лицами этих людей. Помимо этого, он питал слабость к уговорам Чжан Чэнлина, поэтому согласился остаться у Чжао на ночь.       Несмотря на своё прошлое, Чжао Цзин был человеком поистине высоконравственным. Он не смотрел с высока на больного Чжоу Цзышу и его потрёпанный вид. Всё же он был умным и опытным, послушав рассказ Чжан Чэнлина об опасностях, которые им повстречались, он проникся подозрением к происхождению попрошайки.       После того, как этим двоим помогли обустроиться, помыться и поесть, Чжао Цзин позвал Чжан Чэнлина к себе, чтобы рассказать ему, что произошло в последние дни.       В конце концов, Чжан Чэнлин был ещё ребёнком, и ему было трудно найти кого-то, кого он мог бы назвать своей семьёй. Он рассказал старшему всё и даже то, чего сам ещё не понимал. Чжао Цзин с ужасом выслушал его и после недолгих размышлений, спросил: — Этот господин Чжоу, ты знаешь кто он на самом деле?       Чжан Чэнлин не задумываясь, рассказал ему обо всём, что произошло в заброшенном храме.       Чжао Цзин прищурился и погладил свою бороду. Он успокоил мальчишку и отправил его отдыхать.       За десять дней их совместного путешествия Чжоу Цзышу узнал Чжан Чэнлина лучше. Несмотря на то, что ему не хватало умений, поскольку его баловали с раннего детства. Он был хорошим ребёнком с добрым сердцем. Никогда не жаловался, если приходилось сталкиваться с трудностями. Он был даже немного простодушным. Поскольку Чжао Цзин хотел переговорить с Чжоу Цзышу, он был уверен, что хитрый лис, возможно, преуспел в своём таланте выпытать из Чжан Чэнлина всю информацию о нём.       В душе он рассмеялся. Было неважно, являлся ли он Чжоу Сюем или Чжоу Цзышу, ведь оба имени были окутаны тайной. Даже тот, у кого были большие возможности и доступ к обширным знаниям и ресурсам, не мог знать о Тянь Чуане больше, чем общей информации о самой организации, не говоря уже о её лидере.       Даже если кто-то попытался навести справки о «лорде Чжоу», то наткнулись бы на незначительного генерала, в обязанности которого входит управление королевской охраны внутреннего двора. Человек достойный, но не настолько важный, чтобы на него обращать внимание дважды.       Разумеется, с раннего утра Чжоу Цзышу стал самой горячей темой для обсуждения среди жителей Тайху. Из-за нескончаемого потока гостей у него не было возможности покинуть комнату.       Его лишили выбора, поэтому мужчине ничего не оставалась, как заняться развлечением гостей. — Ах, лорд Чжао, для меня большая честь встретиться с вами лично. Удача, увидеть ваш благородный и процветающий вид. Вас интересует, кто был учителем этого ничтожного человека? О, никто, кого стоило бы упоминать. — Ах, господин Цянь, для меня большая честь встретиться с вами. Удача, увидеть ваш благородный и процветающий вид. Вас интересует, откуда я? Я лишь простой нищий. Об этом даже не стоит упоминать. Нет-нет, я не из клана нищих*, я не достоин того, чтобы присоединиться к ним. Я никто… * — клан нищих — одна из самых распространённых групп. Состоит из нищих и известен своими интеллигентными собраниями. — Ах, господин Сан, для меня большая честь встретиться с вами. Удача, увидеть ваш благородный и процветающий вид. Ведь я никто, это было бы совсем необычно, если бы вы слышали обо мне. — Ах, господин Ли, для меня большая честь встретиться с вами. Удача, увидеть ваш благородный и процветающий вид. Нет-нет, я не знал так хорошо другого господина Ли. Это была лишь услуга в тяжелые времена. Из какого ордена? Я ничтожный человек, не относящийся ни к одному ордену. Совершенно не стоящий этого.       Уже ближе к ночи лицо Чжоу Цзышу сводило от улыбки. Ему потребовалось много массировать лицо, чтобы вернуть его к естественному состоянию и расслабить мышцы. Он понимал, что полный паралич не за горами, если ему придётся пережить ещё один такой день. Поэтому мужчина решил незамедлительно уйти.       Беря во внимание настойчивый интерес к чужим делам, герои Цзянху были не лучше простых сплетников на рынке. Если бы они только могли засунуть свою голову в чужой дом и своими орлиными глазами просканировать всё и вся, даже залезть под кожу, чтобы определить, являлся человек призраком или всё же был обычным живым.       Если бы кто-то сказал, что он принадлежит одному из восьми великих орденов и являлся учеником того-то или того-то, то сразу нашёлся бы тот, кто сказал: «О, действительно большая честь встретится с вами, шишу*. Наши учителя знали друг друга давно». * — досл. «старший дядя», отданный на обучение брат чьего-либо учителя.       В противном случае, их посчитали бы посторонними и не уделили бы больше времени для изучения их личности.       Поздно ночью под убывающей луной, Чжоу Цзышу открыл глаза, поскольку заснул он рано, и сейчас настало время, когда гвозди дали о себе знать. Боль была незначительной, ему просто нужно было время, чтобы перетерпеть.       Мужчина колебался в своём решении. Он знал, что уходить, не попрощавшись грубо, но оставил два письма: одно для Чжан Чэнлина, в котором писал, что «Горы всё ещё будут зеленеть, воды по-прежнему будут течь долго и далеко*». Он был удовлетворён после написания письма, поскольку почувствовал, что наконец-то стал скитальцем Цзянху. Второе письмо было для Чжао Цзиня с одной лишь фразой: «Благодарен за радушный приём». * — эта фраза означает то, что у них ещё будет время, чтобы вновь увидеться.       Он положил письма под чайник на столе и выпрыгнул через окно на крышу.       На крыше прогуливался маленький драконий* котёнок, который заметил мимолётную тень рядом с собой и замер, насторожившись и широко открыв глаза, однако ничего не увидел. В замешательстве, котёнок побежал на кухню. * — китайская порода домашних кошек.       Чжоу Цзышу незаметно покинул имение Чжао. Он был уверен в том, что его никто не заметил, поэтому, никогда бы не подумал, что кто-то мог предсказать его действия и уже ждать его в лесу.       Чжоу Цзышу почувствовал нарастающее раздражение, когда посмотрел на того, кто его ждал. Он увидел, что Вэнь Кэсин приветствовал его с улыбкой на лице: — Ах, какая приятная случайность, Чжоу-сюн. Похоже, это всё-таки судьба, что наши родственные души продолжают пересекаться под лунным светом.       Чжоу Цзышу улыбнулся и сказал в ответ: — Поистине случайное совпадение, не так ли Вэнь-сюн? «Совпадение? Скорее беда на мою задницу», — подумал он.       Он наклонил голову и заметив, что Гу Сян отсутствует, спросил: — Дева Гу разве не с тобой?       Вэнь Кэсин прямо ответил: — Эта маленькая девчонка доставляет лишь одни неудобства; ходит медленно. Она будет лишь мешаться, пока я буду искать очень важную и неуловимую фигуру… то есть тебя.       Улыбка застыла на лице Чжоу Цзышу. Он уставился на Вэнь Кэсина, а спустя время сказал: — Если бы этот бесполезный человек был важной фигурой, то кем же тогда являются монах Гу с горы Чан Мин, Король Яда из дворца Гуаньинь Южного моря или Хозяин призраков с хребта Цинчжу?       Вэнь Кэсин многозначительно посмотрел на него. — Монах Гу не заботится о смертных. Всё, что ему важно — это путь самосовершенствования. А Короля Яда, говорят, растворился в Цзянху и найти его не просто. Что же до Хозяина Призраков, то он не менее сомнительная фигура и довольно скрытная… Да и человек ли он, кто знает?       Затем они уставились друг на друга с улыбками, но на лицах каждого так и застыло ехидство.       Чжоу Цзышу первым отвёл взгляд. — Чжоу-моу*, всего лишь один из скитальцев, почему взгляд устремлён именно на меня? * — старомодный вид формального обращения к самому себе.       Вэнь Кэсин ответил ему с такой радостной беззаботностью, словно два старых друга встретились на прогулке весной. — Тогда почему Чжоу-сюн не остался у Чжао ещё на какое-то время? Тайху знаменит своими красивыми пейзажами, почему ты хочешь уехать отсюда поскорее, даже не осмотревшись? — Я уже успел осмотреть прекрасные виды Тайху. Моё пребывание здесь доставит одни лишь хлопоты лорду Чжао. Не говоря уже о том, что мы плохо знаем друг друга. Я сделал одолжение за два серебряных слитка. Ради этого не стоит рисковать жизнью.       Чжоу Цзышу сделал паузу, прежде чем продолжить: — Сопровождение молодого господина Чжана предназначено мне исключительно ради сбора добродетели, так что мне нет необходимости терпеть какие-либо пытки в Подземном мире после смерти. Вот и всё. — Накопление добродетели, — согласно кивнул Вэнь Кэсин. — Чжоу-сюн разделяет со мной и это стремление, так как накапливать добродетели могут только красивые люди. Становится ясно…       Чжоу Цзышу чувствовал, как у него запульсировало в висках после слов «становится ясно». Он хотел прервать чужую речь, когда неожиданно в глубине леса за спиной Вэнь Кэсина послышался пронзительный крик.       Они одновременно замерли.       Вэнь Кэсин указал в сторону, откуда доносился крик: — Смотри, моя дорогая родственная душа, появился ещё один шанс заработать добродетели.       Чжоу Цзышу колебался. Но в итоге решил пойти по направлению звука, неохотно отвечая второму: — Проблемы с глазами очень серьёзная вещь, Вэнь-сюн. Тебе скорее нужно обратиться к врачу.       Вэнь Кэсин последовал за ним. Цигун* Чжоу Цзышу достиг той стадии, когда он мог передвигаться, не оставляя никаких следов. Но другой человек не отставал от него, сохраняя небольшое расстояние. Обычно во время такого перемещения необходимо было молчать, чтобы не терять жизненную энергию, но Вень Кэсин похоже плевать на это хотел. * — техника боевых искусств, используемая, как способность легко и не по-человечески быстро двигаться. — Чжоу-сюн прав. Мне действительно стоит посетить врача и как только представится возможность, я получу должное лечение. Я ведь ещё так молод, а состояние моих глаз ухудшается с каждым днём. Иначе, почему я до сих пор не могу найти никаких изъянов в маскировке Чжоу-сюна. Какой позор!       Чжоу Цзышу действительно хотел бы избавиться от взора глаз, которые «ухудшаются с каждым днём».       Однако, дважды подумав, он понял, что знает этого человека недостаточно хорошо. Да и с интеллектом и самообладанием главы Тянь Чуан он не стал бы совершать необдуманных действий.       Передвигаясь с невероятной скоростью, они довольно быстро оказались в глубине леса. Там они обнаружили труп.       Человек умер ужасной смертью. Он был одет в чёрные одежды, маска, что закрывала лицо, раскололась надвое, открывая взору лицо с широко открытыми глазами. Чжоу Цзышу почувствовал что-то знакомое при мимолётном осмотрела тела. Поэтому он наклонился, чтобы рассмотреть получше. Мужчина нахмурился: — Разве это не… господин Му, сын лорда поместья Дуань Цзянь?       Только сегодня утром этот мужчина мучил его болтовнёй. Кто бы мог подумать, что он, как и Чжоу Цзышу, обратится «ночной совой», но, к сожалению, окажется «мёртвой совой».       Вэнь Кэсин тоже подошёл, с любопытством потирая подбородок: — Лунная ночь, чёрная одежда, возможно ли, что…       Чжоу Цзышу повернулся к нему, чтобы выслушать его предположения. —… господин Му собирал здесь цветы*? * — слэнг, означающий сексуальное домогательство.       Чжоу Цзышу отвернулся с безразличным лицом, внутренне благодаря себя за самообладание.       На теле Му Юнге и рядом с ним не было следов крови, однако губы его посинели. Чжоу Цзышу подумал и немного раскрыв ворот чужой рубашки, увидел на груди чёрный след в форме ладони.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты