Назад в прошлое.

Гет
NC-17
В процессе
51
автор
Размер:
планируется Макси, написано 44 страницы, 5 частей
Описание:
Гермиона следует найденной в покоях профессора Снейпа инструкции, ведь она написана её рукой, а кому как не себе нужно доверять?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
51 Нравится 44 Отзывы 23 В сборник Скачать

Глава 3.

Настройки текста
Примечания:
Первый курс.
В момент распределения, когда шляпа на его голове после продолжительной паузы скрипуче выдала «Слизерин», Гермиона ждала этой фирменной микроулыбки в его исполнении, ведь Снейп планировал попасть именно туда, но мальчишка выглядел таким же угрюмым, как и в поезде после стычки с будущими первокурсниками. А когда Эванс упорхнула за соседний стол, Северус и вовсе поник. Он казался таким потерянным среди этой большой толпы. Гермиона никого не знала, кроме этих двоих, но Лили сидела рядом, именно поэтому внимательные карие глаза и не отрывались от ссутуленной фигурки мальчика. Казалось, он так и стоял бы там вечность, если бы его вдруг не окликнул старшекурсник, сидящий в центре стола слизеринцев. Снейп выпрямился и шагнул ему навстречу. Парень подвинулся на скамье, усадил черноглазого мальчишку рядом с собой и похлопал того по плечу рукой. Серые холодные глаза блеснули приязнью. Грейнджер никак не могла понять, что могло бы связывать этих двоих, ведь они были контрастом друг друга. Стройное тело блондина облегала мантия из тонкой переливающейся ткани, выглядевшей даже с такого дальнего расстояния непомерно дорогой, на Снейпе же мантия надета была самая простая, самая дешёвая, из грубой, но надёжной ткани, и тем не менее они сидели рядом. Списать всё на природную доброжелательность старшекурсника было сложно, он выглядел таким надменным. Это было не её дело. Не её. Будь проклято любопытство. Гермиона хотела одёрнуть рукав мантии Лили и задать ей волнующий вопрос (кто ещё мог бы знать о Снейпе всё), но рыжеволосая увлечённо беседовала с соседом по столу. Прерывать их разговор Грейнджер не стала. Вместо этого она ещё один раз посмотрела наверх, где раскинулся бархатный небосвод, восхитительнее которого Гермиона ещё ничего не видела. Она пошевелилась, когда почувствовала на себе прожигающий взгляд. Кровь невольно прилила к лицу, и Гермиона, встряхнув головой, смело посмотрела в сторону Северуса. Но он уже, прищурившись и негодуя, не отводил своего взгляда от Лили и её собеседника. Никто из них не заметил пристального наблюдения. ххх Не сказать, что неизведанный мир с искренним радушием распахнул перед ней свои объятия, но Гермиона и не ждала от него полного принятия. Она всегда с трудом вписывалась в новые компании. Да и в старые — тоже, честно сказать. У неё никогда не было настоящих друзей, одноклассники редко приглашали её на свои дни рождения, так почему теперь всё должно было в один миг измениться? Иной раз Гермионе казалось, что она слишком «приставучая», и в этом-то и заключается весь корень зла, но не будь она такой, с кем бы она тогда вообще общалась? Молчала бы круглые сутки? Гермиона прекрасно знала все свои недостатки: и завышенная амбициозность, и физическая непереносимость чужой глупости, и неумение вовремя замолчать и отойти в сторону. Одноклассники небезосновательно считали, что она кичится своим интеллектом, так оно и было. Потому что лишись Гермиона и его, что она станет из себя представлять? Серую тень? Знания всегда были её щитом. Хогвартс добавил ещё один пункт в её личный список «Что со мной не так?». Оказывается, Грейнджер была грязнокровкой. Спрашивать у преподавателей, что это значит, она отчего-то застеснялась и поэтому обратилась к своему единственному связующему звену с магическим миром — к Северусу. Отловить его одного в коридоре было просто, а вот вызвать на разговор — значительно сложнее. Но всё-таки через несколько минут с недовольной миной на лице мальчик пояснил, что таким словом кличут волшебников, чьи родители — самые что ни на есть простецкие маглы. Гермионе ещё повезло, что распределительная шляпа не отправила её на факультет Слизерин (о котором так настойчиво гудела над ухом целую вечность), там бы шансов выжить у неё и вовсе не было. Именно его студенты в коридорах и на редких совмещённых парах так презрительно кривились при одном лишь взгляде на неё. Грейнджер не знала, что их нервирует больше: её нечистая кровь или то, что на вопросы, заданные учителем, ответ знала только она. Гриффиндорцы, на чей факультет она и попала, были лояльнее. Они избегали её общества только из-за второй причины. У Лили, которую также определили к «золотым львам», всё складывалось на порядок проще. Жизнелюбивая и улыбчивая рыжеволосая девочка обзаводилась знакомствами с геометрической прогрессией. Новых друзей нисколечко не смущал статус её крови. Они просто тянулись к ней, подобно тому, как растения тянутся к солнцу. В учёбе Эванс хоть и не достигала вершин, но твёрдо держалась на её подступах. Она могла бы посоревноваться с Гермионой, посиди за книгами подольше, но, как поняла последняя, просто не была в этом заитересована, ведь вокруг неё кипела такая настоящая яркая жизнь. Лили оказалась самой успешной из них троих. Психологическая адаптация Снейпа проходила почти также безнадёжно, как у Грейнджер, но по иным причинам. Северус не искал себе места в обществе и почти не шёл на контакт с однокурсниками, как могла заметить Гермиона. Он был не по годам серьёзный, предпочитал проводить время за книгами, а не за праздными развлечениями, как это делали его сверстники; практиковал магические навыки, совершенствовался в заклинаниях — в общем, сводил все свои шансы найти новых друзей к нулю. Единственным человеком, на которого он всегда находил время, оставалась Лили Эванс. Иногда они вместе делали уроки, иногда изучали окрестности замка и его бесчисленные коридоры, иногда звали (звала!) с собой Гермиону. ххх При всём этом Гермиона не могла сказать, что чувствует себя в Хогвартсе чужой. Скорее, совсем наоборот. Да, в этих стенах она пока не нашла себе настоящих друзей, но и тот минимум общения, который имеется, вполне устраивает её. По крайней мере никто не мешает ей учиться. Программа обучения здесь поразительно простая: почему другим азы даются так затруднительно? Вот сама Грейнджер, хоть и маглорождённая, а всё схватывает на лету, стоит только прочитать первую строку в учебнике и услышать напутственную речь преподавателя. Может, остальные ученики и правда были правы? И она проводит слишком много времени за книгами, откуда, несомненно, и подчеркнула все свои знания, иначе как ещё обосновать их наличие? Но факт остаётся фактом: чаще всего пары казались ей скучными, будто они крутят одну и ту же пластинку по повтору. Гермиона давно трансфигурировала перо в свечу, чем заработала десять баллов факультету и лестные слова от своего декана, и теперь переводила скучающий взгляд от одного ученика к другому. Лили почти идеально справилась с поставленной перед ней задачей, вот только восковая свеча получилась немного кособокой, этот дефект теперь она и исправляла. Грейнджер повернулась к своему соседу по парте — Северус был крайне сосредоточен. И недоволен, потому что у него ничего не получалось. Он прикусывал тонкие губы, заученно повторяя один пасс волшебной палочки за другим. А ещё он был зол. Из-за Гермионы, но не по её прямой вине. Она ведь не виновата в том, что Лили со своей подругой где-то задержались и опоздали на пару, а в это время её, Гермиону, посадили за парту Северуса, на законное место его лучшей подруги. Не спрашивая мнения. Предоставь ей выбор, она конечно бы села рядом с Мэри, а не со Снейпом, хоть с последним за эти несколько прошедших месяцев им и удалось наладить минимальный контакт. В крайнем случае теперь они почти не цапались, а Северус перестал закатывать глаза после каждой её фразы. Грейнджер после нескольких секунд наблюдения сразу же заметила его ошибки: мальчик держал палочку под наклоном сорока пяти градусов, когда следовало — под наклоном тридцати, ещё он глотал окончание фразы и делал слишком резкий взмах палочкой на завершающей стадии, а ведь нужно было быть гораздо плавнее! Грациознее! Но она же не самоубийца указывать ему об этом, верно? С его-то больным самолюбием! — Ты всё делаешь неправильно! — вдруг услышала она собственный звонкий голос. Несколько голов повернулись в их сторону, а Снейп раскраснелся, склонив голову в сторону девочки. Его глаза злобно светились. Отступать было поздно, да и некуда. Набравшись воздуха и смелости, Гермиона продолжила: — Палочку следует держать вот так, — её маленькая ручка накрыла его руку, координируя движения. Северус вздрогнул то ли от отвращения, то ли еще от чего-то, и покраснел еще пуще. — И проговаривай заклинание по буквам. Нежнее, отчётливее, и тогда… — Я сам знаю, как правильно произносить заклинание, Грейнджер! И как держать чёртову палочку! — за спинами раздались отчётливые смешки, но никто из них двоих их не услышал, как и не увидел, что Макгонагалл осуждающе насупилась. — Учи того, кто в этом нуждается! — Но… — Просто заткнись! — ещё громче выдавил мальчик. — Мистер Снейп, вам следует контролировать свой язык, — громогласно проговорила профессор Трансфигурации. — Минус пять баллов. Плечи Северуса опустились. Пальцы остервенело сжали древко. — Молодец, Снейп! — буркнул светловолосый мальчишка, сидящий за ними. — Твоими стараниями мы вообще всех баллов лишимся! На Полётах — десять, здесь — пять, что дальше? На следующей паре спалишь котёл? — Заткнись! — он, правда, старался быть тише, но… — Мистер Снейп, ещё минус пять баллов. Его зубы скрежетнули. Гермиона понимала, что чисто технически она не виновата, но… — Профессор Макгонагалл? — Да, мисс Грейнджер? — Извините, но боюсь, что в первом случае вы сняли баллы незаслуженно, — теперь раздалось неодобрительное гудение и со стороны гриффиндорцев. — Понимаете, это я отвлекла Северуса… Мистера Снейпа от занятия, он просто отвечал мне, я думаю, что будет справедливо, если… — Минус пять баллов с Гриффиндора, — сурово и оскорблённо сказала женщина. Гермиона совсем не это имела в виду! Она просто надеялась, что… — Которые вы сможете вернуть, если подготовите к следующему занятию эссе по пройденной теме. То же самое касается и мистера Снейпа, — смягчилась Макгонагалл, не желая никого выделять своим отношением. Снейп понуро кивнул головой, возвращаясь к своей «почти свече». Гермиона, искоса посматривая в его сторону, убедилась в том, что Северус прислушался к её советам. Вот почему он не мог сделать этого сразу и молча? Никаких бы проблем не было. Стоило ли дожидаться Лили после занятия? Вопрос спорный. Её друг до сих пор сердился, за всю оставшуюся пару он так ни разу и не повернул головы в сторону Гермионы. Кажется, хрупкий, с трудом выстроенный мир, рухнул в одну секунду из-за её несдержанности и его высокомерия. Никакой потребности в Снейпе, как в конкретной личности, у неё, само собой разумеется, не было, но вот дружба с Эванс была в приоритете, хотя бы потому что они живут в одной комнате. А они чаще всего всегда вместе. Предстань перед Лили выбор, Гермиона явно останется в пролёте. Грейнджер тактично отошла в сторону, пока Северус и Лили о чём-то общались. Снейп то и дело отвлекался от беседы, оборачивался и прожигал Гермиону недовольным взглядом. Неужели он всерьёз обиделся из-за каких-то пяти-десяти баллов? Это глупо! Когда они закончили разговор, Гермиона забросила оставшиеся учебники в сумку и подошла к ним. — Что, Снейп, смотрю, ты решил всё-таки воспользоваться уроками грязнокровки? Она тебя научила правильно держать палочку? — Просто заткнись, Эйвери, — прорычал мальчишка, вперив в него потемневший взгляд. Худощавый блондин довольно хмыкнул в ответ. Как будто именно такой реакции от него он и ждал. — Так и поступлю, когда ты перестанешь терять наши кровно заработанные баллы из-за общения со всяким отребьем! — «Отребье», как ты выразился, в отличии от тебя хотя бы знает, какой стороной держать палочку! — хмыкнула Гермиона, всматриваясь в иссиня-голубые глаза мальчика. Его можно было бы назвать красивым, если бы не этот скверный характер. — Поверь, я знаю, какой стороной её нужно держать! И если ты не перестанешь слишком много трепаться, я продемонстрирую тебе такие заклинания, что ты заткнёшься уже навек! — Эйвери! — Сильно сомневаюсь. У тебя не получилась даже свеча! —Слушай, ты… Грейнджер прекрасно видела, что он сделал шаг ей навстречу, но и не подумала отодвигаться. Что он мог ей сделать? Разве что выколоть глаз своей палочкой, но ведь до этого не дойдёт? Они же в школе. Она так и стояла на месте, с усмешкой смотря на того самого Эйвери, когда рука Снейпа с неожиданной для него силой не отдёрнула девочку в сторону. Явно останется след. — Успокойся, — его вкрадчиво-гипнотизирующий голос обратился к сокурснику, и тот скрипнул зубами. — В следующий раз… — Давно не был на отработках? Эйвери встряхнул плечами, отгоняя злость. Когда он отошёл в сторону, Северус обратился уже к Гермионе, и как обычно — с претензией: — Ты можешь хоть иногда держать свой рот закрытым?! — Сев, не она это начала, — вступилась Лили, не дав подруге вымолвить и слова. — Но зато она его методично провоцировала! — Его провоцирует каждая мелочь. Я вообще не понимаю, зачем ты с ним общаешься! — Твой круг общения тоже не вызывает у меня восторга, — не остался в долгу Северус. — Проблемы? — Джеймс Поттер с широкой улыбкой на лице подошёл к рыжеволосой девочке, нарочно задевая ту плечом. — Не твоё дело! — проворчал Снейп. С первой встречи он на дух не переносил Поттера. И это чувство у них было взаимным. Сама Гермиона пока не знала, как относиться к мальчику. Он был задиристым, шумным и чересчур активным, такие обычно не нравились Гермионе, но… Но одновременно с этим в нём было что-такое родное, близкое сердцу. Это что-то и мешало родиться раздражению. — Так он и не у тебя не интересуется. Блэк. Вот с ним Грейнджер старалась держаться отчуждённо. Все конфликты зачастую раздувал именно он, подталкивая Джеймса к неправильным решениям. Можно было подумать, что он делает это специально, но вроде нет. Просто слишком необузданный, вспыльчивый и эмоциональный. Загадка только, как он не попал на Слизерин, где училась вся его семья? — Так и вас вроде никто не звал, Сириус, — умышленно или нет, но Лили, кажется, напрочь игнорировала Поттера. Тот задумчиво покусал губу, встряхивая непослушными чёрными волосами. — Просто мы не можем пройти, когда кто-то из наших… друзей в беде, — с очаровательной белозубой улыбкой Джеймс заверил их в своём добросердечии и вновь посмотрел на Лили. — Но мы не в беде. — Вы всегда будете в беде, покуда рядом ошивается… Снейп дёрнул плечами, толкнувшись вперёд, но уже через мгновение почувствовал ладонь Лили, дотронувшуюся до его плеча. — Не ведись на их провокации, а то Макгонагалл опять отправит тебя на отработку, — шёпотом попросила она. Гермиона стояла достаточно близко, чтобы это услышать. — Так что, наш герой сдулся? Ей нужно было перевести тему разговора, пока… Короче, нужно было. — Северус, я хотела извиниться перед тобой, — достаточно искренне призналась девочка, ведь это было правдой. Всё-таки она отчасти виновата в том, что его лишили баллов. — Какой в этом смысл? — фыркнул тот. — Твои извинения вернут мне баллы? Господи, почему с ним так сложно? — Я хотела помочь. Мне жаль, что профессор Макгонагалл сняла с твоего факультета баллы. — А то что их сняли с нашего тебе не жаль? — возмутился кудрявый мальчишка. — Я их верну уже на следующем занятии, — Гермиона, правда, надеялась, что это не звучало слишком надменно, но, судя по моментальной улыбке Лили, её ожидания не оправдались. Смурной Снейп тоже усмехнулся, но промолчал, никак не комментируя полученные извинения. ххх Грейнджер кружилась вокруг книжных полок, впервые не зная, как лучше поступить. Она видела, что Северус уже в библиотеке. Ещё вчера она выбрала бы необходимую литературу и присоединилась к нему за столом (он почти не ворчал, когда она так делала, а иногда даже разговаривал с ней), но теперь, в свете новых событий… Наверное, он не обрадуется. Вдобавок осмотр корешков книг окончился совсем не плодотворно: изданий, ориентироваться на которые она собиралась при написании злополучного эссе для Макгонагалл, попросту не было на месте! Они словно испарились! При беглом взгляде на стол Снейпа стало понятно, куда именно. Он делал это ей назло. Вот явно назло. И как только он догадался, что именно она захочет взять? Гермиона кривила душой. Северус отнюдь не был глупым, скорее наоборот. Ну, конечно, не таким умным, как она, но всё же стоит отдать ему должное. Выбрав более-менее подходящую литературу из тех жалких остатков, которые ей оставил Снейп, Гермиона начала подбирать стол для кропотливого труда. Конечно же, он выбрал самый идеальный: в тихом углу, куда редко ступала нога шумных студентов, и куда не доносился их гомон. Теперь Северус низко склонился над пергаментом, выводя поток мыслей. Грейнджер не собиралась ему навязываться, она просто тихонечко пробиралась вдоль его стола, планируя занять соседний, когда стул, стоящий напротив Снейпа, движением его ноги отодвинулся в негласном приглашении. Гермиона им воспользовалась: если повезёт она утащит и ещё один из фолиантов из-под его носа. — Северус, я хотела ещё один раз… — робко начала она. — Давай закроем эту тему? — буркнул Снейп, не отрывая внимательного взгляда от пергамента и выписывая на нём новое слово. — Хорошо, но ты не злишься? — Начну, если ты сейчас не замолчишь. Гермиона стратегически выждала пару минут и аккуратно, тайком, подтянула к себе одну из книг, прикрывая её раскрытым листом пергамента. Работа была проделана идеально тонко… — Вообще-то, это моя книга и она мне нужна. — Во-первых, не твоя, а библиотечная. А, во-вторых, она мне тоже нужна. Твоей милостью мне нужно писать эссе. — Моей милостью?! — Именно. Если бы я не пыталась тебя выгородить перед Макгонагалл… — Если бы ты первоначально молчала, ничего этого и вовсе бы не было! — Не моя вина, что ты делал всё неправильно! — Я делал всё неправильно, потому что ты зудела мне под ухом! — Как хорошо у тебя получается сваливать всю свою вину на меня! — Потому что ты виновата! — Пусть будет так. Не пререкаться же с ним весь пятничный вечер? — Просто заткнись! Ты невыносима! Гермиона язвительно улыбнулась. Она бы давно обиделась и ушла, если бы ей не нужна была книга. Ту, которую Снейп держал в своих руках. — Северус, подойдёшь на минуту? Девочка, облизнув губу, посмотрела на говорившего. Теперь она знала его имя. Люциус Малфой. Высокопородный, неимоверно тщеславный и двуличный. Недавно его отца обвиняли в наложении Империуса, но каким-то чудом тот избежал наказания и даже не потерял своего поста, удары судьбы явно не задели и его сына. Если можно было бы держать подбородок ещё выше, так бы он и делал. Люциус посчитал ниже своей гордости даже посмотреть на Гермиону. Они со Снейпом отошли в сторону, но их тихие голоса всё равно достигали ушей Гермионы. — Сегодня в восемь вечера встречаемся на квидичном поле. Ты же хотел посмотреть, на что ты годен? — Грейнджер не видела лица Северуса, только надменную улыбку младшего Малфоя. — Не переживай, и Мальсибер, и Эйвери не знают и половины тех заклинаний, которые известны тебе. Остальные и вовсе вам не конкуренты. Я просто хочу посмотреть ваш возможный потенциал, Северус, чтобы уже сейчас понимать, стоит ли в будущем тратить своё время на вас. Риддл набирает в свои ряды только самых лучших. Если ты провалишь даже это, то… Сам в общем понимаешь. Так что, ты придёшь? — Да, — голос Северуса звучал неожиданно твёрдо. Гермиона и сама не понимала, почему по её спине табуном пробежали ледяные мурашки. Когда Снейп вернулся за стол и, как ни в чём не бывало, продолжил строчить эссе, Гермиона промолчала ещё несколько минут, борясь с природным любопытством. — Можно вопрос? — разумеется, она проиграла эту схватку. — Нет. — Что тебя связывает с Люциусом Малфоем? Вы были знакомы ещё до школы? Потому что после распределения он… Да, не быть ей шпионом. — Я отвечу тебе, если ты ответишь мне. Северус даже не смотрел на неё, когда выдвигал требование. Казалось, ничто не в силах отвлечь его от домашнего задания. — Спрашивай, — храбро ответила девочка. — Какого хрена ты сделала со своими волосами?! — Что? — Летом они у тебя были более объёмные. И на оттенок темнее. — Цвет был такой же! — она же ещё не дальтоник? — А… объём, эм… Это заслуга нового шампуня. — Отвратительно, — озвучил своё мнение мальчик. — Что?! Тем же самым летом ты называл мои волосы «вороньим гнездом»! Что теперь-то тебе не нравится? — Да, твоя прошлая причёска, конечно, была не восторг, но по сравнению с тем, что стало теперь… — Кто бы говорил, — тихо пробурчала Гермиона. Комплимент за комплиментом просто! — Так что насчёт Малфоя? — Я познакомился с ним уже в Хогвартсе. — А почему тогда… — Наши матери вместе учились и достаточно продолжительное время были дружны. Они до сих пор изредка обмениваются письмами. Вот и всё. — А что он от тебя хочет? Куда он тебя зовёт? — А вот это, Грейнджер, уже не твоё дело. Вопрос за вопрос, помнишь? А у меня к тебе пока больше никаких нет, так что извини.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты