береги себя, хорошо?

Слэш
R
Завершён
82
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
29 страниц, 5 частей
Описание:
я протяну тебе руку, а ты попробуй ее не отвергнуть.

AU, в которой Акааши - художник с многочисленными проблемами, а Бокуто - просто сосед сверху.
Посвящение:
моим бессонным ночам и размышлениям о жизни.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
82 Нравится 30 Отзывы 18 В сборник Скачать

я останусь с тобой

Настройки текста
Время рядом с Бокуто казалось временной петлей, которую хотелось затянуть навсегда. Этот странный лучезарный парень веял лишь спокойствие и беспечность, загребая в свои теплые объятия. Акааши не провел ночь дома в тот день, было бы глупо менять родные разговоры и теплый плед на холод и темноту своей квартиры. Он лишь быстро спустился вниз за длинной водолазкой, в которой обычно спал. Брюнет тихо лежал на бежевых простынях, заботливо постеленных на диване. Обычная поверхность дивана казалась до ужаса мягкой и удобной, а подушка словно массировала голову, закрывая в себе смольные волосы. Сам Котаро был рад, что Кейджи остался у него. Он ловкими движениями рук за пару минут раздвинул диван для гостя и создал максимальные условия, чтобы брюнет не чувствовал себя некомфортно. Бокуто хотел приблизиться губами ко лбу Акааши, пока тот в тишине смотрел в потолок, но вовремя одернул себя, прикрывая рукой губы. Акааши пролежал около двух часов с открытыми глазами, глупо надеясь, что на этом месте он спокойно уснет. Разного рода мысли крутились в его голове, сводясь в одну единую точку — Бокуто. Он думал не о своих проблемах, не о трудностях существования, а именно о парне с янтарными глазами и теплыми руками. Невидимая нить тянула его к нему, заставляя идти напролом, переступая гордость и когда-то данное обещание. Кейджи не знал как называется то самое чувство, когда просто хочется бежать за человеком, куда бы этот человек не кинулся. Царство Морфея все еще не пускало в свои ворота, а парень вертелся с одного бока на другой. Боб появился в гостиной лишь один раз, виляя хвостом до двери, а затем беззвучно пропал в глубине дома. Хорошо быть котом, не нужно ни о чем думать. За окном слышался отдаленный звук трения колес о дорогу, который резко затмил четкий щелчок выключателя и яркий свет, озаривший комнату. Свет быстро погас, а Кейджи даже не успел сообразить, как из коридора послышалось громким шепотом: — Черт. — Бокуто-сан? — поднялся на локтях Кейджи, щурясь на источник звука. Быстрые шаги приближались, и вскоре их обладатель веял своей макушкой перед глазами брюнета. — Я тебя разбудил? Прости, пожалуйста, — жалобно проговорил Котаро. — Нет, нет, я еще не спал даже, — Акааши опустился обратно на подушку. — Тоже самое, — кивнул Котаро, глядя через темноту в темно-голубой омут глаз. — Что-то не спится сегодня. Кейджи глядел через пелену темноты на профиль Бокуто, рассматривая его как в первый раз. Глаза начали привыкать, и вскоре он в полной мере разглядел все детали силуэта, освещенного отдаленным сиянием луны. — Сегодня небо чистое, ночью видно много звезд из окна. Давай вместе посмотрим? — воодушевленно раздалось во тьме, пока Кейджи чувствовал искреннюю улыбку. Парень с радостью поднялся с мятой постели, шагая к ближайшему окну. Тусклый свет луны освещал знакомый пейзаж. Небо было черным, словно разлитый акрил по холсту, а звезды — хаотичные точки, поставленные тонкой кистью. Жаль было, что через окно можно было посмотреть только на один клочок звездного неба, но даже он казался необычайно красивым и таинственным. — Мы видим лишь смешные блики на небе, а ведь те звезды — это большие-большие планеты, которые в сто раз больше Земли, — задумчиво выдал Бокуто, неожиданно появляясь за спиной у Акааши. Кейджи задумчиво смотрел в окно, словно в первый раз. А ведь и вправду, звезды — мелкие блики, разбросанные по небу, а не огромные тела в невесомости. Тонкие руки аккуратно коснулись подоконника, пока брюнет чувствовал ночной воздух через стекло. Дыхание Бокуто позади было равномерным и успокаивающим. В его глазах отражались огни ночной улицы, а лицо полыхало в нежно-голубом свете. Его рука накрыла плечо Акааши, а Кейджи даже не шелохнулся и продолжил завороженно рассматривать звездное небо. Бокуто в нерешительности слегка надавил на кожу парня, развернув его к себе лицом. Глаза Кейджи выражали непонимание, а он сам боялся издать лишний вздох. Теплые ладони Котаро легли на его плечи, а Акааши уткнулся спиной в подоконник. Грудь Бокуто постепенно вздымалась, в его глазах блистала обратная сторона луны, а губы сомкнулись в одну прямую бледную линию. Кейджи смотрел на Котаро, не думая ни о чем. Жар и тепло тела Бокуто чувствовался как никогда раньше, проникая в самые отдаленные области мозга. — Акааши, — коротко раздалось после долгого молчания. Котаро опустил глаза, а затем поднял их с новой таинственной эмоцией во взгляде. Акааши сильнее уперся в выступ подоконника руками, с интересом глядя на Бокуто. А дальше случилось то, к чему Бокуто шел с самой первой встречи, и что Акааши ни за что не мог предвидеть. Он думал о том, что Бокуто начнет расспрашивать про короткое «все хорошо», думал, что стянет с его рук черную ткань и увидит белое пелено над потерпевшей кожей. Что угодно, но только не осторожное прикосновение теплых губ Котаро к его собственным. Резкий жар опалил его тело и разум, выжигая весь здравый смысл на своем пути. Губы Котаро накрыли его с большей настойчивостью, а сам Кейджи размяк в руках, которые опустились ему на талию. Он с осторожностью начал отвечать на поцелуй, жмуря глаза. Кейджи не думал ни о чем и обо всем одновременно. Все мысли и прошлые воспоминания смешались в один винегрет в голове, выбивая весь воздух из легких. Становилось нечем дышать, а на месте легких распускались красные цветы. Бокуто со рваными вздохами отлип от губ Акааши, поглаживая его по вьющимся волосам. Акааши вновь боялся взглянуть в глаза Бокуто, который разорвал его клетку неприкосновенности. На плечи брюнета ложился бледный свет луны. Резкое осознание охватило его голову, и он зарылся в ладони от непонятного давящего чувства. Котаро приобнял трясущегося Кейджи, поглаживая его по плечу, как тогда под беседкой. Бокуто боялся, глядя на Акааши, что сломал что-то в нем. Боялся, что Кейджи теперь отдалится от него, оставаясь просто соседом снизу. В ответ, Акааши распахнул объятия, прижимаясь к спасающему теплу, как в последний раз. Кейджи вспомнил и разобрал то самое чувство, которое не давало ему покоя. А ведь он обещал себе, что никогда больше не полюбит кого-то, что никогда не привяжется. Он обещал своему отражению, которое держало в руках окрашенное лезвие, обещал, что теперь будет один. Обещание, данное кровавой клятвой, разлетелось на кусочки о бледный свет луны за окном. Он надеялся застрелить бабочек в животе и навеки убить чувство влюбленности. Да только все это сломал этот странный парень с выразительными янтарными глазами. Кейджи любил когда-то, сам уже не помнит когда, но ярко помнит кого и как. Только жаль, что от того человека остались лишь связанные бечевкой воспоминания и пустота на дне души. Он любил его до потери сознания, до желтых одуванчиков на лугу, до глупых шуток во время завтрака, до содранных коленок и порванных штанов. Акааши любил, как ребенок, да только не удержал ничего. Акааши чувствовал холод, обдувающий его с окна и тепло, которое тянуло его за собой. И сейчас он стоит у ночного окна, через долгие годы после того чувства, с перевязанными руками, и освещаемый тусклым лунным светом и ярким светом янтаря. И он снова чувствует. Снова живет. Кейджи прижался к парню еще ближе, накидываясь на него всем телом. — Спасибо, — единственное, что он смог сказать.

могу я ли стать единственной надеждой для тебя? потому что ты — единственная надежда для меня

Этой ночью Кейджи спал спокойно. Ему не снились кровавые стены и старое поле из одуванчиков. Ему снилось черное небо, опоясанное звездами и янтарного цвета солнце посередине. Никто из них двоих не произнес банальные слова «я тебя люблю», оба чувствовали, что в этом нет необходимости. Утром они спустились в квартиру Акааши, чтобы забрать пару вещей. Квартира казалась чужой и отчужденной, сразу как парни перешагнули порог. С самого утра никто не произнес ни слова, да и не нужно было. Молчание между ними кричало о многом. Но Бокуто где-то в глубине души ждал, когда Акааши расскажет, почему он носит такие длинные кардиганы, но понимал, что в чувства парня он влезать не мог. Кейджи удалился вглубь дома, а Бокуто принялся разбирать листочки на столе по просьбе Акааши. Черно-белая гортензия, поле одуванчиков, вид из окна, одинокая кружка — все это на тонкой бумаге собиралось в руках Бокуто. Он аккуратно хозяйничал на столе, собирая все в отдельные кучки. На самом краю виднелся маленький пастельный букет, которые выражал единственное живое чувство среди мертвых бежевых листочков. Бокуто улыбнулся, вертя в руках букет. В дверях появился Акааши, который накинул на руки несколько сложенных вещей. Кивнув, они двинулись обратно к выходу, оставляя квартиру в тошнотворной и когда-то привычной тишине. Боб встретил их домашним взглядом и голодной гримасой. Парни улыбнувшись, переглянулись, и пошли в гостиную к третьей коробке вчерашней пиццы. На этот раз рыжему коту досталось намного больше, и он с довольным видом ел корочку и колбасу от большого куска. Парни молча ели в тишине, до момента, пока Акааши не решил разрушить то стеклянное молчание. — Бокуто-сан, я думаю, что смогу вам все рассказать, — тихо проговорил Кейджи, а Бокуто отложил трапезу, с интересом глядя на парня. Акааши аккуратно начал стягивать длинную кофту через горло, колеблясь перед тем, как окончательно сбросить ее на пол. Без лишних красивых слов, он решил просто все показать. Он чувствовал, что в душе что-то громко щелкнуло, отдавая на стены мозга, когда на нем осталась лишь одна футболка. Котаро нахмурил брови, боясь всматриваться на руки парня. Обычные белые бинты, которые обрамляли все предплечья Кейджи, светили пустотой и горечью. Догадки, которые Котаро строил на протяжении всего времени, постепенно подтверждались. Руки Акааши тряслись, а он сам чувствовал себя оголенным и полностью раздетым. Теплое прикосновение вывело его из транса, а Котаро слегка дотрагивался до поверхности бинтов, поджав губы. — Я, — начал Акааши, сглатывая ком в горле. — Я очень давно занимаюсь этим. И только недавно я понял, что есть другие чувства, кроме боли и пустоты. Не знаю, как вы к этому отнесетесь. И я, — глаза парня начинали слезиться. — Благодаря вам понял, что жизнь не такая уж и плохая, как я думал раньше. Бокуто со всей силой прижал парня к себе, прижимаясь губами к его лбу. — Я все понимаю, — он сам еле сдерживал слезы. — Но ты, пожалуйста, больше не делай этого. Я не хочу, чтобы ты разматывал бинты, я верю, что там то, что ты боишься показывать самому себе. Но просто, береги себя, хорошо? Давай выкинем все лезвия и ножи в твоем доме. Специально выкинем по одной штуке в черный пакет, пока ни одного не останется. И давай ты переедешь ко мне? Мы будем кормить Боба, и иногда качаться на тех качелях, хорошо? Все, чтобы ты увидел как прекрасная эта жизнь. Все, что захочешь. На последних словах Котаро сам был готов разрыдаться. Сколько же в мире таких брошенных и опустошенных, как Акааши. Сколько же в мире таких прекрасных людей, пусто смотрящих в окно, и живущих лишь в пустоте. Сколько же в мире людей, которые намеренно чувствуют боль, чтобы почувствовать хоть что-то. И это неизвестное количество пугало до ужаса. Холод рук Акааши начал неожиданно греть, а Боб запрыгнул на диван между парнями. Акааши улыбнулся сквозь слезы искренней улыбкой, поглаживая рыжую шерсть одной рукой. — Все будет хорошо, слышишь? — Бокуто взглянул в омут глаз Кейджи, улавливая в нем новые детали. — Все будет хорошо, — сказал Акааши, ложась на грудь Котаро. Бокуто был уверен, что он может поставить ту злосчастную галочку в черном ежедневнике и подписать рядом незамысловатое: «Сделать Акааши счастливым»

я возьму тебя с собой и заставлю поверить в то, что ты любим

Теперь в их квартире всегда горели два огня. Один — пастельный блик темно-голубых глаз, второй — яркий отблеск янтаря. Акааши больше не носит кардиганы, но листочки с рисунками всегда разбросаны по всему дому. В его глазах теперь не угасает тот самый огонь, но чаще всего там отражается нежный цвет янтаря.
Примечания:
последний месяц я буквально жила этой историей, создавая ее по отдельным частям
спасибо, что прочитали ее до конца)

Ещё по фэндому "Haikyuu!!"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты