Aperture S. - Воспоминания Рэттманна +25

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Portal

Основные персонажи:
Даг Раттман, Челл
Пэйринг:
Дуглас Рэттманн, Майкл Уотт, Сьюзан Тайнманн, Генри Розенберг, Роберт, Роджерс/виолончелистка ансамбля "Aperture Symphony" Николь Октавия (ака Ms DoubleCleff), Джесс, Лайра, Мэтт, Доктор Хувс, Джи-мен (в эпизодах), Энтони, Саша, Джейми, Адам, тренер Спиди "Крейзи" Скайболд, Питер Брандл, Трио "Эдвенчерус Гёрлс", Кэролайн, Челл, Эбби, Кейв Джонсон (упоминается), ГЛэДОС, и другие
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Юмор, Драма, Фантастика, Мистика, Экшн (action), Психология, Философия, Даркфик, Hurt/comfort, AU, Songfic, Эксперимент, Стёб
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, ОМП, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 192 страницы, 16 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Непризнанный ГЕНИЙ! :D» от ashotspilberg
«Очень жду продолжение» от ярусс16
Описание:
Согласитесь, мы ведь ничего не знаем про Рэттманна да и мало что про Apeture в целом. Кто он такой? Почему из тысяч испытуемых помог именно Челл? Как Керолайн стала ГЛэДОС? Какой у Керолайн характер? Что именно произошло в тот роковой день запуска суперкомпьютера? Почему из всех учёных в живых остался лишь Дуглас, или не только он?
Почему гели, запрещённые в 70ых Аперче использовала в камерах 90х годов, а в камерах 2000ых - нет?
Чтож, думаю, я отвечу не только на эти вопросы...

Посвящение:
Разработчикам Portal 1-2, Portal: Prelude и Portal Stories: Mel;
ChristianCartoons за гениальную идею создать пречудеснейший сериал-кроссовер по мотивам MLP: My Little Portal;
Сообществу Machinima.com за оригинальные идеи по развитию фансообщества игры Portal

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Один из моих наиболее глобальных проектов.
Я планирую описать здесь то, что разработчики игры оставили в тайне, а таких моментов в Портале куча.
Сразу хочу сказать, что в этом фанфике будет полным полно отсылок к Gta Vice City, My Little Pony и другим фан работам по игре Portal, так что приготовтесь к этому :)
Продолжение - Спустя столько времени наконец-то выложено!
Насчёт отсылок - можете смело спрашивать меня, если есть подозрения на них, через личку.
Сайт фанфика - http://apertures-rattmann-memoirs.blogspot.ru/2013/11/aperture.html

Глава 02 - Party for Everybody!

19 августа 2013, 23:31
Рэттманна разбудил будильник, поставленный на восемь часов утра. Странно, но парень не помнил, как заводил его, наверное – остался от предыдущего жителя комнаты. Интересно, что с ним произошло? Даг наскоро умылся, хотя эта процедура и не избавила его от красных, щиплющих глаз, захватил свой белый чемоданчик и направился в кабинет этажом ниже. Спустившись по лестнице, он повернул ручку круглого замка, и квадратная дверь поднялась вверх. Прямо перед Дугласом, столпившись полумесяцем, стояли учёные в белых халатах, позади всех стоял Генри. Стены украшали разноцветные ленты, к некоторым столам были привязаны воздушные шарики.
— Добро пожаловать в Эперче, Даг! — Справа выскочила кудрявая девушка, которую Дуглас сшиб с ног вчера вечером. Из-за своих волос кремово-розового цвета и небольшого роста она больше смахивала на пятнадцатилетнюю школьницу. В руках девушка держала кремовый торт с вишней. Она поскользнулась на брошюре и упала на спину прямо у ног Дугласа, запустив тортик в потолок, который, перевернувшись несколько раз в воздухе, испачкал Дугласа и полетел вниз. За несколько секунд до того как торт упал девушке прямо на лицо, ей удалось поймать ртом вишенку, из-за чего произошедшее оказалось настолько комичным, что все рассмеялись.
— Джесс, ты в порядке? — Та лишь расхохоталась, слизывая крем с пальцев. К ней подошла брюнетка.
— Ох, Джесс… Тебе лишь бы дурачиться! Вставай, ты весь наш отдел опозорила.
— А что, собственно, отмечаем? — Спросил Дуглас у толпы. К нему вышел Майкл.
— Твой первый рабочий день в Эперче! Понимаешь, Джесс любит отмечать такие события, а без нашего контроля она весь комплекс может вверх дном опрокинуть. За ней нужен глаз за глаз. Между прочим, мы и торт то решили купить бисквитный, а Джесс как всегда купила свой любимый. Поэтому вот, держи, — Толпа расступилась, и двое парней принесли Дугласу шоколадный торт. — Давай я тебя со всеми присутствующими познакомлю. Ну, меня, Генри и Сьюзан ты уже видел, вот та конфетная королева, лежащая на полу, это Джесс.
— Привет, Даги! — Джесс приветливо махнула ему рукой.
— Ту брюнетку, что помогает ей подняться, зовут Лайра, они школьные подруги, — Девушка поставила Джесс с испачканным лицом на ноги и подошла к Рэттманну. Они были почти одного роста, с учётом того, что Дуглас был под шесть футов. У Лайры были короткие прямые тёмные волосы с коричневатым оттенком и симпатичные, задиристые карие глаза.
— Приятно познакомиться, — Лайра протянула руку Дугласу.
— Так, этот очкарик – Роберт. — Учёный с короткой причёской посмотрел на Майкла раздраженным взглядом.
— Майк, задолбал. Сколько раз просил меня так не называть? —
— Ладно, ладно. Он у нас превосходный программист, — Майк похлопал Роберта по плечу, — Лучше всех разбирается в устройстве турелей и лазеров. Пишет программный код системе безопасности и со своей задачей справляется на ура. Там сидит Ник, — Майкл показал пальцем на молодого учёного, щёлкавшего пальцами по клавиатуре. — Можешь на него не обращать никакого внимания, он аутсайдер и ни с кем не любит разговаривать. Мы так и не смогли узнать, откуда он родом. Это – Роджерс, — к ним подошёл парень лет под тридцать с лохматыми коричневыми волосами, из-под серого халата выглядывала чёрная футболка с изображением музыкантов рок-группы. — Именно он подсадил меня на рок. Помнишь, как это было?
— Ха-ха, никогда не забуду! Здарова, Дуглас! — Парень раскачал руку Дугласу, напомнив тому Кейт, так что та даже заболела.
— Он у нас гитарист, обожает рок, любит всё в таком стиле. Вот только иногда не знает, когда остановиться, и он не умеет сочувствовать. Испытуемый упадёт в кислоту, а он и глазом не моргнёт.
— Ну, не правда! Просто я как-то спокойно к этому отношусь… Не первый же раз.
— Это Мэтт, один из проектировщиков разумных камер испытаний, Боб и Сони. Ну вот.
— А теперь едим торт!!! — Вскрикнула радостная Джесс.
— Только не долго. — Предупредил Генри.
Они столпились за столом Рэттманна, просили рассказать его о себе и о том, как Дуглас узнал про Эперче. Даг хоть и не любил подобные разговоры и старался их избегать, но сегодня решил сделать исключение. Учёные ели ломтики бисквитного торта на пластмассовых тарелках, запивали чаем и расхваливали корпорацию кто как мог. Отзывы были разные, но большинство утверждало, что Эперче Сайнс – не такое уж и плохое предприятие. Мэтт с Роджерсом и Джесс говорили, что лучшего места для учёного не найти на всей Земле, Роберт был такого же мнения. Остальные же относились к предприятию довольно нейтрально. Удивительно, но даже Майкл стал перечислять Дугласу положительные моменты, несмотря на их вчерашний разговор. Видимо, у Майкла и правда просто было плохое настроение. Спустя пятнадцать минут дружескую беседу прервал Генри.
— Так, парни, давайте за работу! Ещё успеете поговорить во время обеда. — Учёные разъехались на стульях по своим местам и с головой ушли в свои дела, а Генри тем временем подошёл к длинному столу, за которым сидел Рэттманн.
— Ну что, Даг, твоя задача – облегчить Транспортную Воронку: уменьшить её электропотребление и повысить мощность. Она работает по принципу квантового конвейера… — И надзиратель в двух словах объяснил Дугласу принцип работы Транспортной Воронки. Спустя полчаса Даг остался один на один с чертежами, и он начал экспериментировать. Следующие четыре часа пролетели незаметно, Рэттманн был так увлечён работой, что чуть было не пропустил сигнал на обед.
— На Оообеееед!!! Кафетерий открылся! — Раздался громкий голос Джесс из динамиков интеркома. Всё произошло настолько неожиданно, что Рэттманн до жути перепугался. Учёные понеслись к квадратной двери. Все кроме Дага и Роберта. Последний от неожиданности свалился со своего стула на пол.
— Чёрт возьми, Джесс! Зачем так громко?!
— И вовсе не громко! Ты же прямо под динамиком сидишь! Чего возмущаешься? — Хихикнула девушка.
— Да ну тебя! Всё никак не привыкну к твоим приколам.
— Пора б уже! — Добавила Джесс.
Дуглас пришёл в столовую последним. Он немного заблудился, и повернул не в тот коридор, но вскоре нашёл, где располагался кафетерий: это было довольно просторное помещение с окнами по обеим сторонам стен, выходящими в коридор, белыми овальными столиками и длинным прилавком с несколькими кассовыми аппаратами впереди. Меню сочетало в себе как классическую столовую еду, так и ассортимент забегаловки. Над кассирами весела пародийная табличка в стиле Эперче: “МакДжонсонс”. Даг заказал себе классический суп, пюре с курицей и апельсиновый сок, поставил их на поднос и пошёл искать свободное место.
— Даг, иди сюда! Тут одно место осталось. — Взмахнул рукой Майкл. Рэттманн подошёл к столику посреди зала. За ним сидели: Майкл, с овощным супом и пюре; Сьюзан, с тремя кусками пирога, и банкой содовой; Джесс, с лечо, куском кремового торта, кексами и вишнёвым соком; Лайра, с котлетой с макаронами и банкой Колы; Роберт со стандартным обедом; Роджерс, с перчёным супом и котлетой с пюре в подливе и Мэтт, со стандартным меню.
— Спасибо, что заняли для меня, — сказал Дуглас, увидев брифкейс Майкла на своём стуле.
— Без проблем. Будет твоё личное место.
— Да, да, конечно… — Учёные начали есть, но через пару минут молчание первой нарушила Сьюзан.
— Даг, ты ведь наверняка из Кливленда приехал?
— Да. Откуда ты узнала?
— Тут половина учёных оттуда. Я, Майкл…
— …И мы с Джесс. — добавила Лайра, — Мы вообще с Джесс из одного колледжа и школы.
— Лучшие подруги? — Поинтересовался Рэттманн.
— Ну, я бы не сказала… — Ответила Лайра, брезгливо смотря на Джесс, забывшую и про правила этикета, и про столовые приборы.
— Я из Нью-Йорка, — Сказал Роберт.
— А я из городка Эппалуза-таун на севере Огайо. — Произнёс Роджерс.
— Пальмвуд Хиллз, двадцать миль к востоку от Кливленда. — Ответил Мэтт.
— Что там, Даг? — Спросил Майкл, заметив, что взгляд Рэттманна направлен куда-то вдаль.
— Кто это у барной стойки? — Прошептал Дуглас, глядя, как с кассиром разговаривает бледный мужчина в деловом тёмно-лиловом костюме и светло-синем галстуке. Незнакомец часто поправлял свой галстук, и при этом вёл себя неестественно сдержано. Его глаза были глубокого изумрудного цвета. Майкл обернулся.
— А, это. Это – какой-то политик. Ну, вроде спонсор Эперче, все дела… Да, не знаю. Он тут раз в неделю появляется. Ничего странного. Мы его в шутку зовём Джи-меном. Эй! Ты же сказала, что на диете, — Обратился Майкл к Сьюзан, пока та ела пирог и запивала его содовой.
— Да, знаешь, — ответила Сьюзан с набитым ртом, — Плюнула я на диету. В конце концов, ты помнишь, сколько всего я съедала за последний год, а в результате даже похудела! Да ну её.
— Ну, смотри… Только потом, умоляю, не ходи по отделу и не преставай к нам, что набрала лишние триста грамм.
— Не буду.
— Ой, Джесс, ну пожалуйста! — Лайра загородила лицо пластиковой тарелкой как щитом, закрываясь от летящих в её сторону кусков крема и глазури, — Тебя, что не учили манерам?
— Учили. — Ответила розововолосая девушка проглатывая один кекс за другим, — Но здесь мы ведь не дома! Кого волнуют приличия?
— Ох, Джесс…
— Опа! — Воскликнул Мэтт, — Моя любимая песня! Слышите?
— О, нет! Только не снова! — Роберт поставил фэйспалм. Мэтт начал подпевать быстрому электронному мужскому голосу.
—Stop that, I'm gonna need a redaction
Drop that, you already got your reaction
Me? I'm gonna keep on smiling
You? You're gonna need restyling…
— АААА!!! Опять твоя электро-попса! Слушать её не могу!
— А что тебе, Майк, не нравиться? Крутая же песня! — Танцевал сидя на стуле Мэтт.
— Ненавижу электро.
— Ну, понеслась… — Запрокинула голову Лайра и закатила глаза. Этот разговор не предвещал ничего хорошего.
— Майкл, у всех вкусы разные. Я вот терпеть не могу Ска-панк, но я же терплю, когда Джесс включает его на полную громкость в спальном отсеке.
— Ничего вы не понимаете, ска-панк рулит! — Возмутилась Джесс.
— Я с ней согласна. — Подтвердила Лайра.
— А я нет! — Больше всех возмутился Роберт.
— Роберт, твою музыку вообще никто не слушает!
— Я слушаю! — Крикнула Джесс.
— Тебя не спрашивали, — Ответил Майкл.
— Ах так? Знаешь, что…
— Боже, ведёте себя как дети, — Вздохнул Рэттманн.
— Заткнулись все!!! — Крикнул Роджерс, и все в столовой уставились на их столик.
— Даг прав! Ну, правда, сколько можно? Каждый раз одно и то же. Я вообще слушаю исключительно рок, к остальным стилям отношусь нейтрально. Но я ведь не требую от других, чтоб они его любили. Будто не знаете, что у каждого свой вкус. Вы ещё из-за любимого цвета передеритесь! Кстати, хорошо, что напомнили: пойду, настрою музыкальное оборудование.
— Я с тобой! — Сказала Джесс.
— НЕЕЕЕЕТ!!! — Сказали одновременно все присутствующие кроме Дугласа и Джесс.
— Ты нам очень помогла на прошлой неделе: у нас взорвалась правая колонка, а пульт Ди-джея вообще пришлось заменить! Спасибо, не надо!
— Праздник? — Поинтересовался Дуглас.
— Это – идея Джесс устроить вечеринку в честь твоего первого дня на работе.
— Да, моя идея. Обожаю вечеринки! Мы с Вайпер Стретчем будем ди-джеями.
— С кем?
— Ты что, не слышал про самого знаменитого ди-джея всех времён и народов? Вайпер Стретч – королева дабстепа, и я вместе с ней за одним пультом! Это так круто! Я вас обязательно познакомлю.
— После того, как я настрою оборудование. — Сказал Роджерс и удалился.
Следующие пять часов Рэттманн и думать не мог ни о чём, кроме этой вечеринки. Сказать по правде, Даг не любил такие дела, но из-за уважения к новым друзьям решил пойти, посмотреть что да как. В конце концов, где ещё можно встретить научный институт с личным Ди-джеем и рок-установкой? Краем уха Даг услышал что-то про боулинг. Похоже, Эперче имеет полный комплект различных развлечений для бывших студентов… Очень оригинально! Да и вообще, как только Рэттманн сюда прибыл, он понял, что Aperture не похоже ни на один другой исследовательский институт. Ну, что ж, выходит ему очень даже повезло. Время покажет.
В пять часов Джесс “пригласила” всех на ужин, и уже в пять ноль пять молодые учёные сидели за своим столиком в кафетерии, попивая кофе с пиццей.
— Ну как там дела с музыкальной установкой? — Обратилась Лайра к Роджерсу, уже допившему свой кофе.
— Почти всё готово. Ещё час, и можно устраивать вечеринку.
— А где Джесс? — Роджерс вздохнул и запрокинул голову.
— Украшает зал своими ленточками и шариками. Да делать ей просто нечего. Она предлагала помочь с настройкой оборудования, но Никс её еле отговорил. И правильно сделал. — Роджерс осуждающе посмотрел на Лайру, которая была готова сползти под стол от стыда.
— Ну, прости… Я ведь тогда не нарочно пролила пунш. — Опустив глаза, произнесла девушка. — Роджерс усмехнулся.
— Да уж. Представляю себе лицо Керолайн, когда ей пришлось покупать второй DJ-пульт за месяц! — Он рассмеялся.
— Я вообще-то не люблю такие мероприятия, но раз уж вы настаиваете…
— Да ладно, Даг! Всё будет Оки-доки! Это самое интересное, что может с тобой здесь случится!
— Это да. — Подтвердил Мэтт. — После нескольких недель непрерывной нагрузки начинаешь сходить с ума.
— Не думал, что в таком месте, как это, может располагаться целый развлекательный центр. Как-то это не серьёзно.
— Даг, здесь люди годами не выходят на поверхность. Как им ещё развлекаться? Ну, хорошо, может быть, это – немного странно, но что ещё делать нам, двадцатипятилетним? Ну вот учёные и уговорили Керолайн разнообразить серые будни таким способом.
Рэттманн вдруг вспомнил, что полчаса назад встретился в коридоре с незнакомкой в оранжевом комбинезоне. Он хотел поговорить с ней, но девушка лишь толкнула его плечом и, скрывая от парня лицо, убежала в какую-то дверь. Даг спросил своих новых друзей насчёт этого, но те лишь пожали плечами.
— Не знаю, Даг. Оранжевый комбинезон носят только испытуемые, либо сотрудники верхних секторов. Сирену уже полгода не включали с момента побега Кенди, а учёным из верхних секторов как правило запрещено спускаться так глубоко под Землю. Так что… — Парень замотал головой. — Ничем не могу помочь.
Рэттманн в очередной раз остался без ответа на вопрос, кем же была та таинственная девушка, что наблюдала за ним вчера…


Тем временем в кабинет CEO Керолайн постучали.
— Войдите. — Произнесла директорша корпорации. Ей было около шестидесяти пяти лет, тёмно-каштановые волосы, подстриженные под каре, чуть-чуть не доставали до плеч, в ушах – большие круглые серёжки. Керолайн, облокотившись руками на белый стул разглядывала многочисленные награды, полученные институтом за долгие сорок шесть лет своего существования. При ней Aperture заработала пятнадцать кубков, а ведь прошло всего-то шесть лет, как Керолайн стала председателем кабинета директоров… И чем больше женщина вспоминала о том дне, когда она заняла эту должность, тем грустнее ей становилось за своего бывшего мужа. И хоть Керолайн всегда была “железная леди”, на этот раз ей не удалось сдержать слезу, скатившуюся по щеке на голубую рубашку под халатом. Собственно, кроме стола, стула на колёсиках и нескольких стеклянных шкафов с кубками в её кабинете ничего не было.
— Миссис Джонсон, вы меня вызывали? — Вместо приветствия Керолайн продолжила молча стоять спиной к молодой девушке, вошедшей в кабинет.
— Ты ведь прекрасно знаешь, что тебе нельзя находиться в пограничной зоне со старыми испытательными камерами, и уж тем более – выходить на поверхность. В чём дело? — Сказала Керолайн, даже не удостоив вниманием посетительницу.
— Мам, что ты имеешь ввиду? Я не совсем поняла. — Директорша развернулась и, обойдя стол, подошла к девушке.
— То есть ты утверждаешь, что это не ты спускалась на уровень TF двадцать минут назад и не ты стояла вчера между пятнадцатым и семнадцатым кабинетом первого этажа коридора L второго корпуса администрации с 16:44 до 16:57?
— Откуда знаешь? — Брюнетка потупила взгляд.
— Камеры видеонаблюдения. От них не скроешься. — Керолайн подошла к девушке, крепко обняла её и посмотрела дочери в глаза.
— Знаешь, я не исключаю тот факт, что ты страдаешь без активной жизни, к которой ты так привыкла, и это собственно всё объясняет, но… Я не могу понять одного: что ты делала в бухгалтерии Кейт прошлую субботу в одиннадцать часов утра? — Девушка потупила взгляд, но в ту же секунду ответила.
— Понимаешь… Я немого напутала в документах. Там… поставила не те цифры. Ну и получились не те баллы в тестировании. Я только спустя три дня поняла, что всё перепутала, вот и исправляла ошибки. Ну а тебе не сказала потому, что я знаю как ты отреагируешь на такие известия. — Брюнетка старалась выглядеть искренней, и у неё это почти удалось, но тем не менее, всё, что она сейчас сказала, была хорошо продуманная ложь. И, как девушка не старалась обмануть Керолайн, та быстро поняла, что к чему.
— Ты так и не научилась обманывать. Тебя выдают глаза. — Керолайн обняла дочь ещё крепче. — Послушай, я всегда готова тебе помочь, и, если речь идёт не о твоих тестах с Переносным Устройством Создания Порталов, я всегда буду на твой стороне. Я беспокоюсь о тебе. Что-то произошло? Почему, я уже третий день не узнаю свою дочурку? — Брюнетка уже была готова рассказать Керолайн всё как есть: что она делала в бухгалтерии Кейт, зачем выбралась вчера на поверхность, но волна необоснованного страха захлестнула её с головой, и девушка не смогла сказать то, что, возможно, ей надо было сказать.
— Я… Я просто очень устала. Ты не возражаешь, если я пойду посплю? У меня столько мыслей в голове, никак не приведу их в порядок… — Керолайн развернулась, подошла к шкафу, села на стул и повернулась к посетительнице в полупрофиль. Её взгляд стал задумчивым и отсутствующим.
— Хорошо, Челл, ты свободна. Можешь идти.


Ровно в семь часов вечера Генри объявил о прекращении рабочего дня, и все учёные из отдела TF-22 и TF-24 направились в дискозал, где Роджерс только-только закончил настройку музыкального оборудования. Дискозал представлял собой довольно просторное помещение, немного смахивающее на кафетерий: вдоль двух противоположенных стен располагались стёкла, выходящие в соседние тёмные крошечные комнатки. Впереди – небольшая сцена, на которой возвышался двухметровый Ди-джеевский пульт с изображением двух букв – “VS”, перед ним – барабанная установка и несколько красных гитар. На потолке висели четыре зеркальных шара для дискотек, уж не говоря про десятки прожекторов, направленных на них. В правом дальнем углу стоял небольшой бар, а вдоль всех стен можно было разглядеть изображения логотипа корпорации, молний, стилизованных букв “VS” и портального устройства, сделанных из стеклянных труб ламп дневного света. Когда зал стал забит до отказа, двойные двери закрылись, и синеволосая девушка, зашедшая последней, сквозь бурный рой аплодисментов и выкриков поднялась за DJ-пульт. Она была чуть ниже ростом Дага. Майкл и Роберт подошли к Рэттманну.
— Ну что, самый крутой Ди-джей всех времён и народов Вайпер Стретч снова с вами! Соскучились по мне? — Раздались одобрительные выкрики, — Неужели? Всего-то три дня не виделись. Готовы зажигать? Хотите дабстепа? Тогда начнём с моего последнего альбома! Отжигаем! — Свет разом выключился и в тот же миг прожекторы и неоновые картины на стенах загорелись различными цветами. Вайпер, придерживая сиреневые наушники одной рукой и вертя виниловую пластинку другой, кивала головой в такт музыки, напевая всеми известную песню. Танцующая толпа просто взорвала зал своей энергией. Каждый, кроме Дугласа, пытался выделиться: громче всех топать, задирать вверх руки, бешено вертеть головой – сказывались студенческие будни. Зал в буквальном смысле утонул в бешенном миксе электромузыки и басов. С каждой новой секундой нарастающего электронного экстаза Рэттманн всё больше расслаблялся, и уже не вёл себя столь скованно. Может, этого ему и не хватало в колледже? Даг начал пританцовывать в такт и уже не боялся крутить руками, словно пропеллер вертолёта. Но, взглянув на то, что вытворяли его приятели: Роберт и Майкл, невольно замялся – таких движений ему и в жизнь не повторить.
Спустя пять треков, Майкл пригласил к барной стойте Дугласа. За ней уже сидели Мэтт и Джесс. Майкл заказал два коктейля из авокадо и один десерт Мельба. Последним он угостил Рэттманна “за счёт заведения”.
— Ну как тебе моя супер-дупер-мега тусовка? Офигенная пати, согласись! — Обратилась Джесс, только что запихнувшая кекс себе в рот, к Дагу.
— Самая экстравагантная корпорация, что я когда либо видел! — Подтвердил усмехнувшийся Рэттманн.
— Не представляешь, как я благодарна Лайре за то, что пригласила меня сюда работать! — Девушка одним махом опустошила свой стакан с виноградным соком.
— Смотрите, что делает! — Рассмеялся Мэтт, указав пальцем на Майкла, пытавшегося повторить рок-н-рольные движения.
— Пойдём, я тебя со Стретчи познакомлю! — Джесс, не дав Рэттманну доесть его мороженное, потащила Дугласа к пульту Ди-джея. Как раз песня закончилась.
— Кто у нас тут! — Воскликнула синеволосая девушка и поставила играть запись с одним из своих знаменитых ремиксов. На ней лимонным и малиновым цветом светилась неоновая накидка, а на шее висел кулон в форме молнии. Подойдя почти вплотную к Вайпер, Даг смог разглядеть её волосы, они были синего цвета с перебором белого цвета посредине. Конкретной причёски на её голове вообще не было – ощущение, будто, несмотря на поздний час, Стретч только, что поднялась с постели – настолько растрёпанными были её короткие волосы. Глаза скрывали фиолетовые очки треугольной формы. В ушах – серёжки в виде молнии в правом и в виде виниловой пластинки – в левом.
— Ты ведь не против взять Ди-джея напарника? — Спросила Джесс.
— Разумеется, нет! Присаживайся! Будешь добавлять СКА мотивы в мои шедевры, у тебя они превосходными получаются! — Джесс уселась рядом с Ди-джеем. — А это кто у нас? — Спросила Ди-джей, подняв очки и опустив на Рэттманна взгляд своих багровых глаз.
— Дуглас Рэттманн…
— Виновник вечеринки! — Добавила весёлая Джесс.
— Неужели? Приятно познакомиться, я – Вайпер Стретч, самый известный Ди-джей в округе, а скоро – и во всём Огайо! — Девушка с синими волосами удивительным образом перегнулась через свой пульт и пожала руку Рэттманну.
— А почему ты взяла такой псевдоним: Вайпер Скретч – “Растяжимая гадюка”? Не слишком самокритично?
— Это не я! Меня так все, почему-то называли в колледже. Да я даже не помню, с чего всё началось! Главное – мне и остальным имя приглянулось и теперь я - Вайпер Стретч, бессменная королева дабстепа! — Девушка рассмеялась. — По-моему, не плохо звучит!
— Ну, да…
— Эй, как я могла забыть, — Ди-джей постучала по микрофону, — Внимание, следующие три трека будут адресованы виновнику вечеринки Дугласу Рэттманну! В том числе прозвучит мой новый хит, который вы, наверное, уже наверняка слышали во время обеда – 20 Percent Cooler. И, раз, два. И раз, два, три! Гоу! — Свет снова выключился, и Рэттманн погрузился в бешенные электронные музыкальные мелодии. Он отрывался по полной, не отдавая себе в этом никакого отчёта. Музыка – это лёгкий наркотик, под её воздействием порой возможно невозможное. Звуки труб, синтезатора, гитар и скрипки, слившись воедино, всей своей невероятной убойной силой ударили в голову Дугласа. Он чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Никаких забот: только он, друзья и неонная музыка. Такая завораживающая, сочетающая в себе силу, дерзость, отчаянье и безвыходность положения – всё в одном. Рэттманн забыл про время, им, впервые в жизни завладело чувство эйфории…
В десять часов всё было кончено, и учёные разошлись по своим спальным отсекам. Рэттманн, изнеможенный сегодняшним шоу, плюхнулся на кровать, вытащил дневник и ручку из верхнего ящика стола и решил в двух словах описать всё, что с ним произошло в эти два бешеных дня.
— “14-15 июня 1993. Я безумно счастлив, что решил здесь работать! Где ещё вы сможете найти боулинг и танцплощадку на территории сверхсекретного научно-исследовательского комплекса? Круто! У меня просто нет слов описать тот восторг, что я получил после сегодняшней дискотеки. Это… просто нереально! Такого не может быть! Да, вчера была нудная бумажная возня, но зато – какой закат я увидел в десять часов! Меня смущают слова Генри – нового шефа, что учёные не выходят на поверхность месяцами… Думаю, я с этим как-нибудь сам справлюсь. Джесс – это нечто! Она мне больше напоминает шестнадцатилетнюю школьницу, решившую перекрасить волосы в розовый цвет. Да, чудиков в Aperture полно, но мне это и нравится! В однообразии жить скучно, я так считаю. Сегодня, к тому же завёл семь новых друзей, с которыми мне, слава богу, есть о чём поговорить! Да, Aperture, видимо, может предложить всё для совершенно разных людей, в том числе и бывших студентов. Мне здесь уже нравится! Обожаю это место!”.
Написав последнюю строчку, Даг взглянул на часы. На их дисплее горели синие цифры: “22:34”. Рэттманн почистил зубы, надел белоснежную пижаму с (куда же без него?) логотипом компании и закутался в одеяло. Эму было хорошо. Просто хорошо.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.