Aperture S. - Воспоминания Рэттманна +26

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Portal

Основные персонажи:
Даг Раттман, Челл
Пэйринг:
Дуглас Рэттманн, Майкл Уотт, Сьюзан Тайнманн, Генри Розенберг, Роберт, Роджерс/виолончелистка ансамбля "Aperture Symphony" Николь Октавия (ака Ms DoubleCleff), Джесс, Лайра, Мэтт, Доктор Хувс, Джи-мен (в эпизодах), Энтони, Саша, Джейми, Адам, тренер Спиди "Крейзи" Скайболд, Питер Брандл, Трио "Эдвенчерус Гёрлс", Кэролайн, Челл, Эбби, Кейв Джонсон (упоминается), ГЛэДОС, и другие
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Юмор, Драма, Фантастика, Мистика, Экшн (action), Психология, Философия, Даркфик, Hurt/comfort, AU, Songfic, Эксперимент, Стёб
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, ОМП, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 192 страницы, 16 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Непризнанный ГЕНИЙ! :D» от ashotspilberg
«Очень жду продолжение» от ярусс16
Описание:
Согласитесь, мы ведь ничего не знаем про Рэттманна да и мало что про Apeture в целом. Кто он такой? Почему из тысяч испытуемых помог именно Челл? Как Керолайн стала ГЛэДОС? Какой у Керолайн характер? Что именно произошло в тот роковой день запуска суперкомпьютера? Почему из всех учёных в живых остался лишь Дуглас, или не только он?
Почему гели, запрещённые в 70ых Аперче использовала в камерах 90х годов, а в камерах 2000ых - нет?
Чтож, думаю, я отвечу не только на эти вопросы...

Посвящение:
Разработчикам Portal 1-2, Portal: Prelude и Portal Stories: Mel;
ChristianCartoons за гениальную идею создать пречудеснейший сериал-кроссовер по мотивам MLP: My Little Portal;
Сообществу Machinima.com за оригинальные идеи по развитию фансообщества игры Portal

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Один из моих наиболее глобальных проектов.
Я планирую описать здесь то, что разработчики игры оставили в тайне, а таких моментов в Портале куча.
Сразу хочу сказать, что в этом фанфике будет полным полно отсылок к Gta Vice City, My Little Pony и другим фан работам по игре Portal, так что приготовтесь к этому :)
Продолжение - Спустя столько времени наконец-то выложено!
Насчёт отсылок - можете смело спрашивать меня, если есть подозрения на них, через личку.
Сайт фанфика - http://apertures-rattmann-memoirs.blogspot.ru/2013/11/aperture.html

Глава 03 - Таинственный Учёный

21 августа 2013, 16:18
Прошло одиннадцать дней с тех пор, как Рэттманн впервые увидел своё новое рабочее место в глубинах Aperture Science. Как ни странно, но за всю последнюю неделю не произошло ничего интересного: ничего такого, что можно было б записать в дневник. Первые два дня были куда интереснее: новый интерьер, да и вообще всё вокруг, суперсовременный пневмо-лифт, своеобразная (имеющаяся только в Эперче) система безопасности, в том числе диковинное поле анти-экспроприации и турели, портальная пушка, и главное – просто ОГРОМНАЯ глубина залегания комплекса под Землёй! Более четырёх километров - Аж дух захватывает! Первые два дня все хотели с ним познакомиться, узнать его поближе, но последнюю неделю все сотрудники ушли с головой в свои дела и очень редко обменивались хотя бы парой слов. По началу Рэттманн думал, что его игнорируют, но тут же встал вопрос: “зачем?” Причин просто не было, вернее им ещё слишком рано было возникнуть. Подавленное настроение перешло и на Дугласа, и он с головой ушёл в расчёты мощности Транспортной Воронки. Почти не отдавая себе отчёта, он мог часами экспериментировать с параметрами материалов и силой тока, полностью изолировавшись от окружающего мира. Для учёных из Эперче ничего не существовало вокруг их стола, когда они заняты какой-то серьёзной работой.
Проснулся — Позавтракал—Работа—Обед—Работа—Ужин—Отдых—Сон.
В таком графике работал и Рэттманн. Так прошли эти девять дней. Дуглас уже начал забывать, где он находится, сколько часов проспал и подобные вещи…
Однако в следующую пятницу произошло интересное событие, заставившее Рэттманна по-другому взглянуть на комплекс и его обитателей в целом.

Наступила пятница. Даг проснулся в 8:15, заправил кровать, почистил зубы, сходил в буфет за завтраком и уселся за свой стол — всё как он обычно делал, обычное начало обычных будней. К девяти часам он уже вовсю экспериментировал с параметрами Воронки. Прошёл ещё один час. Всё это время Генри не было на месте, хотя он всегда спускался раньше всех других учёных. Майкл стоял у окна и смотрел за передвигающимися вдали камерами испытаний. Сьюзан как раз проходила мимо, и между ними завязался маленький диалог, который невольно услышал и Рэттманн.
— Странно, обычно Генри всегда приходит к восьми часам… — Произнёс Майкл.
— Да, да, я поднималась наверх – его кабинет закрыт, и да, Генри не поприветствовал нас сегодня утром как обычно… интересно, куда он делся?
— Понятия не имею. Но меня это начинает волновать.
— Да брось ты! К обеду точно придёт.
— Шеф мне нужен в ближайший час! Сейчас уже 10:35, а его всё нет. У меня к нему есть конфиденциальный разговор.
— Это по поводу вашей сверхсекретной разработки?
— Ну, да. Той самой.
— Ты мне так и не сказал прошлый раз, что это за новый проект.
— Я не буду говорить об этом. Пусть Генри объявит, когда сочтёт нужным.
— Как знаешь…
— А вот и он! — Пневмолифт поднялся откуда-то снизу и остановился на их этаже. Стеклянные двери открылись, и на мостик вышел Генри. Рядом с ним шёл молодой парень, чуть старше Дага, с коричневыми непричёсанными волосами и миловидным выражением лица. Они о чём-то энергично переговаривались, а когда двое учёных подошли к дверям, незнакомец что-то шепнул на ухо Генри, и тот громко рассмеялся. Двери резко распахнулись.
— ХАХАХА!!! Да у тебя определённо есть чувство юмора! Сотрудники, отвлекитесь от работы на пару секунд. Хочу представить вам моего друга, работающего в Aperture около двух лет. Этот парень работает в… Эээ… секунду… Совсем вылетело из головы название отдела…
— Спасибо, Генри. Дальше я сам. Я работаю в департаменте точного времени. Слежу, чтобы на всём комплексе все часы показывали одно и то же время. Также в мои обязанности входит проверка таймеров турелей и системы доставки кубов. Но это мелочи. Меня зовут мистер Хувс. Вообще-то я хотел переговорить с Дугласом Рэттманном…
— Хувс??! — Шепнула Сьюзан Роджерсу так, что полкабинета её услышали. — Это что, производное от “Доктора Кто” + “Копыта”? Получается - Доктор Ктопыто?! — Девушка тихонько захохотала и свалилась со стула. Доктор Хувс перевёл раздражённый взгляд на неё.
— Между прочим Хувс – весьма распространённая фамилия. — Ответил он.
— Среди лошадей! — Добавила Сьюзан. На задних рядах раздался лёгкий смех. Те, кто сидели поближе – лишь улыбнулись. Доктор Хувс повернулся боком и закатил глаза. Над его фамилией издевались уже не первый раз. Майкл подошёл к Генри.
— Мистер Розенберг, я хотел уточнить пару деталей по поводу модуля агрессии…
— Хорошо, хорошо, — тут же перебил его надзиратель, — только не здесь. Пройдём ко мне в кабинет. Там поговорим. — Они вдвоём скрылись за лестницей обсуждать новый сверхсекретный проект, а остальные учёные с головой погрузились в свою работу. Доктор Хувс подошёл к Дагу и протянул ему свою руку. Даг пожал её.
— И так, Дуглас, над чем это ты тут работаешь? — Незнакомец перегнулся через плечо Рэттманна, глядя на чертёж, лежащий перед компьютером. Его глаза загорелись любопытством.
— Транспортная Воронка. Тратит слишком много энергии. Надо как-то уменьшить её электропотребление. Но я пока не знаю, как это сделать. К тому же переносит максимум 25 килограмм, а должна не меньше 400.
— Можно взглянуть? — Хувс занял место Дугласа и принялся изучать чертёж.
— Эээ… Я так понимаю, что Воронка работает по принципу квантового воздушного конвейера?
— Даа...
— Не советую использовать кислород. Азот – проще, менее электрозатратнее и экономичнее: его ведь в три с половиной раза больше, чем кислорода. Потом вот эти шестерёнки явно лишни. Я бы заменил их маятниковым механизмом. Эти три детали вообще не нужны – идёт только перегрев тросов. И… что там с массой?
— Двадцать пять килограмм вместо четырёхсот.
— Попробуй перенаправить половину энергии на расщепление, а не на охлаждение. Должно помочь.
— Супер! А ты в этом уверен?
— Да наверняка сработает! Можешь на меня положиться! — И с этими словами парень куда-то ушёл, а Даг стал вносить корректировки в чертёж. Спустя полтора часа всё было сделано, и Дуглас понёс чертёж на рассмотрение Генри. Тот уже закончил обсуждать с Майклом некий проект, который они оба пока держали втайне от остальных сотрудников отдела TF-24. Генри, сидя за столом в своём огромном кожаном кресле, выслушал предложения Рэттманна, глядя на его рисунок новой Воронки.
— А ведь ты прав! Как я раньше об этом не подумал… Неплохое начало, приятель!
— Да это всё Доктор Хувс. Это он предложил мне идею, как её модернизировать. — Генри рассмеялся.
— Хувс? Ой, да не смеши меня! Он ничего не понимает в квантовой физике! Я помню, как он работал здесь два месяца назад. Представляешь, предложил сделать корпус Воронки из пластика! Перепутал всё, что только можно было!
— Но это, правда, его идея!
— Ну конечно! — Саркастически улыбнулся Генри. — Хувс – узкопрофильный специалист, он ничего, кроме как контролировать время, делать не умеет! Кончай, Дуглас, не время для споров. Завтра же приступим к постройке макета! А сейчас – можешь идти. Я хочу побыть один – очень устал.
Рэттманн закрыл дверь кабинета и стал медленно, шаг за шагом спускаться по лестнице. Странно, почему Генри решил, что доктор Хувс ничего не смыслит в Воронках… Ведь использовать азот была его идея! И почему же Хувс сам не поговорил с боссом, а передал её через Дугласа? Тем более если они старые друзья… Как-то это всё не укладывалось в голове Рэттманна.
Во время обеда Роберт, Майкл и Даг сели за один столик, и Дуглас решил расспросить их о странном незнакомце. Майк набрал целую тарелку спагетти и, взяв апельсиновый сок в левую руку, понёс свой обед к столику. Он уселся на белоснежный стул и стал наматывать макаронины на вилку.
— Майк? — Обратился Дуглас. Парень поднял голову с висевшими изо рта спагетти.
— Ммм?
— Ты ведь, кажется, работаешь в Эперче около четырёх лет. Сколько раз за это время ты видел Доктора Хувса?
— Очень редко! Всего раза четыре или пять, не больше. Вот, помню, полгода назад на предприятии были скачки напряжения… так мне пришлось два месяца бегать по половине Эперче, снимать показатели систем. Я тогда по нескольку раз встречался с одними и теме же учёными за день, но Хувса так ни разу и не встретил. Я даже забегал в его отдел, там сказали, что тот не появлялся у них уже около недели. И они понятия не имеют, где может быть Хувс. Странный он какой-то.
— Может, это шпион из Блек Мейзы? — Предположил Даг.
— Ага! Брось эту чушь, Даг! У нас параноиков и так выше крыши.
— Блек Мейза и так крадёт у Эперче десять процентов всех изобретений. К тому же им никакой бюджет это не позволит. Полнейшая чушь! — Вставил слово Роберт.
— Но почему же он ведёт себя так странно?
На этот раз ответил Майк.
— Хотел бы я знать… — И вдруг в глазах учёного загорелся огонёк. — Слушай, Даг. Хувс сам по себе – довольно разговорчивый тип. Любит заводить новые знакомства, все дела… Так вот, попробуй при случае втереться к нему в доверие. Его интересуют новые учёные, с которыми можно найти темы для разговоров, и ты ему наверняка понравишься. Попробуй узнать о нём побольше. Просто все наши попытки заканчивались провалом, может, у тебя получится? Да, скорее всего это случится не раньше сентября, но, Даг, не упусти возможность! Как только узнаешь о нём что-нибудь интересное, дай мне знать, Оки-доки? Мне это очень нужно.
— Хорошо, Майк, я так и сделаю…

До сентября Дугласу ждать не пришлось – этим же вечером он совершенно случайно натолкнулся на Доктора Хувса снова. Генри попросил Дага сходить в “центр турельной безопасности” TSC-42 и активировать турели и ракетные установки вокруг их сектора на время ночи. Эта процедура делалась дистанционно, но для того, чтобы добраться до комнаты управления, надо было пройти немало коридоров и лестниц. Рэттманн шёл по длинному коридору с множеством дверей, запертых на электронный замок, впереди – небольшая развилка: такие же коридоры направо, прямо и налево. На прошлом повороте Рэттманн свернул налево, значит, чтобы добраться до комнаты управления систем безопасности кротчайшим путём теперь ему нужно пройти прямо и спуститься по лестнице на три этажа вниз. Не доходя нескольких метров до развилки, Рэттманн увидел Доктора Хувса с охапкой бумаг в руке, со всех ног бегущего из левого коридора в правый. Заметив Дугласа, Хувс резко останавливается и поворачивается на сто восемьдесят градусов, так что бумаги эпично разлетаются во все стороны. Он одним прыжком приближается к учёному, видно, как тот запыхался.
— Даг, вот ты где! А я тебя повсюду ищу! Пойдём, хочу тебе показать пятничную вечеринку сектора BOR-3. Ты просто закачаешься! — Хувс кладёт руку на плечо Рэттманну и ведёт его в совершенно противоположенный коридор.
— Хувс, Хувс, погоди секунду. Ну, во-первых, ты забыл свои бумаги на полу. Во-вторых, меня Генри попросил…
— Да, знаю, знаю. Генри просил тебя включить систему безопасности сектора TSC-42. Я уговорил Роберта включить её вместо тебя, просто ему идти ближе. Ну, пойдём, тебе нужно расслабиться! Ты ведь ещё не был на фирменных вечеринках Эперче?
— Сказать по правде – был. Джесс устроила в мою честь одну в прошлый понедельник. Это было незабываемо!
— Ну вот, ты ведь хочешь продолжения? Я знаю, что хочешь! Пошли, Роберт всё сделает за тебя… — И Хувс, забыв разбросанные по коридору бумаги, быстрым шагом повёл Рэттманна в правый коридор. По пути тот расспрашивал Дага, как ему Aperture, не присутствовал ли он лично во время испытаний Aperture Science Handheld Portal Device, не удивился ли он огромной глубине залегания комплекса под Землёй и тому подобные вещи. У Рэттманна сразу сложилось впечатление, что Хувс просто заговаривает ему зубы, но, так как никаких объективных причин тому не было, Дуглас отогнал эти паранойные мысли. Спустя несколько переходов, в том числе мостиков, весящих над километровой пропастью, служебных дверей и лестниц, Рэттманн понял, что Хувс отвёл его в прямо противоположенную сторону от TSC-42, что слегка насторожило Дага. Наверное, это было простое совпадение. В конце концов, представляется уникальный шанс узнать Хувса поближе, чего так хотел сделать Майкл, и его нельзя упустить.
Двое учёных зашли в зал, чуть меньше того, в котором в прошлый понедельник зажигали Ди-джеи Джесс и Вайпер Стретч. Они сразу же направились в сторону бара. Хувс предложил Дугласу потанцевать, но тот наотрез отказался по двум причинам: у Дага было подавленное настроение и танцевать ему совсем не хотелось, а игравшая электронная музыка только усугубляла настроение: она была в стиле Транс. Рэттманн, развернувшись на барном стуле, уже десять минут смотрел, как Хувс перемещается из одного угла комнаты в другой под плавные звуки, и, похоже, учёному это нравилось. Но у Дугласа были немного другие музыкальные пристрастия, такая музыка лишь вводила его в состояние обречённости. На половине песни “Obsidian Oblivion” Хувс подбежал к Дагу и запрыгнул на вращающийся стул.
— Даг, будешь Мельбу? — Дуглас покачал головой, его мысли были сейчас далеко, — Как хочешь. Тогда мне одну Мельбу и два коктейля “Ядерный Взрыв”. — Бармен поставил формочку с готовым мороженным и пластиковой ложечкой на стол, а сам, перемешав какие-то жидкости в металлическом цилиндре, разлил содержимое по двум крупным стаканам, подлил в каждый апельсиновый сок и ещё какую-то жёлтую жидкость из бутылки без этикетки, кинул пару кубиков льда и поставил трубочки. Хувс расплатился с барменом и предложил коктейль Рэттманну.
— Какое-то неаппетитное название.
— Да брось ты, попробуй! Мой любимый коктейль!
— А из чего он состоит?
— Треть апельсинового сока, треть яблочного коблера* и треть охлажденного ананасового сока со льдом.
— Коблер? Я думал, здесь разрешены лишь безалкогольные напитки…
— Ну, не совсем. Алкогольные отпускаются по два стакана на человека в день, но не более того! Поэтому здесь – они диффицит. Угощайся! — Дуглас взял в рот трубочку и понял, что у Хувса действительно есть вкус на коктейли. — А ты откуда к нам приехал?
— Кливленд.
— Знаем, знаем. Известное местечко. Ну и как тебе у нас?
— Очень даже неплохо. Любители дискотек, я смотрю?
— Есть такое. — Улыбнулся Хувс.
— Может, ты сначала о себе что-нибудь расскажешь? Просто, про меня-то особо и нечего…
— Да без проблем! Хувс, зови меня Доктор Хувс. Приехал из Кливленда, окончил СилверГейтскую Старшую школу и Колледж ГолденФилд. Всегда интересовался наукой и различными изобретениями, поэтому собственно, и пошёл в Aperture. С конца семидесятых работал на Эперче, нравилось…
— Погоди, погоди. С конца семидесятых? Выходит, уже пятнадцать лет? Ты же вроде как второй год здесь? — Недоумённо смотрит Дуглас.
— Ну, да… Я не то хотел сказать. В смысле, с конца семидесятых мечтал тут работать! Вот. А работаю то я здесь чуть более полутора лет. Это всё музыка: язык путается, две мысли сложно в одну скрепить! — Стал заговариваться Хувс.
Доктор Хувс оказался довольно милым собеседником. Он чем-то напоминал Дагу Мэтта, только не такого плотного. Хувс с интересом слушал истории из жизни Дугласа, и рассказывал тому свои. Он почти ничего не скрывал о себе, вот только некоторые темы затрагивал поверхностно. Может быть, из-за того, что не хотел их вспоминать? Или была какая-то другая причина… Рэттманн не знал, да и не хотел узнавать. Зачем портить отношение с новым приятелем из-за таких пустяков. Рассказы Хувса и правда завораживали, и Рэттманн не заметил, как прошёл уже целый час с тех пор, как они вошли на танцпол. Вдруг под рукавом Хувса раздалось жужжание. Он закатал левый рукав и взглянул на свои наручные часы. Их было три штуки: деловые прямоугольной формы с чёрным ремешком, классические золотистые с тёмно-коричневым ремешком и простые спортивные на резиновом ремешке. Каждые из них показывали своё время, и при том каждые часы тикали.
— По-моему, кому-то пора отремонтировать свои часы. — Сказал Рэттманн, взглянув на запястье приятеля.
— Да нет. Всё в порядке. Просто я много путешествую, и носить с собой трое часов удобнее, чем переводить одни. Уже полдевятого, Даг, мне пора бежать. Тебя проводить до TF-24?
— Нет, спасибо. Я как-нибудь сам найду дорогу.
— Точно? Мне ведь по пути.
— Я хочу ещё немного здесь посидеть, отдохнуть, знаешь… подумать…
— Как хочешь, а мне и правда пора. Вот, держи. — Хувс передал Рэттманну свою визитку, — Меня почти невозможно застать в департаменте точного времени. Если я понадоблюсь – позвони по личному номеру, но предупреждаю сразу: я не перезваниваю на незнакомые номера, так что продолжай засыпать меня звонками, пока я не откликнусь.
И с этими словами Хувс быстрым шагом направился к двойным дверям и скрылся в голубом коридоре. Рэттманн остался один, он никого не знал из сектора BOR-3. Дуглас взглянул грустными глазами на танцующую толпу. Под действием Транса он погрузился в размышления не о чём. Видимо, сегодня весь вечер будет играть только такая музыка. Ни дабстепа Стретчи, ни рока от Роджерса. Рэттманну стало очень грустно, всё из-за музыки. Спустя десять минут, Дуглас встал из-за стола и пошёл в свой отдел.
Он уже двадцать минут крутился на своём стуле в секторе TF, когда увидел Сьюзан, со всех ног вломившуюся в полупустой кабинет. Девушку было не узнать: волосы растрёпанные, очки съехали на бок, халат – ужасно перепачканный чем-то чёрным.
— Чёрт возьми! Я знаю, где Роберт, я знаю, что произошло! Боже мой! Вы уже знаете?! Нет?! — Сьюзи пролетела мимо Дугласа, даже не заметив его. Из квадратной двери только что вышел Роджерс, он остановил брюнетку, схватив её за плечи и легонько встряхнув, чтобы та немного успокоилась.
— Сьюзан, ну что ты кричишь?
— Чёрт возьми, Роджерс, я знаю, что произошло с Робертом!
— Успокойся и объясни, где тот бродит последние полтора часа.
— Бедный Роберт! Она такая: Чик-чик-пшшш. А потом искры, а потом: пиу-пиу-пиу, а потом тот упал и всё! Боже! Я не могу прийти в себя! Турели: Тррррррр, спокойной ночи. Если бы вы видели! Я не видела, мне рассказали... — Роджерс ещё раз встряхнул девушку и потребовал объяснения.
— Хорошо… — Сказала Сьюзан, поправляя свои растрёпанные волосы. — Вообщем, ну в семь часов Роберт пошёл к пультовой TSC-42… Ты ведь знаешь, там на входе стоят три турели, которые активируются, через три минуты, после того как дёрнуть рычаг. Так-то они в спящем режиме. Вообщем, ну он заходит: вроде всё нормально, подходит к пультовой, включает систему безопасности и тут вдруг скачок напряжения! Таймеры обнулились! И на ракетницах тоже! Ну, я имею ввиду ракетные турели, выдвигающиеся из потолка.
— Я понял.
— Так вот, он замечает какое-то движение в отражении стекла и тут же бросается на пол. Ракета пролетает в четырёх дюймах от его головы. Представляешь, четырёх дюймах! Он был на волосок от смерти! Она взрывается в полуметре от Роберта, полностью оглушив того и слегка опалив шею. Роберт со звоном в ужах уворачивается ещё от одной ракеты, летящей в его сторону, и дёргает красный рубильник – потолочные турели дезактивированы. Ты ведь знаешь, как там мало места! Я не представляю, как ему удалось увернуться. Ну вот Роберт ползёт по полу, в ушах звенит, а сам думает: “Поскорее бы выбраться”. Но он забывает про турели! Их таймер тоже на нуле! Он открывает дверь, держась рукой за голову, и слышит тихий электронный голос “Target Acquired”. Несколько пуль попадают ему в правую руку и бедро. Роберт успевает отскочить, и слышит: “Получайте!”. Турели беспомощно катаются по полу и выключаются, а Роберт, забыв про боль и кровавые пятна на полу, ползёт к выходу. И тут он слышит, как захлопнулась дверь на кодовом замке, та которая ведёт к туннелям обслуживания. Он не успел разглядеть того, кто его спас. Дэвид понял, что что-то случилось, и со всех ног понёсся к TSC-42. Он прибегает и видит Роберта, лежащего в лужи крови, видит сквозные пулевые ранения и тонкий кровавый след, ведущий к кабинету пультовой. Ну вот он и вызвал медиков.
— Роберт жив или умер?
— Жив. Раны, к счастью не смертельные. Он лежит в третьем больничном крыле. Медсестра Николь сказала, что через две недели он поправится.
— Ясно…
Рэттманн был в шоке от услышанного. Он попытался расставить всё по порядку.
— Так, одну секунду… — Мысленно сказал Дуглас. — попробуй расставить всё на свои места… Проклятье, выходит Хувс не тот, кем кажется. Он хотел убить Роберта! Неужели конкуренция отделов? Да нет, ну не может такого быть. Какие ещё варианты? Он знал! И это его странное поведение в коридоре, когда он увёл меня на вечеринку. Выходит, это не был дружеский порыв! Он специально увёл меня подальше от TSC-42, чтобы не было лишних свидетелей! Неужели, это возможно? Стоп, стоп, стоп! Подожди-ка… Это ведь Хувс послал вместо меня Роберта! Это он уговорил Генри послать Роберта вместо меня, потому что… ну, у него больше опыта, и он лучше всех знает поведение турелей, он писал им программный код. Вот оно что! Выходит, если Роберт чуть не погиб от пуль, то у меня вообще не было шансов выжить! Меня бы разорвало на части первой ракетой! — Рэттманн вскакивает со своего места и несётся к угловому столику, на котором стоит телефон. Он вытряхивает содержимое карманов на пол и находит визитку Хувса.


Доктор Хувс. Aperture Enterprises.

Телефон департамента точного времени (внутриэперчевый): 688-63-8463
Личный телефон: 37-9466837



Дуглас срывает трубку и щёлкает по клавишам телефона.
— Эперче Сайнс, отдел точного времени. Говорит дежурная Алекс, здравствуйте. — Раздался женский голос.
— Добрый вечер, это учёный Дуглас Рэттманн из отдела TF-24. Могу я поговорить с Доктором Хувсом. Срочно.
— Одну секунду… Сожалею, но его нет на рабочем месте.
— А когда будет?
— Понятия не имею. Если честно, то я сомневаюсь придёт ли он вообще. Он уже три недели здесь не появлялся. А вы его видели?
— Встретился в коридоре, но мы разминулись.
— Если снова встретите, передайте, чтобы тот немедленно возвращался к работе! Мы начинаем волноваться.
— Хорошо. Спасибо. — Даг повесил трубку и тут же схватил её снова. Он набрал личный номер Хувса. Дуглас две минуты слушал монотонные гудки, а затем повесил трубку. Видимо, сегодня они больше не встретятся. Дуглас пошёл к своему спальному отсеку.
— Подумать только! — Даг снова заговорил сам с собой, — Выходит, он спас мне жизнь. Я бы сейчас сто процентов был на небесах, если бы не он. Он уговорил Генри послать Роберта! Никаких сомнений. Он знал то, что случится: что произойдёт скачёк напряжения и отключать систему безопасности сектора будет уже некому. Но это невозможно! Нельзя предсказать скачёк напряжения на генераторах! Хотя, имея три взаимоисключающих переменных, коэффициент гармонических колебаний отражённых радиоволн и, с точностью до одной сотой, показатели сингулярности коллапса всех световых мостов в данное время в данном месте… но мы опять таки не учитываем вероятный Форс-Мажор светового преломления. И возвращаемся к парадоксу Кошки Шрёдингера… Он отправил самого опытного. Просто не верится, он спас мне жизнь! Я теперь перед ним в долгу! Помню, Лайра, что-то говорила про то, что Хувс схватил её в тот момент, когда она поскользнулась и чуть было не упала с высоты двухсот метров. Выходит, он… Нет, нет, нет, даже думать о таком глупо, но всё же… Ангел-Хранитель? А как ещё объяснить то, что он не бывает неделями на работе? Я, хоть и не верю в такие вещи, но… — Рэттманн прыгнул на свою кровать. — другого объяснения не нахожу. Я… не знаю… да я вообще ни в чём теперь не уверен. Знаю только то, что с Хувсом мы вроде как теперь приятели, и я думаю, он объяснит мне что да как. — Рэттманн укутался в одеяло. — Я надеюсь. Даже по меркам Эперче он слишком загадочный… для учёного.
Примечания:
* Коблер (англ. Cobbler) – коктейль из вина с сахаром, мятой, лимоном и льдом.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.