Aperture S. - Воспоминания Рэттманна +26

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Portal

Основные персонажи:
Даг Раттман, Челл
Пэйринг:
Дуглас Рэттманн, Майкл Уотт, Сьюзан Тайнманн, Генри Розенберг, Роберт, Роджерс/виолончелистка ансамбля "Aperture Symphony" Николь Октавия (ака Ms DoubleCleff), Джесс, Лайра, Мэтт, Доктор Хувс, Джи-мен (в эпизодах), Энтони, Саша, Джейми, Адам, тренер Спиди "Крейзи" Скайболд, Питер Брандл, Трио "Эдвенчерус Гёрлс", Кэролайн, Челл, Эбби, Кейв Джонсон (упоминается), ГЛэДОС, и другие
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Юмор, Драма, Фантастика, Мистика, Экшн (action), Психология, Философия, Даркфик, Hurt/comfort, AU, Songfic, Эксперимент, Стёб
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, ОМП, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 192 страницы, 16 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Непризнанный ГЕНИЙ! :D» от ashotspilberg
«Очень жду продолжение» от ярусс16
Описание:
Согласитесь, мы ведь ничего не знаем про Рэттманна да и мало что про Apeture в целом. Кто он такой? Почему из тысяч испытуемых помог именно Челл? Как Керолайн стала ГЛэДОС? Какой у Керолайн характер? Что именно произошло в тот роковой день запуска суперкомпьютера? Почему из всех учёных в живых остался лишь Дуглас, или не только он?
Почему гели, запрещённые в 70ых Аперче использовала в камерах 90х годов, а в камерах 2000ых - нет?
Чтож, думаю, я отвечу не только на эти вопросы...

Посвящение:
Разработчикам Portal 1-2, Portal: Prelude и Portal Stories: Mel;
ChristianCartoons за гениальную идею создать пречудеснейший сериал-кроссовер по мотивам MLP: My Little Portal;
Сообществу Machinima.com за оригинальные идеи по развитию фансообщества игры Portal

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Один из моих наиболее глобальных проектов.
Я планирую описать здесь то, что разработчики игры оставили в тайне, а таких моментов в Портале куча.
Сразу хочу сказать, что в этом фанфике будет полным полно отсылок к Gta Vice City, My Little Pony и другим фан работам по игре Portal, так что приготовтесь к этому :)
Продолжение - Спустя столько времени наконец-то выложено!
Насчёт отсылок - можете смело спрашивать меня, если есть подозрения на них, через личку.
Сайт фанфика - http://apertures-rattmann-memoirs.blogspot.ru/2013/11/aperture.html

Глава 12 - Картирование Кэролайн

30 августа 2014, 20:02
3 октября 1995 года. 8:04 PM. Пневмолифт. Где-то между секторами DQ-15 и DQ-1.

— Не в подходящем же я сейчас состоянии для картирования, — произнесла Кэролайн Джонсон, потирая уставшие глаза. — Не отказалась бы от чашечки крепкого кофе.
— Вы ведь знаете, что за час перед сканированием нельзя ни есть, ни пить? — наставительным тоном спросил Генри Розенберг.
— Разумеется, знаю. Просто что-то меня в сон клонит. Тяжёлый сегодня выдался денёк.
— Да уж. И не говорите. У меня был не лучше.
— Кстати, Генри.
— Да, да? — мистер Розенберг посмотрел на главу корпорации.
— Как у Вас идут дела с поиском нового сотрудника? Если не ошибаюсь, Сони Форели работал ведь в Вашем секторе?
— Ах, да. Всё не так уж плохо, как я думал.
— Вы уже нашли подходящую кандидатуру на место погибшего учёного? — спросила Кэролайн.
— Уже четверых.
Глаза у миссис Джонсон округлились от удивления.
— Неужели? Должна признать, Вы работаете оперативно, мистер Розенберг! Некоторые надзиратели не могут найти замену месяцами.
— Ну… — Генри потупил взгляд. — Вообще-то, место Райна Ронцетти пустовало два с половиной месяца, пока мы не нашли Дугласа Рэттманна. Приняли парня сразу после института. Он оказался просто не огранённым алмазом! — глаза Генри сверкнули. — Это ведь он предложил способ, как модифицировать Транспортные Воронки, чтобы те повысили свою эффективность на двести восемьдесят процентов, помните? Даже я смог добиться увеличения мощности не более, чем на тридцать процентов! И как ему только это удалось? Ума не приложу.
— Вам повезло иметь такого учёного в команде, — усмехнулась Кэролайн.
— Да… был бы он ещё не таким забитым…
— А кто эти кандидатуры?
— Вы имеете виду на место Сони Форели? Девушка лет двадцати пяти. Стройная брюнетка, красящая волосы в тёмно-вишнёвый цвет. Между прочим, у неё диплом с отличием за окончание физического факультета MIT и ещё она обладает одним из самых высоких IQ среди своих сокурсников. Красотка с работающими мозгами, одним словом. Надеюсь мне удастся её завербовать до того, как это сделает Блек Мейза.
— Подождите, Генри. Вы же, помнится, сказали про четыре кандидатуры.
— На самом деле, — мистер Розенберг понизил голос до шёпота, будто кто-то их мог подслушать. — она единственная учёная, приглянувшаяся мне. Те трое – так, не более, чем подстраховка.
— Вот как? И чем же конкретно она Вам приглянулась?
— Своим хобби.
Пневмолифт остановился на пятом этаже по относительной нумерации. Генри с Кэролайн вышли из него и оказались в достаточно просторном помещении, выкрашенном в белый цвет. Вдоль правой стены в несколько рядов стояли компьютерные столы. За некоторыми из них сидели учёные, не сводящие внимательных взглядов с плоских мониторов. Они щёлкали пальцами по клавиатуре, попивали (словно назло Кэролайн) горячий кофе из кружек или рылись в картонных коробках в поисках необходимых инструментов. Слева стояли одиннадцать громоздких Электронно-Вычислительных Машин. От них отходили многочисленные провода, стелющиеся по полу и подсоединявшиеся к достаточно большому металлическому креслу в дальнем конце комнаты. Кресло стояло на небольшом постаменте на метр выше уровня пола.
— Настоящий трон, не правда ли? — Улыбнулся Генри, глядя на металлическое кресло.
— По мне, так это больше смахивает на электрический стул.
Первым мистера Розенберга и миссис Джонсон заметил Крэнки. Учёный отскочил от ЭВМ и обнял старого знакомого.
— Генри, здорово, приятель!
— Да, Крэнки. Давно не виделись. Я тоже рад тебя видеть, — Генри похлопал друга по спине. Крэнки Стронгхарт был одного роста с Генри. Это был темнокожий учёный с квадратным лицом, большими носом и ушами и крайне выразительными карими глазами. Его чёрные как смоль усы, переходящие в заострённую бороду были такого же цвета, как и волосы, подстриженные под “ёжик”. Мужчина выглядел ненамного младше 56-летнего Генри. Учёному было пятьдесят три года.
— Давненько же ты ко мне не заходил.
— Да знаешь, всё дела-дела…
— Знаю я твои дела, — отмахнулся Крэнки. — Опять в свою научную фантастику с головой ушёл, небось.
— Ты ещё не поменял своих убеждений? У меня в кабинете пылится куча замечательных книг Кларка и Гамильтона! Забирай хоть насовсем, мне не жалко!
— Разбежался! — рассмеялся Крэнки. — Я возьму в руки художественную книгу не раньше, чем случится Конец Света!
Мистер Стронгхарт перевёл взгляд на хмурую Кэролайн.
— Кхм, может, уже приступим? — произнесла глава корпорации, нетерпеливо постукивая ногой.
— Да, да, разумеется. Мы ещё с тобой после картирования побеседуем. У тебя ведь будет время? Ты никуда не спешишь?
— Вся ночь в нашем распоряжении! — развёл руками улыбающийся Генри Розенберг.
— Шикарно.
Крэнки препроводил главу корпорации к металлическому креслу. Учёный прикрепил несколько клемм на руки и на ноги миссис Джонсон и попросил Генри надеть на голову Кэролайн резиновую сетку, испещрённую металлическими контактами. От каждого такого контакта отходил небольшой серый проводок. Сама по себе сетка была невесома, но из-за большого количества металла на ней, та становилась достаточно увесистой. Генри осторожно, стараясь не помять причёску, надел резиновую сетку на голову Кэролайн.
— Жмёт немного. — пожаловалась женщина.
— Ничего страшного, контакты должны плотно прилегать к голове, — произнёс Крэнки, не отводя взгляда от близстоящей ЭВМ. — Иначе никакого эффекта не будет.
Учёный решил сегодня провести сканирование отделов мозга, отвечающих за цветовое восприятие мира и звуковых ассоциаций. Крэнки Стронгхарт сел за компьютерный стол слева от “трона” Кэролайн, запустил необходимое для картирования программное оборудование и принялся за тесты. Первым делом он вывел на большой горизонтальный подвешенный под потолком жидкокристаллический монитор изображение красной апертуры на белом фоне. Фигура постепенно меняла свой цвет с красного до фиолетового в радужном диапазоне и наоборот. Задача Кэролайн заключалась в том, чтобы непрерывно следить за всем, что будет происходить на мониторе, а учёных, сидящих в зале, за тем, как будут меняться показатели мозговой активности миссис Джонсон и находить в этих изменениях какие-либо закономерности. Затем появились круг, квадрат, треугольник и ещё несколько замысловатых фигур. Они точно также плавно меняли свои цвета, но уже не в основном спектре, а во вспомогательном (загорались пурпурными, жемчужными, бежевыми и неестественными ядрёными цветами). После фигур на мониторе появились картины Роршаха. Чёрные бесформенные кляксы уже полчаса как по очереди сменяли друг друга, а Кэролайн только и думала о том, когда же она сможет снять эту дурацкую резиновую сетку со своей головы и, наконец, поужинать и пойти спать. Спустя ещё какое-то время монитор выключился. Крэнки, подбежав к главе корпорации, снял с бокового крепежа наушники, надел их на голову пожилой женщине и, убедившись, что миссис Джонсон его практически не слышит, вернулся за компьютер и включил плейлист с заранее подобранной музыкой. Каждая новая мелодия отличалась от предыдущей как стилем, так и жанром, но по большей части играла электроника: космический техно, миллениум, дабстеп и WUB (исключительно авторства ди-джея Вайпер Стретч), рок, и различная популярная музыка.
Тем временем к двум тёмным силуэтам, находившимся за расплывчатым рельефным стеклом наблюдательного пункта, присоединился третий. В небольшой белой комнатке были двое: Челл, стоявшая перед окном в своём экстравагантном оранжевом комбинезоне, которые носили испытуемые, но никак не сотрудники верхних секторов, кем та, собственно, и являлась, и Тэрри, следивший за показаниями мониторов состояния Кэролайн.

Доктор Хувс медленным шагом зашёл в наблюдательный пункт и опёрся рукой об косяк. Челл, стоявшая к нему спиной, почувствовала присутствие учёного, но повернуться к нему лицом всё никак не решалась.
— Знаешь, наверное, я откажусь от криогенной заморозки, — Челл не боялась, что их с Хувсом разговор подслушают ненужные уши – микрофон интеркома был выключен, а Тэрри сидел в закрытых наушниках, проигрывавших те же песни, что слышала Кэролайн. Стекло же при всём желании не позволяло учёным, сидящим в главном зале, опознать тех, кто находился в наблюдательном пункте.
— Почему? Ты ведь сама говорила, что хочешь поучаствовать в испытаниях Портального Устройства?
— Да знаю я, просто…
— Что? — Челл опустила рассеянный взгляд на пол.
— Просто, зачем?
— Как это “зачем”? — не понял Хувс. — Мы это уже сотню раз проходили… В конце концов я ведь и о тебе забочусь.
— Не нужна мне твоя забота, экстрасенс хренов!
— Во-о-оу, полегче на поворотах! Что так грубо-то? Я тебе разве что-то сделал?
Шокированный резкой реакцией Челл, Доктор отступил на шаг назад.
— Извини, Хувс, но нет. Я буду чувствовать себя убийцей, если останусь одна. В смысле совсем одна, понимаешь? Ну, в том случае, если…
— Челл, — Доктор Хувс подошёл вплотную к девушке и положил руки ей на плечи. Их взгляд встретился: у Челл он был беспомощным и слабым, а у Хувса – полным надежды и веры. — Пойми, я могу предвидеть будущее, но НЕ МОГУ его предсказать.
— Разве есть разница, Хувс?
— Большая разница, Челл. Большая! Я вижу лишь отрывки будущих событий. Отдельные картины, обычно трагедии с датами, когда те могут произойти. Каждый раз, когда трагедии не происходят, будущее чуть-чуть переписывается. Может быть и не на много в масштабе месяца или года или нашей галактики, но факт остаётся фактом. Я изменяю будущее, заставляя других поступать так, как нужно мне, я изменяю и их судьбу. Разумеется, всё предотвратить невозможно, но что-то маломасштабное – по силам каждому.
— В нужном месте в нужное время? — на глазах Челл выступили слёзы.
— Типа того, — Челл опустила голову на грудь Хувсу. — Выбор за тобой. Я уже рассказал тебе, что может произойти, и что это, пожалуй, твой единственный шанс изучить науку порталов. Ты ведь этого так желала? Изучить порталы на практике?
— И не только этого…
— Тогда почему ты с ним не заговорила? Почему пряталась эти долгие месяцы?
— Боялась, наверное. Не знаю… Не могу объяснить, Хувс. Боялась, что встреча не состоится.
— А может, дело в том, что вам не суждено встретиться. Ты ведь каждый день задаешь себе этот вопрос, не так ли? Я знаю, что это так.
— Понимаешь, я не уверена. Я боюсь. Мне страшно!
— Понимаю, Челл. Я тебя прекрасно понимаю… — Хувс провёл своей шершавой рукой по тёмно-каштановым волосам девушки.
— Мы серьёзно разругались на выпускном в старшей школе, — Челл больше не могла сдерживать слёзы, льющиеся потоками Ниагары на халат Доктора. — Так не расстаются, Хувс! Понимаешь? Нет, так расставаться нельзя. Поэтому я и подтасовала результаты тестирования. Чтобы встретиться снова. Чтобы он был счастлив. Чтобы хоть раз в жизни ему повезло. Здесь в Aperture Science он счастлив, и я этому рада. Искренне рада, понимаешь? Я улыбаюсь, когда вижу, что он нашёл приятелей в секторе TF-24. Я всего лишь хотела быть одной из них…
— Загляни поглубже в свою душу и ответь, разве ты хотела стать одним из его друзей? Челл, я хотел бы кое-что прояснить тебе: ты подтасовала результаты не для того, чтобы вы увиделись снова, а что бы ему повезло по жизни. Вам не суждено быть вместе, как бы ты этого ни хотела. В Блек Мэйзе он бы умер на третий день работы, придавленный краном. Можешь не спрашивать, откуда я знаю. Ты его спасла!
— Но какой смысл? Если даже так, то… Годом позже, годом раньше… Если всё произойдёт так, как ты сказал…
— В этом есть смысл! — Хувс отвёл растерянный взгляд в сторону и тяжело вздохнул. — Прости, но не могу я тебе сказать, что произойдёт потом. Не могу. Это неизбежно. У всего есть начало, середина и конец. Исключений не существует. Но финал первого акта – это начало второго, порой более интересного, чем предыдущий.
— Где-то я это уже слышала…
— Я могу сказать только одно: тебя ждёт удивительная жизнь! И существенная часть этой жизни эта будет связана с Центром исследования природы порталов.
— Ладно, я… — Хувс направился к выходу.
— Не спеши с ответом. У тебя ещё целый год впереди. Скажу одно: ты примешь правильное решение. Я в тебя верю. И Рэттманн верит в тебя.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.