Президент - горничная?

Слэш
NC-17
Завершён
1491
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
279 страниц, 17 частей
Описание:
Сколько бы лет не прошло, обида на отца никогда не покинет сердце юного Итера. Он готов пойти на всё, чтобы защитить свою сестру и мать от негативного влияния других мужчин. Даже если для этого ему придется отказаться от собственной гордости и устроиться на работу горничной. Даже если это увидит один из самых опасных парней школы, в которой он по совместительству является президентом студенческого совета.
Посвящение:
мне и моим подружкам ач)
Примечания автора:
вдохновлено известным аниме "Президент студсовета - горничная". я постаралась сохранить концепт и мотивацию главного героя, но в остальном всё развиваться будет иначе. здесь я собираюсь воплотить все свои грязные фантазии поэтому заранее извиняюсь

14.04.2021 - №50 в топе «слэш»,
- № 2 в «Genshin Impact»


😳😳😳😳
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1491 Нравится 1958 Отзывы 401 В сборник Скачать

Chapter XVI - Финальный аккорд

Настройки текста
Примечания:
Меня трясёт всё ещё.
В нос ударил тошнотворный запах крови, что выедал глаза и заставлял их слезиться. Стены были измазаны алой вязкой жидкостью, что ещё даже толком не успела свернуться. А посредине мирно лежало растерзанное тело девушки с блондинистыми волосами средней длины. Заколка в виде лотоса слетела и теперь покоилась рядом. Живот её был покрыт множественными кровоточащими ранами, а глаза застыли в немом ужасе. Кожа побледнела, а жизнь уже успела попрощаться с телом. Рядом лежало тело мужчины с перерезанным горлом и ножом в ослабленных руках. Похоже, он сначала забрал жизнь девочки, а потом и собственную. Ноги Итера словно перестали существовать, а от падения его спасли только руки Сяо. От шока он не мог произнести ни слова, хоть он и приоткрыл рот. Глаза были широко раскрыты, а лицо тут же посинело и побледнело одновременно. Из его уст вырвался дёрганный выдох, как вдруг он попытался ринуться в сторону Люмин и отца, протянув к ним руку: — Люмин! — крикнул он с такой громкостью, что, казалось, могла заглушить вообще всё, что угодно. Словно это был и не его голос вовсе. Люди вокруг обратили внимание на него, а глаза некоторых уже были наполнены сожалением. Сяо крепко держал его тело на месте, что его только бесило, потому он не выдержал и крикнул ему: — Отпусти меня сейчас же! Я- Я пойду к ней! Я обязан её разбудить, пусти меня! Пусти, пусти! — Мне очень жаль, Итер… Голос Сяо был наполнен искренней горечью, пока он крепче сжимал возлюбленного, чтобы он уж точно не выбрался. — Не нужно меня жалеть! С-Сейчас всё будет в порядке, вот увидишь! Его голос подрагивал, а в глазах уже собирались слёзы, пока он обратился к сестре: — Э-Эй, Люмин… Вставай, ты чего? Пойдём домой… Ответа, само собой, не последовало. — Люмин! — более настойчиво начал он, всячески пытаясь вырваться из хватки Сяо, — Люмин, хватит шутить надо мной! Пойдём домой, прошу тебя! Хоть теперь жизнь покинула тело Люмин, Итер чувствовал, что и у него в груди открылась зияющая рана, что высасывала жизненные силы. Он наотрез отказывался верить в то, что всё это происходит на самом деле. Как же ему хотелось, чтобы это всё оказалось обыкновенным сном. Что скоро он проснётся и пойдёт к сестре, чтобы снова с ней поговорить или повздорить. Что скоро она снова похвастается результатами очередного теста… Но сколько бы времени не прошло, Итер всё никак не просыпался, а тошнота лишь подступала, так как запах стоял отнюдь не из приятных. Из глаз теперь во всю стекали ручьи слёз, а из его уст то и дело вырывались всхлипы. Он даже перестал понимать, что вообще происходит, словно весь мир в тотчас перестал существовать. Когда успела приехать скорая? Что здесь делает полиция? Он понятия не имел, сколько времени прошло с тех пор, как они пришли сюда. Он сидел на земле, пока всё его тело дрожало, а глаза не выражали совершенно ничего, кроме боли. Сяо был рядом, но это не помогало. Теперь всё, кроме того, что он потерял сразу двоих родственников. Да, он ненавидел своего отца всем сердцем, но он никогда не желал ему смерти. А мало того, что он как-то выбрался из камеры, где сейчас должен быть, так ещё и сразу же пошёл за сестрой… Похоже, он прекрасно понимал, что Итера не получится подловить, ибо с ним всегда был Сяо. Поэтому и напал на самое уязвимое звено… Вдруг со стороны телефона Сяо раздался звонок, но Итер не обратил на него никакого внимания, слишком погруженный в собственные мысли. Он даже не пытался вслушиваться, о чём там Сяо говорит. Ведь что может быть ещё хуже, чем то, что он только что узрел? Что может быть хуже, чем увидеть мертвые тела сестры и отца? Что может быть хуже, чем осознание, что он в один момент потерял сразу двоих родственников? Что может быть хуже понимания, что его сестрёнка больше никогда в жизни с ним не поговорит, не улыбнётся ему и не прикоснётся? Как ему смириться с тем фактом, что он не успел толком с ней попрощаться? Если бы он только знал, что такое может произойти, он бы никогда не отпустил Люмин в школу… Он бы умолял Сяо приставить к ней хоть какого-то телохранителя, или что-то подобное… Но он оказался слишком беспечен и теперь сполна поплатился за свою глупость. Погрузившись в собственные мысли, он и не заметил, как широко раскрылись глаза Сяо от услышанного во время телефонного разговора. Даже его лицо тут же приняло белоснежный оттенок, а сам он чуть не выронил телефон из рук. — Принеси ангелочку мои извинения и соболезнования. Мне очень жаль, что так вышло, не хватило совсем немного времени, — послышался голос из динамиков, — Если бы только вы пришли к нам раньше, то мы могли бы успеть. Но, к сожалению, ничего не выйдет. Ты не представляешь, как грустно мне это говорить. Вскоре Чайльд повесил трубку, а сам Сяо был так шокирован, что не мог произнести ни слова. А уж тем более он не знал, как в такой ситуации сказать Итеру ещё одну ужасную новость вот так сразу. Потерять всех родственников в один день — это просто невероятный удар по его всё ещё нежной психике. Однако и скрывать смысла не было, он и так совсем скоро увидит всё собственными глазами. — Итер… — хриплым голосом начал Сяо, обвив вокруг него руки и покрепче прижав к себе, уже предвещая бурную реакцию, — Прости. Мне безумно жаль, но… Блондин на миг вышел из транса, безэмоционально взглянув на Сяо. Он не сделал ни одного движения, чтобы обнять темноволосого в ответ, но и не отодвигался. Словно в один миг ему стало всё равно. — Мне очень жаль, но… Мы не успели. Твоя мама, она только что… Сердце замерло, а тело вновь окаменело. Это он решил надо мной поиздеваться в такой-то момент? — Мне только что позвонили, и… — Ты всё врёшь… — шепнул тот, пока его плечи дрогнули, — Этого не может быть. Она ещё недавно… Мама… — Прости… Прости меня, Итер… — стиснул он его в своих объятиях покрепче, а его собственный голос дрожал. По щекам темноволосого скатились две слезинки, что разбивало сердце лишь сильнее и превращало его в настоящий мясной фарш. Сяо никогда не плакал. Сяо не плакал даже когда умерла его собственная мать. Потому это заставило Итера осознать… Что, как бы сильно ему не хотелось, чтобы это было неправдой или простым обманом — всё было наяву. Но верить в это так не хотелось… Ещё же совсем недавно всё было прекрасно, так почему же вся его жизнь решила перевернуться вверх дном? Почему именно сегодня? Почему именно он из всех людей? Почему судьба так жестока? Что он такого успел натворить в своей жизни, что теперь она так ему мстит? Его плечи задрожали, а из уст Сяо исходили тихие всхлипы. Но Итер только и мог, что издать сдавленный смешок. Какое-то время он лишь хихикал, а потом и вовсе разразился смехом. Вот только не из радости, а из пустоты, что теперь посетила его грудную клетку. Было так больно, но одновременно смешно. Смешно, ибо он осознал свою беспомощность. — Я так жалок… — сквозь смех произнёс тот, — Я так зациклился на своих убеждениях, что забыл о своей главной цели… Как же я, чёрт возьми, жалок… Истерический смех всё усиливался, и вскоре из уголков его глаз снова стали просачиваться слёзы. — Я так хотел их защитить, но теперь это всё больше не имеет значения! Их больше нет, а значит я не справился! Я убил их собственными руками! — Итер… — Заткнись и слушай меня! — вдруг перебил тот, резко оттолкнув Сяо и вставая с земли. Хоть в глазах всё ещё стояли слёзы, сами они больше не выражали абсолютно ничего. В потемневшей радужке даже солнечный свет перестал отражаться, из-за чего Сяо только нахмурился и отшатнулся. — Отвези меня домой. Ко мне домой. Мне нужно забрать кое-что важное… Раз уж я не смог исполнить своего обещания защищать семью любой ценой, то пришёл и мой черёд платить по заслугам. Если вся моя семья покинет сей мир, а я останусь — это как минимум несправедливо. Да и я не вижу никакого смысла жить без них… Он не думал, что этот день настанет так быстро. Однако план действий у него уже давно был заготовлен. Ещё давно он поклялся самому себе, что если вдруг такое случится — он непременно… Сяо всё ещё был ошарашен такими неожиданными изменениями в поведении возлюбленного, однако был готов пойти ради него на всё, что только его душе угодно, лишь бы искупить свою вину… Ведь он был уверен, что сам виноват в произошедшем, так как не смог их защитить, хоть и обещал. Потому он кивнул, и уже было хотел взять его за руку, однако Итер холодно отодвинулся, уводя взгляд в сторону и направляясь в сторону машины самостоятельно. Его лицо в тот момент не выражало абсолютно ничего. Невозможно было определить, о чём он думает или что он вообще задумал. Потому Сяо ничего не оставалось, как направиться следом.

***

За всю дорогу Итер не произнёс ни слова, а только всматривался в кольцо, что сейчас было на его безымянном пальце. Почему-то сейчас оно не вызывало ничего, кроме горечи. Теперь всё, что происходило между ними двумя казалось таким далёким, словно это было сотни лет назад, а не пару часов. Стоило увидеть на горизонте до боли знакомые очертания старого дома, как лицо тронула горькая ухмылка. — Не иди за мной, жди здесь, — твёрдо приказал блондин, стоило машине остановиться, — Если я узнаю, что ты не послушал — не прощу. Сяо поджал губы, но ничего не ответил, а лишь кивнул. Итер тут же вышел из машины, направляясь в дом. Тут же на него накатили воспоминания, что никак не помогали, а только ухудшали ситуацию и заставляло дыру в груди зиять ещё сильнее, от чего он сжал руки в кулаки. Никогда бы не подумал, что мой план придётся привести в исполнение уже так скоро… В глубине души он всегда надеялся, что до этого дело не дойдёт, однако жизнь оказалась суровее, чем он мог себе представить. Всё это время он пытался защищать семью от призрачных мужчин, что хотят причинить им боль, но на самом деле главным парнем, что в итоге принёс больше всего проблем был он сам. А значит… Чтобы искупить вину перед сестрой и матерью ему придётся устранить эту помеху. В его шкафу уже давно висел наряд, подготовленный как раз на случай, если подобное случится. Само собой, раньше в его груди теплилась надежда на то, что это платье он никогда в жизни не наденет, а вскоре сожжет его к чёрту. Но теперь он уже надевал его на своё стройное тело с совершенно опустевшими глазами, словно кто-то высосал из него всю душу. Это было прекрасное чёрное платье. Вместо рукавов там были кружева, а юбка была украшена узорами в виде бабочек, что будто стремились взлететь ввысь. Белоснежные колготки, что он натянул на себя лишь дополняли образ благодаря контрастам, а чёрные туфли с высоким каблуком заставили его выглядеть куда изящнее, чем обычно. Он очень долго учился ходить на каблуке, и теперь эти знания наконец пригодились… Больше не было смысла скрывать своих желаний. Раз уж он решился на такой отчаянный шаг, то хотя бы сейчас может позволить себе подобный прикид… Волосы он распустил и теперь они стекали закрученными локонами по его спине, из-за чего блондин выглядел совсем как фарфоровая кукла XVIIIвека. Его лицо теперь украшал лёгкий макияж. Он должен был выглядеть так красиво, как только мог, поэтому не скупился. Вскоре его ладони были покрыты чёрными перчатками для дополнения образа, а губы тронула холодная улыбка, пока он безразлично уставился в зеркало. Он утвердительно кивнул самому себе. Со сборами покончено. Теперь настал час истины. Парень потянулся к тумбочке, где уже несколько лет лежали заветные таблетки, что в состоянии облегчить боль на его душе раз и навсегда. Они достались ему от медсестры в больнице, что попросила использовать их только в случае, если мать будет слишком сильно страдать. Наивная. Как будто Итер когда-либо решился бы подсунуть маме подобное… Да ни в жизни. Было достаточно всего одной, однако он себя жалеть не собирался, потому выдавил в ладонь все 5 штук, прежде чем без сожалений всунуть их под собственный язык. Когда настанет время он их обязательно проглотит. Напоследок улыбнувшись собственному отражению, он поправил волосы и вышел из дому, запрыгивая обратно в машину под удивлённый взгляд Сяо. Бровь темноволосого дрогнула, стоило увидеть чуть ли не траурный наряд Итера, однако сам блондин только одарил его ледяным взглядом: — Езжай к Альбедо. У меня есть… к нему очень важная просьба. — Альбедо…? — Без лишних слов. — Итер, что ты…? — Я непонятно выразился? — приподнял бровь он, — Если ты отказываешься меня подвозить — я сам пойду к нему. — Тц… Сяо нахмурился, а его руки дрогнули. Но он не мог ничего возразить, хоть и очень хотелось. Он буквально не узнавал Итера теперь, ведь раньше он никогда себя так не вёл. Словно сейчас это был и не его Итер вовсе, а какой-то совершенно другой человек, что просто получил контроль над телом его возлюбленного. Словно какой-то демон завладел его душой… Он послушно направился к дому брата, хоть и на сердце было тяжело. Плохое предчувствие занимало теперь весь его разум. Но сделать он ничего не мог, и поэтому чувствовал себя просто беспомощным. Второй раз в жизни…

***

— Альбедо, — тихо произнёс тот, как только двери отворились. Голубоглазый сначала даже не понял, кто перед ним стоит, потому он тут же нахмурился, переводя взгляд то на Итера, то на Сяо. — Итер? — ошарашенно шепнул тот, — Что ты здесь делаешь? И что с тобой? Ты выглядишь как-то иначе. — Забудь об этом. Альбедо, пожалуйста… — он вдруг пододвинулся и коснулся руками его груди, вглядываясь глубоко в лазурные глаза напротив, хоть его собственные по-прежнему ничего не выражали. Щеки Альбедо немного залились румянцем, а Сяо только нахмурился, приоткрыв рот от удивления. Теперь было буквально невозможно предугадать действия Итера, ровно также, как и невозможно понять, что у него вообще на уме. — … Сыграй мне. — Сыграть? Длинноволосый кивнул, через силу улыбнувшись: — Помнишь, как ты вчера рассказал мне свою историю? Вон та вторая мелодия, которую ты играл… Она очень запомнилась мне. Можешь повторить, пожалуйста? — Я… Я даже не знаю. Ты точно в порядке? Я не понимаю, почему ты так внезапно просишь о подобном. — Это неважно. Пожалуйста… Конечно, Альбедо не мог противиться, когда человек, в которого он успел так быстро влюбиться так настойчиво просил о подобном. Потому вскоре он только вздохнул, но кивнул. — Если ты этого так желаешь, то с радостью. Только обещай, что после этого расскажешь мне всё, что случилось. — Обещаю. И вот я впервые в жизни дал обещание, которое точно знаю, что не исполню. Какая ирония. Ну, теперь это больше не имеет никакого значения. Ничто не вечно, и всё — страдание. Я не нуждаюсь в чужих слезах и сочувствии. Эти слова принадлежали не ему. Кто-то давным-давно сказал их Итеру, однако он никак не мог вспомнить, кто и когда. Стоило ему усесться на уже знакомом диване в зале, как он тут же набрал побольше воздуха в лёгкие и проглотил все таблетки разом. Пути назад больше не было. Оставалось лишь как следует насладиться последними минутами жизни и прекрасной игрой Альбедо. Вскоре пальцы Альбедо коснулись клавиш, а приятная, хоть и грустная мелодия заполонила комнату. Итер напоследок улыбнулся и обратил взгляд на Сяо, что сидел рядом. Он тут же обеспокоенно взглянул на него в ответ, неуверенно протягивая руки к щекам Итера. Он боялся, что тот его снова оттолкнёт, но это было не так. Светловолосый потёрся бледной щекой о ладонь Сяо, а его глаза наполнились сожалением. — Прости, Сяо… — шепнул он. — За что ты извиняешься? — шепнул тот в ответ, со всей нежностью вглядываясь в глаза блондина. — Ты… Ты всё поймёшь скоро. Сердцебиение уже ускорилось. — Пойму…? О чём ты? Что такое? — растерянно бормотал темноволосый. — Прости… Прости меня… Но я не могу иначе. Я поклялся, что всё будет именно так, поэтому… — в его глазах собирались слёзы, а сердце болезненно заныло, — Поэтому, пожалуйста, не грусти. Давай просто… Давай просто встретимся когда-нибудь в другой жизни? И тогда у нас всё будет хорошо, я уверен. Глаза Сяо широко раскрылись, а Итеру в свою очередь становилось всё хуже. В голове уже мутнело, а сердце теперь болезненно сжималось и колотилось с такой скоростью, что становилось невыносимо. Дышать становилось трудно, потому он зажмурился, издав болезненный стон. — Ч-Что такое? Скажи мне, у тебя что-то болит? Но он ничего не мог ответить из-за проблем с дыханием. — Итер, любовь моя, ты… — он тут же побледнел, а руки задрожали, — Не говори мне, что ты… Он только улыбнулся напоследок и коснулся губ Сяо своими, обвив руки вокруг его шеи. Прости… Мы обязательно встретимся вновь. Стоило Альбедо сыграть последний аккорд, как сердце Итера остановилось.

***

По улице прогуливался таинственный старик, неся в руках уже знакомую маску, что была вновь в идеальном состоянии, словно её никогда и не ломали. — Милое, невинное дитя… — спокойно начал тот, мягко улыбнувшись, — Ошибки тебя так ничему и не научили. Шаги были медленными и размеренными, а маска словно окутывалась тёмной кармой с каждым шагом всё больше и больше. — Если бы только ты выбрал другого юношу, то мог бы избежать беды. Однако ты решил вновь связаться с тем, с кем быть не стоит. Очень жаль. Из его уст вырвался опечаленный вздох, когда он вдруг остановился, обратив внимание на маску: — Господин Алатус… Как бы Вы не пытались избежать кармы — она настигнет вас всегда. Сколько бы лет не прошло. Вы сумели отсрочить наказание, однако рано или поздно Вы и сами получите по заслугам за все грехи.
Примечания:
Ну вот мы и подошли к концу. Хотелось бы поблагодарить всех вас за то, что всё это время терпеливо читали мою работу и не оставались равнодушными. Я благодарна каждому, кто оставлял отзывы, это безумно многое для меня значило и давало мне мотивацию работать всё усерднее.

Это первая работа, которую я смогла закончить. Прошу прощения за несчастливый конец, однако другой концовки я не вижу. Возможно я напишу эпилог, если вы захотите, однако конец я не изменю, даже не пишите ничего по этому поводу.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты