О этот маленький хрупкий мир

Гет
NC-17
Завершён
93
Размер:
183 страницы, 18 частей
Описание:
Она стоит на пороге выбора. И этот выбор всегда какой-то туманный. Потому что в какую сторону девушка не сделала бы шаг, кажется, что мост, по которому она не согласилась пойти с треском разрушится, заставляя её саму страдать и испытывать удушающее чувство вины.
Давай, девочка, не думай об этом.
Ведь в этом маленьком хрупком мире главное выжить.
А в твоей жизни заинтересована далеко не ты одна.
Посвящение:
Той, что убедила меня вернуться к работе, перечитать и всё изменить. Если бы не ты, мой маленький хрупкий мир так и не увидел бы света.
Примечания автора:
Мне давно запало в душу имя Александра, и я таскала его из фанфика в фанфик примеряя то к одному фэндому, то к другому. Решила оставить её здесь, и с богом отправить в мир титанов . К сожалению, имя Саша фигурирует в основной работе атаки титанов, поэтому в моем фике сокращение имени будет изменено.
Приятного прочтения.

Спойлер: фанфик о чувствах. Здесь очень очень много чувств. Чувства везде. Если вы ничего не чувствуете, или не любите чувства, не читайте.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
93 Нравится 152 Отзывы 25 В сборник Скачать

Самая крепкая опора

Настройки текста

Леви

Я не знал, что могу одновременно чувствовать такой градиент эмоций. Мое грубое холодное сердце не может оставаться в стороне, когда хрупкая нежная девочка находится в руках какого-то ублюдка, сжимающего ее ягодицу. Я зол, яростен, и готов разрубить пополам эту мразь, который что-то сказал девушке, которую я... Которую я что? Ведя Алю сквозь танцующую толпу, мне хочется только одного: утешить. Никогда и ничего я так не хотел, как успокоить ее сейчас. Она нуждается во мне, а я нуждаюсь в ней, и это ощущение закрадывается чем-то приятным возле моей души. Когда я увидел открытую дверь на задний двор дворца, вытащил ее туда и похвалил себя за разумное решение попросить пошить ей пару обуви без каблука, иначе шли бы мы куда дольше. Я не заметил, когда успело стемнеть. На заднем дворе проходят редкие парочки, но глядя на Алю мне хочется спрятать ее от лишних глаз и успокоить. Я затаскиваю ее в самую глушь придворцового сада, и только успеваю завернуть к скамейке, как девушка выдёргивает руку и ее рвёт прямо на землю. Неужели все настолько плохо? Я достаю пару чистых платочков и приобняв за плечи подаю их ей. - Спасибо и прости, что так вышло. – она ещё и виноватой себя чувствует! - Ты блестяще исполнила приказ, тебе не за что просить прощение. - Как минимум за то, что стошнило при тебе. - Меня самого тошнит от одного его вида. Мне жаль, что он положил глаз именно на тебя. Пройдём на лавочку. Мы сидим на уютной скамье, Аля нервно сворачивает в причудливые завитушки второй чистый платочек. Пахнет вечерней влагой, и становится заметно прохладно. Я снимаю свой пиджак, накидывая его на плечи девушки. Вряд ли я когда-то смогу привыкнуть к ее удивлённому взгляду. - Спасибо. - она улыбнулась мне. - Ты расскажешь мне, откуда такая реакция на мужчин? Ты спрятала руки, когда Пиксис хотел произвести светское приветствие, ты позеленела, когда только узнала о том, что тебя хочет пригласить на танец этот ушлёпок. Все из-за того, что произошло когда убили твоих родителей? Я хотел бы, чтоб это прозвучало аккуратно из моих уст, но, к сожалению, я так не умею. - Не думаю, что тебе было бы приятно это слышать. - послышался звонкий выдох. - может когда-то я расскажу тебе, но не сегодня. - Ты не прикоснулась за вечер ни к кусочку еды. - Нервно провожу пятерней по чёлке, затем разворачиваюсь к Але и смотрю ей в глаза, - надо поесть. - Ты видел, сколько там еды? Наши разведчики питаются кашей и иногда довольствуются сыром, а здесь.... это ужасающее расточительство. Как я могу есть что-то с этих столов, понимая, что даже Эрд, Оруо и Гюнтер сидят сейчас в засаде и ничего из этого не смогут попробовать? - Ты действительно так печёшься о них? - Они мои товарищи. - Мы прихватим и для них угощение. - пожимаю плечами я, желая хоть на этом сойтись с ней во мнениях и увести поесть. - Правда? – ох, эти карие глаза, которые меня с ума сводят… - Правда. Идём. - я протянул ей руку, и Аля, второй рукой придерживая пиджак, приняла ее. Мы идём среди столов со всякими яствами. - Посмотри: мясо, рыба... - я хочу, чтоб ее желудок больше не сжимался в спазмах. - Леви, - она крепче взяла руками меня под руку, - я хочу чего-нибудь сладкого. - Сладкого? Где-то здесь были сладкие столы. Идём. Я отыскал столик с конфетами, печеньем и пончиками. Так же там стоят стаканы с соком, и поглядел на девушку. - Ешь, Аля. От одного чувства, что ты мало спишь, а теперь и мало ешь, мне самому нехорошо. - Спасибо за заботу. Она взяла печенье, в форме звезды и стакан апельсинового сока. Я гляжу по сторонам в поисках Эрвина и Петры, но пока не вижу их здесь. - Я больше не хочу. - заключила Аля, расправившись с печеньем. - Ты издеваешься над своим организмом. Не спишь, не ешь. Я просто не возьму тебя на вылазку, имей ввиду. - Куда денешься... - вздохнула она, - у тебя нет права не взять не раненного солдата. - Это ведь можно исправить. - тихо констатировал факт я, а она в ужасе распахнула глаза. - Как? И тут я понял, что до неё неверно дошёл смысл сказанного. - Боже, Аля, я никогда не подниму на тебя руку. Но подсыпать слабительного в твой завтрак - как нефиг делать. - Я же не буду больше завтракать в корпусе! - она снова распахнула глаза. - Боже... зачем же ты принимаешь все близко к сердцу. - я потер глаза а она захохотала. - Не беспокойся, Лёва, я шучу. Я нормально ем, правда, просто запах пота этого мужчины до сих пор стоит у меня в носу. - Скажи, ты хочешь ещё танцевать? - Честно? Нет. - Давай тогда отыщем Эрвина и поедем в поместье. У меня в комнате есть пирожки с картошкой, выпьем чаю и спать. - Давай.- я услышал её охотное согласие. Я взял Алю под руку, и мы отправились на поиски наших товарищей. Некоторое время мы не могли их отыскать, но затем я увидел Петру, что-то очень ярко жестикулирующую Эрвину Смиту. - Что это с ней? - нахмурился я. - Впечатлилась чем-то... - предположила Аля, завернув в шлейф платья конфеты для ребят. Подойдя ближе, я только яснее понял, что Петра не впечатлилась чем-то, она просто пьяна... - Ты зачем позволил ей так напиться? - тихо спросил я Эрвина, когда Петра кинулась обнимать Александру. - Ты не поверишь. Она стояла рядом со мной, я вёл беседу с Закклаем. В ней не больше двух бокалов, я и представить не мог, что ее так унесёт. - Надо ехать обратно. - Как Александра? - спросил Эрвин участливо, глядя как она пытается снять цепкую хватку Петры со своей шеи. - Все нормально. - Вероятно, зла на меня? - Нет, не думаю. - Ну, тогда действительно возвращаемся домой. Я дал своим парням знак к отступлению. Должен признать, бал прошёл относительно спокойно. В карете снова воцарилось молчание. Петра плюхнулась рядом с Алей и уснула у неё на плече. Я смотрю на девушку, которая из сильной, мгновенно может превратиться в беззащитную и уязвимую. Мне становится приятно, что в моменты, когда ей тяжело, она просит меня побыть с ней рядом. Обращаю внимание, что Эрвин тоже смотрит на Александру. С какой целью? Почему он разглядывает ее силуэт в этих сумерках? Кажется, я начинаю сходить с ума. Эрвин, закоренелый холостяк, которого никогда не интересовали отношения, не может вот так вдруг взять и заинтересоваться девушкой. Тем более той, в которой я сам заинтересован. Ведь не может же? Всей честной компанией мы проводили Петру до ее комнаты, а Аля помогла ей лечь спать. - Ну что, я тоже пойду. - тихо сказал Эрвин, чья комната находится на этаж ниже наших. - Доброй ночи, командующий. - тихо сказала Аля. Мне не нравится, что ее голос ещё в чей-то адрес звучит тепло. Но она устала, и вероятно я путаю теплоту с усталостью. - До завтра. - сказал я ему и пригласил Алю взять меня под руку. Мы идём по лесенке на третий этаж, и обстановка кажется как нельзя более подходящей, чтоб вызвать Алю на разговор. - Ты обещала выпить чаю со мной. - напоминаю ей я. Она ярко зевнула. - Давай я надену пижаму и приду, ладно? Я больше ни минуты не хочу находиться в этом платье, уже пару часов мечтаю его с себя снять. Я тоже, Аля, своими руками хотел бы снять с тебя это платье. - на мгновение промелькнуло у меня в мыслях. Но я обещал не торопить события. Через пятнадцать минут она действительно пришла ко мне. Волосы распущены, длинная пижама не предвещает ничего романтического. Я уже разогрел чай в двух кружках и достал пирожки. - Ешь. - я киваю ей на еду, и она на мое огромное удивление послушно берет пирожок, кружку и садится на мою кровать. - Почему у вас с командором такие большие кровати, а у меня маленькая? - спросила она, усаживаясь поудобнее, и жуя пирожок. - Аль? - М? - Откуда ты знаешь, какая кровать у командора? Она перестала жевать и округлила глаза. - Эрд сказал. - Эрд? - я недоверчиво покосился - Эрд! - заверила она. Тогда откуда Эрд знает о кровати командора? Либо Аля врет, либо Эрвин мне что-то не договаривает. Но я скорее желал бы, чтоб Эрд оказался геем, нежели Александра была у Эрвина. - Мы часто здесь бываем, и просто знаем комнаты как свои пять пальцев. Каждый раз мы останавливаемся в одних и тех же. – я решил объяснить ей этот факт. - Ясно. Расскажи мне, почему у тебя никого нет? - вдруг задала вопрос Аля, - ты же красивый, умный, отличный мужчина. Девчонки с тебя глаз не сводят. - Аля, - я сел рядом, с чашкой в руках, - мое желание быть с кем-то было атрофировано, пока ты снова не ворвалась в мою жизнь. - Мне кажется, ты преувеличиваешь мое значение... - Знала бы, как преуменьшаю. Я хочу знать, почему ты так реагируешь на мужчин. - Не на всех мужчин. - она доела пирожок, - только на чужих. - Что ты чувствовала, когда танцевала с Эрвином? - вдруг задал я вопрос Александре, надеясь, что не увижу в глазах смущения, которое присуще влюблённым девочкам, если речь заходит о предмете их воздыхания. И не увидел. Она стала рассматривать узоры на чашечке, крутя ее в руках. - Когда я танцевала с Эрвином, сначала я не думала, что чувствую. Я слушала его, и мне совсем не хотелось выполнять приказ. Но теперь, вероятнее всего, в ситуации когда он настаивает на моем присутствии, или даже при пробежке, мне будет тревожно. Почему-то я выдохнул. Мне хочется ещё больше разговоров с Алей. - А я? Что ты чувствовала, когда танцевала со мной? Я не хочу комплиментов, я хочу понимать, что чем-то отличаюсь от других мужчин в ее глазах. Она посмотрела на меня сонными глазами и улыбнулась. - Леви, рядом с тобой я чувствую покой. Я... - она осеклась и замолчала... - можно я сегодня посплю здесь? В твоей комнате? - Я лягу на полу. - заключил я, абсолютно не показывая, как сильно рад тому, что она останется. - Нет, не надо из-за меня ложиться на пол. Кровать большая. Я лягу с одной стороны, а ты ложись с другой. - Ты совсем меня свести с ума решила? - Я надеюсь на твое благоразумие. - Я и пальцем тебя не трону без твоего согласия. - Знаю. - она уже устраивается на дальней стороне кровати, засунув себя под одеяло и закрыв глаза, - поэтому доверяю тебе и хочу кое что проверить. - Проверить? Что? Я решаю не снимать пижамных штанов и ложусь прям в них. - Если все подтвердится, расскажу. - Интриганка. - улыбаюсь я и выключаю свет. Рядом с ней я заснул спокойно и быстро. Обычно я засыпаю около трёх ночи, сейчас же всего двенадцать. Некоторое время я гляжу на Алю, вдыхая аромат ее парфюма. Но она уже крепко спит. Мой сон длился недолго, я проснулся от ее крика. Резко подскочив на кровати, я вижу, как она сидит, схватившись за голову и плачет. - Аля? Кошмары? - я пытаюсь сохранить максимальное самообладание и двигаюсь к ней. Она качает головой и плачет. Подав ей с тумбочки стакан воды, жду когда она с ним расправится и включаю ночник. Девушка посмотрела на меня испуганными глазами, из которых текут явно обжигающие слёзы, оставляющие влажные полоски на щеках. И вдруг Александра как на духу выпаливает все, что произошло с ней пока я строил свою жизнь здесь. Она рассказывает, как скучала и плакала, как рисовала меня единственной оставшейся чёрной краской, как любила и ненавидела меня, как в ту ночь к ним ворвались воры. В подробностях описала убийство отца и мамы и... как на глазах ещё умирающей матери и прямо напротив моего портрета один из этих гадов надругался над ней самой. Теперь я все понимаю, теперь я все знаю... я сел рядом с ней схватившись за голову. - Я такой идиот! Если бы я остался, если бы я не ушёл, то я бы уберёг тебя! И всю семью уберёг! Почему, Аля, почему ты меня не остановила?! Трясет, злость переполняет мою душу! Я хочу найти этих тварей и засунуть их члены им же в уши и затем перерезать глотки. Аля уже начала успокаиваться после кошмаров и тихо сказала: - Я бы сломала твою жизнь, если бы держала рядом. - За то ты, Аля, ты... - я повернулся к ней, - ты не знала бы этого ужаса! Мы смотрим друг другу в глаза. Я ненавижу себя за то, что оставил ее тогда. - Ты ни в чем не виноват, не надумывай там себе. Кто же знал, какие люди решат посетить мой дом. Сегодня мне снилось, что лицо насильника было лицом этого мужика, с которым я сегодня танцевала. Каждую ночь я вижу подобные кошмары и каждую ночь молюсь, чтоб это было в последний раз. Я честно пытаюсь привыкнуть! И не выходит… Я вижу, как ее трясёт. Протягиваю к ней руки, приглашая обняться, и она покорно ложится ко мне на грудь. Я обнял ее. - Я больше никогда не оставлю тебя и не позволю беде случиться с тобой. Она вздыхает. - Годы идут, а ты не меняешься. Не нужно больше ничего обещать, Лёва. Кто знает, как повернётся жизнь. - Я больше не переживу, если по моей вине с тобой что-то случится. Мой голос не нарочно звучит холодно. - В этом твоей вины нет. Ну, а коли случится, то такова судьба. - Аля... – я не могу подобрать подходящих слов, чтоб доказать ей мои намерения… Я лёг на подушку, все ещё прижимая Алю к себе. Она довольно скоро, пусть и беспокойно, снова уснула в моих объятиях. А я ненавижу себя за то, что не выполнил обещание, не защитил, не уничтожил. Я так и не заснул до утра. Гладил Алю по волосам, слушал ее рваное дыхание и ненавидел эту жизнь. Она не должна была пережить это. Я так отчаянно обещал защитить ее и оставил. Теперь я понимаю, почему она держится особняком и не подпускает меня близко. Теперь я понимаю, почему она не торопит события и ничего не обещает. - Может, ты правда с другим будешь намного счастливей... - тихо вздохнул я. - Да брось, - она уже не спит? - я вообще не знаю, нужно ли мне это счастье? - Аля тоже вздохнула. - Я теперь даже представить не могу, достоин ли я тебя. - Леви, это очень сложный разговор для нас обоих. Ты рванулся что-то строить в своих мыслях сразу, как мы встретились. А этого делать не нужно. - А что нужно? Девушка прижалась ко мне сильнее, зябко кутаясь в одеяло - Просто жить, а дальше видно будет. Ты и сам прекрасно знаешь, что являешься самым близким человеком для меня. - на этих словах все мое нутро сжалось, - и я рада что мы снова рядом. Но ты ставишь вопрос ребром, потому что из всех твоих порывов я читаю вот что,- она начала ловко пародировать мою манеру речи,- « или ты будешь со мной, Аля, или вообще ни с кем.» Нам всем, Леви, рано или поздно нужен кто-то. Я выбираю поздно, и мы со временем поймём, те ли мы люди, которые должны строить иные, романтические отношения. Но как бы не повернулась жизнь, ты все равно будешь единственным, кого я буду считать самым близким человеком. И я прошу, успокойся, не гонись ты за этим желанием вырвать меня из чьих-то зловещих мужских лап. Потому что нет никаких этих лап. А если я захочу чтоб были, да ещё и не твои, то ты вряд ли что-то сможешь с этим сделать. То же самое касается и тебя. Если ты начнёшь строить свои отношения с кем-то другим, пока я не стану готова к ним, я и не пикну. Я просто буду рада, что ты счастлив. - Аля, как-то все это грубо звучит - я нахмурился, мне совсем не улыбается такая перспектива, - но ты сказала все правильно. И после того, что ты рассказала мне ночью, я просто не могу сейчас с тобой не согласиться и силой выводить тебя на отношения. - Ты сам, стремясь вызвать меня на отношения, ещё даже не решил, любишь ли меня. Что? Я не думал об этом. Но уверен, что все, что я чувствую к ней, все чего я хочу - это не просто дружеские порывы. - Леви, я уверена, что после сегодняшней ночи мы стали на огромный шаг ближе друг к другу. И я очень этому рада. Она глядит на меня своими сонными глазами, сказав весьма серьёзную речь. Я не могу потерять ее, ни на вылазках, ни в объятиях другого мужчины. Но почему теперь я чувствую, что не имею право так строго ее удерживать? Почему я чувствую вину за все, что с ней произошло после моих громких обещаний? Наклоняюсь над ее ухом и обнимаю за шею: - Александра, я несмотря ни на что буду рядом. Буду рядом в той роли, в которой ты мне позволишь. Но прошу, главное не отталкивай. - Будь со мной мягче. - тихо говорит она, - и не дави. Быть может мы до смерти рядом будем в неопределённой роли. Ведь нам и без этой определённости хорошо. Лежим и не торопимся к завтраку. А время уже... Я улыбнулся. - Я проверю, чтоб ты все съела. - Я такая голодная, ты и представить не можешь. Пойду соберусь, хочу принять душ до того, как поем. - Зайду за тобой через полчаса. Этот утренний разговор оставил во мне какое-то внутреннее спокойствие. Она даже без определённой роли согласна быть рядом. Но.... Но я знаю себя. Я могу захотеть большего. Быть не просто рядом, а.... обнимать, касаться, наслаждаться взаимностью, ведь я не железный. Боже, Аккерман... ты узнал о всем ужасе, который она пережила. Она сказала, что мы сделали большой шаг друг к другу... а я заставляю ее лететь до того, как мы оба научились ползать. Я посмотрел в зеркало и сам себе улыбнулся. Она идёт мне навстречу, как я и просил. С ее прихода я стал улыбаться чаще, чего раньше за мной не наблюдалось. Я постараюсь, Аля, делать тебе навстречу такие же большие, но аккуратные шаги. И у нас с тобой будет определенная роль друг рядом с другом. Я верю в это.

Аля

После этого разговора, когда скрытых карт больше нет и мы друг перед другом чисты, сердцу стало легче. Теперь Леви знает, почему я не могу прыгнуть в омут с головой необдуманно. Меня очень тронули его слова, что он в любом случае будет рядом. Я тоже буду рядом с ним. В любой роли. Пока я завтракаю, то чувствую его взгляд. Сегодня он сидит за столом с Эрвином, а я, накормив ребят конфетами с бала, слушаю восторгающиеся слова Эрда и смеюсь с Петры, которую настигло явное похмелье. - Вы, девчонки, были просто пушка! - Эрд доедает кашу и улыбаясь смотрит на нас. - Особенно я. - Петра стыдливо прячет глаза. - Да брось, ты весьма забавная, когда пьяна. - Решаю поддержать ее, - так меня обнимала, что я почти поверила в искренность твоих чувств. - Смеёшься? - она шутливо приподняла бровь, - что подумал обо мне Леви... - Ты бы лучше подумала, что думает о тебе командор! - таинственно зашептал Гюнтер, - вчера пока вы ждали карету, ты висла на его локте! - Боже... - Петра зажмурилась и спрятала взгляд. - Успокойся, ты очень романтична выпившая. Мы можем себе это позволить. – пытаюсь успокоить девушку. - А чем вчера закончился случай с тем мужчиной с усиками? - Да ничем интересным... - я пожала плечами и доела завтрак. Автоматически обернувшись на Леви, я встречаюсь с ним взглядом. Мы провели вместе ночь. Мы не спали, мы не занимались сексом... но выворачивали души наизнанку и наконец, становились друг другу снова родными. Я улыбнулась ему. Он отвернулся явно довольный. Тут же я встретилась взглядом с командором и несмотря на внешнее спокойствие, мне показалось что он чем-то встревожен . Ладно, некогда думать об этом. Через три недели новая вылазка, необходимо лучше подготовиться к ней. Ещё немного посидев с ребятами, я взяла тарелку и пошла к мойке, синхронно подойдя к ней с Эрвином Смитом. - Доброе утро, командор. - спокойно и допивая компот поздоровалась я. - Ты избегаешь меня, потому что злишься за вчерашнее? - его голос звучит спокойно, но я чувствую в нем тревожный вопрос. - С чего вы взяли, во-первых, что я на вас злюсь, во-вторых, что избегаю? - Злишься потому что засунул вчера тебя в западню, к этому усатому.... - он пытается подобрать слово, - к этой усатой подосланной крысе. - Да с чего вы взяли, что я злюсь? Все в порядке, я уже отошла от этого инцидента. Приказ есть приказ. Будем считать, что там мы были на разведке. - Почему не пришла на пробежку? - Я... - что ему сказать? Кошусь на Леви, он тоже косится на меня, - Я разговаривала с капитаном Аккерманом. Некрасиво прерывать долгую беседу пробежкой, тем более что на день запланирована тренировка. - Я думал... - Смит тоже замолчал. - О чем? - гляжу в его грустные глаза. Почему-то он только уже глазами заставляет меня чувствовать себя виноватой. - Думал, поговорим на пробежке, ведь я чувствую вину и я... - Вы? - Я ждал тебя. Мне не нравится что внутри меня его слова отзываются приятной волной. Я смотрю на этого мужчину, мощного, сильного, статного и в груди само собой разливается что-то тёплое. - Идём, Александра. - рядом со мной вырастает Леви и берет меня за локоть, - Эрвин, у моих ребят тренировка. - Конечно, - он не прерывает со мной зрительный контакт, - увидимся. И, Леви, зайди ко мне после тренировки, нам надо поговорить. - Зайду. До обеда мы впахивали как проклятые. - Ты чудовищен! - почти срываясь на хрип заявила я Леви, когда он ко мне подошёл. Я лежу на специальном приспособлении для отжиманий штанги, только ноги мои пристегнуты ремнями и двигаться комфортно не получается. Аккерман обошёл меня сзади, взялся за мою штангу и начал немного помогать, тем самым давая отдых. - Ты должна быть максимально сильной и максимально выносливой, Аля. Вдруг я не смогу оказаться рядом. - говорит он, а сам приподнял уголки губ в ехидной улыбке. Ладно, поиграем. - Если рядом не окажешься ты, я справлюсь сама. - Вдруг какой-нибудь из титанов будет слишком обворожительным, и ты не устоишь перед его чарами? Леви что, шутит? Он умеет шутить? - Ну, тогда быть мне титановой невестой. - Даже так? - Такова судьба. - Ты слишком много власти отдаёшь на руки судьбе. - Если бы не так, то мы с тобой бы не встретились. Он отпускает штангу и наиграно задумавшись глядит в небеса. - Ох, ты слышишь эти звуки? Это что, судьба пыхтит? Я чуть не сдохла, когда он вернул мне полный вес штанги и издала тяжкий выдох. - Ты дурак, отстегни меня. - Быть может, мне нравится, когда ты пристёгнута? Не убегаешь от меня. - Да я и так не убегу. У меня все тело ноет. Максимум до кровати. - И будешь спать без кошмаров от усталости. - Я уже пробовала, не выходит. - Надо спать. - Без тебя не знаю, что ли? - Надо показаться врачу. - Это тебе надо показаться врачу. А конкретно психиатру. - Тяжко выдыхаю я, когда он забирает штангу и обходит меня, чтоб расстегнуть ноги. - у тебя склонность к связыванию девушек. - Только одной девушки. - Ты опасней, чем титаны. - За то со мной ты всегда будешь в безопасности. - Я и сама с собой всегда буду в безопасности. - Вчера, когда ты зеленела в руках усача, ты не была в безопасности сама с собой. - Но тем не менее, это от меня он драпал как ужаленный. Леви расстегнул мне ноги и сел напротив меня. - Будь, пожалуйста, иногда немного слабее, чтоб я смог показать себя и занять более высокую ступень в твоих глазах. - Ты в моих глазах стоишь на вершине пищевой цепочки. - Я устала и хочу лечь, - а весь элитный отряд внизу. Ты изверг, Лёва, самый настоящий. - Знаю. - он вздохнул. - но я должен быть уверен что ты со всем справишься. - Я со всем справлюсь, кроме тебя! - иронично кидаю на него взгляд, - окружил меня штангами! Он снова улыбается. И я ему в ответ. - Петра переживает, что ты думаешь о ней невесть что. - Я думаю о ней невесть что. - он проходит мимо состряпав холодный взгляд и иронично косясь на меня. - Поговори с ней? Я серьезно, скажи, что все нормально, а то она сквозь землю провалиться готова. - Ты действительно этого хочешь? - Да. - Хорошо. – откидывает челку рукой. - Спасибо. После обеда меня затащили играть в карты. Затем была лекция от прибывшего капитана Закариаса о том, что капитан Ханджи настаивает сосредоточить силы этой вылазки на поимке пятиметрового титана. Я немного опоздала и присела с краю рядом со светловолосой девушкой, что прибыла с капитаном Миком. Ее волосы короткие, словно у мальчишки, но черты лица женственны, а голубые глаза очень выразительны. Я по привычке достала свой альбом и начала рисовать. Я слушаю капитана, а на моем листе уже появился профиль этой девушки. Длинные ресницы, необычный овал лица... через какое-то время, когда уже отчётливо стало понятно, что на листке ее портрет, я увидела, что краем глаза она наблюдает. - Что ты делаешь? - вдруг спросила девушка, уже повернувшись и посмотрев на лист бумаги - Рисую. - я пожала плечами. - Но ведь это же... я? - Да, это вы. - Почему ты рисуешь меня? - Я люблю рисовать красивых людей. Она смутилась. - Спасибо. А можно... - Забрать портрет? Да, вот. Я очень громко, не задумавшись о том, что здесь сидят три капитана: Смит, Аккерман и Закариас, а последний вообще нервный и я его перебила своим порывом отдать портрет, с треском выдернула листок из альбома. Он замолчал. Я, округлив глаза, уставилась на этот лист, поняв, что произошло. Черт... ну и почему нельзя было просто сделать вид, что ничего не было и продолжить речь... Он встал. Ступая тяжёлыми сапогами, отправился в мою сторону. Дойдя до меня, наклонился через парту и... Понюхал меня? - Вы что делаете, извращенец?!- я перепугалась, всунула листок девушке в руки, а сама резко встала и выставила перед собой карандаш, как нож. - Прости, кто? Здесь сидит весь элитный отряд, весь отряд командора и я пытаюсь обороняться карандашом. Воцарилась тишина. - Вы зачем меня понюхали? - Ты зачем меня прервала? - Я приношу извинения! Но это не оправдывает того, что вы меня понюхали. Снова тишина. И вдруг раздался тихий хохот девушки, что сидела рядом со мной. Она тоже встала и смело посмотрела в глаза капитану-извращенцу-Закариасу. - Капитан, это я виновата, попросила ее подарить мне рисунок. - Какой рисунок, Нанаба? - он сузил глаза, видимо не веря. - Вот. - она развернула перед его носом ее портрет. - Девушка нарисовала меня и очень даже здорово. - Да, рисунок действительно хороший. Но зачем так трещать? Я о важных делах говорю! Я гляжу на Леви, он прикрыл глаза пальцами, видимо понимая всю комичность ситуации. - А зачем меня нюхать? - Ты первая затрещала. - Это не повод! - Какой отряд? - он включил командный тон - Элитный отряд капитана Аккермана. – отрепетировано отчеканила я. - Убери оружие, - он пальцем опустил мой карандаш, - и больше не скрипи, элитный боец капитана Аккермана. Я села и прижала к себе блокнот, а он продолжил. Что за фигня? Вчера один идиот лапал мою ягодицу, сегодня другой придурок меня нюхает. - У него особенность такая. Он обладает чутким обонянием. На разведке, благодаря этому, он чувствует приближающихся титанов ещё издалека. Меня Нанаба зовут. - Александра. - я посмотрела на нее. - Ты чего такая шуганная? - Просто не привыкла, что меня могут обнюхать чужие мужики. - Он хороший, просто сегодня напряжённый день и он не объяснился... - Сдались мне его эти... объяснения. Вот, сейчас... Я открыла альбом, нашла его портрет, и аккуратно, почти неслышно отодрала лист из альбома. - Держи, я не ношу извращенцев в альбоме. - Можно взглянуть? -Нанаба хихикнула, протянула руку к альбому и взяла рисунок Мика. - Конечно. Пока я, скуксив недовольное лицо, дослушивала капитана Извращенца, Нанаба листала мой альбом, разглядывая каждый рисунок в нем. - Ты невероятна, я никогда не видела столь красивых карандашных рисунков! Мало кто умеет так хорошо рисовать... - Если вы здесь надолго, могу зарисовать тебя, к примеру, на поле с лошадьми... - Мы отбываем завтра в обед. А ты можешь... - она оглянулась по сторонам и сделала вид, что здесь нет большой аудитории и всех этих людей, - нарисовать нас с капитаном Закариасом? - Чего? - я вытаращилась на неё, - я его рисовать не буду. - Послушай, Аля... - она опустила ресницы, - нас на следующей вылазке может не стать. Нас могут сожрать титаны или что-нибудь ещё. Было бы здорово, если б у нас.... - Ладно, уговорила. - я закатила глаза не дослушав девушку. - завтра на рассвете в саду у поместья. Нанаба просияла. Она улыбнулась и показала мне ряд ровных белых зубов. - Спасибо! - Пока не за что благодарить. * А быть может, Леви прав? Я мало устаю, чтоб вырубиться и спать крепким сном? Скоро вылазка, а я боюсь, что буду невнимательна из-за недостатка сна. Как выяснилось, Леви не имеет такого влияния на мой сон, как товарищ Смит. А лучше бы имел... Я натягиваю спортивную одежду и выхожу в сгущающиеся сумерки. Круг. Второй. Тринадцатый. Двадцатый. Ноги дьявольски болят, руки после тренировки кажется, попрощались со мной, и теперь действительно, все, что я могу ими делать - марать бумагу зарисовками. Двадцать пятый круг. Я стала куда выносливее, чем раньше. Изверг Леви делает из меня нечто неясное мне. Я вспоминаю, как эта холодная льдина гладила меня ночью по волосам. Я не уснула после кошмара, лишь дремала. Он бережно охранял те крупицы сна, что помогали мне сотворить хотя бы дремоту. Но как здорово я вырубаюсь рядом с Эрвином... почему так? Как понять причину этого явления? Я сажусь в траву. Пахнет наступлением ночи. Первые звёзды возвещают о отбое. Может, попробовать спать здесь? Я легла. «Знаешь, мам... - пронеслось в моей голове обращение к матери, - ты научила меня рисовать, но лучше бы научила понимать мужчин. Они такие сложные...» - Ты чего тут валяешься, художница? - прозвучал голос Нанабы и она села рядом. - Пытаюсь найти с ночью общий язык. - Ты по жизни такая присвиснутая? - она изогнула красивую бровь и покосилась на меня... - Вот скажи, у вас с капитаном-извращенцем серьезно? Я уже думала над этим, когда вышла из аудитории. Но раз Нанаба тут, я все же спрошу. Мне надо понять... - ААААААА?????! - она вытаращилась на меня, как на призрак, - ты с чего вообще взяла, что между нами что-то есть? - А разве нет? - я прислушиваюсь к своему сердцебиению и дыханию, они стали медленными и спокойными. Как у засыпающего человека. - Ну... вообще-то нет... – Девушка, тепло улыбаясь, стала глядеть на свои пальцы, - мы просто... - Хорошо дружите? – внезапно дополнила я. - Ну, вроде того... а почему ты спрашиваешь? - Ну... просто... - Это как-то связано с тем, что два капитана разведки не сводили с тебя глаз большую часть времени собрания? - Чего? - я нахмурилась. Что за новости.... - Аля, - Нанаба посмотрела на звёзды, - я из наблюдательного отряда, и наблюдать - мое хобби. Что капитан Аккерман что командор смотрели на тебя чуть-ли не томно вздыхая. - Ну, насчёт томно вздыхая ты явно не права. Просто твой извращенец меня понюхал, я немного эмоционально отреагировала, вот они и сожалели, что со мной знакомы.... - Ты просто не видела их взгляды - Я оборонялась карандашом. - сухо подметила я, - на меня все таращились. Мне стрёмно. – и когда я начала выражаться словечками Аккермана? - Да брось, разрядила обстановку. - Ага. - я закатила глаза. - Но ведь я видела именно тебя с капитаном Леви перед собранием. Вы сидели здесь, на этой самой площадке и очень мило разговаривали и я ПЕРВЫЙ РАЗ В СВОЕЙ ЖИЗНИ, - она начала восклицать, - ВИДЕЛА, КАК ОН УЛЫБАЕТСЯ!!!! Между вами явно что-то есть! - Нет. Мы... просто хорошо дружим. - Эрвин тоже смотрел на тебя. Можешь меня переубеждать, но я останусь при своём. - Даже не буду начинать, пойду посплю. - Рада была знакомству. - И я. - Завтра на рассвете? - Нанаба осталась сидеть на траве, и задала последний вопрос, даже не оборачиваясь. - Завтра на рассвете.
Примечания:
ПРЕВЬЮ К СЛЕДУЮЩЕЙ ГЛАВЕ
Смотрит на меня слегка улыбаясь, приглаживая челку ладонью. Одет строго: чёрная рубашка, брюки...
- Тебе идёт это платье. - он медленно поднимает взгляд с ног к лицу.
- Спасибо.
- У меня кое-что есть для тебя.
- Что?
Он вытаскивает из кармана широкий белый шелковый шарфик и показывает его мне
- Что это?
- Хочу завязать тебе глаза.
- Да? Зачем?
- Прекрати задавать вопросы, и просто сделай, как я прошу. Ты доверяешь мне?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты