royal clusterfuck

Слэш
R
В процессе
24
автор
Размер:
планируется Миди, написано 36 страниц, 8 частей
Описание:
Взгляни на мир через очки своей гомосексуальности.
Посвящение:
Волчонку за вдохновение.
Примечания автора:
О названии: "royal clusterfuck" — это английский аналог фразы "полный пиздец". По-другому назвать язык не повернулся, хотя что-то подсказывает, что называть надо было "ну ёб твою мать" (он ещё не раз это скажет).
Мой Исак не такой, как в сериале. Мой Исак сохранил чувство юмора и некий оптимизм несмотря на всё то, через что ему пришлось пройти. По крайней мере, ему самому кажется, что он смешно шутит.
Как по мне, фраза "сам себе клоун" является идеальным описанием характера Исака. Обратите внимание, что все шутки он отпускает только сам с собой. Это не значит, что с друзьями он такой же клоун.
Возможно, это будет сборник драбблов, возможно, проявится сюжетная линия. На данный момент это то, как выглядит начало крисака со стороны Исака.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
24 Нравится 25 Отзывы 10 В сборник Скачать

III. «Операция капитуляция или «Слава тебе!..»

Настройки текста
Примечания:
Песня, которую поёт Исак — вариант перевода песни "Rufus Wainwright —Hallelujah". Советую прослушать её при прочтении эпизода с игрой на пианино.
"Слава тебе!.." — отсылка к "Гранатовому браслету" Куприна. Энергия у песни и произведения, как по мне, одинаковая.
      Исак ещё долго смотрел вслед уходящему курьеру, а затем столько же времени втыкал в коробки с пиццей. Они лежали на столе, Исак сидел в двух метрах от них на диване. Гипнотизировал взглядом, будто ожидая, что те на его глазах трансформируются в людей в белых халатах. Ведь это галлюцинации? Ему это всё привиделось? Это же неправда?       В конце концов голод пересилил моральные устои, и размышлять о реальности происходящего Исак продолжил, жуя пиццу и запивая её колой. Пицца была явной не дешёвой, а Исак недостаточно голодным, чтоб не заметить этого. Ну ёб твою мать. Уважаемые знатоки, внимание, вопрос: как Исак упустил тот момент, когда Крис, мать его, Шистад начал катить к нему свои яйца?       Вопрос был слишком трудный для решения одной головой. Буквально через десять минут Исак уже созывал консилиум, также известный в узких кругах как Саммит большой тройки (в семестре). На самом деле, четвёрки, но когда всплыло это название, Исак с Юнасом справедливо рассудили, что каждый из них тянет исключительно на одну половину.       Полчаса спустя консилиум восседал на кровати Исака, дожёвывая пиццу и задумчиво рассматривая окружающее убранство. Исак откровенно не выдержал такого прессинга и выпалил:       — Ну и? Что делать-то будем?       — А почему что-то делать должны мы? — Магди вскинул брови. — Он вроде как только к тебе подкатывает, или я что-то упустил?       — Я один не справлюсь с этой проблемой, — Исак шумно выдохнул. Перед тем, как получить ценные советы от друзей, было необходимо выслушать тонну подколок с их стороны.       — Проблема, мой юный кучерявый друг, — Магди с трудом сглотнул слишком большой кусок пиццы и наставительно указал пальцем вверх. — Будет тогда, когда он припрёт тебя к стенке в тёмной подворотне и потребует расплатиться за пиццу.       — Вот тогда, мой юный чернокожий друг, — ядовито выплюнул Исак. — Я обязательно позвоню вам, поскольку пиццу сточил не я один.       — Я не готов сосать у Шистада, — задумчиво пробубнил Магнус, вытирая со рта крошки. — Вильде не поймёт.       Молчавший до этого Юнас повернулся к Исаку с лёгким прищуром:       — А может, он просто продолжит молча кормить тебя, не требуя ничего взамен? — в глазах явно была надежда халявной наживы. Магнус хохотнул.       — Ну он же не Скрудж МакДак, чтобы постоянно тратить на Исака деньги.       — Скрудж МуДак он, — ворчливо отозвался Исак и потёр лицо ладонями. Ценных советов всё ещё не было.       Задумчивую тишину развеяла мелодия звонка на телефоне Исака. Тот медленно повернул голову к лежащему на подушке мобильному и тут же подскочил, как ошпаренный.       — Это Крис! Блядь!       Трое друзей, услышав имя Шистада, всполошились, как наседки, соскакивая с нагретых мест и начиная бестолково метаться по комнате. Кто-то подавился недожёванной пиццей и закашлялся.       — Не бери!       — Возьми!       — Сбрось и напиши, что занят!       — Да не бери ты!       — Возьми трубку, Исак!       — Дождись, пока перестанет звонить, и потом перезвони сам!       — Да возьми ты уже!       — Тихо, блядь! Заткнулись все, я беру трубку! И чтобы ни одного звука! — Исак лихорадочно схватил мобильник, пытаясь вспомнить, как ответить на звонок.       — На громкую связь! — прошипел Юнас перед тем, как Исак нажал зелёную трубку. В комнате мгновенно повисла гробовая тишина.       — Привет, принцесса, — голос Криса в трубке звучал приглушённо, хотя даже так было слышно, что он, как всегда, доволен жизнью и собой. На фоне размеренно урчал мотор машины. — Получил мой подарок?       — Мм, привет. Да, получил, — Исак постарался придать своему голосу максимально скучающую интонацию. Шистад не отвечал, видимо, ожидая продолжения, и поэтому Исак ляпнул первое, что пришло в голову. — Очень вкусно, спасибо.       На лицах друзей отобразился весь спектр эмоций от «Ебаный в рот!» до «Какого хера ты несёшь, Исак?!». Вальтерсен активно зажестикулировал и начал строить друзьям гримасы, чтоб не сбивали его с толку. У него тряслись руки, а сердце бешено колотилось.       — Не сомневался в этом. Так что у нас дальше на повестке дня?       — У нас? У кого у нас? На какой повестке какого дня? — Исак активировал режим дурака и для убедительности удивлённо вскинул брови, хоть Крис и не мог его видеть.       — Ты сам сказал про конфетно-минетный период, принцесса. Я тебя за язык не тянул. — Крис довольно хохотнул. — Делаю соответствующие выводы.       У Магнуса отвисла челюсть. Магди, казалось, побледнел, хотя как это вообще возможно? Брови Юнаса отправились в гости к своим собратьям волосам. У Исака же просто глаза округлились до такой степени, что, кажется, толкни его в спину, и они выпадут и укатятся под кровать, весело подмигивая окружающим.       — Ты... Ты предлагаешь мне отсосать тебе?       — А разве это не подразумевалось? — Крис, кажется, искренне недоумевал, что кто-то в этом мире не хочет отсосать ему.       Исак проморгался и хотел было отшутиться, но что-то ему не позволило. Маленькая сучка внутри Исака (хотя он предпочитал величать её гордостью) встрепенулась и опасно прищурилась.       — Так, мальчик, — Вальтерсен сам не узнал свой голос. — Не знаю, за кого ты меня принял, но советую подумать ещё раз. Правда решил, что меня можно купить пиццей? Тебе вернуть за неё деньги? Не вопрос, — в голосе холод, высокомерие, презрение. И расслабленность человека, не воспринимающего собеседника всерьёз. — Я тебе не девочка по вызову и тем более не сохнущая по тебе первокурсница. Гуляй, мальчик, свободен. — И сбросил звонок.       Тишина взорвалась дружным «О-О-О-О-О», а затем хохотом, криками, обезьяньими визгами. Громче всех визжал Исак, подпрыгивая едва ли не до уровня стола и хватаясь за руки скачущих вокруг него с видом облитых водой шимпанзе друзей.       — Это вообще что было?!       — Охуеть, как ты его!       — Ты где этому научился?!       — Ты что, только что отшил Шистада?!       — Я только что отшил Шистада, — не веря своим словам, повторил Исак, и визг возобновился.

***

      Парни шли по школьному коридору, продолжая обсуждать случившиеся. В центре шагал гордый собой Исак, улыбаясь и на разный манер повторяя собственные фразы. Веселье прервалось неожиданным «Шухер!!» Васкеса. За углом послышались знакомые голоса. Ну ёб твою мать.       Вся компания, не сговариваясь, метнулась в находящийся рядом мужской туалет, толкаясь и отпихивая друг друга. Осознав, что голоса приближаются, Исак ломанулся в одну из кабинок, за ним Магнус и Магди. Это было похоже на игру «займи стул», поскольку кабинок было только три и Юнас не успел. Он ещё пару раз метнулся от дверей к раковинам и в конце концов замер у последних, делая вид, что моет руки.       В туалет зашёл Крис, продолжая начатый с кем-то из Пенетраторов ещё в коридоре диалог. Увидев Васкеса, он притормозил, замолчав, а затем решительно шагнул к парню. Исак в кабинке затаил дыхание, не обращая внимания на колотящееся в ушах сердце.       — Как жизнь, Юнас?       — Нормально, — подрагивающий голос Юнаса выдавал его с потрохами, но он натянул на себя максимально отрешённое выражение лица. — Потихоньку. Ты как?       — На манеже одни и те же, — судя по всему, Крис махнул рукой. — Но появилась одна тёмная лошадка. К тому же дикая и необузданная.       — Да? Ты о чём? — Юнас так старательно изображал удивление, что Исак зажал себе рот ладонью, чтобы не заржать.       — О твоём дружке, Исаке, — Шистад облокотился на раковину одной рукой и склонил голову. — Ведёт себя очень грубо и неприветливо. Он всегда такой или только мне везёт?       Исак слышал, как скрипят извилины в голове у Юнаса, пока тот думал, какой вариант ответа верный. Ну же, не подведи.       — Всегда, — наконец сказал Васкес. — Получить его доверие достаточно тяжело, а с левыми людьми он вообще ведёт себя, как хамло.       — Интересно, — голос Шистада звучал задумчиво. — Очень интересно. Ладно, бывай.       Умный Магди сообразил, что просто так Крис не уйдёт, и, для виду нажав кнопку слива, вышел из кабинки.       Исак практически сполз по стенке, прикрывая глаза ладонью.

***

      «Хочу узнать тебя поближе. Давай покатаемся сегодня?»       Четвёртое сообщение за два дня. Чёрт дери этого Шистада. Как вообще можно быть таким... Таким?! Исак даже подходящего слова не находил. На сообщения Криса он не отвечал, но тот всё равно продолжал писать. Вот же упёртый засранец.       «Мама учила меня не садиться в машину к незнакомым дядям. Что ты хочешь?»       «Тебя»       Исак задохнулся, залился краской, сдулся и упал лицом в подушку. У него не было заранее подготовленного ответа.       «Недоступная опция»       «Тогда покататься. Или услышать твоё пение. А лучше всё вместе»       «Дохуя хочешь»       «Ты снова голодный, поэтому такой злой? Заказать ещё пиццы?»       «Да. Нет. Не канифоль мозги, Шистад»       «Спой, светик, не стыдись»       «Ты отъебёшься, если я спою?»       «О да»       Исак шумно выдохнул и затих на несколько минут. Он не мог объяснить причины такого своего поведения. Крис по-прежнему ему нравился, Криса по-прежнему хотелось трахнуть. Но когда он оказался на немыслимо коротком расстоянии... Исак испугался. Скрывал свои чувства, отталкивал. С этим нужно было что-то делать.       «Хорошо. Сейчас же сажусь за пианино. Не мои проблемы, как ты услышишь это»       Вальтерсен поднялся с кровати, потянулся, похрустел всеми костями. Игра на пианино всегда его успокаивала, даром что он забросил свои музыкальные увлечения уже давно.       Подойдя к родному инструменту, Исак открыл крышку и по привычке задумчиво пробежался пальцами по клавишам. Они были тёплые, как будто кто-то совсем недавно касался их. Вальтерсен прикрыл глаза и бездумно надавил оду из клавиш — он точно знал, какой звук она издаст. Когда-то давно ему пророчили великое будущее в музыке, но Исака тяготели правила, которым его заставляли следовать. Найти свободу в искусстве можно только тогда, когда искусство идёт из души, а не из книжки с нотами.       Сел за пианино, положил пальцы на клавиши, ноги на педали. Глубокий вздох, прикрыть глаза... Плавная мелодия зазвучала по комнате, обнимая Исака со спины и закрывая его от всего остального мира. Кажется, даже птицы за открытым окном притихли. Сначала тихий, но быстро набирающий нужную высоту голос вплетается в мелодию...       «...я слышу тайный звукоряд, Давид играет, царь так рад, Но что тебе до музыки, спрошу я? Один аккорд, другой аккорд, Взлетел мажор, упал минор, И царь поёт в восторге — аллилуйя!..       Аллилуйя, аллилуйя,       Аллилуйя, аллилу-у-уя...       Ты верил, но хотел бы знать, Смотрел — она ложилась спать, Краса в лучах Луны твой мир свернула... Ты связан ей, разбит твой трон, Ты ей низвержен, как Самсон!.. Но с губ твоих срывалось — аллилуйя...       Аллилуйя, аллилуйя,       Аллилуйя, аллилу-у-уя...»       Исак едва заметно хмурится, ударяя по клавишам последний раз, выжимая из них тот самый протяжный звук, «Слава тебе!..»       Открывает глаза. Он будто вернулся в реальный мир из другого измерения. Последние звуки рассеялись, за окном снова поют птицы и вдалеке — гудят машины. Исак поднимается, как в трансе, подходит к окну и натыкается взглядом на начищенный до блеска чёрный Мерседес и стоящую рядом знакомую фигуру.       Ну ёб твою мать.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты