Решим все мирно

Слэш
NC-17
Завершён
61
автор
Размер:
48 страниц, 6 частей
Описание:
Лютик — эмоциональный, вспыльчивый, смазливый, искренне любящий. Геральт — почти что бог, сошедший не то с небес, не то с обложки, да еще и обеспеченный. Они были для окружающих идеальной парой, примером крепкого и прочного союза.

Были. Потому что Лютик ненавидит, когда на него не обращают внимание.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
61 Нравится 11 Отзывы 18 В сборник Скачать

Приезжай, а?

Настройки текста
Примечания:
Короче, тут будет немного сонгфика на песню Guns'n'Roses — Don't you cry

Также фоном звучали, а значит и задавали атмосферу песни
Christina Aguilera - Hurt
Amy Winehouse - Back To Black (отдельные тысячи сердечек)
Berlin - Take My Breath Away
Roxette - It Must Have Been Love
Darren Hayes - Insatiable
George Michael - Jesus to a Child (что удивительно, это задало атмосферу постельной сцене. ох, богохульство, получается)
Sting - Desert Rose | Shape of my heart (тоже туда же, к постельным сценам)
...
хм, надо начать делать плейлисты, хотя бы для себя, лол
Лютик стоял рядом с Геральтом, шмыгая носом. Красные глаза уже давно не слезились — кончились слезы. Веки опухли, красный кончик носа тоже, а сам Лютик выглядел откровенно неважно. Он готовился к репетиции и даже подкрасил глаза темным карандашом, который из-за слез стек под глаза. Благо, он был относительно стойким, так то парень не превратился в панду. Он молча наблюдал, как Геральт собирает вещи, иногда кидая короткие взгляды на собственный чемодан, который валялся в углу комнаты раскрытый и похожий на монстра с распоротым брюхом. — Лютик, пойми, прошу, — Геральт выпрямился и, вздохнув, подошел к Юлиану, но тот отшатнулся от мужчины, кинув на него полный ненависти взгляд. — Что я должен понять? Что ты снова навешал мне лапши на уши, а потом сделал вид, что ничего не обещал? — произнес он, затравлено-злобно глядя на мужчину. — Я же объяснил тебе. Я действительно должен уехать. Всего неделя — я встречусь со всеми важными людьми, заключу контракты и сразу к тебе под крыло, — произнес Геральт и сел на кровать рядом со своим чемоданом, — всего неделя, слышишь? — Дело не в сроке, как ты не поймешь! — слезы снова покатились из глаз, — ты обещал, что мы будем эти выходные вдвоем! Вдвоем, слышишь? Мы месяц уже не можем просто побыть друг с другом! То у тебя встречи, то твои родители приезжают, то ты прям перед выходными улетаешь на другой континент! Если я надоел тебе, если у тебя появился кто-то — так имей смелость сказать, не рви мне душу! Он еле сдерживался, чтобы не разрыдаться снова. Слезы градом текли из его глаз, и он вытирал их тыльной стороной ладони, размазывая карандаш сильнее. — Не неси ерунды, — нахмурился мужчина, — никого кроме тебя у меня нет. Мужчина встал с кровати и опустился перед супругом на колени, обнимая его и прижимаясь щекой к его животу. — Милый, ты же уже взрослый мальчик, ты понимаешь, что я не могу бросить все свои рабочие дела, — произнес он, поглаживая Юлиана по спине. — Иногда мне снова хочется стать тем мелким Лютиком, который, по твоему мнению, ничего не понимал, поэтому ради него можно было уйти даже с важного совещания. Потому что взрослый Лютик получает только кучу дерьма и пару извинений после, — прошипел парень и выпутался из объятий. — Вали, куда хочешь. Мне есть, чем заняться в твое отсутствие. Он отошел в другой угол комнаты, где валялся его чемодан и начал меланхолично его разбирать, сдерживая подкатывающую к горлу истерику. Он нашел чудесный уютный дом для них двоих. Никого — только он и Геральт. Накупил кучу продуктов, из которых они могли бы делать шикарные завтраки и ужины. Рядом с домом озеро, лодка. Это должны были быть безумно романтичные и в то же время горячие выходные. Юлиан чувствовал себя паршиво и униженно, доставая свои вещи из чемодана и закидывая их обратно в шкаф, пока Геральт укладывал свои рубашки. Парень услышал шаги рядом с собой и резко повернул голову. Его глаза встретились с виноватыми глазами супруга. — Скажи, что я могу для тебя сделать, чтобы ты перестал на меня обижаться? Думаешь, я счастлив оттого, что должен уехать? — произнес он, садясь рядом. «Ты будешь гулять у океана в перерывах между своими переговорами и пить свой любимый виски», — пронеслось в голове у Лютика. — Я не думаю, что ты будешь там грустить, — фыркнул парень, понимая, что Геральт же, черт возьми, мог купить два билета. Забронировать номер на двоих. А он… А он решил ехать один. Лютик даже не мог понять, ревнует он или нет. Внутри было пусто, как будто ржавой ложкой изнутри все выскребли и выбросили на помойку. — Когда ты уже уедешь? — выдохнул он, глядя в стену перед собой. — Через полчаса буду вызывать такси, — произнес мужчина. — Прекрасно, я тогда проведу это время в ванной. Надеюсь, когда я выйду, тебя уже не будет дома, — он встал, пнул с силой свой чемодан и вышел из спальни, оставив Геральта один на один со своими мыслями. Он включил воду на полную мощь, включил погромче музыку, чтобы не было слышно его рыданий. А потом сам из-за приоткрытой двери наблюдал за Геральтом, уходящим из дома. Когда громко хлопнула дверь и скрипнули шины, Юлиан обессиленно сел на пол и зарыдал. Громко, в голос, как не мог сделать раньше. Щеки были черными от карандаша и туши. Лицо распухло, глаза и нос красные, а внутри совершенно пусто. Геральт не мог так с ним поступить, но, сукин сын, он уехал один! Один, хотя раньше в такие долгие командировки они ездили вместе! Лютик чувствовал себя преданным, ненужным, нелюбимым. Несмотря на все слова и уверения мужа, что он любит Лютика также сильно, как и всегда любил. Юлиан все-таки нашел в себе силы принять ванную, привести себя в порядок и, замотавшись в уютный пушистый халат сесть в гостиной с бутылкой виски напротив огромной плазмы, где шел какой-то сериал. Лютик не вникал в сюжет. Он просто пил, иногда поглядывал в окно, наблюдая, как сгущаются сумерки. Чем больше он пьянел, тем сильнее росло его желание отомстить, выплеснуть свою обиду. И идея у него была только одна. Взяв телефон, он набрал номер Ламберта и стал терпеливо вслушиваться в гудки. Тот ответил далеко не сразу. — Привет! Поражен твоей настойчивостью. Что-то случилось? — услышал Лютик знакомый голос. — Привет, да! Мне стало скучно, да и виски дома начал заканчиваться… Не хочешь заглянуть и помочь решить проблему с… — он покрутил в руке полупустую бутылки, — с кончающимся алкоголем? — Эм… — повисло недолгое молчание. Ламберт откашлялся и продолжил, — а ты один что ли? Ты же вроде как куда-то уехать должен был. Лютик грустно усмехнулся. Было приятно, что ли, оттого, что Ламберт запомнил это. — Ага, один. Уехали без меня, — произнес он, — неважно. Так ты приедешь? — Кинь адрес смской, — ответил коротко Ламберт, и Лютик заулыбался шире. — Сейчас. Напишешь потом, через сколько примерно будешь, хорошо? — Ок, давай. Лютик допил залпом остатки алкоголя и скинул с себя халат. Нужно было привести себя в порядок и встретить Ламберта во всеоружии. Если раньше его много чего сдерживало от хорошего (вероятно) секса не с мужем, то сейчас не держало ничего. Он голышом дошел до спальни и открыл шкаф. Конечно, он мог бы вырядиться как распоследняя проститутка из дешевого борделя, но, благо, даже пьяному мозгу хватило соображаловки, что нужно все-таки быть посдержданнее. Он остановился на узких джинсовых шортах до середины бедра и свободной темно-серой футболке с каким-то застиранным принтом. Вроде как раньше здесь был демонического вида зверь. Он красиво растрепал волосы и подвел карандашом глаза. Отражение в зеркале ему безумно нравилось, а пьяные взгляд даже добавлял шарма. Лютик пообещал себе, что проведет эту ночь незабываемо. К приходу Ламберта он уже успел немного протрезветь, пока резал сыр и колбасу, относительно красиво сервировал закуски на тарелке и тащил их в гостиную. Ламберт стоял на пороге с бутылкой джина в одной руке и тоником в другой. Лютик восхищенно смотрел на него и даже не сразу сообразил, что гостя нужно пустить. Что именно его восхитило, он не мог сформулировать. — Пустишь? — усмехнулся мужчина, и Юлиан, спохватившись, освободил проход. От Ламберта приятно пахло уличной прохладой, машинным маслом и каким-то парфюмом. Хотелось зарыться носом в его волосы и запоминать этот запах до мелочей. Но вместо этого Лютик кивнул Ламберту на диван, а сам принес стаканы и разлил алкоголь. — Извини, льда нет, — пожал он плечами и сел рядом. — Так что у тебя произошло, расскажешь? — Ламберт повернул голову и посмотрел Лютику в глаза. Того пробрало до мурашек от этого взгляда. — Ничего нового — мой супруг наобещал мне, что мы наконец-то будем вдвоем, а в итоге сам свалил в штаты на какую-то супер важную встречу. Меня поставил перед фактом за несколько часов до вылета самолета, — Лютик грустно рассмеялся, — спасибо, что хоть извинился и вообще предупредил. Да и хер на него, мне надоело. — И ты решил отомстить и позвал меня? — хмыкнул Ламберт. Юлиан вскинул бровь и встал на колени на диване рядом с Ламбертом, так что теперь он был повернут к нему лицом и мог видеть его глаза. — Вовсе нет, — честно ответил Юлиан, — если бы я захотел отомстить и перепихнуться, я бы пошел в бар или клуб. Для такого лучше подходят ван найт стенды. Чтобы быть уверенным, что больше человек не будет мелькать у тебя перед глазами. — Тогда почему ты позвал меня? — рыжий хитро прищурился и склонил голову набок в сторону Юлиана. — Хотел увидеть тебя. Ну и, конечно, если повезет, еще и потрахаться. Не просто, а именно с тобой, — произнес парень и пьяно улыбнулся. Он развернулся кое-как, взял со столика свой стакан и сделал пару крупных глотков. Ламберт тоже отпил джин, убрал стакан и положил руку на поясницу Лютика. Тот вздрогнул и прикрыл глаза. — Знаешь, ты мне понравился еще с первого взгляда, — произнес задумчиво мужчина, перебирая пальцами по футболке Лютика, — ну, когда я тебя в спортивном зале увидел. — Ты же до этого видел меня на концерте, — хмыкнул Лютик и сделал еще глоток. — Ага, но там как-то не заострил внимания. В конце концов, там я был занят другими делами. А в зале удалось тебя рассмотреть. Ты очень красивый, — произнес Ламберт, понижая голос. — Не говори, пожалуйста, что ты успел влюбиться в меня, — нахмурился Юлиан. — О, нет, не переживай, — рассмеялся Ламберт, увереннее укладывая ладонь на пояснице, — влюбляться я не планирую еще лет двадцать, с меня хватит. Но что-то в тебе цепляет. Знаешь, есть какая-то чертовщина в твоих глазах. Лютик довольно улыбнулся и зажмурился, позволяя гладить себя. — А, может, чертовщина не только в глазах? — произнес он хрипло, — а сам я и есть воплощение дьявольщины, м? — Тогда мне придется переквалифицироваться в охотника на демонов, чтобы приручить тебя, так? — усмехнулся мужчина и несильно надавил чуть повыше поясницы, чтобы Лютик наклонился к нему. Парень подался вперед, упираясь ладонями в спинку дивана по бокам от лица, и его лицо замерло в паре сантиметров от Ламберта. Он мог сейчас разглядеть каждую морщинку в уголках его глаз, каждую линию неровных шрамов. А он смотрел только в глаза, утопая в их зелени. — У тебя глаза красивые, — произнес негромко парень, а Ламберт вместо ответа потянулся вперед и коснулся его губ. Это стало точкой невозврата. До этого момента Юлиан думал, что все еще можно свести в шутку в любую секунду. Посмеяться, списать все на выпитый алкоголь, перевести все совершенно в другое русло. А сейчас он жадно отвечал на поцелуй, его руки соскользнули на плечи Ламберта, а тот рывком усадил парня на колени, прижимая к себе ближе. Юлиан кусал губы мужчины, вылизывал его десна; он как будто хотел съесть Ламберта без остатка. И тот отвечал ему тем же, крепко сжимая то бедра, то бока парня, то скользя рукой по спине и путаясь пальцами в волосах. Воздуха не хватало, но ни один не пытался отстраниться. Когда уже нечем было дышать, Ламберт прервал поцелуй и, тяжело дыша, прижался носом к носу Лютика, глядя в его глаза. Слишком много зрительного контакта для одного вечера. — Должен сказать, ты потрясающе целуешься, — усмехнулся хрипло Ламберт, продолжая прижимать к себе Юлиана. — Взаимно, — улыбнулся тот и, поддавшись внезапному порыву, легко укусил Ламберта за кончик носа. Просто захотелось. — И что это было? — улыбнулся мужчина, понизив голос до проникающего под кожу шепота. — Просто так, — так же шепотом ответил Лютик, прижимаясь лбом ко лбу, — захотелось тебя укусить. — Я заметил, ты любишь кусаться. — Ну ты же сам сказал, что есть во мне какая-то чертовщина. Они были слишком близко, на секунду Лютику показалось, что даже с Геральтом он не был так близко, в последнее время уж точно. Но не было чувства вины, стыда. Просто хотелось и дальше быть вот так близко, а может и еще ближе. Ламберт нарушил повисшую тишину, снова вовлекая Юлиана в поцелуй. В этот раз было еще жарче: Ламберт взял инициативу на себя, проникая своим языком в каждый уголок рта Лютика. А тот цеплялся руками за шею мужчины, сдавленно стонал в поцелуй, сминал пальцами футболку на спине Ламберта. Тот же, не разрывая поцелуй, проник пальцами под футболку Лютика, крепко сминая кожу на его боках, подбираясь выше к груди. Юлиан запрокинул голову и шумно задышал, когда чужие пальцы коснулись чувствительных сосков, чуть сдавливая их. Ламберт тут же стянул с парня футболку и припал к соскам губами. Ласкал их языком, кусал, дразнил и покручивал пальцами, пока Юлиан сдавленно стонал и впивался пальцами в чужие плечи. Лютик отстранился и, голодно глядя на Ламберта, потянул его футболку, раздевая. Ламберт помог ему избавиться от тряпки, обнажая крепкое тело. Лютик видел его и раньше, но только сейчас заметил россыпь небольших шрамов. Они выглядели так уместно на теле мужчины, что Лютик не стал себе отказывать в небольшой слабости. Постепенно соскальзывая с колен Ламберта, он прокладывал дорожку поцелуями от скул ниже к шее, потом к груди. Он касался губами каждого шрама, проводил по нему языком. Кусал и лизал твердые соски и опускался еще ниже. Было неудобно, но какое дело до удобств, когда твой язык касается солоноватой кожи, вылизывает каждую мышцу, а зубы оставляют красные следы от укусов. Ламберт тяжело дышал. Он откинулся на спинку дивана и расставил ноги шире, давая Лютику возможность устроиться меж его ног. Парень потерся щекой о грубую ткань джинс, дразняще глядя на Ламберта, провел языком по ширинке, ощущая, как напряжен под одеждой член мужчины. — Черт возьми, Лютик, — выдохнул Ламберт и потянулся к ремню. Но парень мягко убрал руки Ламберта и сам взялся раздевать мужчину, все так же глядя на него. Он видел в его глазах неподдельное желание: оно бурлило в потемневших зрачках, оно чувствовалось в каждом рваном вдохе, оно ощущалось вибрацией в воздухе. И Лютик был ведомый этим животным возбуждением, которое распаляло и его самого. Справившись с пряжкой ремня, Лютик вытянул его из шлевок и отложил в сторону. Затем расстегнул пуговицу и зубами схватился за застежку молнии и потянул ее вниз. Ламберт тяжело сглотнул и коротко провел пальцами по волосам Лютика. А тот уже успел спустить вниз джинсы Ламберта вместе с бельем, обнажая полувозбужденный крепкий член. Лаская его пальцами, Юлиан привел член в твердое состояние. Рот уже был полон слюны от желания поскорее взять этот член в рот. Но он хотел дразнить, он хотел сводить с ума. Поэтому, продолжая мять горячий ствол пальцами, он нарочито медленно широко провел языком от самого основания верх к головке, ощущая языком горячую сухую кожу, на которой оставался влажный след его слюны. Сплюнув на головку, он размазал слюну по всей длине и снова посмотрел на Ламберта, пошло облизывая губы. — Давай уже, не тяни, — шикнул Ламберт, зарываясь пальцами в волосы Юлиана. Юлиан хмыкнул и опустился ртом на член. Он умело расслабил горло, заглатывая член сразу на всю длину. Привыкнув к размерам Ламберта, он начал медленно двигать головой, заставляя Ламберта шумно дышать и сдавленно стонать от удовольствия. — Какой же ты… горячий, — выдохнул тот, сжимая пальцами темные пряди, — ты просто охуенный. Лютик наращивал темп, кайфуя от солоноватого привкуса на своем языке, от крепкой хватки в волосах, от стонов, наполнивших гостиную. В уголках глаз скопились капельки слез, слюна уже стекала по подбородку, а губы начинали неметь от интенсивного трения, а Лютик продолжал отсасывать, пальцами лаская чувствительные яйца Ламберта. Комната наполнилась хриплыми стонами и чавкающими звуками. Парень отстранялся, чтобы вдохнуть воздух, ласкал член пальцами, вылизывал ствол, уделяя особое внимание чувствительной уздечке. Пускал головку за щеку, пошло глядя на Ламберта. Тот выпил совсем немного, но взгляд его был совершенно пьяный. Лютик снова насадился горлом до основания, утыкаясь носом в жесткие паховые волосы и гортанно застонал, пуская вибрацию по всей длине органа. Ламберт вцепился в его волосы и начал сам задавать темп, трахая Юлиана в рот, который тот послушно открывал еще шире. Когда воздуха уже стало не хватать, он отстранился от члена и, потираясь об него щекой, жмурясь, как кот, прошептал, поглядывая на разомлевшего Ламберта: — Ты очень вкусный, — произнес он, — мне показалось, что твой член был как будто создан для моего горла. И снова облизнулся, видя, как учащается дыхание Ламберта. Снова проведя языком по члену, Лютик выпрямился и начал стягивать с себя узкие шорты, кайфуя от голодного взгляда, пожиравшего его тело. Ламберт сейчас давал ему то, что Лютик никак не мог получить от Геральта, и за это Лютик был готов отдать Ламберту всего себя. Оставшись совершенно голым, он уселся сверху на Ламберта, потираясь голыми ягодицами о крепкий ствол. — Только у меня смазка наверху… — выдохнул он, кусая губы мужчины. — Похер, — прохрипел тот и совершенно неуловимым для Лютика резким движением переместил его на диван, заставляя грудной клеткой упереться в спинку дивана. — Отсутствие смазки не должно быть проблемой, — хмыкнул он, кусая ушко Лютика и проводя пальцами по позвоночнику парня. — И что же ты будешь делать? — низким хриплым от возбуждения голосом спросил Юлиан, прекрасно зная ответ. — Детка, обещаю, тебе понравится. Ламберт раздвинул пошире ноги Лютика, облизал свой палец и провел им между ягодиц, надавливая на сжатое колечко мышц. Юлиан шумно выдохнул и прогнулся в пояснице сильнее, подставляясь. Ламберт опустился на колени и, притянув за бедра Лютика ближе к краю дивана, широко, влажно провел языком между ягодиц. Лютик вздрогнул от неожиданности и протяжно застонал. Это было действительно лучше смазки. Ламберт вылизывал его, растягивал мокрыми от слюны пальцами, погружая их все глубже. Скоро в Лютика с легкостью входили два пальца, и он подмахивал задом, пытаясь насадиться еще глубже. — Как же я хочу, чтобы ты уже вставил мне, — сумбурно шептал он, захлебываясь выделяющейся от возбуждения слюной, — Ламберт, не тормози, ну же! Но Ламберт начал мучительно медленно массировать простату, заставляя Лютика ерзать, чтобы задать свой темп. Зубы мужчины сомкнулись на упругой ягодице, оставляя красный след от укуса. Парень вскрикнул от легко боли и отстранился, соскальзывая с пальцев. — Не надо… Не надо оставлять следы, — произнес он, оборачиваясь через плечо. Ламберт недовольно рыкнул, но послушался. Когда Лютик уже с легкостью принимал в себя три пальца, Ламберт отстранился и сел на диван рядом. Парень тут же уселся на его колени и поерзал голым задом, придвигаясь еще ближе. Юлиан забыл обо всем — о том, что он замужем, о том, что соседи могут услышать, о том, что на теле наверняка останутся синяки, как бы Ламберт ни сдерживался. А тот легко шлепнул Лютика по ягодице и приподнял, так что его стоящий член теперь упирался в разработанный анус Лютика. Парень устроил свои ладони на плечах мужчины и начал сам осторожно насаживаться. Глаза закатывались от удовольствия, когда горячий ствол вошел внутрь, растянув чувствительные мышцы. — Черт, как же охуенно, — выдохнул он и подвигал тазом, чтобы привыкая к размеру. Затем он начал набирать темп, пьяно и пошло глядя на Ламберта. Он кусал губы, не сдерживаясь, громко стонал и прыгал на члене так, что шлепки кожи о кожу было слышно, кажется, во всем доме. Он двигал тазом в ритм, из-за чего головка каждый раз проезжалась по чувствительной простате, меняя при этом силу давления. Сам Ламберт тяжело дышал, целовал Лютика в скулы, шею, еле сдерживаясь, чтобы не оставить на нем свои укусы. — Какой ты узкий, — шепнул он, подобравшись к ушку Лютика. Тот застонал еще громче, — тебя хочется драть без остановки, пока ты не сорвешь голос от стонов. Его вело от Юлиана — то ли дело было в его блядских глазах с размазанной косметикой, то ли в распухших от минета губах, то ли в его гибком, податливом теле. Он обхватил руками спину Лютика и прижал к себе ближе, перехватывая инициативу. Чуть съехал с дивана, чтобы было удобнее, и начал остервенело вколачиваться в его тело, заставляя того сумбурно выстанывать его имя при каждом толчке. Чувствуя, что еще чуть-чуть — и его накроет оргазм, мужчина пропустил руку меж их животами и обхватил рукой возбужденный член Юлиана. — Смотри на меня, — прошептал он, и парень тут же прижался к нему лбом, послушно глядя в зеленые, затянутые похотью глаза. — Ламберт, я скоро кончу, — сдавленно прошептал он, еле сдерживаясь, чтобы не зажмуриться и не прервать этот сумасшедше интимный зрительный контакт. — Терпи, — шикнул Ламберт. Его толчки становились хаотичнее, резче. Он быстрее задвигал рукой по мокрому от пота и смазки члену Лютика и, продолжая смотреть в его прикрытые соловые от удовольствия глаза, произнес: — Кончи для меня, детка. Покажи, как тебе хорошо, — его голос стал совсем низким и хриплым, он проникал под кожу, оставляя после себя электрические разряды. И, услышав этот голос, Юлиан тут же с вымученным, долгим стоном кончил, пачкая спермой ладонь Ламберта и их животы. Он вцепился в плечи мужчины так, что костяшки пальцев побелели. От этого полного наслаждения стона, от болезненной хватки на плечах, от сокращающихся от оргазма мышц вокруг его члена, Ламберт кончил следом. И сразу стало слишком тихо. Как будто отключили все звуки — Ламберт слышал только тяжелое дыхание Лютика, что продолжал сидеть на его члене. — Ты чудо, — прошептал Ламберт, довольно улыбаясь и потираясь носом о щеку Лютика. Тот только слабо улыбнулся. Его тело еще била мелкая дрожь от пережитого оргазма, а в голове стоял туман, но он постепенно рассеивался, уступая место приятной слабости во всем теле. — Надо в душ, а я встать не могу, — хмыкнул он. — Я могу отнести тебя, — откликнулся Ламберт, — но чуть попозже. Они оба рассмеялись. Это совсем не было похоже на то, чего ожидал Лютик. Он ждал бешеного секса, он рассчитывал на животную похоть и допитый ради этого до дна джин. А в итоге они оба почти трезвые сидели на диване, вымотанные оргазмом, испачканные их же спермой, мокрые от пота, и смотрели друг на друга. — Ты все-таки влюбился, — произнес Лютик, улыбаясь краем губ. Ему так нравилось сидеть на коленях и вот так, уткнувшись лоб в лоб, смотреть в глаза Ламберта. — С чего ты взял? — тот удивленно вскинул бровь. Его рука лежала на спине парня и поглаживала ее в каком-то своем собственном ритме. — У тебя зрачки теперь в форме сердечка, — со смешком произнес Юлиан. Ему казалось, что он сейчас выглядит как идиот, но ничего не мог с собой поделать. — У тебя тоже, — улыбнулся Ламберт и поцеловал Юлиана, не дав ему ничего ответить. Не хотелось слышать ни отрицаний, ни уж тем более согласия. Несмотря на то, как им было хорошо сейчас вдвоем, они оба понимали, что никакой влюбленности здесь быть не может. Ей нельзя здесь появляться.

***

Мокрый после душа, замотанный в одеяло, Лютик сидел на краю кровати в спальне и смотрел, как такой же мокрый да еще и голый Ламберт сидит на стуле и приноравливается к акустической гитаре Лютика. — Она, наверное, расстроена, — произнес парень, внимательно наблюдая за мужчиной, подкручивавшим струны. — Да я уже заметил, — хмыкнул тот, — подсунул мне что попало, зная, что я играю отвратительно. Он с шутливым упреком посмотрел на Лютика, и тот тихо рассмеялся. — Уверен, ты принижаешь свои способности, — ответил он, — в конце концов, я буду думать так до тех пор, пока сам не услышу. Наконец Ламберт разобрался со гитарой. Пальцы начали перебирать к струнам, привыкая к ним — к жесткости, к звуку. Скоро из набора бессвязных звуков начала вырисовываться до боли знакомая мелодия. Лютик поудобнее устроился на кровати, почти не моргая глядя на мужчину. Talk to me softly Поговори со мной нежно, There's something in your eyes В твоих глазах появилось что-то новое. Don't hang your head in sorrow Не опускай печально голову, And please don't cry И пожалуйста, не плачь… I know how you feel inside I've Я знаю, что ты чувствуешь, I've been here before Я уже был на твоём месте. Somethin's changin' inside you В тебе происходят перемены, And don't you know Разве ты не знаешь… Лютик нервно закусил губу, завороженный приятным, бархатным голосом. И знакомой песней, слова которой сейчас проникали слишком глубоко. Don't you cry tonight Не плачь сегодня, I still love you baby Я все еще люблю тебя, детка Don't you cry tonight Не плачь сегодня… Don't you cry tonight Не плачь сегодня, there's a heaven above you baby Ведь над тобою целое небо, детка! And don't you cry tonight Ламберт пел негромко, иногда бросая взгляд на Лютика. Но эти взгляды были все реже — мужчина пел и словно погружался куда-то внутрь себя, проживая каждое спетое им слово. А в уголках глаз Лютика уже стояли слезы, которые все сложнее было сдерживать. And please remember that I never lied И пожалуйста помни, что я никогда не лгал, And please remember Помни, прошу how I felt inside now honey Что я чувствую сейчас, милый. You gotta make it your own way Ты должен сделать все по-своему, But you'll be alright now sugar И у тебя все будет в порядке, сладкий… You'll feel better tomorrow Завтра будет легче Come the morning light now baby Вот уже рассветает. Лютик негромко всхлипнул и спрятал лицо в руках. Перед глазами снова пронесся этот день, когда он в очередной раз пережил слишком сильную боль из-за слишком близкого человека. Don't you cry tonight Не плачь сегодня Baby maybe someday Детка, возможно в другой раз… Don't you cry Не плачь… Лютик не заметил, как прекратилась музыка, сам он оказался прижатым к груди Ламберта. — Кажется, я выбрал не самую удачную песню, прости, — произнес он, утыкаясь носом в макушку Лютика. — Все в порядке, — ответил слабо тот и отнял руки от лица. Нужно было как-то успокоиться, — просто мне… наверное, мне нужно будет какое-то время, чтобы принять тот факт, что… что мой брак больше не идеален. И, наверное, никогда не был идеальным. — Знаешь, время меняет людей, — произнес Ламберт, — как бы мы ни пытались оставаться прежними, мы все равно меняемся. И даже если ты замужем, или женат, ты все равно будешь становиться другим. И любовь меняется вместе с тобой. — Хочешь сказать, он не любит меня больше? — произнес парень, вглядываясь в глаза Ламберта. — Я не могу говорить за него, — слабо улыбнулся мужчина, — может и любит, просто любовь его стала другой. Это знает только он. Лютик молча уткнулся носом в шею Ламберта. — Эскель говорил, что у тебя был болезненный разрыв, поэтому ты начал тренироваться, — произнес негромко Лютик, — тебя разлюбили? Или это ты разлюбил? — А меня и не любили никогда, — хмыкнул Ламберт, поглаживая парня по волосам, — но умело врали. Так что с тех пор я предпочитаю не любить. Лютик поднял голову и посмотрел на Ламберта. — Ты думаешь, что вот так просто решить — и не любить никогда? — усмехнулся парень грустно. — Ты красивый даже заплаканный, — вместо ответа произнес Ламберт и вытер слезинку с щеки Юлиана. Тот слабо улыбнулся. — Ты останешься? — спросил он после недолгого молчания. — Если ты попросишь, то останусь, — ответил Ламберт. И снова — глаза в глаза. Обычно Лютик не выдерживал долгого зрительного контакта. Геральт часто пользовался этим: Лютик сразу смущался, смеялся, отводил взгляд. А сейчас он смотрел и словно не мог насмотреться. Наверное, он успел запомнить каждую прожилку в глазах Ламберта и каждую морщинку в уголках глаз. — Останься, — прошептал Лютик, кусая губы. Он совсем не понимал, что с ним происходит. Было бы так просто, если бы он точно знал, что Геральт ему теперь безразличен. Он бы собрал вещи, подал на развод, он бы попытался узнать Ламберта поближе. Он бы начал новую жизнь, и даже, возможно, в ней бы оказался Ламберт. Но даже несмотря на то, что ему было слишком уютно и тепло в объятиях засыпающего мужчины; несмотря на то, что его совершенно не бесила его борода (хотя Лютик терпеть не мог мужчин с бородой); несмотря на то, что он любовался каждым его шрамом и успел выучить наизусть запах его кожи, он ждал Геральта. Он скучал по Геральту, он до безумия хотел его увидеть.
Примечания:
прошу прощения, если где-то были очепятки или повторения, я человек невнимательный и рассеянный (смайлик клоуна)
если что, у меня есть твитор — https://twitter.com/oh_lache
если кто-то задонатит на энергетики для ускорения - буду крайне рада и благодарна YooMoney (Яндекс.Деньги) — 4100116660037980
Qiwi qiwi.com/n/OHLACHE
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты