Дорогой дневник

Слэш
NC-17
Завершён
1024
автор
Размер:
104 страницы, 13 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1024 Нравится 204 Отзывы 257 В сборник Скачать

Часть 5

Настройки текста
Примечания:
      —Дорогой дневник, — Сяо задумался о том, что же ему стоит внести в свою воображаемую тетрадь, и сделал несколько глотков кофе, — я хотел проанализировать все, что сейчас происходит в моей жизни, и дать этому эмоциональную оценку, но я понятия не имею, с чего начать, поэтому просто расскажу обо всем по порядку, может, что-нибудь и придет в голову. Во-первых, Венти варит очень вкусный кофе. Да уж, очень по порядку, молодец, Сяо, так держать. Дома у меня начала развиваться паранойя и чуть ли не каждый вечер случались панические атаки, поэтому сейчас я остаюсь на ночь у Кэйи и Дилюка или Чжун Ли, один раз даже остался ночевать у Люмин. Так вот, иногда мне приходится спать на одном диване с Венти, не так уж и часто, он бывает в этой квартире реже меня. В общем, в такие дни утром он всегда варит мне кофе. Это очень странно, потому что он просыпается намного тяжелее меня и ходит очень сонный до самого моего ухода. Скорее всего, потом он снова ложится. Понятия не имею, почему он встает и варит мне этот кофе, но я почему-то не могу заставить себя попросить его не делать этого. Это единственное время, когда я вижу его трезвым. Он не расплетает косички даже на ночь и поэтому ходит с выбившимися прядками, постоянно напевает что-то себе под нос и имеет дурацкую привычку начинать говорить во время зевков. Сексом мы больше не занимались, но я понятия не имею, жалеть мне об этом или нет. Мне стыдно думать о ком-то другом после того, как я совсем недавно пытался доказать Чжун Ли глубину своих чувств. Да и я действительно продолжаю к нему что-то чувствовать, но сейчас он все свое внимание уделяет поискам Чайльда, и я даже не ревную, но осознаю, что, без постоянного подкрепления нашего общения его заботой, я начинаю сомневаться в своих именно романтических чувствах к этому человеку. Неужели он действительно был прав? Ну вот, я уже начинаются путаться в мыслях. Только что же думал о Венти. Мне кажется, что я знаю его лет десять и не знаю совсем. Специально не пытаюсь что-то выяснить о его творчестве. И все же он не мой типаж. Сомневаюсь, что у нас что-то получилось бы, даже если бы мы стремились к этому. Дилюк с Кэйей каждое утро ходят на пробежку, иногда они возвращаются до моего ухода, и тогда Кэйя готовит очень вкусный завтрак. Мы притерлись друг к другу намного быстрее и легче, чем я ожидал. Вчера мы даже сели играть в имаджинариум. У Чжун Ли все было иначе. Как я уже говорил. Думал? Отвечал сам себе? Пора купить реальный дневник. Но ведь опять брошу через неделю или буду жить под постоянным гнетом необходимости сделать запись, хотя необходимости этой и нет. Так вот, Чжун Ли слишком занят попытками найти Чайльда, мы с ним почти не разговариваем. Пару раз я пытался предложить ему минет, но он просто поднимал взгляд от ноутбука, снимал очки и молча смотрел на меня, пока я не ломался. Иногда мне кажется, что он произошел из рода Медузы Горгоны и может превращать людей в камень, просто скрывает это. Забыл упомянуть, что Дилюк и Кэйя тоже продолжают искать Чайльда, только теперь они действуют прицельно по наводкам Чжун Ли. И все равно оказываются всегда на шаг, а иногда и на два позади. Тарталья все еще общается с Люмин через смс, иногда даже мне скидывает какие-то картинки, которые, видимо, считает смешными. Мы думаем, что он и Чжун Ли писал, но он это скрывает. Последнее время Чжун Ли становится все молчаливее и молчаливее. Мы ждем, что он либо выдаст гениальный план, либо пойдет все решать самостоятельно. А еще из-за этого всего я стал отдаляться от своей университетской компании и вообще от жизни ровесников. Когда я остался у Люмин, она мне уже показала свою Паймон, а я и вовсе забыл о релизе. На следующий день шел по улице и видел такие же браслеты у доброй половины. Хотел тоже получить, но Венти написал, что Дилюк испек кексы. Так и не зашел за Паймон. И все же все чаще мне хочется вернуться домой, залезть в ванную и лежать в ней пока вода не станет холодной, а потом открыть пакет чипсов и посмотреть несколько сезонов сериала. Все происходящее мне нравится, я чувствую удовлетворение от жизни, но от этого это все не становится менее изматывающим. Каждый день все тяжелее заставить себя встать с кровати, концентрации не хватает и на несколько предложений из учебника, все чаще я начинаю выпадать из разговоров. На учебе мне все еще иногда кажется, что за мной наблюдают. И я не знаю, есть ли толк от таблеток, было бы мне без них так же или хуже?       — Эй, Сяо, ты как, нормально вообще? — Венти активно замахал рукой перед его лицом. — Если ты дошел до катарсиса, то научи и меня.       Сяо вернулся из мира грез в мир физический и огляделся. Они были в квартире вдвоем. Кэйя, Дилюк и Чжун Ли еще вечером договорились о встрече с какой-то Джинн, но Сяо особенно не вникал в их разговор. Несмотря на все интересные стороны, даже поимка серийного убийцы большей своей частью была рутиной, смысл которой придавала лишь значимость конечной цели. Венти сонно улыбался, держа в руках свою кружку. Его кофеин не стимулировал, и Сяо был уверен, что для Венти утренний кофе лишь предлог выпить коньяка, который он всегда туда наливал. Второй раз в своей жизни Сяо ощутил сожаление по поводу того, что кто-то столько пьет. Это ведь сейчас выглядит местами забавно и, в некотором роде, романтично, особенно для Сяо, в принципе тяготеющему к деструктивному образу жизни. Да и утром Венти опять свежий и веселый, готовый к новым подвигам, будто вчера не оставил в унитазе все содержимое желудка. Но что будет через пять лет? Через десять? Сяо все еще очень ярко помнил ту сильнейшую деградацию личности, которую прошла его бабушка, хотя до сегодняшнего утра и был уверен, что это больше его не трогает.       — Я не хочу сегодня на учебу, — лениво протянул Сяо и подошел к дивану, падая на него. — Давай еще немного полежим?       — Это не очень хорошо. Тебя не отчислят?       Венти зевнул и тоже лег рядом. Вечерами он иногда обнимал Сяо и утыкался носом ему между лопаток, обдавая спину горячим проспиртованным дыханием. Но сейчас он просто лежал рядом и смотрел в потолок.       — Ну так накажи меня, если не очень хорошо, — тон Сяо был где-то между шуткой и серьезным предложением, чтобы, в зависимости от реакции со второй стороны, уйти в ту или иную сторону.       — Ехе, дурак.       — Я и раньше пропускал, ничего страшного, потом отработаю.       Оба замолчали, и тишину в комнате нарушали только проезжающие под окном машины и шаркающий сосед сверху. Сон не возвращался к обоим.       — Может, выпьем чего-нибудь? — через несколько минут безуспешных попыток пролежать хотя бы немного с закрытыми глазами, спросил Венти.       Сяо промолчал и поджал губы. Раньше он едва ли отказался бы, но сейчас ему было тошно от одной мысли о том, чтобы выпить. Воспоминания о последних годах бабушки, которые он так тщательно гнал от себя, все продолжали всплывать из-за такого мощного триггера рядом. И сейчас Сяо понимал, что может просто не сдержаться и начать читать Венти ненужные тому нотации и пытаться его вразумить. Но это ведь совсем не его дело.       — Думаешь, что я слишком много пью? — внезапно и неожиданно тихо спросил Венти, поворачиваясь на бок, чтобы лучше рассмотреть Сяо. Он протянул руку и почти невесомо убрал одну прядку с его лица. Сяо еще давно обратил внимание, что трезвый Венти был почти не тактильный, тогда как на пьяную голову он старался всегда быть как можно ближе к другим.       — Ну… — Сяо скосил глаза на несколько пустых бутылок, оставшихся со вчерашнего вечера. — Да, думаю, что так. Извини.       Венти неожиданно рассмеялся и встал с дивана. Когда он наклонился к небольшому холодильнику, Сяо ожидал, что он достанет банку пива, но вместо этого Венти взял коробку молока и сделал несколько глотков прямо из нее.       — Не говори Дилюку только, он ненавидит, когда я так делаю, — все еще держа молоко в руках, Венти прошлепал босыми ногами обратно к дивану и сел на него, смотря на Сяо. — Я бы хотел с тобой чем-то поделиться, но это не самая приятная информация. Могу ли я или сейчас не стоит?       Сяо задумался. Ему было приятно, что Венти хочет перед ним открыться. Однако если в истории будет очень травмирующий опыт, то Сяо в таком состоянии будет тяжело от этого быстро оправиться. Готов ли он сейчас нести бремя чужих страданий? Они ведь неплохо сблизились, просто отгородиться от них уже не получится.       Венти снова засмеялся и сделал еще глоток молока.       — У тебя такой ужас на лице, что мне даже неловко стало, — он снова встал с дивана, сделал пирует и убрал коробку в холодильник, одновременно критически оглядывая его содержимое. — Очень хочу яблок. Почему у них никогда нет яблок?       — Больше яблок Богу яблок, — немного растерянно проговорил Сяо, на самом деле очень благодарный Венти за то, как он поступил. — Извини.       Венти просто отмахнулся.       — Я бы хотел сегодня провести трезвый день, но я уже выпил свой кофе.       — Это ничего страшного. Просто не догоняйся ничем.       — Легко сказать.       Сяо сел на диване и похлопал рядом с собой. Венти послушно опустился рядом.       — Можно заплести тебя?       Венти немного напрягся, но потом все же потянулся за своей расческой и дал ее Сяо. В отступление стоит сказать, что была в этой квартире особенность, которая, не характерна, вероятно, больше ни для одного дома с такой концентрацией мужчин. Вы могли в любой части квартиры наткнуться на три вещи: расческа, резинки и волосы. Из последнего, вероятно, можно было бы собрать целое пожертвование в места, где делают парики для нуждающихся детей, если бы кто-то серьезно занялся их сбором. Мона уже начала издеваться над Сяо из-за того, что на его одежде постоянно находили то красный, то синий волос. Венти был вне подозрений, потому как, хотя он и был возле Сяо на порядок чаще, их волосы были очень похожи по цвету, а другие были не слишком педантичны, чтобы обратить внимание на разницу в длине.       Сяо осторожно снял маленькие резиночки, расплел косички и начал осторожно расчесывать спутанные волосы. На концах они были сухие от краски, но вот чем ближе к корням, тем мягче они становились, в отличие от волос самого Сяо, которые были жесткими от природы.       Сяо осторожно проводил расческой по волосам, иногда делая больно, так как в некоторых местах прядки уже успели собраться в небольшие колтуны. Видимо, Венти редко расчесывался достаточно тщательно. А еще Сяо никогда не видел, чтобы он мыл голову. Но он это все же делал, волосы не выглядели грязнее, чем если бы он не мыл их больше чем три дня.       — У нас недавно были вши. Они обвинили меня и пытались побрить налысо, но я не дался.       Сяо одновременно поморщился и улыбнулся, ловко заплетая первый колосок. Волосы так и норовили выскользнуть из пальцев, но Сяо успевал их подхватывать. Отголоски жизни с все той же бабушкой.       — Ужасно. И это каждый день Дилюка приходилось чесать тем гребнем?       — Мы убивали на это часа по три. У него поэтому Маллет сейчас. Кэйя просто разозлился и на эмоциях запутал гребень. Но Дилюку идет, скажи?       Сяо уже закреплял второй аккуратный колосок. После он немного передвинулся, чтобы посмотреть, как это выглядит спереди. Видеть Венти с полностью открытым лицом было непривычно, но так он был еще милее.       — Дилюк вообще очень красивый. Знаешь, говорят, что у каждого человека есть свой типаж, вот он похож на мой, — Сяо поправил одну выбившуюся прядку и потянулся за зеркалом. — Слушай, а сколько тебе лет?       — Так, хороший вопрос, — Венти действительно задумался. — Двадцать девять. Или тридцать? Нет, с тридцатилетием меня точно не поздравляли. Двадц… Или поздравляли? Нет, все же двадцать девять, да.       Сяо не отдал зеркало. Точнее сказать, зеркальце, совсем небольшое. Кэйя как-то рассказывал, что его использовали для того, чтобы играть с котом, которого Дилюк принёс в один дождливый вечер. Из-за аллергии Венти его пришлось быстро отдать, но все же, если бы не Дилюк, едва ли он пережил бы ту ночь. Другое и единственное более менее нормальное зеркало было в ванной, но посмотреться в него было не так уж и просто из-за пятен зубной пасты, пены для бритья и еще каких-то отметок неясной этиологии. Сяо даже пытался его отмыть, но следующему его приходу все вернулось к состоянию, близкому к прежнему.       — Ты врешь, — неловко посмеявшись, сказал Сяо, и посмотрел на собственное отражение. После бессонной ночи и в не слишком ярком свете он выглядел бы даже старше Венти.       — Посмотри в геншинпедии, — Венти пожал плечами и встал с дивана, легким бегом направляясь в ванную. Там он стоял молча минут пять, а потом вышел немного растерянный, но довольный.       — Я уже восемь лет не заплетал ничего другого, но выглядит, вроде… Мило. Спасибо тебе.       Венти взял руку Сяо, низко поклонился и поцеловал её, посмеиваясь. Сяо немного смутился, но руку не убрал, пока Венти не отпустил ее сам. Приятно все-таки.       — Восемь лет. Восемь лет назад ты был старше меня сейчас.       — Это проблема?       — Нет, просто… А сколько тогда Кэйе и Дилюку?       — Кэйе двадцать пять, Дилюку, — Венти почесал затылок и на этот раз начал считать уже на пальцах. — Двадцать два.       — Сколько?! — если принять тот факт, что Венти двадцать девять лет Сяо с горем пополам смог, все же его объекту воздыхания было -дцать семь, но вот осознать то, что Дилюк был всего на три года старше него было уже тяжелее. — Так почему он самый… э-э-э… зрелый?       — Ему пришло рано повзрослеть после смерти отца. В семнадцать лет уже получить такой здоровенный бизнес.       — Ну, не хочу, конечно, показаться обесценивающим, но бар не такой уж большой и популярный. Хотя я никогда не сталкивался с ведением дел, конечно…       Сяо замолк, удивленно смотря на Венти, покашливающего в кулак в попытке сдержать улыбку и состроить серьезное выражение лица. Выходило очень плохо, особенно сейчас, когда его лицо было настолько открыто. Кажется, озорной блеск вообще редко покидал его глаза, но сейчас он распалился сильнее, от чего Венти стал выглядеть еще моложе.       — Чего? — неуверенно спросил Сяо.       — Дилюк единоличный и безраздельный владелец Винокурни Рассвет, главного поставщика элитного и лучшего в бюджетном сегменте вина во всем Тейвайте. Сяо сел на спинку дивана, локти поставил на колени и уперся взглядом в стену напротив, подпирая подбородок сложенными в замок руками. Так он просидел минут пять, которые тянулись вечностью. Венти даже успел ответить на несколько сообщений, не желая прерывать размышления Сяо второй раз за утро.       — Значит, — все же подал голос Сяо, когда Венти уже начал беспокоиться о безопасности его душевного здоровья, — Дилюк миллионер, ты, вероятно, тоже имеешь достаточно, Ордо Фавониус, насколько всем известно, тоже никогда не испытывают материальных затруднений. Однако вы втроем живете в полу-студии, планировка которой, наверняка не была согласована официально, зачастую покупаете еду в ближайших забегаловках и неделю не можете купить новый тюбик зубной пасты, насилуя старый?       — Ну ты и купи, если тебе что-то не нравится, — Венти пожал плечами и изогнул одну бровь, смотря на Сяо с шуточным вызовом. — И да, Дилюк почти миллиардер.       Сяо хватило только на то, чтобы выдать долгое «хм-м-м», а потом он вдруг засмеялся. Вот теперь Венти действительно забеспокоился о его рассудке и попытался быстро придумать, как же проверить, в порядке ли Сяо. Однако тот вскоре успокоился самостоятельно. В конце концов, у него тоже осталось неплохое состояние, позволяющее спокойно жить в собственном доме и оплачивать обучение, пока другие ютились в общежитиях и боролись за гранты на бесплатные курсы.       — Прости, я просто подумал о том, что когда мы собираемся все вместе, то Чжун Ли, чей род, согласно легенде, в принципе создал современные деньги, единственный среди нас, у кого имеются финансовые трудности.       Венти тоже засмеялся. Они с Чжун Ли невзлюбили друг друга с первого взгляда, и это была не та показная холодность, с которой Кэйя когда-то обратился к самому Сяо. Скорее это было полное столкновение интересов и взглядов на жизнь. Венти никогда не упускал возможности назвать Чжун Ли увальнем, занудой или тупицей, Чжун Ли же в ответ обычно хамил молча. Это было особенным талантом Моракса, когда ты мог услышать все слова, которыми он тебя называет, стоило ему просто поднять на тебя взгляд. И все же было заметно, что Венти его побаивался, несмотря на всю спесь. Кэйя из-за всей этой ситуации очень любил отпускать шуточки о том, что Сяо стоит стать меж двух огней. Буквально. В коленно-локтевую. Дилюк тогда отвесил ему смачный подзатыльник, но после Сяо заметил, что он тоже же усмехнулся, возвращаясь к своим обязанностям. После этого на совместных обсуждениях действий ему стало еще более некомфортно, и он все чаще пытался их избегать, так что вскоре уже потерял и основную суть того, что все планируют на данный момент.       — На самом деле, я тоже считаю каждую мору, — Венти пожал плечами и сел рядом с Сяо. Он держался пальцами за спинку дивана и его прохладный мизинец касался бедра Сяо. — Но мне так привычнее. Я привык выступать в барах за жалкие подачки, мне хватало. А сейчас мне выдали гонорар, и что я должен с ним делать? Я понятия не имею, поэтому просто трачу некоторую сумму на музыкальные инструменты, а остальное просто спускаю в… просто спускаю.       — Ясно, — Сяо, повинуясь какому-то неконтролируемому внутреннему желанию, положил голову Венти на плечо. Тот, кажется, был и не против. — А еще Чжун Ли обмолвился, что Кэйя и Дилюк братья. Я примерно понял, видимо, сводные, но почему тогда Винокурней владеет только Дилюк?       — Кэйя получил все деньги. Он деньги, а Дилюк Винокурню. Если бы они не ладили, — на последнем слове Венти усмехнулся, — так хорошо, то прогорели бы оба. Без денег Дилюку было бы очень тяжело, без Винокурни Кэйя бы наверняка потерял все. Они, вроде, собирались разделить владение, но до двадцати одного Дилюку нельзя было этого делать. А сейчас, может, документы собирают, а, может, решили не заморачиваться. Даже если они разойдутся, то они сделают это с большим уважением друг к другу и не оставят другого с голой жопой, если выражаться проще.       Венти немного наклонил голову, прижимаясь щекой к темечку Сяо.       — Хочешь встречаться со мной? — спросил он после недолгого молчания. Сяо молчал дольше. В какой-то момент Венти почувствовал, что Сяо потряхивает, и, после некоторого колебания, положил руку ему на колено в поддерживающем жесте. Однако брать свои слова назад или давать время он не собирался.       — Не знаю, — все же обобщил Сяо все противоречия, которые крутились у него в голове. — А ты?       — Я тоже не знаю. Не думаю, что я создан для отношений.       — Глупости, — Сяо нахмурился и улыбнулся, мотнул головой, и снова удобно уместил ее на плече Венти. Забавно, что сам про себя он говорил тоже самое, только вот переубеждать в этой ситуации не спешил. — Нет людей, не созданных для отношений. Есть те, кто в них просто не нуждается или те, кто не совсем правильно улавливает их суть. Ну и абьюзивные люди. Их просто нельзя подпускать к отношениям, но это уже другое.       — Абьюзивные?       — Ну… м-м… которые вредят своему партнеру.       — Манипуляторы и насильники?       — Вроде того. Ты и правда старый.       — А еще алкаши.       Сяо ничего не ответил. Он видел, что Венти, повернувшись, поджал губы и, казалось, сказал что-то себе в голове, но потом он спрыгнул с дивана и даже начал пританцовывать, улыбаясь, не слишком широко, но все же улыбаясь. Сяо на секунду захотелось его ударить, но ведь он сам отказался выслушать то, что лежало у Венти на душе. И он все еще не был готов выслушивать.       — Потанцуешь со мной?       — Если месье настаивает.       Так они и провели вместе целый день, больше не возвращаясь к тем темам, которые обсуждали утром. Дилюк и Кэйя застали их за попыткой приготовить кексы по рецепту Дилюка. Вышло не очень, но они героически ели их, чтобы доказать, что просто другие не могут оценить их кулинарные таланты. Венти тогда сказал, что стоило по его совету добавить в тесто коньяк, но несмотря на это, он держался весь день, только посматривая на бутылки с алкоголем, но даже не пытаясь к ним потянуться.       В шесть часов Сяо привычно спустился вниз, чтобы поприсутствовать на собрании. Венти сказал, что в этот раз не пойдет, потому что боится, что у него на Чжун Ли случится анафилаксия.       Внизу же Сяо ждала неожиданная встреча.       — Боже мой, Сяо, мы так за тебя переживали! — на Сяо бросилась Люмин и обняла его без предупреждения, хотя обычно всегда спрашивала, можно ли это сделать. Она выглядела очень взволнованной.       — Что случилось? — Сяо тоже ее обнял, хотя сейчас ему этого не очень хотелось. Иногда приходится идти на уступки собственным желаниям и не всегда это плохо.       — Ты никогда не пропадал без предупреждения. А сегодня тебя не было в университете, мы пытались тебе дозвониться, но ты не отвечал, — Люмин говорила быстро, как всегда, когда волновалась, и продолжала обнимать Сяо. — А потом я пошла к тебе домой с этим.       Не отрываясь, она указала пальцем на столик позади себя. За ним сидел нарисованный на дакимакуре Саске, а перед ним стоял коктейль. Сяо был готов поспорить на тысячу моры, что это дело рук Кэйи.       — А там у двери посылка лежала, которая три дня назад пришла. Я уже подумала, что ты…       Сяо обнял Люмин крепче и несколько раз тихо извинился. Слишком погрузившись в новую жизнь, он совсем забыл о той, которая была, метафорически говоря, основной сюжетной линией его жизни. И правда, много всего можно подумать, когда твой друг с суицидальными замашками внезапно совершенно пропадает из виду.       — Потом я вспомнила, что ты последнее время часто тут бываешь, вот и пришла.       — Ты большая молодец, Люмин, что догадалась. Прости меня. Я обязательно что-нибудь придумаю, чтобы загладить вину.       — Да уж, тебе придется очень постараться, — Люмин все же отлипла от Сяо и несколько раз шмыгнула носом, а потом улыбнулась. — Я из-за тебя придурка встречу с Чайльдом пропустила.       Вероятно, ни одна ее фраза еще не удостаивалась внимания такого количества привлекательных мужчин. На нее уставились четыре пары глаз, включая минуту назад пришедшего Чжун Ли, который сейчас пытался отмахнуться от Кэйи. Тот поспорил с Дилюком и теперь пытался выяснить, действительно ли Тарталья через такое поведение компенсирует свой маленький член. Но благодаря фразе Люмин не пришлось даже читать долгую лекцию об абсолютной неэтичности и неуместности данного заявления. Люмин, конечно, от такого внимания занервничала. Очевидно, не ее новое платье привлекло внимание.       — С… с Чайльдом что-то случилось? — неуверенно спросила она и побледнела еще сильнее, чем была до этого.       — Нет, — Дилюк, пользуясь старым методом, налил виски на дно стакана. Всегда помогало безотказно. Вот и Люмин довольно быстро вернулась в норму.       — Он все-таки назначил тебе свидание? — спросил Сяо, когда они уже сели за барную стойку. Все остальные делали вид, что крайне заняты своей работой. Однако, когда один из посетителей подошел за двумя коктейлями, Кэйя его едва не выпнул, и только под прожигающим взглядом Дилюка принял заказ.       — Не совсем… — Люмин отвела взгляд и сделала вид, что вытирает пятнышко на барной стойке. Дилюк даже хмыкнул и вскользь посмотрел на то место, чтобы убедиться, что он действительно все тщательно вытер.       — Рассказывай, — Сяо немного подался вперед.       — А что рассказывать? — Люмин заправила прядь за ухо. — Ты же знаешь Глазурный Павильон?       Сяо заметил, как сидящий неподалеку Чжун Ли напрягся всем телом и нахмурился, потирая подбородок. Явный признак бурной мыслительной деятельности.       — Да, самый дорогой ресторан во всем Ли Юэ, — Сяо чуть повысил голос и даже не пытался скрыть нотки ехидства. — Чжун Ли, бывал там когда-нибудь?       — Куда уж мне, простому преподавателю, — с неловкой улыбкой ответил он, а когда Люмин отвернулась, посмотрел на Сяо исподлобья. Снова этот взгляд, во всех красках рассказывающий, кому и куда надо пойти и сколько раз и на что присесть.       — Нет, — Люмин мотнула головой, а потом задумалась. — Недавно открылся в Мондштадте. Я думала, что он оригинальный, но вполне возможно тогда, что они просто решили расширяться. Так вот…       Люмин бросила взгляд на Паймон, которая рассортировала сообщения по важности и показала только те, на которые Люмин следовало ответить в ближайшее время. Паймон представляла из себя небольшой бело-золотой браслет с экранчиком, привязанный к телефону пользователя. На нее загружались все данные, она взаимодействовала только с хозяином и снять ее с руки без отрубания кисти можно было только при обращении непосредственно к производителю. При любой серьезной попытке снять браслет иными способами можно было активировать механизм самоуничтожения всех данных. Однажды в новостях промелькнуло сообщение, что данные уничтожаются через уничтожение самого браслета взрывом, но вскоре появилось множество опровержений, обвиняющих первоисточник в попытке собрать аудиторию за счет ложных обвинений в сторону популярного продукта. Смотря на браслет, Сяо почему-то вспомнил Рэйзора. Он был очень странным, но вовсе не дураком, да и имел хорошие связи через деда. Неужели он действительно купился на очередную теорию заговора или же его уверенность имеет под собой какое-то основание?       — Так вот, — ответив на сообщения, продолжила Люмин, также вырывая из раздумий Сяо, — открылся же этот Глазурный Павильон, туда пошла Барбара, у нее сестра там какую-то должность занимает, в общем, могут позволить. И она мне рассказала, что был там такой рыжий парень, который очень громко смеялся и пытался спровоцировать какого-то паренька на драку. В общем, Барбара очень распереживалась, но не это суть, вы улавливаете, да. Так вот, я нашла их инстаграм, посмотрела все отметки с того вечера и на одном мелькнула его голова. Я нашла страницы официантов, которые работали в тот вечер, написала всем, и один из них сказал, что этот, как он его назвал, молодой человек, каждую среду бронирует столик на две персоны, но приходит один, так вызывающе себя ведет и уходит, но никто ему ничего не говорит, потому что на деньги он никогда не скупится. В общем, это все очень странно, но я решила, что сегодня обязательно пойду туда и потребую объяснений.       — Властелин Камня чертов, стой! — Кэйя даже перегнулся через стойку, пытаясь ухватить Чжун Ли за рукав. Тот, однако, обычно довольно медленный, проявил удивительную ловкость и выскользнул из бара с грацией дракона. Кэйя еще несколько раз выругался и побежал за ним. Следом пошел и Дилюк. Однако он действовал не так поспешно.       — Поднимись в квартиру, попроси Венти присмотреть за баром. Потом тоже подходи туда, у тебя важная роль. Только вот мы должны были получше подготовиться.       На ходу подворачивая рукава черной рубашки, он тоже покинул бар под крайне растерянный взгляд Люмин.       — Наверное, забыл счет оплатить, как обычно, — бросил Сяо. — Постой тут немного, пожалуйста, последи за баром. Я сейчас вернусь.       Перевернув табличку на «закрыто», Сяо быстро поднялся в квартиру, но у него, и так очень нервничающего, внутри все обвалилось. Венти сидел за столом, а рядом стояла почти пустая бутылка вина. А ведь все так хорошо начиналось, они договорились на день трезвости и по какой-то причине Сяо был уверен, что Венти продержится хотя бы ради него. Хотя с какой стати? А еще Сяо первый раз видел, как он напивается в одиночку. Если не считать их первой встречи, конечно. Но тогда все было иначе. Точнее, все между ними было иначе.       Венти улыбнулся и хотел что-то сказать, но разочарованный и даже немного испуганный взгляд Сяо быстро остудил все желание.       — Ну и что! — он поджал губы и встал, упираясь руками в стол. — Как хочу, так и живу, не нравится, не смотри. Убирайся!       — Венти…       Сяо хотел бы что-то еще сказать, попытаться его успокоить, но сейчас были дела поважнее. Алкоголизм все же хронический, а заноза в заднице в виде несдержанного Чжун Ли патология острая. Еще и какая-то роль, о которой говорил Дилюк. Так что он просто хлопнул дверью, на бегу посмотрел, где именно находится этот Глазурный Павильон, отправил Люмин неразборчивое голосовое и побежал в нужном направлении. К счастью, это было не так уж и далеко. К несчастью, когда он прибыл на место, Чжун Ли как раз всадил нож в живот Тартальи. Сяо прекрасно его знал, красивый, с резной рукоятью, нож для вскрытия конвертов. Сяо его очень любил, вот и узнал издалека. Почему-то внезапно все потеряло смысл и расплылось. Кроме рукояти. И звуки стали доноситься будто сквозь вату, отчетливо он слышал только биение собственного сердца. Где-то рядом мелькнула тень. Кэйя окровавленными пальцами держался за плечо, а Дилюк мягко его придерживал. Сяо искренне хотел сбежать, но как и в любых других критических ситуациях, не смог даже пошевелиться.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты