автор
Размер:
планируется Макси, написано 238 страниц, 34 части
Описание:
Персонажи реальны. Вымышлена жизнь. Мы имеем намного большее влияние на события, которые с нами происходят, чем нам кажется.
Посвящение:
Любителям читать между строк ;)
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
43 Нравится 335 Отзывы 5 В сборник Скачать

7. Декабрь 2020. Очень смешная глава, о том как Этери сошла с ума, а потом обратно.

Настройки текста
— Я медведь, меня нельзя трогать до весны! — возмущаюсь я когда Даня меня пытается разбудить утром. — Медведем ты была уже вчера. Вставай! — Тогда я динозавр. Я вымерла. Отстаньте от меня. Даня заматывает меня в одеяло, и как кокон на плече несет в ванную чистить зубы. В ванной я сажусь на бортик, опускаю голову и засыпаю. Даня снимает это на видео и грозится выложить в инстаграм, если я не начну просыпаться. И такой упадок сил уже неделю, зима со своим авитаминозом действует на меня просто отвратительно. Ну и нервы, само собой. Через три дня отъезд на ЧР. Первые старты из серии обещанных Деду. Все складывается по плану, но Аня, откровенно говоря, не в форме. Нет, сама Анюта молодец, но ее сильно подкосила пневмония на фоне коронавируса. И все идет у нас через преодоление. Ситуация настолько патовая, что ребенок не всегда может докатать программу до конца. Она просто падает на лед без сил в середине дорожки. Камила, правда очень неплохая. Да и Даша с Майей радуют стабильностью. В прежние времена я бы не волновалась так сильно, медали бы остались в нашем штабе. Но сейчас ситуация особая. Вся фабрика работает на эту тоненькую девочку, которая кружит под «Элегию». А по иронии судьбы все может сломать коронавирус. — Чем пахнет? — у меня под носом оказывается банка — Кофе… — Ну и отлично. Запахи различаешь. Значит коронавируса нет. И совести тоже. — ? - Приподнимаю я бровь. — Я вчера ужин приготовил? Приготовил! На завтрак заслужил? Заслужил! Я уже молчу про все остальное. — Все остальное ты получил еще ночью. — Не знаю, было темно, плохо видно и я не запомнил. Данечка приносит нам кофе.  Целую его и прямо в губы говорю — У меня есть рецепт для улучшения памяти, вечером покажу, - и в подтверждение наличия рецепта прикусываю ему губу После целительного глотка кофе я действительно понимаю, что охамела немного, эксплуатирую товарища на готовке, и встаю мастерить завтрак. Надеюсь это действительно не коронавирус, потому что чувствую я себя реально не очень: ужасная усталость, сонливость, еще и где-то траванулась. Второй день как-то мутит. Говорят, что ковид может проходить бессимптомно, и даже без температуры. Почитала в интернете, что температура может при короне быть даже пониженной. Измерила — 36.3. Черт его знает пониженная или нет. Надо сходить в обед сдать ПЦР. Тут на чемпионат ехать, мне только таких приключений не хватало. Раньше было хорошо — больной ты здоровый, с температурой, без — надел коньки и в строй. А тут на каждый чих реагируешь. Как же изменилась вселенная… ПЦР показал отрицательный результат наличия вируса в организме. А также отрицательный результат наличия мозга в организме Рената Лайшева. Он прослышав, что я поехала сдавать ПЦР, сразу растрындел всем СМИ о том, что я заболела ковидом. Пришлось воровать у тренировки 10 минут и записывать совершенно иронически-издевательское видеообращение товарищу Лайшеву и журналистам о том, что Тутберидзе и ее команда здорова и готова к свершениям. А потом еще 10 минут на то, чтоб в категорической и ультимативной форме выпроводить всех журналистов из зала катка. Понятно, они хотят поснимать сенсацию — а) Тутберидзе больная ковидом тренит детей, заражает, аааа мы все умрем и б) дважды чемпионка России Щербакова не готова к чемпионату и не может выкатать программу. Аня видя такой ажиотаж начинает нервничать, задыхаться и срывает все полностью. Итого минус 20 минут тренировки, а сейчас перед Чемпионатом каждая минута дорога. Аня без сил сыплется, Камила начала оправдывать свою фамилию и валяется с прыжков на льду. Я пытаясь все это собрать и нервничаю как никогда. Даже выхожу поплакать к себе в кабинет. Даня не понимает причины, почему я так остро реагирую. Он же не в курсе про наши с Дедом уговоры. Предлагаю Ане сняться с Чемпионата. Я видя такое положение дел не могу ей этого не предложить, . Хотя понимаю, что подписываю себе этим решением смертный приговор. Зная Деда — натурально смертный. Но Аня демонстрирует спортивную злость и отказывается напрочь сниматься. Прибегают родители Ани, происходит вторая серия марлезонского балета с предложением сняться с соревнований. Но их атакует с одной стороны сама Аня, а с другой стороны Дед. Напоминая Стасу, что у него не только дочь одна (хотя дочь то у него не одна, справедливости ради стоит заметить), а бизнес один. Предварительно Дед звонит узнать, что за хрень происходит на финише. Я его уверяю, что девочка шевелится и все вытянет. Итого родители Ани меня ненавидят уже не в первый раз. Потом, как обычно придут извиняться. Журналисты написали и сняли, что Тутберидзе больна не коронавирусом, а просто больна на голову, издевается над детьми, заставляет немощных вкалывать на льду. Ну и Слава Богу ничего нового, предание старо как мир. Потом тоже будут извиняться и снимать оды великому тренеру. Молюсь за Анечку. Она отписывается, что уже дома. Мама с папой больше не ругаются и не настаивают на снятии. Видимо примирительный эффект Деда подействовал. В результате такого карнавала, я забыла про обед, хотя мне его Даня принес в кабинет, и теперь меня еще и тошнит от голода и усталости. — Этери, ты когда бегала плакать в кабинет не могла заодно и поесть? Продукты только переводишь. Я следующий раз плакать с тобой побегу. Вот че ты смеешься? — Я себе это представила, как мы плачем вдвоем, слезы капают в тарелку и досаливать не надо. Обнимая друг друга за талию, идем к машине. Моя машина уже почти неделю спит на стоянке Хрустального. Не рискую рулить в таком состоянии, Даня с удовольствием возит меня на своей. — Ложись, — командует Даня и открывает задние двери. Я юркаю на задние сиденья, нахожу свою любимку-подушечку с божьими коровками и с божьей помощью засыпаю. Когда мы подъезжаем к дому я проворачиваю свой детский трюк, чтобы папа покатал на руках до кроватки, делаю вид, что сплю и меня Даня на руках заносит спящую в квартиру. Приземлившись на кровать, я действительно улетаю к Морфею. Ух, выспалась я отлично. Рано утром, чтоб не будить Даню выхожу в коридор говорить с Дишей и иду в душ. После душа, вся ароматная и румяная иду издеваться над сонным Глейхом. — Обещала тебе поработать с твой памятью, с моей, как видишь все в порядке, я не забыла, — покусываю его во все выстуающие из-под одеяла части тела. Он открывает глаза и испуганно прыгает к стенке: — Женщина, вы кто? Я оторопела… Мы смотрим друг на друга, и Даня не выдерживает, раскалывается и сгребая меня в объятия говорит: — Вот видишь какие проблемы с памятью, меня серьезно лечить надо! Предлагаю начать лечение прямо сейчас с грелки на все тело. Нежно и лениво, как утренняя заря зимой мы ласкаем друг друга. Утренний восторг входит меня лучом тускло-пробивающегося света и выходит через мои губы в каждую частицу Даниного тела. Знакомое, родное, я его знаю уже с закрытыми глазами, и с закрытыми глазами сейчас я его узнаЮ вновь, ощущения обострятсяются. Он возвращает мне свою искру эмоций через свои большие теплые руки. Они блуждают по моей спине, пока мои губы блудят по Даниному торсу. Мы все стремимся к солнцу, и рождающееся утро и рождающиеся в этом утре мы. Я нахожу это солнце у Дани — оно горячее, основательное, великое, путь к нему подсказывает солнечное сплетение. И символ Венеры на нем указывает мне направление пути к Даниному Марсу. Который уже как штык и готов сразиться. С каждым моим поцелуем эта готовность все растет. Я переливаю через губы эту энергию, которая наполняет его мужскую сущность, она растет, увеличивается и заполняет меня изнутри. Даня умирает от удовольствия и с каждым выдохом возрождается опять. Я это чувствую через его руки, они держат меня, утопая в волосах, и не дают отдалиться. Планета вертится все быстрее, Даня прижимает мою голову к своему солнцу все теснее и он уже готов в меня излиться миллионам новых Даниных солнц, которые так и не станут планетами. Но тут происходит неожиданное, появляется сила, которая выталкивает все изнутри. Прямо посреди процесса, я закрывая рот ладонью бегу в санузел. Первая на пути ванная, влетаю туда и нависаю над умывальником. Господи, какой страх и стыд. Меня разрывает на части, выворачивает, а на выходе ноль. Я уже который день не ем. Не могу. Даня стоит сзади и убирает мне волосы от лица. Шутит: — Ты наносишь урон моей мужской самооценке. Мне смешно, такое со мной впервые. И сотрясения смеха приводят к новым позывам. — И чувству юмора тоже, — продолжает он. На работе стало еще хуже. Я вспомнила, как у Диши в детстве при схожих симптомах диагностировали ротавирус, кишечный грипп. — Дань, я не пойду обедать. Не могу, меня мутит. У меня, наверное кишечный грипп. Но это не заразно, ты не думай. Сейчас пойду поищу и сделаю на него тест — Этери ну почему именно кишечный грипп? — Ну чисто теоретически при таких симптомах он у меня может быть. — Чисто теоретически у тебя может быть все, что угодно и даже вши. Видишь волосы шевелятся? Он запускает свои руки ко мне в волосы и начинает бегать пальцами по коже. Делая это уже на полпути из кабинета. Я его пытаюсь догнать, и ему прилетает от меня шутя по жопе уже в коридоре. И конечно же этому становятся свидетелями…журналисты с 1 канала. — Ну все, теперь напишут, что ты бьешь не только детей, но и хореографов, — Даня издевается надо мной от души. Я даже сердиться не могу настолько мне смешно. — Дань, я думаю, они как-нибудь, все-таки по-другому мой жест истолкуют. И тут меня, видимо от обильного смеха, снова догоняет приступ этого самого кишечного гриппа, подкатывает тошнота и я скрываюсь в женской уборной. Даня кричит мне в след: — Возмездие не заставило себя долго ждать. Мой организм разрывает от этого адского фейерверка эмоций: смешно и тошно. В кабинет Даня принес крепкий сладкий чай и уголь. — Моя маленькая, ты просто устала. Все будет хорошо. Ты очень плохо выглядишь… Перебиваю его: — Спасибо Глейх. Ты тоже на любителя, в зеркало посмотри, — не остаюсь я в долгу. — Этери, сходи к врачу! — Тот редкий случай, когда шутку не поддерживает именно Даня. Правильно, кто-то из нас должен думать как взрослый. При других вводных я бы и сама первым делом сделала именно это. Но. На кону Чемпионат России, а время сейчас такое, что все шугаются всех и любых инфекций, даже если они реально не передаются воздушно-капельным путем. То есть не опасны для общества. Но сейчас я не могу себе позволить рисковать своим присутствием на чемпионате. Я там нужна. И точка. Хоть чучелом, хоть тушкой. К врачу схожу обязательно, но после прилета с Чемпионата. О Боже перелет, я сдохну. Это же не дело, что меня так разбалансировало по всем направлениям. Хотя логично. Такое издевательство над психикой, как это происходило в последние годы со мной, должно было во что-то вылиться. Вот вам и вот. Дома Этери решила лечиться старым маминым способом. Где-то в аптечке была марганцовка. Та самая с детства, цвета фуксии и противно пахнущая болезнью. Но против всех этих желудочный проблем она помогала. — Дань, ты ничего не хочешь послушать или там посмотреть в наушниках? Мне сейчас надо будет проводить процедуры со звуками. — Ты меня хочешь лишить музыки твоего внутреннего мира, — как обычно хохманул Даня. — Да, — она сейчас была не настроена на разговоры, — надень наушники или иди на мороз. Где-то там в ванной, в ее ящичке была старая аптечка. Не та, которая на подхвате под рукой, а резервная. Одно неосторожное движение и из навесного шкафчика вывалилось все. Ну ясное дело, по закону подлости, все кроме аптечки. А ее средства гигиены еще веселой радугой рассыпались из большой коробки по всей площади ванной комнаты. Вот интересно, зачем их делают такими яркими и разноцветными, это же не детские игрушки. Еще и такую большую коробку подсунули, с собой никуда не возьмешь. Этери вспомнила, как покупала их экстренно в аэропорту, когда провожала Дишу, и нервничала, что упаковка занимает много места в сумке. Когда это было, октябрь, кажется, время так летит. Скоро она снова увидит свою девочку. Они не виделись долгих два месяца. — Так, кажется собрала. Одного где-то не хватает. А все правильно, так и надо. ЧТО???????? Осознание пришло молниеносно. И пазл сложился..... Взрыв мысли был настолько сильный, что Этери закрыла глаза ладонями и схватилась за голову, словно мозг вырывался из черепной коробки. Блииииин. Этого не может, быть, потому что не может быть. Ну не с ней. Ну блин, ну какие дети в 47 Где-то на задворках еще плясала надежда, что тошнит потому, что желудок, что спать хочется, потому что авитаминоз, что ее настроение рвется по кочкам потому, что морально и психически выхолощена, что, что, что… Даже вспомнила, что когда ехали утром на работу, она ему доказывала, что бензином воняет в машине. И это обостренное восприятие запахов тоже в ту же копилочку..... Блять. Ну зачем. Ну только не сейчас. Она и так еле вывозит, все что накрутила. Отчаяние заполняло все пространство. Посидев, какое-то время и успокоившись, немного отойдя от шока, поняла, что надо действовать немедленно Так. Срочно нужен тест. До утра ее сомнения сгрызут. Пока остается хоть краешек вероятности, что все это просто испуг и она себе сейчас все это накрутила, надо эту вероятность использовать. — Мне нужен тест… — На что теперь, Этери? На сибирскую язву? На коронавирус, на ротавирус ты уж делала. Давай мы просто вызовем полицию, у них есть тоже тестер, подуешь в трубочку. И с доставкой на дом, — Даня делает вид, что сердится. Но его реально прикалывает ситуация. Ну, когда-нибудь это должно было случиться — Этери сошла с ума по медицинской части и ищет у себя все заболевания мира. Да только вот мне не смешно. — Собирайся, мы идем в аптеку. — Ты серьезно? Зачем? — За пластырями! — я уже не выдержала и гаркнула на него, — а не хочешь, я сама пойду, а там между прочим темно. Даня вроде перестал прикалываться: — Как же я тебя отпущу одну. С таким прогрессирующим, — он покрутил пальцем у виска, — ты и дорогу домой обратно не найдешь. И снова заржал, правда пошел одеваться. От нервного напряжения и уже, понимаю, что возможно, гормональных скачков, мне стало таааак обидно, что он прикалывается, что я присела в прихожей на банкетке и заплакала. Даня вышел уже одетый и тут видит, что я сижу и пускаю слезы-сопли. — Дурдом какой-то, — вылетело из него. Он подсел ко мне, заглянул в лицо, отводя слезы: — Что с тобой? А я как представила, как эта ситуация выглядит со стороны и мне стало так смешно. Сижу, он мне заглядывает в глаза, а я смеюсь-захлебываюсь, остановиться не могу, хотя еще минуту назад плакала. Даня аж растерялся, а мне еще смешнее от его растерянного вида. И он уже без шуток, глядя в упор говорит: — Этери, ты наркотики принимаешь? На этой фразе меня порвало в лоскуты. Таким растерянным Даниила Марковича я видела впервые. Этери сломалась. А как починить неизвестно. Досмеявшись до конца, я громко выдохнула и мы вышли из квартиры. Всю дорогу Глейх на меня очень странно поглядывал. —  Ты не заходи, я сама, — оставила я Даню стоять возле входа. Это смешно звучит, но…я стеснялась.Впервые в жизни я покупала тесты на беременность. О Дише я узнала, когда свалилась в обморок на катке, там в Америке. Тогда приехала скорая и по анализу крови определила беременность. А сейчас… Знаю, что глупо, но мне казалось, что провизор на меня таааак смотрит. Когда Даня увидел с тестами на что я вышла из аптеки он на меня посмотрел очень странно и спросил: — Ты серьезно? По тону мне казалось, что он не оставил свою идею с наркотиками и вот-вот побежит покупать на них тесты. Да, есть и такие. Но я уже и отплакалась и отсмеялась за вечер, поэтому сказала вполне нормально: — Да, Данечка, более чем. Мне очень страшно. Даня на меня даже не смотрит. 8. Декабрь 2020. Быть или не быть.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты