Психология любви

Гет
NC-17
В процессе
12
автор
Размер:
планируется Макси, написано 45 страниц, 4 части
Описание:
С чего начинается любовь? Любовь начинается со знакомства.
>— Посмотри – мы с тобой – две половинки одной судьбы.
Примечания автора:
Персонажи моего фанфика скорее что-то среднее между фурри и антропоморфами.
Метки в этом фанфике – своеобразные сюжетные линии.
Главы фанфика я буду выкладывать в 19:00 по московскому времени.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 119 Отзывы 2 В сборник Скачать

Поездка на экскурсию

Настройки текста
Примечания:
**Прошу прощения, что глава так долго не выходила: над ней пришлось как следует поработать и проработать+учёба+подготовка к экзаменам+практика, и другие „прелести“ студенческой жизни, но я постараюсь наверстать упущенное за это время.**
**Начиная с этой главы, я буду разделять некоторые большие/длинные главы на внутренние действия.**
**Начиная с этой главы я использую следующие кавычки: "" – для мыслей, косвенной, прямой речи, «» – названия организаций, книг и прочего, „“ – слова/словосочетания/предложения в ироничном виде, ”” – надписи, лозунги и им подобные.**
**Если есть ошибки, то прошу указать; отношение автора к критике – принимаю в любой форме.**
**Vestra frui lectionem.**

Prima actio

      Прошло две недели, наступил апрель. На стенде, расположенном возле входа в школу, висело объявление. Объявление оповещало о том, что Кинлопоинский музей истории и цивилизации предлагает экскурсии для учебных учреждений города. Вне всякого сомнения об этом известили и класс Киона. 14 апреля – в пятницу – объявили о наборе желающих поехать на эту экскурсию. Классная руководительница 11 класса, в котором учились Кион, Джарэд и Фули, – мисс Джакли́н – сказала следующее: — Дети, как вам известно, музей нашего города предлагает экскурсии для учебных учреждений города. Наша школа не стала исключением. — Лама поправила очки. — Все желающие нашего класса, которые хотят поехать на экскурсию, должны будут спросить разрешение у своих родителей, а также оповестить меня об этом желании. — Мисс Джаклин протёрла очки платком. — Итак, дети. Попрошу вас сообщить о своём решении не позже понедельника или вторника. — Дополнила она. — А теперь – начнём урок. — Учительница повернулась к доске. — Ты поедешь? — Да, конечно, а ты? — Я не смогу: предки не отпустят. — Жаль, без тебя будет скучно. Это был не единичный разговор подобного содержания – вся школа бурлила и кипела от этой новости. В том числе и класс Киона. — Как классно! Вместо учёбы – хождение по музею. — Откинувшись на стуле, сказал Джарэд. — Ты уверен? Ты обычно не очень-то радуешься, когда наш класс куда-то выезжает. — Посмотрел на друга Кион. — Ты смеёшься? В понедельник контрольная. — Шёпотом осведомил он одноклассника. — Подумай над этим. — Джарэд постучал по своему виску, отодвигаясь от Киона. Внутри Киона шла борьба между прилежным учеником-отличником и обычным мальчишкой, желавшим отдохнуть от учёбы. — И чего это все переполошились? — сухо и безо всякого интереса спросила Фули. Джарэд и Кион удивлённо посмотрели на Фули. — Что? — глядела на своего соседа и его друга Фули. — Ты знаешь, что это за музей? — спросил Джарэд. Фули отрицательно помотала головой. — Это самый знаменитый музей в Средних Штатах! — глаза Джарэда горели, что костёр. — К тому же я слышал, что сейчас музей проводит бесплатные экскурсии. — Сказал сосед Джарэда. — И чем же он знаменит? — спросила Фули соседа Джарэда. — Этот музей знаменит тем, что в нём собраны всевозможные экспонаты. В нём столько секций и экспозиций – умереть можно! — расхваливал музей сосед Джарэда. — Он так сильно хочет попасть в этот музей? — ещё суше спросила Фули. — Очень. — Ответил Джарэд. Прозвенел звонок. Учебный день закончился. — Дети, не забудьте об экскурсии. Хороших выходных. — Говорила на последок мисс Джаклин своему классу. — И Вам хороших выходных, мисс Джаклин. — Прощались ученики. Придя домой, Кион рассказал об экскурсии отцу и матери. — Значит, от нас требуется разрешение? — спросил Симба. — Да. В письменном виде. — Кивнул Кион. Родители Киона сидели в задумчивом молчании. Симба взял скомканный клочок бумаги, ручку. — Экскурсия же бесплатная, да? —осведомился Симба. — Да. — Утвердительно-твёрдо кивнул Кион. — Вот, держи. — Симба протянул сыну разрешение. — Спасибо, пап! — сын благодарно обнял отца за шею. — Не за что, сын. — Тепло сказал Симба своему сыну.

***

Наступил день X – среда, 19 апреля, если быть точнее. В этот день всем желающим поехать на экскурсию пришлось встать пораньше: отъезд от школы был назначен на 8:45. Ученики Кинлопоинской школы сидели в автобусе. На экскурсию поехала лишь половина класса Киона. Кион и Джарэд были в числе везунчиков. — Знаешь, я даже и не думал, что родители меня так просто отпустят: у меня же с учёбой проблемы. — Сказал Джарэд. — А мой отец просто разрешение написал и всё. — Сказал Кион. — Серьёзно? Так просто? Ты же отличник? — Сам удивляюсь. — Пожал плечами Кион. — Да уж!.. Повезло-повезло… — потянулся и зевнул Джарэд. — В каком смысле? — недоумённо посмотрел Кион на друга. — Мои родаки сказали, мол, чтобы я по приезду взял контрольную и решил её дома. — Пояснил Джарэд. В автобус зашла мисс Джаклин. В руках она держала папку-планшет, в которую был вложен листок со списком и карандаш. — Доброе утро, дети. — Поздоровалась она. — Доброе утро, мисс Джаклин. — Сказали они в ответ. — Что ж, раз все желающие ехать на экскурсию в автобусе, то начнём перекличку. — Мисс Джаклин надела очки. Бегло пробежалась взглядом по списку, считая количество учеников-экскурсантов¹ – 40 душ. — Кионгози Вердедигер²? — Я здесь! — Кион поднял руку — Угу. Отлично. — Учительница отметила Киона. — Фули… — Я здесь! — гепардиха так быстро и резко подняла руку, что чуть не задела Киона. — Отличненько. — Отметила она Фули. — Джарэд Паттлер. — Я тут! — Джарэд сидел на сиденье слева от Киона и Фули. — Ты тоже едешь? — обратился лев-подросток к гепардихе. Но Фули лишь бросила: — А тебе какое дело? — холодно посмотрела она на него, после чего отвернулась к окну. Кион же пожал плечами. Вот автобус тронулся с места. Спустя время ученики сидели в телефонах. Мисс Джаклин, увидев это, недовольно-печально покачала головой: "И на кого мы Землю оставим?" — в который раз подумала она. Однако стоит отметить, что у мисс Джаклин тоже есть смартфон, но он такой старой модели, что он не поддерживает большинство современных приложений (мисс Джаклин утверждает, что у неё самая первая модель смартфона). — Мистер Франклин, можно я возьму мегафон? — мисс Джаклин потянулась к старому потёртому мегафону. На боку мегафона было написано название компании, которая изготовила этот мегафон, – «Сонорус»³. Водитель коротко кивнул, давая разрешение. — Спасибо. — Также коротко сказала лама. Она включила мегафон: — Дети! — профонила аппаратура. Все ученики и водитель заойкали от этого – мисс Джаклин радостно улыбнулась. — Дети, очень скоро мы прибудем в музей, а пока я предлагаю вам отложить свои гаджеты и спеть одну песню. — Ученики недовольно заворчали. — Мистер Франклин, музыку, пожалуйста. — Обычным будничным голосом обратилась она к водителю. — Угу. Особые пожелания есть? — смотря на дорогу, обратился он к мисс Джаклин. Она наклонилась и что-то нашептала ему. — Угу. Вас понял. — Водитель вставил в магнитолу диск. — "«Это Южный кто-то там», музыка А. Пинегина, слова Б. Заходера. Минусовка.»" — Объявил мужской голос. Затем из динамиков автобуса зазвучала музыка. Мисс Джаклин махала пальцем в такт музыке. Затем она указала пальцем на группу из десятиклассников, и те запели:

Откровенно признаю, признаю, признаю: зверя нет на букву «Ю», букву «Ю», букву «Ю». Это – южный кто-то-там, кто-то-там, кто-то-там. Я его придумал сам! Да-да-да! Это – южный кто-то-там, кто-то-там, кто-то-там. Я его придумал сам!

Мисс Джаклин указала на группу из одиннадцатиклассников:

Откровенно признаю, признаю, признаю: зверя нет на букву «Ю», букву «Ю», букву «Ю». Это – южный кто-то-там, кто-то-там, кто-то-там. Я его придумал сам! Да-да-да! Это – южный кто-то-там, кто-то-там, кто-то-там. Я его придумал сам!

А затем все находящиеся в автобусе дружно подхватили:

Откровенно признаю, признаю, признаю: зверя нет на букву «Ю», букву «Ю», букву «Ю». Это – южный кто-то-там, кто-то-там, кто-то-там. Я его придумал сам! Да-да-да! Это – южный кто-то-там, кто-то-там кто-то-там. Я его придумал… сам!

***

Ярко светило солнышко. Все общались, что-то обсуждали. Кион участливо поддерживал беседу Джарэда и его соседа. Одна лишь Фули одиноко смотрела в окно на городской пейзаж. Она задумчиво сидела в наушниках, слушая песню Билли Айлиш «Всё, чего я хотела» на полную громкость.

Я видела сон. Я получила всё, что хотела. Не то, что вы думаете. И если быть честной, То это мог быть кошмар Для любого, кому было бы не всё равно. Я думала, что умею летать (Летать), И я сошла вниз с Золотых ворот Никто не плакал (Плакал, плакал, плакал, плакал) Никто даже не заметил этого. Я увидела, как они стоят прямо там

Подумала, что им, может быть, не всё равно (Не всё равно, не всё равно).

Я видела сон. Я получила всё, что хотела, Но когда я просыпаюсь, я вижу Тебя со мной, И ты говоришь: "Пока я здесь, никто не сделает тебе плохо, Не хочу лгать здесь, но ты можешь научиться. Если бы я мог изменить то, как ты видишь себя, Ты бы не удивлялась, почему ты слышишь. Они тебя не заслуживают." Я пыталась закричать, Но моя голова была под водой. Они назвали меня слабой, Как будто я даже не дочь никому. Это мог быть кошмар, Но у меня было чувство, что они были прямо там. И у меня чувство, будто вчера было год назад, Но я не хочу, чтобы кто-то узнал, Потому что всем чего-то хочется от меня, А я не хочу позволить им упасть.

Я видела сон. Я получила всё, что хотела. Но когда я просыпаюсь, я вижу Тебя со мной, И ты говоришь: "Пока я здесь, никто не сделает тебе плохо, Не хочу лгать здесь, но ты можешь научиться. Если бы я мог изменить то, как ты видишь себя, Ты бы не удивлялась, почему ты слышишь. Они тебя не заслуживают." Если бы я знала всё это тогда, я бы сделала это снова, Я бы сделала это снова? Если бы они знали, что то, что они скажут, крепко засядет в моей голове, Что бы они сказали вместо этого? Если бы я знала всё это тогда, я бы сделала это снова, Я бы сделала это снова? Если бы они знали, что то, что они скажут, крепко засядет в моей голове, Что бы они сказали вместо этого?

Фули была одета в ту же одежду, что и в свой первый школьный день. Только в этот раз на её шее был чёрный чокер, застёгивающийся сзади на белую пуговицу; также к нему было неумело, но крепко пришито красной нитью вырезанное из дерева украшение в виде бегущего дикого гепарда. До её плеча мягко дотронулись. Фули быстрым движением повернулась от окна к тому, кто тронул её – это был Кион. Жестом одноклассник попросил её снять наушник. Фули нажала на гарнитуру – поставила трек на паузу, сняла наушник. — Да? — недовольно спросила она. — Извини, если отвлёк. Я только хотел сказать, что у тебя клёвый чокер. — Молодой лев указал на украшение. — Да? Ты так считаешь? — Фули посмотрела на него холодным взглядом. — Да. Я так считаю. — Кивнул Кион. — Купила или сама сделала? — поинтересовался он. Фули задумчиво сняла украшение. — Это подарок одной моей подруги детства. — Задумчиво глядя на украшение, сказала она. — Она сказала, что его следует надевать, когда куда-то едешь, – якобы поездка пройдёт удачно. — Сказала она, надевая украшение обратно. — Она сама смастерила его. — С улыбкой сказала она Киону. Кион удивился: он никогда не видел, чтобы одноклассница улыбалась. Фули отвернулась к окну с мечтательной улыбкой. "Про украшение она говорила с теплотой." — Отметил для себя Кион.

Secunda actio

Вот автобус приехал к музею. То было среднее одноэтажное здание, сделанное из красного благородного камня, а крыша была сделана из гофрированного железа. — Итак, дети. Вот мы и приехали к музею. — Объявила мисс Джаклин. — А теперь, прежде чем мы пойдём в музей, я попрошу вас взять с собой только личные вещи и ничего лишнего. А также выбрать себе спутника на эту экскурсию. — Дополнила учительница, после чего вышла из автобуса. — Хорошо. — Ответили ученики. Кион начал собирать всё самое необходимое. — Дай пройти. — Сказала Фули. Кион пропустил её. — Спасибо. — Холодно сказала она. Кион в ответ кивнул. Взяв самое необходимое, Кион повернулся к соседнему месту, где сидел Джарэд, но его не было на месте. "Верно, уже вышел из автобуса." — Подумал Кион. Он вышел из автобуса. Взглядом нашёл своего друга – Джарэд был в паре со своей зазнобой – Кóрити Лóес, то была молодая и обворожительная немецкая овчарка с крашеной в чёрный цвет чёлкой. Джарэд заметил Киона – Кион в ответ помахал рукой. — Что ж, значит, я один. — Кион засунул руки в карманы льняных брюк цвета морозного неба. Боковым зрением он заметил одинокую фигуру в стороне от автобуса и толпы учеников. Фигура хоть и стояла спиной к Киону, но сын Симбы смог узнать кто это. — Привет. — Поздоровался он, подойдя к одинокой фигуре. Фигура повернулась лицом ко льву – то была Фули. Она просканировала его холодным взглядом. — Ты тоже осталась без спутника? — спросил он. — А тебе какое дело? Может, я одна хочу пойти на экскурсию. — Грубо отрезала Фули. После чего отвернулась от одноклассника. Кион стоял в замешательстве – чем он так насолил ей? "Может, с ней что-то случилось в детстве? И поэтому она так себя ведёт?" — задался вопросом он. — Ладно, тогда не буду мешать тебе. — Уходя, сказал он. Возле входа в музей стояла толпа учеников и учительница. — Итак, дорогие ученики, как я вижу, все у нас при спутнике? — лама обвела взглядом доверенную ей группу учеников. Её взгляд остановился на Кионе, стоявшим особняком. — Кионгози Вердедигер, — учительница обратилась к сыну Симбы. Кион поднял на неё взгляд. — Позвольте спросить, молодой человек, почему вы без спутника? — мисс Джаклин поправила очки. Кион замялся: единственным свободным человеком из группы была Фули, но та будет против его общества. — Я сейчас, мисс Джаклин. — Кион побежал обратно к автобусу. "Может, она передумает?" — подумал он. Как он и думал, Фули стояла в тени, прислонившись к автобусу. В её ушах были наушники, из которых негромко играла музыка. Кион встал перед гепардихой, привлекая её внимание. Та подняла голову. "Чего тебе ещё надо?" — читалось в её зелёных глазах. — Мисс Джаклин зовёт тебя. Нужно идти в музей. — Сказал Кион, добавив улыбку. Фули лишь холодно посмотрела на него и прибавила громкость на максимум. — Эй, ну хватит, не будь такой букой! — сказал Кион. Юноша был довольно терпеливым, но чувствовал, что его терпение скоро кончится. — Неужели тебе не интересно посмотреть музей? — ноль реакции. — Слушай, нам не обязательно всюду ходить рядом – просто нужно, чтобы мисс Джаклин знала, что никто из учеников не остался здесь. — Тяжело вздохнул он. — Она несёт за нас ответственность. — Дополнил он. — И если с тобой что-нибудь случится… — Ладно-ладно, я поняла! Только заткнись уже! — убирая наушники в карман, сказала она. — Пошли. — Она недовольно направилась ко входу в музей, где собралась их группа. — И всё же это лучше, чем сидеть в автобусе одной, да? — обратился Кион к Фули. — Я, кажется, просила тебя замолчать? — раздражённо напомнила она. И вот они подошли к музею. — А! Вот и вы, Вердедигер. И вы тоже нашлись, мисс Фули. — Завидев ребят, радостно улыбнулась лама. Она пересчитала всех ещё раз. — Что ж, раз все на месте, то можно идти в музей. — Учительница повела их в здание.

***

Музей, как говорилось выше, имел 1 этаж. Музей делился на несколько залов, а залы на несколько секций, которые в свою очередь делились на подсекции. Зал именовался «Начало цивилизации и истории» – с этого зала и началась экскурсия группы из Кинлопоинской школы. «С чего всё началось» – секция, с которой начиналась экскурсия, а также зал. На стендах, щитах, шкафах, витринах, подиумах, подставках и прочем музейном оборудовании были представлены экспонаты и музейные композиции, которые показывали быт тех далёких времён. Рядом стояли информационные стенды и подставки, а на некоторых экспонатах были информационные бирки. — Итак, группа, наша экскурсия начнётся с этого зала. — Один из экскурсантов поднял руку вверх – это был один из десятиклассников. — Да? — обратилась к вопрошающему лама. — А нас разве не должен сопровождать экскурсовод? — последовал вопрос. — На этот счёт администрация школы пыталась договориться, но так уж вышло, что все экскурсоводы на этот день заняты другими группами. Но нам предоставили возможность самим ходить по музею. Почти без ограничений. — Добавила она. — Я удовлетворила ваше любопытство? — обратилась она к вопрошавшему ученику. — Да, спасибо. — Ответил десятиклассник. — Я рада. — Улыбнулась учительница. — Итак, наша экскурсия начнётся отсюда… — Мисс Джаклин на время замолчала, осматривая экспонаты. — Перед вами, дорогие ученики, представлены экспозиции и экспонаты, рассказывающие о начале времён, когда цивилизация делала первые шаги. — Мисс Джаклин прошествовала к первой экспозиции и экспонатам, что работники музея расположили рядом. — Здесь, дорогие мои, вы можете видеть то, с чего всё началось. — Мисс Джаклин обвела рукой платформу, на которой была расположена следующая экспозиция: на кусте с редкими листьями были две дикие белки, которые боролись за жёлудь; рядом с ними сидели члены первобытного общества – семья ланей. На соседней экспозиции были изображены одетые в шкуры оленей гиены, нападавшие на косуль, используя для этого первобытное оружие: копья, луки со стрелами, топоры – и все они из камня, дерева, кремния или обсидиана. — На представленных экспозиция мы можем видеть семью первобытных времён, а справа от неё – один из способов выживания тех времён. — Лама обвела рукой композицию с гиенами. — А теперь перейдём на противоположную сторону. — Лама с учениками перешли на другую сторону секции. На этой стороне секции были экспонаты, защищённые от вандалов и воров. — Здесь, дети, представлены экспонаты орудий труда и оружия. — Мисс Джаклин обвела рукой стеклянные ящики. — Можно сфотографировать? — спросили некоторые ученики. Мисс Джаклин осмотрелась вокруг – никаких запрещающих табличек не было рядом. — Да. — Кивнула она. Несколько учеников подошли к ящикам и сделали несколько фотографий и селфи. Затем ученики вернулись на свои места. — Итак, все сделали фотографии на память? Я могу продолжать? — ученики кивнули. — Так вот, в этих ящика находятся инструменты, орудия труда и обороны. — Мисс Джаклин усмехнулась своему каламбуру. — Как видите, все они сделаны из камня, дерева, кремния или обсидиана. — А металла тогда разве не было? — спросила ученица одиннадцатого класса. — Металл был, но его тогда ещё не умели добывать и обрабатывать. Это случиться чуть позже. Потому эта секция и называется «С чего всё началось». Ученики ещё некоторое время рассматривали композиции и экспонаты, а затем перешли к следующей секции – «Открытие металла и огня». Лама указала на композицию, на которой была изображена община, собравшаяся около костра: — Огонь сыграл очень важную роль в нашей истории. Благодаря ему мы получили тепло и защиту, свет, вкусную еду, а также хозяйственные принадлежности из глины. — Мисс Джаклин перешла к следующей части секции: — А здесь, дети мои, мы можем видеть как наши далёкие предки открыли для себя материал, который не утратил свою полезность и поныне, – металл. Лама указала на первую плавильню тех времён. Возле неё стояли львы и зебры, обрабатывающие металл. — Мисс Джаклин, а какие металлы уже тогда были? — спросила одиннадцатиклассница-зебра с рыжими волосами, то была Мэйя Биккер. — Хороший вопрос, моя дорогая. Но тут следует уточнить: а какие металлы уже тогда были им известны? — она обвела взглядом группы. — Должна сказать, дети, что на тот момент нашим предкам были известны лишь три металла: олово, медь, а также сплав этих металлов – бронза. А уже потом, спустя время, они нашли другой металл, более крепкий и долгослужащий, чем бронза, – железо. Но даже найдя железо, они не забыли и про 3 первых металла – они так же, как и раньше, использовали их для поделок, для изготовления орудий труда, инструментов и оружия. Но об этом чуть позже. А сейчас мы перейдём к экспонатам. — Экскурсанты и учительница перешли на противоположную сторону секции. Перед их глазами были орудия труда и обороны, сделанные из бронзы, а также различные украшения. — Вау! — Вот это-то да! — Как искусно! Смотри, какая серёжка! В основном такие восхищения принадлежали женской части экскурсантов, рассматривавших изделия тех времён. А мужская часть экскурсантов разглядывала оружие. Некоторые ученики сделали фотографии на память. — Итак, дорогие мои, когда наши далёкие предки открыли для себя железную руду для них открылись новые возможности, облегчающие им жизнь: более прочные инструменты, орудия труда и оружие. Также открытие металла стало важным шагов в сфере экономики: если раньше в ходу были разнообразные материалы, то с открытием металла всё стало более стабильнее. Из металла научились изготавливать первые деньги – чеканные монеты, которые стабилизировали денежно-товарный обмен в обществе. Рука учительницы указала на ящики, в которых находились самые первые в истории чеканные монеты. Некоторые из них были в грязи и рассмотреть, что на них изобразили было, невозможно. А также там были монеты, на которых можно было чётко рассмотреть нанесённые во время чеканки изображения. — Прошу вас сделать несколько фотографий, чтобы дома вы могли сравнить их со современными монетами. — Хорошо, мисс Джаклин. — Ученики выполнили просьбу учительницы. — А теперь, дорогие мои, если вы не против, то сейчас мы с вами перейдём в следующую секцию. Следующая секция, в которую они перешли, именовалась как «Первые Шаги Культуры и Искусства». В этой секции располагались разнообразные артефакты и композиции, связанные с культурой и искусством тех времён. Для учеников самым странным было то, что им до сих пор не повстречалась ни одна группа. — Мисс Джаклин. Можно спросить? — Мэйя Биккер подняла руку. — Да, милая? — А почему мы до сих пор не встретились с какой-нибудь другой группой? — Видимо этот музей сегодня мало посещают. — Рассудила мисс Джаклин. — Ясно. Спасибо. — Зебра понуро опустила голову и достала свой телефон. — Итак, дорогие мои ученики, в этой секции мы можем наблюдать и видеть экспозиции, экспонаты и артефакты, рассказывающие об культуре и искусстве наших далёких предков. — Они подошли к столу, на котором лежали экспонаты для более детального рассмотрения. — Эти экспонаты можно спокойно рассматривать – их положили сюда для Вашего более детального ознакомления. — На это ученики никак не отреагировали. Тогда из группы к столу подошёл Джарэд и взял куклу, изготовленную из глины. — Такая лёгкая! — подметил гривистый волк, подбрасывая её вверх. — Осторожнее, мистер Паттлер! — испуганно вскрикнула мисс Джаклин. — Да успокойтесь, мисс Джа, у меня всё схвачено. — Беспечно ответил Джарэд на реакцию учительницы. — Во-первых, молодой человек, что это за обращение ко мне: "мисс Джа"?! А во-вторых, я требую, чтобы вы положили этот экспонат на место и встали обратно в группу! — строго приказала мисс Джаклин. Джарэд выполнил указание учителя. — О Вашем поведении я сообщу Вашим родителям, молодой человек. — Агуарачай тяжело вздохнул – Кион с поддержкой похлопал друга по плечу, Джарэд благодарно улыбнулся Киону. Мисс Джаклин строгим взглядом обвела группу. Вздохнула. — Поймите меня правильно, мистер Паттлер и вы дети, если в музее из-за нас что-то случится, то накажут нас всех. — Разъяснила свою строгость мисс Джаклин. — Да, мы всё понимаем. — В унисон ответила группа. — Вот и молодцы, что понимаете. — Улыбнулась она. — А теперь, давайте рассмотрим эти вещи поближе. — Только давайте Джарэд будет в конце. — Пошутил, а также подколол Джарэда кто-то из группы. — Ха-ха-ха, как смешно… — Саркастично улыбнулся Джарэд. Все ученики принялись вертеть и смотреть на экспонаты под разными углами и освещением, то отдаляя их, то приближая. Когда все как следует рассмотрели экспонаты (и сделали фотографии) учительница сказала: — Дорогие мои, сейчас вы рассмотрели лишь часть того, что собрано в этой секции. А потому, я даю вам немного свободы, но только на время. — Подчеркнула условие учительница. Ученики, сначала обрадовавшись свободе действий, тут же пригорюнились, но всё же их энтузиазм не до конца потух. Каждый разделился на группы или пары, а кто-то рассматривал экспонаты в одиночку. — Только прошу вас, будьте осторожны! — напомнила учительница. — Хорошо, мисс Джаклин! — ответили ученики, разбредаясь по секции. Кион подошёл к платформе, на которой были манекены львиного семейства. Эта экспозиция чем-то напоминала юному льву его семью, разве что только она была поменьше. Экспозиция изображала следующее: семья львов сидела вокруг костра и поедала мясо. Вождь племени был одет во множество украшений, а львица, что сидела рядом с ним, выглядела лучше всех среди остальных львиц; рядом с ними сидело множество львов и львиц помоложе, а поодаль от костра находился старый шаман-лев, проводивший какой-то обряд. "Неужели всё так и было в те времена?" — подумал Кион. Юный лев поправил свои красные волосы, зачёсанные назад под ирокез. "Когда-нибудь и у меня будет также." — Глядя на гриву льва-манекена, подумал он. Здесь хочется сказать, что в семье Киона гриву носят только его отец и старший брат. Если у Симбы ярко-красная пышная грива с «раздвоенной» посередине чёлкой, то у Копы она коричневого цвета, и не настолько пышная, как у отца. А вот у Киона пока грива не росла. Но опять же это временно. Правда, на этот счёт отец не дал ответа. А вот что ещё касается его причёски, так это то, что Нала говорила сыну о том, что она – причёска – такая у него с того самого момента, когда у него начали расти волосы на голове. Кион гордился своей причёской и не хотел, чтоб она вырастала в гриву, наверное… Кион вздохнул и направился дальше. — Так „увлекательно“, да? — обратился десятиклассник к сыну Симбы. Кион в ответ кивнул. — Но это хоть лучше, чем сидеть на уроках. — Сказал десятиклассник, потягиваясь. После чего он удалился. Кион стоял перед стеклянным ящиком с предметами домашнего обихода. А если быть точнее, то это были первые столовые приборы. В ящике лежали: деревянная ложка, каменный нож и предмет, отдалённо напоминающий вилку, но только отдалённо – у Киона язык не поворачивался называть это «вилкой». Насмотревшись на древние столовые приборы, Кион перешёл к следующему ящику. В ящике находились куски камней с наскальной живописью. На одной из них была изображена охота гиен на большого буйвола. На другой изображался некий ритуал, проводимый крокодилами. Третье изображение повествовало о трагедии и захоронении. Но больше всего Киона заинтересовала живопись, на которой было изображено следующее: небольшой отряд, в котором было примерно 5 воинов, шёл на битву с армией превосходившей её по численности. Киону очень понравилось это наскальное изображение, а потому он сфотографировал её. — Да? Жаль, что не смогла прийти. Я хотела вас познакомить. Ну ладно. Значит, пока не судьба. До встречи. — Мэйя Биккер тяжело вздохнула. — Что такое? — к зебре подошёл молодой и стройный тигр в полосатой футболке. Его Кион знал – Это был Стэнс Рóджери. — Что случилось? — тигр поднял лицо зебры к своему. Стэнс был немного выше Мэйи. — Сестра не смогла прийти, а я ведь обещала, что вы познакомьтесь. — Мэйя грустно опустила голову. — Я знаю, как это важно для тебя, родная. — Стэнс обнял Мэйю: они были парой. — Но нужно ещё немного потереть. Ведь вспомни, что с моими родителями ты тоже не сразу познакомилась. — Гладил он её по голове. — Я помню, но сестра – единственная связь с моими родителями. — Проговорила она, чуть не плача. Кион слышал о том, что у Мэйи с родителями очень сложные отношения. — Ну всё, перестань. — Прижимая девушку к себе, говорил Стэнс. — Вот увидишь, всё будет хорошо. — Поддерживал Стэнс Мэйю. Кион, ставший случайным свидетелем этой сцены, поспешил ретироваться в другую часть секции – от греха подальше. Часть секции, в которую он ретировался, была увешана многочисленными одеяниями тех времён. Также одежда или её элементы были на манекенах. — Вау! — восхищённо сказал Кион. Рядом с ним стоял стол, на котором лежала одежда и её элементы, в которые можно было облачиться и сфотографироваться. Кион осмотрел весь ассортимент и выбрал бусы из ракушек и кожаный браслет, украшенный каким-то рисунками. Сын Симбы надел их на себя. — Что, представляешь себя вождём? — ехидно заметил женский голос. Кион обернулся – то была Фули. — Вождём? — непонимающе спросил он. — Да. Вождём. — Гепардиха безэмоционально указала на манекены, что изображали первобытных жителей, обитавших на территории, которая ныне называется Средние Штаты. — Да нет, просто решил сфотографироваться в этом и всё. — Честно ответил Кион. — Да прям таки? — спросила Фули. — Да. — Кион снял украшения и вернул их на место. — А ты что-то имеешь против этого? — спросил он. — Да нет. Абсолютно ничего против. — Холодно ответила она. Подростки молча стояли. — Тебе нравится? — спросил он. — Что мне должно нравится? — раздражённо спросила девушка. — Ну… Экскурсия? — неуверенно спросил юноша, словно отвечал на невыученную тему урока. Но девушка не торопилась отвечать. Даже наоборот, она, в прямом смысле, ушла от ответа. — Ясно. — Разочарованно вздохнул Кион. "Видимо, тот момент в автобусе – мимолётная слабость." — Подумал он. Кион прошёл к части секции, где находились «Первые рукотворные изделия». Среди них были: глиняные горшки всех видов и размеров, разнообразные украшения и изделия из глины, дерева, кожи, кости, камня и металла. Он подошёл к стеклянному ящику, в котором были осколки глиняных горшков. На этих горшках – на их лицевой части – были разнообразные рисунки и символы; рядом с ящиком стоял информационный стенд, на котором было подробно расписано о значении того или иного символа/рисунка, изображённого на горшке. Кион внимательно рассмотрел и изучил все эти сноски и содержимое ящика. Один из горшков заинтересовал его взор – то был горшок с изображением юного бизона, набирающего воду из реки, на которую падал луч света с неба. Кион прочитал сноску к этому изображению: ”Данное изображение – есть одна из легенд, согласно которой река, что ныне высохла, являлась божественной, что её благословил сам Айхею – или же Айхью – Бог, что сотворил наш мир, который предки именовали Ма’ат.” Оглядевшись, Кион заметил осколок горшка. На нём было изображено непонятное существо, а вокруг него было что-то навроде огня. ”С этим осколком связана легенда о Шетани – существе по силе и могуществу, равное Айхею, но оно использует свои силы и могущество во Зло. В легендах не сохранилось описание внешности и пола этого „Бога“, но в тех же легендах говорится о том, что Шетани является к каждому в разном обличье.” — Гласила сноска на стенде. Осмотревшись, Кион не заметил больше ничего примечательного. Раздался голос мисс Джаклин: — Дети, пора идти в следующий зал. — Объявила мисс Джаклин. Дожидаясь, пока вся вверенная ей группа соберётся, мисс Джаклин посмотрела в расписание – успевают. — Итак, дорогие мои, надеюсь, что никто ничего и никого не забыл? — пристально обвела она взглядом группу – та согласно загудела. — Вот и славно! — довольно сказала она. — Что ж, разве все готовы, то можно со спокойной душой переходить в другой зал. — Довольно кивнула лама.

***

Следующий зал назывался «Эпоха Развития». — В этом зале, дорогие дети, показаны этапы развития в той или иной сфере нашей цивилизации. — Лама обвела рукой зал, который превосходил по размеру и количеству секций предыдущий зал. Они находились в секции – начальной секции этого зала – «История Развития Сельского Хозяйства». На стене секции висели первые инструменты для обработки полей и их дальнейшего засеивания. — Дорогие мои, на стене вы можете видеть первые сельскохозяйственные инструменты, которыми пользовались наши далёкие предки. — Лама обвела рукой стену, на которой были деревянные орудия труда: плуги, мотыги и т.д. и т.п. — Это первые инструменты, что использовались для обработки земли под нужды наших предков – земледелия, например. — Сказала учительница. — И всем этим пользовались? — спросила Корити Лоес. — Ну конечно, моя дорогая. — Улыбнулась учительница. — Некоторыми из этих инструментов – не конкретно этими – пользуются и поныне. — А кто их использует? — не унималась Корити. — Ну, как бы вам сказать, юная леди?.. — Мисс Джаклин крепко задумалась над этим вопросом, который задала ей ученица. — Их используют те… у кого не хватает средств на современные способы обработки земли… — Мисс Джаклин тяжело дались эти слова. Она направила взгляд на носки обуви учеников. Казалось, что она о чём-то задумалась. — Мисс Джаклин, у Вас всё хорошо? — осторожно спросила Корити. — Да, милая, всё хорошо. Просто… — Мисс Джаклин замолчала, после чего сняла очки, достала салфетку и стала протирать очки, сев на стул, что был рядом: — Когда-то давно я, мои отец с матерью и мои 5 старших братьев переехали сюда. И у нас ничего не было, кроме нас самих, несколько старых инструментов для работы в поле, да 5 котомок со всеми нашими вещами и немного денег. Наша семья, если верить словам отца, издревле занималась сельским хозяйством. Отец, когда родилась я, решил, что нашей семье пора переехать в более… финансовое место. Мы поселились на окраине города, в Промышленном Районе⁴. Купили небольшой участок земли, на котором работали. Прибыли, что мы получали от продажи того, что у нас вырастало, едва хватало на большую семью. Тогда двое мои старших братьев приняли следующее решение: уехать на заработки в другие Штаты, но прежде они попытали счастье в Кинлопоисе, но их нигде не брали. Я не помню тот день, когда мои братья уезжали от нас на попутке: мне тогда было около 5 месяцев; насколько мне известно, они до сих пор находятся в… Нижних Штатах, если я не ошибаюсь. После их уезда остались родители, трое старших братьев и я. Когда мне исполнилось 5-6 лет, я стала помогать моим родителям по хозяйству. Потом я пошла в школу – это был довольно тяжёлый период в моей жизни: до школы, что находилась на окраине Центрального Района, – её потом закроют, и вместо неё откроется школа, в которой вы учитесь сейчас, – приходилось добираться около 6 часов – туда и обратно, но это было до 5 класса. Потом мои родители договорились с администрацией школы, чтобы меня подбирал школьный автобус, вместе с живущей поблизости ко мне ученицей – впоследствии мы с ней стали лучшими подругами. — Мисс Джаклин украдкой утёрла слезу. — Никогда не забуду то время. Из глаз учительницы потекли слёзы. Ученики принялись успокаивать учительницу: — Мисс Джаклин, не плачьте, всё же хорошо. Джарэд и Кион одновременно протянули своей классной руководительнице платки. — Спасибо, мои дорогие. — Мисс Джаклин вязала платок у Киона: платок Джарэда мог понадобится его девушке – Корити. — Действительно, что это я? Как маленькая тут распустила нюни. — Строго сказала она самой себе. Учительница посидела ещё немного. — Что ж, давайте продолжим нашу экскурсию. — Встала она, благодарно посмотрев на группу, – в особенности на Киона. Мисс Джаклин откашлялась: — В этой секции, дорогие ученики, Вы можете видеть то, как развивалось сельское хозяйство. Перейдём к первому из экспонатов. — Мисс Джаклин повела группу к платформе, на которой была изображена следующая экспозиция: широкое поле, засеянное зерновой культурой – пшеницей – и рядом с полем стоят работающие ветряные мельницы; в макете поля стояли фигурки полеводов: жнецов, сеятелей и так далее. Хоть экспозиция и была уменьшенной копией, но всё было вполне реально, хоть и не в натуральную величину. — Когда наши предки научились, строит такие механизмы, как ветряные мельницы, то переработка зёрен пшеницы, полбы, ржи, гречихи, овса, ячмени, проса, кукурузы, риса и дагусса в муку стало намного проще и удобнее. — Сказала учительница. — Так-же в старину, до того, как появились ветряные мельницы, использовали ручные жернова. — Мисс Джаклин взяла в руки парный диск и продемонстрировала его ученикам Кинлопоинской школы. — А он работает? — спросил кто-то из толпы. — Увы, не могу сказать, но если мы попробуем… — Мисс Джаклин принялась крутить верхний диск – механизм издавал характерный звук. — Вот, видите? — мисс Джаклин подняла взгляд на группу – та послушно кивнула. — И если насыпать в него через это отверстие зёрен, то в щели или в пространстве между дисками будет образовываться мука. — Мисс Джаклин покрутила ещё немного и поставила экспонат обратно на место. — И ещё хочу отметить, что помимо ветряных мельниц и ручных жерновов использовались и водяные мельницы. — Учительница перешла в следующую часть экспозиции – холм, на вершине которого стоял дом с большим водяным колесом; колесо приводилось в движение с помощью реки, которая толкала лопасти колеса, заставляя его крутиться. — Здесь, дети, вы можете наблюдать ещё один старинный механизм, на основе которого были созданы ГЭС – гидроэлектростанции. — То есть вы хотите сказать, что эта штука – есть основа современных гидроэлектростанций? — спросил ученик десятого класса. — Всё верно. — Кивнула ученику мисс Джаклин. — И её тоже использовали для переработки зерна в муку. — Добавила она. — А теперь перейдём в следующую часть секции. — Следующая часть секции состояла из современных сельскохозяйственных инструментов: комбайнов, тракторов и т.д. и т.п. Группа перешла в секцию «История Развития Военного Дела». Переходя в следующую секцию, группа прошла мимо знамён и флагов. — В этой секции показы шаги развития военного дела, дорогие мои. — Сказала учительница. — Сказать по правде, мои дорогие, я очень далёкий от войны человек. Знаю только то, что война – это плохо. — Мисс Джа, по-моему, вы врёте. — Сказал Джарэд. — Тут вы правы, мистер Паттлер. — Наградила суровым взглядом своего ученика учительница. — Хоть я и очень далека от этой сферы нашей жизни, но всё же я знаю о ней ровно столько, сколько сама считаю нужным. Но сейчас не об этом. — Мисс Джаклин бегло скользнула взглядом по первому экспонату. О чём-то задумалась, утвердительно кивнула-хмыкнула. — Эта экспозиция изображает стычку воинов двух племён. Справа от меня вы видите воинов-ягуаров со своим вождём, а слева – воинов-пум со своим вождём. Учёные так же называют племена и по-другому – прайд, стадо, стая и так далее и тому подобное. — Но мисс Джаклин, так ведь назывались дикие общины, до того как они стали развиваться в нас. — Сказала Мэйя. — Да, моя милая. Но ведь когда-то мы все были дикими. — Она с любовью обвела взглядом разношёрстную – в прямом и переносном смысле – группу. — Учёные полагают, что у некоторых из нас ещё сохранились дикие повадки: мурчание, рычание, виляние хвостом и так далее и тому подобное. Но что-то мы отвлеклись. — Тихо посмеялась учительница. — Глядя на стычку, изображённую этой экспозицией, мы можем увидеть, что раньше, впрочем, как и сейчас, всё решалось грубой силой: договариваться тогда ещё не умели. Но после нескольких таких стычек наши предки решили, так долго это продолжаться не может – и решили использовать слова, а уже потом силу. — Мисс Джаклин показала на платформу, на которой друг на против друга сидели вожди львов и тигров, а неподалёку от них находились войны – на всякий случай. — Здесь изображены переговоры между двумя вождями – львом и тигром. После переговоров они сообщали о результате или результатах, которые получились во время переговоров. — Сказала Лама. — Спустя какое-то время в переговорах стали принимать участие ещё несколько персон: посол, советник, посланник и переговорщик. Хотя тут я могла что-то и напутать. — Поправив очки, призналась мисс Джаклин. — А разве переговоры – это вещь, связанная с военным делом? — поинтересовался Джарэд. — Конечно, мистер Джарэд. Если бы в военном деле не применяли переговоры, то некоторых военных действий избежать бы не удалось. — Мудро рассудила мисс Джаклин. Все ученики согласно закивали и согласились со словами учительницы. — Подсекция, в которую мы с вами перейдём, мои дорогие, уже связана с другой сферой Военного Дела – оружием. — Группа, под руководством учительницы-ламы, перешла в подсекцию «История Развития Военного Оружия». — В этой подсекции вы видите то, как развивалось военное оружие – от заострённой палки до современного огнестрельного и холодного оружия. — Мисс Джаклин обвела рукой ящики и стенд с оружием. — Всё это, мои дорогие, есть оружие, которое создавалось и использовалось. — Несколько воодушевлённо сказала мисс Джаклин. — И создаётся и используется по сей день. — Сказала она. — А здесь есть макеты ядерного оружия? — спросил один из одиннадцатиклассников. — Я думаю, что навряд ли музею разрешили бы выставлять такие экспонаты. — Ответила мисс Джаклин. — Даю вам 20 минут на рассмотрение всех экспонатов и композиций в этой подсекции. — Широким-властным жестом махнула мисс Джаклин. Вся группа в тот же момент разделилась. Кион рассматривал разнообразное оружие и военное обмундирование разных видов войск. Сказать честно, Киона никогда не интересовала тема армии и всё, что с ней связано. А потому он рассматривал все экспонаты без особого энтузиазма. — Корити, смотри! — Джарэд указывал на пистолет 7,5 калибра. — Очень редкая пушка! — восхищался юный агуарачай. — Только у нас в Средних Штатах их всего 250 штук! — Ты не говорил, что интересуешься оружием. — Сделала замечание своему парню Корити. — Я много чего тебе не говорил о себе. — Туманно-загадочно ответил Джарэд, после чего быстро поцеловал её в щёку. — Дурак! — хихикнула она с блеском в глазах цвета крыжовника-«берилла». Она отвела взгляд влево от своего возлюбленного. — Смотри! — шепнула она, стрельнул глазами в сторону, в которую смотрела. Джарэд оторвал от неё взгляд и посмотрел туда же, куда смотрела Корити. Как оказалось, Корити смотрела на Фули – новенькую из их класса. Джарэд и Корити были в одном классе с Кионом и Фули, но сидели немецкая овчарка и гривистый волк на разных местах – это немного удручало влюблённых друг в друга Джарэда и Корити. — Это же та новенькая из нашего класса, да? — изучающе смотрела овчарка на гепардиху. — Да, это она. — Кивнул Джарэд. — Пойду познакомлюсь с ней. — Уверенно заявила Корити. — Ты уверенна, что это хорошая мысль? — вспомнив его первое „знакомство“ с Фули, крикнул Джарэд в догонку своей возлюбленной. — Абсолютно! — кинула она ему через плечо. Джарэд вздохнул и медленно направился за Корити. — "Добром это явно не кончится." — Подумал он. Немецкая овчарка уверенно и вприпрыжку направлялась к Фули. Гепардиха даже не догадывалась об этом. Фули флегматично разглядывала ножи. Не то чтобы они её интересовали – скорее она делала это из приличия. — Привет! — Раздался слева жизнерадостный голос, принадлежащий особое женского пола. Фули нехотя и нарочито медленно повернула голову влево – и встретилась с мордой, принадлежавшей Корити Лоес. — Привет. — Поздоровалась овчарка ещё раз. — Ты кто? — холодно посмотрела на девушку Фули. — Меня зовут Корити Лоес, мы с тобой учимся в одном классе. — Незамедлительно ответила овчарка. — И? — внимательно рассматривая одноклассницу, холодно спросила гепардиха. — И я подошла поздороваться и познакомиться с тобой. — Простодушно ответила Корити. Фули закончила рассматривать новоиспечённую одноклассницу. — Фули. — Гепардиха нехотя протянула правую руку. — Корити. — Овчарка пожала протянутую ей руку. — Очень приятно. — Взаимно. — Безразлично ответила гепардиха. Джарэд, подошедший к этому моменту, смотрел на эту ситуацию с непониманием. "Как это понимать?" — ошарашенно подумал он. Джарэд подошёл к этой парочке. — Ой! Джарэд, а я тебя не заметила. — Проворковала Корити. — Фули, это… — Всего хорошего. — Холодно сказала Фули, после чего удалилась подальше от них. — Что это с ней? Пару мгновений назад она была вроде бы нормальной и настроена на разговор, наверное… — Как-то неуверенно ответила Корити, смотря вслед удаляющейся девушке. — Не беспокойся об этом. — Сказал Джарэд, прижимая Корити к себе. — Думаю, ты прав. — Корити посмотрела на Джарэда и они поцеловались. По истечении выделенного им времени они перешли дальше в секцию «История Развития Науки». — В этой секции, мои дорогие, вы узнаете как развивалась наука – одна из важнейших ветвей цивилизации. — Сказала мисс Джаклин. — Идите, осматривайтесь. — Сказала мисс Джаклин. Вся группа тут же рассеялась по секции. В этой секции находились разнообразные экспонаты, связанные с наукой: портреты учёных мужей и женщин, разнообразные открытия в сфере физики, химии математике, географии и других науках, и т.д. и т.п. Тема науки мало кого интересовала в нынешней экскурсионной группе школьников из Кинлопоинской школы. Однако всё же они есть – им был Стэнс Роджери. Стэнса интересовали конкретно точные науки: математика, физика, химия, информатика, некоторые разделы биологии. И сейчас он рассматривал «Крупнейшие нерешённые загадки науки» – стенд со списком загадок науки, которые ждут своего учёного, который разгадает их. Стэнс метил в сторону квантовой физики, а потому он искал нерешённую загадку, связанную с этим раздели физики. — Почему ты заинтересовался именно квантовой физикой? – поинтересовалась Мэйя у Стэнса. — А ты что-то имеешь против? — ласково улыбнулся он. — Да нет, просто поинтересовалась. — Ответила Мэйя. Стэнс задумчиво-внимательно изучал стенд. Мэйя вздохнула. — Если скучно, можем пойти в другое место. — Посмотрел на свою девушку тигр. Мэйя с минуту помолчала, а потом сказала: — Да нет, просто немного устала. — Зебра демонстративно зевнула. — Считай столько времени здесь уже ходим. — Потёрла левый глаз она. — Если хочешь, можем пойти в автобус? Ты отдохнёшь. — Заботливо предложил он. — Нет, я ещё не настолько устала. Думаю, что ещё немного выдержу. Но если усну во время экскурсии, то понесёшь меня на руках до автобуса. — Лады. — Стэнс поцеловал Мэйю в лоб. Раздались хлопки. — Дорогие мои ученики, 20 минут истекли, а потому мы переходим дальше. «История Развития Искусства и Культуры» – так называлась следующая секция. — В этой секции рассказывается история сразу двух направлений нашей жизни – это искусство и культура, которые в определённой степени идут рука об руку. — Вещала мисс Джаклин. — Можете идти изучать самостоятельно. — Сказала она. — Мисс Джаклин, с Вами всё в порядке? — обеспокоенно спросил Кион. — Всё хорошо, Кион, спасибо. Просто я немного подустала. — Сказала мисс Джаклин. — Может, тогда завершим экскурсию и вернёмся обратно в школу? — разумно предложил Джарэд. — Я ещё не настолько стара, мистер Паттлер. — Улыбнулась учительница. — Простите, мисс Джаклин. — Джарэд виновато опустил голову. — Однако я очень благодарна Вам за проявленную Вами заботу, мистер Джарэд. — Добродушно-одобрительно кивала мисс Джаклин. — Идите же, пока у нас есть время. — Поторопила учеников учительница. Все ученики разошлись по всей секции. Мисс Джаклин обвела их всех любящим и заботливым взглядом. Несмотря на всю свою суровость, мисс Джаклин была очень доброй учительницей. — "Которая же это группа, которую я сопровождаю во время экскурсии? Даже как-то и не вспомнить сразу." — Подумала она. Она смотрела на них: все такие молодые и необразованные, ведь мы учимся всю свою, а иногда и не свою жизнь. Мисс Джаклин прекрасно знала об этом. — "Сколько лет живу, а всё учусь и учусь." — Подумала она, глядя на шумно гудящую и обсуждающую группу учеников. — "И они тоже будут учиться всю свою и не свою жизнь." — Сделала она вывод, утвердительно кивнув. Часть секции была заполнена предметами искусства: картины известных художников, статуи, та же наскальная живопись и многое другое. В ящиках были представлены экспонаты первых кисточек, палитр, в которых смешивали краски, получаемые из растений. Там же находились и мелкие предметы для работы с твёрдым материалом: деревом, камнем, мрамором. Это были первые долото, молотки, напильники, и так далее. Рядом с ящиками стояли более габаритные инструменты: мольберт, скульптурный станок, гончарный круг и подобные им инструменты. Табличка, находящаяся возле входа в эту секцию, сообщает, что раньше эта секция делилась на две секции, но их решили объединить в одну. Часть секции занимали предметы, связанные с музыкой: портреты музыкантов и композиторов, в ящиках находились первые звуковые носители, на которые записывали музыку, – грампластинка, музыкальная шкатулка; маленькие музыкальные инструменты: от деревянной дудки и варгана до металлической флейты-пикколо, микрониума и наногитары с наноскрипкой. Другая с киноискусством: первые кинокамеры, которые снимали на плёнку; фрагменты некоторых первых фильмов, которые были немыми, а потому сопровождались игрой на музыкальных инструментах и титрами, но не такими, как в современном мире кино, – то были слова на чёрном или белом фоне, показывающиеся после определённой сцены. А затем стали использовать устройства звукозаписи – и кино обрело не только музыку, но и голос. Чуть позже стали использовать цветную плёнку, а некоторые чёрно-белые фильмы подверглись колоризации – то бишь их сделали цветными. И остальные экспонаты, связанные с киноискусством. Даже был печатный станок и несколько древних книг, папирусов и так далее. А также фотографии, портреты или бюсты некоторых писателей. Всё это школьники рассмотрели за 10-12 минут. Кто-то даже сделал фотографии и селфи. По окончанию осмотра, ученики подошли к мисс Джаклин. Та была в задумчивости. — О! Вы уже закончили осматривать секцию? — выйдя из своих размышлений, сказала мисс Джаклин ученикам. Те в ответ кивнули. — Ну что ж, мои дорогие, если я не ошибаюсь, то это последняя секция этого зала. Ученики радостно загалдели. — Дети! Дети! Прошу вашего внимания! — мисс Джаклин похлопала в ладоши, привлекая внимание своих учеников-экскурсантов к своей персоне. Все ученики навострили уши, желая не упустить дальнейшие слова своей учительницы-экскурсовода. — Итак, дорогие мои, у нас осталось ещё 2 зала – и наша экскурсия будет закончена. — Объявила мисс Джаклин. Ученики вновь радостно загалдели. — Слыша ваши радостные разговоры, я предлагаю как можно скорее перейти в следующий зал. — Сказала учительница. — Мисс Джаклин! — рыжеволосая зебра по имени Мэйя Биккер подняла руку вверх, обращаясь в учительнице. — Да, моя милая? — повернулась к ней учительница. — А разве мы не должны были посетить и секцию «История Развития Экономики»? — на этот вопрос все ученики недовольно заворчали. — Увы, мисс Биккер, но эту секцию, как и некоторые другие, закрыли из-за ненадобности. — С сожалением пожала плечами лама. — Ладно, спасибо, мисс Джаклин. — Сказала Мэйя. Следующий зал назывался «Эпоха Электрических и Цифровых Технологий». — В этом зале, мои юные друзья, кратко рассказывается история развития цивилизации в наше время, когда вовсю используются электричество и цифровые технологии. — Мисс Джаклин обвела рукой небольшой зал. — Нам самим осматривать? — обратился к учительнице один из учеников. — Думаю, что экскурсию в этом, а также последнем зале могу провести я. — Ответила мисс Джаклин. Мисс Джаклин обвела взглядом учеников и зал одновременно. Мисс Джаклин откашлялась. — Этот зал, дети мои, рассказывает о том времени, что происходит здесь и сейчас – то есть в нынешнее время – о том, как цифровые технологии и электричество стали занимать важную, если не лидирующую роль в современной жизни каждого из нас, дорогие мои. Пройдём к первому экспонату. Мисс Джаклин повела детей к платформе, рядом с которой стояла табличка «С чего всё началось». На платформе были электроды, используемые в первых электрических осветительных приборах, сами осветительные приборы: первые лампочки и первый электрический фонарь; первые электрические батарейки и первый электрический дверной звонок, а рядом стоял высокий электрический фонарь – это был самый первый уличный источник света, использующий электричество; это был единственный фонарь, который сохранился на момент открытия этой секции. — Как вы видите, дорогие мои, всё начиналось с малого. — Обвела она рукой фонарь с платформой. Раздался звонок – это Джарэд, обладавший особой любознательностью, нажал на кнопку звонка. Звук значительно отличался от звука современных звонков. — Вы удовлетворили своё любопытство, мистер Паттлер? — спокойно обратилась к своему ученику мисс Джаклин. Паттлер кивнул. — Что ж, я очень рада, а теперь продолжим. — Вздохнула мисс Джаклин. — Первые приборы и устройства, которые использовали электричество, в целом были похожи на современные. Но всё же они немного отличались. Электричество было только в богатых домах, а не в каждом доме, как сейчас, мои дорогие. — Сказала мисс Джаклин. — Идём дальше. — Они перешли к следующему экспонату. То были электрические приборы бытового и военного характера и их эволюция. — У каждого из вас есть мобильный телефон, которым вы пользуетесь, но раньше их не было. Были только проводные телефоны, используемые как в быту так и в… как бы это правильно обозначить?.. — Мисс Джаклин задумалась. — Так и в других целях. — Закончила она своё предложение. — Но немного позже создаются первые ЭВМ – электронно-вычислительные машины, отличающиеся от компьютера тем, что их нельзя перепрограммировать. Хотя я могу и ошибаться. — Сказала мисс Джаклин. — А вы подойдите к нашему информатику – он такой башковитый спец в компьютерной сфере – он Вам всё расскажет и покажет. — Сказал десятиклассник. — Спасибо, мой дорогой, я знаю. Я иногда обращаюсь к нему за помощью. — Вежливо поблагодарила мисс Джаклин. — ЭВМ и компьютеры значительно упростили всем нам жизнь. Если вы посмотрите на самый первый компьютер и современный, то вы поймёте разницу между ними. — Они прошли дальше. Мисс Джаклин встала рядом с большим деревянным ящиком. — Это, дети мои, первый телевизор. — Нижняя челюсть некоторых учеников ударилась о пол музея. — Да-да, мои дорогие, первые телевизоры так и выглядели. — Мисс Джаклин похлопала по телевизору. — Это были большие деревянные ящики со стеклянным экраном и набором электроники внутри. У самых первых телевизоров были очень маленькие экраны, а потому к телевизорам стали прикреплять специальные линзы, которые увеличивали изображение. Потом стали делать телевизоры с бóльшим экраном, чем в самых первых. Сначала телевидение было чёрно-белым, а потом, спустя какое-то время, телевидение стало цветным и более доступным. Думаю, что это всё, можете пока осмотреться. — Дала свободу на несколько минут мисс Джаклин. — Только будьте осторожней! — напутствовала лама. На рассмотрение этого зала ушло 5-10 минут, так как зал был небольшим. Группа учеников подошла к мисс Джаклин. — Вы уже всё посмотрели? — Да, мисс Джаклин. — Ответила группа. — Так быстро? Ну что ж, тогда переходим к последнему залу, мои дорогие. — Сказала мисс Джаклин. Следующий и последний зал именовался «Загадочное Будущее». — Этот зал, дорогие мои, именуется не просто так. Всё учёные представляют будущее по-разному: кто-то видит его высокотехнологичным, другие представляют его менее лучшим, чем есть нынешнее настоящее. Писатели, кинематографисты, художники, композиторы, драматурги, и другие деятели искусств тоже представляют его по-разному. — Мисс Джаклин обвела взглядом зал. — Здесь вы можете увидеть, каким его представляют. Можете осмотреться. — Разрешила мисс Джаклин. Ученики стали рассматривать выставленные экспонаты, показывающие всевозможные и невозможные сценарии ближайшего и далёкого будущего. Здесь были и модели летающих транспортных средств передвижения, макеты домом будущего, которыми полностью управляет компьютер, а вместо людей работают роботы. И много чего ещё. — Представляешь, Стэнс, возможно, ты будешь тем первым учёным, что создаст что-то из этого. — Мечтательно сказала Мэйя. — Да, но сначала я создам кое-что поменьше – свою семью. — Прижал тигр к себе свою любимую зебру. — Я буду не против в этом поучаствовать. — Кокетливо улыбнулась Мэйя. Стэнс посмотрел на её кокетливую улыбку, улыбнулся, накрыл её губы своими. Фули стояла одна, рассматривая безо всякого интереса экспонаты этого зала. Её единственным желанием было лишь одно – как можно скорее свалить отсюда. "И какого чёрта я поехала на эту экскурсию?" — который раз за день она спрашивала и ругала себя. — "Уж лучше учёба, чем его общество." — Она быстро стрельнула взглядом в сторону Киона, бурно обсуждавшего что-то со своим другом-гривистым волком и Джарэдовой девушкой-немецкой овчаркой. Взгляд Фули был полон холодного презрения. Этот же самый взгляд был у неё в самый первый школьный день. — …И всё же Кион, я считаю иначе. — Сказал Джарэд. — Ну не знаю, по-моему Кион прав. — Лениво протянула Корити. — Эй! Ты на чьей стороне? Твоего парня или одноклассника? — беззлобно спросил Джарэд, весело улыбаясь при этом. Но Корити ничего не ответила. Лишь лукаво-заигрывающе посмотрела на него. — Ах, ты дьяволица моя! — игриво сказал Джарэд, Корити захихикала – Джарэд наградил её нежным и полным любви к ней поцелуем. Кион смущённо-стыдливо отвернулся от представшей перед ним картиной. Часы на телефоне Киона показали 14:45. А приехали они сюда в 9:13.

Tertia actio

Экскурсия подошла к завершению. — Дети, прошу вашего внимания. — Ученики стихли. — У нас есть ещё немного свободного времени, а потом мы возвращаемся в автобус – и в школу. Собираемся у входа в музей. — Вверх вновь поднялась рука. — Да? — А сколько точно его осталось? — Час-полтора. — Ответила учительница. — Спасибо. Пошли! — ученик взял свою подругу под руку. — Итак, дети, можете расходиться. Но помните: у вас есть час-полтора времени! — громко напомнила она, потому что ученики начали галдеть и расходится. — Если кто-то не успеет – пусть походит к автобусу. — Напоследок сказала она. Кион поставил таймер на телефоне, который убрал в грудной карман лощёной серой рубашки в мелкий голубой горошек, сделанной из шёлка. Он было обернулся к Фули, но той не было рядом. — Фули! Фули? — Кион ходил по залам в поисках одноклассницы. — Фу… — Не успел он договорить, как увидел её в зале, с которого началась их экскурсия. Фули стояла возле платформы, на который была изображена семья первобытных времён. Кион подошёл к ней. Оба подростка молча смотрели на эту экспозицию. — Интересно, да? — начал Кион. — Ты о чём? — смотря на экспозицию, спросила Фули. — Я о том… как раньше жили – без электричества, газа, интернета и всего того, что есть сейчас. — Сказал Кион. — Наверно. — Безразлично пожала Фули плечами. — А тебе разве всё это не было интересно? — Кион обвёл экспозиции музея рукой. — А тебе есть до этого дело? — недобро сверкнула она глазами на юного льва. — Да, впрочем, нет… — Вот и всё тут. — Отрезала она. После чего направилась в другой зал. Кион остался один, растерянно хлопая глазами. — Хэй, Кион! — юного льва хлопнули по плечу – то был Джарэд. — Как дела, друг? — поинтересовался он. — Всё нормально. — Отрешённо-сипло ответил Кион своему другу. — Ты уверен? Что-то подсказывает мне, что ты врёшь. — Сказал Джарэд. Кион помотал головой, выходя из транса. — Извини… Ты что-то сказал? — растерянно посмотрел он на друга. — Да нет, ничего. — Вздохнул юный агуарачай. — С тобой точно всё нормально? — Думаю, да. — Ответил Кион. — Точно? — сомневался Джарэд. — Точно-точно. — Заверил сын Симбы своего друга. — Очень на это надеюсь, друг. — Джарэд по-дружески хлопнул юного льва по плечу. — Ну ладно, пойду искать Корити. А то она куда-то запропастилась. — С этими словами Джарэд оставил Киона и мысли сына Симбы тет-а-тет.

***

Двое школьников-подростков выбежали из музея. Этими школьниками были единственный на этой экскурсии ученик 12 класса и ученица 11 класса – Стэнс Роджери и Мэйя Биккер. Тигр и зебра выбежали из музея, весело смеясь. — Как думаешь, а нас не хватятся? — весело спросила Мэйя. — Если что, пойдём в автобус. — Азартно-весело подмигнул тигр. Стэнс говорил медовым басом, а голос Мэйи звенел, словно маленький серебряный колокольчик. — Ой, смотри! — Мэйя указала в сторону фургона с эмблемой 42-го канала. Эта эмблема представляла собой следующее: на фоне космоса вперёд летел космический корабль, оставляя за собой белый хвост; из рулевой кабины корабля на прохожих смотрел робот с круглой и слегка вытянутой головой, округлым туловищем, такими же руками и ногами. А на борту космического корабля была нарисована цифра 42 – 4 была белого цвета, 2 – красного, а сама цифра 42 была заключена в синий квадрат. Рядом с фургоном стоял молодой и высокий броненосец-оператор худого телосложения, чьё имя было Рóлонд И́гби. Перед ним стояла стройная зебра-репортёр с коричневыми волосами, обрамляющие её лицо. Одета она была в футболку с эмблемой канала и коричневые джинсы. В руках она держала микрофон 42-го канала и что-то говорила в него. — Это же твоя сестра? — Стэнс указал на репортёршу. — Да, это она. — Не веря своим глазам, тихо пролепетала Мэйя. — "Это правда она?" — Как Вам известно, уважаемые зрители, Кинлопоинский музей истории и цивилизации проводит бесплатные экскурсии для учебных заведений, а также пенсионеров, студентов, школьников, детсадовцев и многих других жителей нашего города. — Вела репортаж Би́нденд* Биккер. — И сегодня мы попробуем взять интервью у первых посетителей этой недели. — Стоп. — Броненосец выключил запись. — Фух! — выдохнула Бинденд. — Ещё интервью возьмём – и обратно в студию. — Да, а потом самое „весёлое“ – монтирование всего этого. — Устало сказал оператор. — Да ладно тебе, всё будет зер гут! — Оптимистично сказала Бинденд. "Зер гут" – была любимой фразой Бинденд, которая закрепилась за ней. — Легко говорить. Не тебе же это всё потом монтировать. — Хмуро бросил оператор. — И всё же, я помогу тебе. — И как же? — без энтузиазма обратился он к ней. — Я возьму всего одно интервью. — Ответила она. — Спасибо за помощь. — Саркастично поблагодарил оператор. — Ну, и у кого ты возьмёшь? — оглядевшись вокруг, спросил броненосец. — А вот у них! — Биккер указала на тигра и зебру. Репортёрша бодрым шагом направилась к этой парочке, оператор, вздохнув, поплёлся за своей коллегой по цеху. — Мэйя? Это ты? — удивлённо посмотрела на свою сестру Бинденд. — Почему ты здесь? Ты же сказала, что не сможешь прийти? — подозрительно сощурила свои бледно-карминные глаза Мэйя. — Понимаешь, я и сама не думала, что попаду сюда, но босс сказал, что я должна взять интервью у посетителей Кинлопоинского музея в период этой акции. — Созналась Бинденд. — В любом случае я рада, что ты здесь. — Мэйя обняла младшую сестру. Бинденд пошла учиться на репортёра, отучившись всего 8 классов, но даже не смотря на это, она смогла поступить, а сейчас она проходила свою первую практику. И за всю первую половину практики показала, что она неплохой репортёр. — А вы, должно быть, Стэнс Роджери, верно? — Бинденд пожала руку тигру. — Да, всё верно. А вы – Бинденд Биккер, верно? — Да, это я. — Такая молодая, а уже работаете. — Похвально и с уважением сказал Стэнс. — Это скорее практика. — Поправила Бинденд избранника сестры. — Что ж, раз так, то хорошей и удачной вам практики. — Пожелал тигр. — Спасибо. — Мило улыбнулась Бинденд. Раздался кашель, юная репортёрша обернулась – броненосец-оператор постучал по наручным часам: "Время не ждёт." — Говорил он этим жестом. — Ах да, точно! — спохватилась Бинденд. Она включила микрофон, настроила его. — Скажите, пожалуйста, как вам сегодняшняя экскурсия? — Бинденд протянула микрофон в сторону своей сестры и её парня. — Экскурсия была очень интересной и познавательной. — Ответили они. — Откуда вы? — Мы из Кинлопоинской школы. — Ответил молодой тигр. — Я Стэнс Роджери. — А моё имя Мэйя Биккер. — Представилась юная зебра. — Скажите, что Вам больше всего понравилось или запомнилось? — Мне больше всего запомнился и понравился зал «Эпоха Развития» и все его секции и подсекции. — Сказал Стэнс. Микрофон повернулся в сторону Мэйи. — А мне больше всего понравилась секция «История Развития Искусства и Культуры». А запомнился тот момент, когда наша классная руководительница мисс Джаклин наорала на Джарэда Паттлера, нашего одноклассника. — Я очень рада, что вам понравилась экскурсия. Спасибо вам большое за интервью. — Сказала репортёрша. — С Вами была Бинденд Биккер. Репортаж для 42-го канала. Заходите на наш официальный сайт. — Бинденд улыбнулась в камеру, выключила микрофон. — Стоп, снято. — Броненосец выключил камеру, радостно выдохнув. — Я в фургон – материал просматривать. — Сказал броненосец. — Иди, я догоню. — Сказала Бинденд. — Только не долго! — поставил условие броненосец. — Хорошо! — крикнула ему в ответ репортёрша. Она обернулась к сестре. — Ну, как вы? — заботливо-обеспокоенно посмотрела Бинденд на сестру и Стэнса. — Всё хорошо. — Уклончиво ответила Мэйя. — Мэйя-Мэйя-Мэйя. — Помотала головой и поцокала языком младшая сестра Мэйи. — Ну ты же совершено не умеешь врать. — Констатировала она. — Рассказывай, что тебе беспокоит. — Голос Бинденд излучал желание выслушать и помочь сестре. — Родители. — Только и сказала старшая из сестёр. — Да, моя дорогая, я помню об этом и сделаю всё, что будет в моих силах: шантажировать их, скандалить, обвинять, ставить условия, – но я добьюсь того, чтобы наши родители познакомились с твоим парнем и не возникали по поводу ваших отношений сейчас и в дальнейшем. — Пообещала Бинденд. Мэйя прекрасно знала, что если сестра что-то и обещает, то непременно выполняет. — Тебе же хорошо рядом с ним и ты счастлива? — Мэйя правдиво кивнула, смотря в глаза своей сестры. — И ты тоже счастлив рядом с ней? — посмотрела она на Стэнса. Тигр твёрдо кивнул. — Вот именно. А для родителей самое главное – это счастье их детей. — Мудро сказала Бинденд. — И я постараюсь сделать всё возможное и невозможное. — Бинденд взяла ладони сестры в свои, поддерживающе сжала их. — Всё будет зер гут, моя дорогая сестра. Всё будет хорошо. — Репортёрша смотрела в глаза своей сестры. — Я обещаю. — Сказала она. — Спасибо тебе, Бинденд. — Шмыгнула носом Мэйя. — Эй, мы же сестры, а это значит, что мы должны помогать друг другу! — твёрдо кивнула головой Бинденд. Она опустила ладони сестры. — Родители спрашивали о тебе. Но я ничего им не сказала: объявила им бойкот на эту тему. И сказала им, что бойкот будет снят, только когда они сами, лично, поговорят с тобой и твоим парнем. — Сообщила Бинденд Мэйе. — Ну почему они против моего выбора? А вот родители Стэнса – нет? — озвучила свою давнюю мысль, что терзала её уже многое время, зебра. — Бинденд, ты идёшь? Мы уезжаем! — донеслось со стороны фургона. — Иду! — крикнула она в ответ. После чего обратилась к сестре: — Не волнуйся, моя дорогая сестра, сегодня я поговорю с родителями, чего бы это мне не стоило, и всё будет зер гут. — Успокоила Мэйю младшая сестра. — Ты же с ним живёшь? — Да, мы живём отдельно от моих родителей. — Ответил Стэнс. — Что ж это прекрасно. Ни в коем случае не сообщайте мне адрес Вашего проживания: от беды подальше будете. — Строго наказала Бинденд молодой паре, та кивнула в ответ. После чего, обняв сестру напоследок, побежала к фургону. — Всё будет зер гут! Вот увидишь! — крикнула она на прощанье, исчезая в фургоне. Вот двигатель фургона заработал, закрылась дверь, и автомашина скрылась за зданием музея. Мэйя и Стэнс махали фургону, пока тот не скрылся из виду. — Что ж, раз всё улажено, то мы можем возвращаться в музей? — посмотрел на девушку молодой тигр. — Давай ещё немного подышим свежим воздухом, а потом пойдём? — предложила она, положив голову ему на плечо. — Хорошо. Как скажешь, родная. — Приобнял Стэнс за плечи свою девушку, что была одета в синюю футболку, джинсовую куртку, белые шорты и фиолетовые туфли на сантиметровой шпильке.

***

А в музее тем временем шёл жаркий „спор“ между двумя учениками 10 и 11 класса. Начальная нить этого „спора“ была утеряна за первые 5 минут, а после началось… — Да я сказал тебе, чтобы ты пасть свою закрыл, му… — огрызнулся агуарачай. — Джарэд! — услышав непристойное слово из уст любимого, воскликнула Корити. Джарэд Паттлер был учеником спокойным, но крепким и горячим на язык, то есть хорошо ругался. Особенно если дело касалось, тех, кто был ему дорог. — Да пошёл ты! — огрызнулся в ответ своему „оппоненту“ ученик 10 класса. Обоих юношей сдерживали их же одноклассники, дабы Джарэд и его оппонент не сцепились в драке. — ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ?! — раздался громогласный голос – даже трудно поверить, что он принадлежал пожилой учительнице-ламе. Пока юноши не вырвались из сдерживающих их живых оков, одного из учеников послали за мисс Джаклин, дабы она вмешалась в это дело. — Что здесь происходит? — лицезрея эту сцену, повторила она свой вопрос, но спокойней. — Мисс Джаклин, всё дело в том, что… — начала Корити. — …этот ублюдок оскорбил меня и мою девушку! — прорычал Джарэд, сдерживаемый руками своих одноклассников. — Я бы попросила, мистер Паттлер! — возмутилась и сделала замечание учительница. Она повернулась к ученику, оскорбившему учеников её класса: — На каком основании вы позволили себе это? — строго, но спокойно спросила она. — Это не ваше дело. — Плюнул в её сторону ученик 10 класса. Ученики 11 класса хотели было всей толпой двинуться на ученика, который посмел плюнуть в сторону их классной руководительницы, но мисс Джаклин остановила их движением руки, перегородив им тем самым путь. — Этот инцидент будет учтён и должен директору вместе с его участниками. — Сказала мисс Джаклин. — А теперь мы возвращаемся обратно в автобус – и едем обратно в школу. — Обжигающе-холодным тоном приказала она. Джарэд и оскорбивший его девушку юноша кидали друг в друга молнии, полные ненависти. Первым эти „гляделки“ окончил ученик 10 класса, удалившись в сторону выхода в сопровождении нескольких крепких одноклассников, что пошли за ним на всякий случай. — Отпустите меня. — Спокойно сказал Джарэд. Не сразу, но его отпустили. Гривистый волк поправил причёску, словно ничего и не было. И, взяв под руку Корити, направился к выходу. Кион, ставший свидетелем недавнего инцидента, решил на всякий случай последовать за ними. — Всё в порядке, Кион, не нужно сопровождать меня. — Сдержанно сказал Джарэд. — Да, но я подумал, что лучше не рисковать. — Ответил молодой лев. — Лучше бы позаботился о своей спутнице. — Процедил сквозь зубы Джарэд. — Точно? — обратился Кион к Корити. — Не бойся, если что, я смогу его удержать. — Сказала Корити. — Хорошо, тогда увидимся в автобусе. — Кион поспешил на поиски Фули. Гепардиха стояла возле стенда, что находился возле входа-выхода в музей. На нём была изображена периодизация истории цивилизации. Периоды и их года писались слева на право. Года делились на: начало цивилизации (н.ц.), середина цивилизации (с.ц.) и настоящее время (н.в.); рядом с периодом и годами обозначался зал, секция/подсекция, если они были, где можно было подробнее узнать о том или ином периоде или его части. Вот как выглядела эта периодизация: ”Период Камня и Дерева – 1-809г. н.ц., Зал «Начало цивилизации и истории». Великий Век Металлов – 809-1408г. н.ц., Зал «Начало цивилизации и истории», Секция «Открытие металла и огня». Период Великих и Ужасающе-Ужасных Войн – 1408-2049г. н.ц., Зал «Эпоха Развития», Секция «История Развития Военного Дела». Период Великого Перемирия – 2050г. н.ц.-н.в., Зал «Эпоха Развития», Секция «История Развития Военного Дела». Период Паровых Технологий – 3169г. н.ц.-9842г. с.ц., Зал «Эпоха Развития», Секция «История Развития Науки». Период Развития – 9843г. с.ц-н.в., Зал «Эпоха Электрических и Цифровых Технологий», Зал «Загадочное Будущее».” Фули быстрым взглядом пробежалась по этому стенду. "Скоро всё это закончится?" — устало подумала она, как сзади раздался крик: — Фули, вот ты где! Нам пора обратно! — запыхавшись, сообщил Кион однокласснице. — Ну наконец-то! — раздражённо сказала она, после чего направилась к выходу, а Кион пошёл за ней.

***

Тихо урча, ехал автобус, чьи пассажиры занимались разными делами: кто-то обсуждал состоявшуюся экскурсию по Кинлопоинскому музею истории и цивилизации, кто-то спал, кто-то сидел в Интернете и так далее. В автобусе не хватало лишь двоих учеников – это были Мэйя Биккер, ученица 11 класса и Стэнс Роджери, ученик 12 класса. Эти двое учеников сказали, что доберутся до школы своим ходом – и учительница мисс Джаклин, что вела эту экскурсию, разрешила им. Стоит отметить довольно интересную вещь, связанную с учёбой в Средних Штатах: 1) Образование начинается с детского садика, в который дети ходят с 3 до 7 лет, иногда до 6. 2) Затем они в 7, реже в 6 лет идут в школу, которую оканчивают в 18 лет (учатся 12 классов). 3) За каждым классным руководителем/классной руководительницей закрепляется только один класс (штат учителей позволяет обучать несколько классов, а на всякий случай имеются так называемые «нейтральные учителя». А вот в школах Нижних и Верхних Штатов нет «нейтральных учителей»: они есть только в школах Средних Штатов); в школах Верхних Штатов за одним классным руководителем/классной руководительницей закрепляется сразу несколько классов, которые обозначаются буквами алфавита; в школах Нижних Штатов за классным руководителем/классной руководительницей закрепляется 2-3 класса, которые обозначаются римскими цифрами. К школе они приехали ближе к 18:30: виной тому были пробки. — Ну ладно, пока Кион, до завтра. — Сказал Джарэд своему другу. — До завтра. — Попрощался Кион с Джарэдом и Корити. — Пока, Кион. — Махнула на прощанье рукой Корити. Кион сделал тоже самое. Фули ушла самой первой, как только они приехали. Кион, попрощавшись со всеми остальными и мисс Джаклин, отправился домой.

***

Кион шагал по тротуару к дому №52 по Áйстон-авеню. Дом, в котором жила его семья, состоящая из родителей, старших брата и сестры. Мягко открылась входная дверь. В прихожую, обставленную всем необходимым интерьером для одежды и прилегающих к ней аксессуаров, зашёл юный лев, вернувшийся со школьной экскурсии. Кион снял уличную обувь и поставил её на полку. — Я дома! — раздался слегка усталый голос юноши. Кион прошёл на кухню, где никого не было. — Мам? Киара? Есть кто дома? — звал он. "Конечно же есть, Кион, не глупи. Дверь же открыта." — Мысленно отчитал сам себя юноша. Кион прошёл в гостиную, где и застал мать. В полумрачной гостиной на коричневом диване лежала молодая львица, на её лице была маска из огурцов. Её грудь медленно поднималась и опускалась – Нала явно решила совместить приятное с полезным. Кион улыбнулся этой картине. Ему очень не хотелось её будить, а потому он решил пройти на кухню и поесть, а после тихо пройти в свою комнату. Но со стороны дивана раздался протяжный и полный удовлетворения звук – зевок – это явно отходила ото сна Нала. Львица потянулась, причмокивая, сняла с глаз огурцы – и увидела своего младшего сына. — Привет, Кайон. — Бодро сказала Нала, складывая огурцы, что были у неё на лице, в фарфоровую тарелочку синего цвета. — Как день прошёл? — поинтересовалась она у сына. — Хорошо, мам, а у тебя? — поинтересовался сын у матери. — Довольно неплохо. — Нала взяла тарелку и пошла на кухню. Кион пошёл за ней. Кухню освещал свет заходящего солнца. Нала поставила на стол тарелку с огурцами. В этот раз она обошлась без дополнения в виде маски из сметаны на лице, поверх которой она клала те же огурцы. — Ну, как экскурсия? Понравилась? — Нала повернулась к сыну. — Да, довольно неплохая. — Ответил Кион. — Всё было интересно. — Посмотрел на мать оранжево-карими глазами сын. Цвет глаз достался ему от отца. — Что ж, я рада. — Счастливо улыбнулась Нала. Она посмотрела на кухонные часы, что висели над аркой, ведущей в кухню: — Скоро Копа должен прийти. — "Скоро Копа должен прийти."? — повторил слова матери Кион. — Откуда? — У Копы сегодня первый рабочий день. — Объяснила Нала сыну. — Семья, я дома! — хлопнула входная дверь. На кухню прошёл высокий, подтянутого телосложения лев со среднегустой гривой коричневого цвета, одетый в смарт-кэжуал. Его ало-карие глаза обвели собравшихся за столом младшего брата и мать. Копа сел между братом и матерью на стул. — Ну, как прошёл первый рабочий день? — поинтересовалась Нала у старшего сына. — Я пока стажёр, мам. Нужно месяц пройти стажировку, а там скажут: прошёл я стажировку или нет. — Ответил Копа. — И всё равно это надо отметить! — радостно заявила Нала. — Жаль, что отец не придёт сегодня. — Немного разочарованно сказала Нала, подготавливая стол. — А может он придёт? — весело раздалось из проёма кухни. Всё трое домочадцев обернулись и увидели главу семьи – в кухонном проёме стоял Симба. — Дорогой! — Нала бросилась на шею мужу, Симба радостно засмеялся. Поцелуй в губы. — Ну, как прошёл первый день на работе? — обратился отец к сыну, когда Нала прекратила целовать столь горячо любимого супруга. — Всё хорошо, с сегодняшнего дня прохожу месячную стажировку. — Отрапортовал отцу сын. — Молодец, мо-ло-дец. — Гордо пожал отец руку сына. Затем он быстрым движением притянул сына к себе и потёр кулаком его волосы, захватив сына за шею сбоку. — Пап! Прекрати, я уже не маленький! — весело смеясь, пытался выбраться из отцовского захвата Копа. Кион с улыбкой смотрел на эту картину. Нала радостно смеялась. — Иди за Киарой – это надо отпраздновать! — весело сказал Симба Киону. — Хорошо, пап. — Улыбаясь, сказал Кион. Он пулей полетел в комнату сестры. Киара, сидевшая у себя в это время комнате, безнадёжно засела в школе, так как оставалась на второй год в 5 и 7 классе. Сейчас ей было около двадцати лет от роду, и в этом году она оканчивала 12 класс: Киара пошла в школу в 6,5 лет. И вот сейчас она решала проблему с «хвостами» по истории. Как вдруг открылась дверь. — Киара, папа всех зовёт на кухню. — На пороге комнаты стоял Кион, младший братик Киары. — Хорошо, сейчас спущусь. — Оторвавшись на этот ответ от учебника по истории, сказала Киара. — Хорошо, мы ждём. — Кивнул Кион, после чего ушёл, закрыв за собой дверь. Поковырявшись ещё немного в граните науки, Киара захлопнула учебник, тяжело выдохнув. Помассировала виски, ещё раз выдохнула и пошла на кухню. На кухне расположилась вся семья. Во главе стола сидел глава семейства – Симба. Рядом с ним сидела Нала, хранительница семейного очага, матерь троих детей и супруга Симбы. Рядом с отцом сидел Копа, его старший сын и наследник. Рядом с матерью сидела Киара, средний ребёнок и единственная дочь в семье. А у окна сидел самый младший член семьи – Кион. И вот всё семейство дружно сидело за столом, празднуя первый стажировочный день Копы. Спустя какое-то время Кион оставил своих родных, поднявшись к себе в комнату и пожелав всей семье доброго вечера и ночи. Кион разделся, пошёл в душ, переоделся в чистые майку и трусы. Подошёл к окну, открыл его. Вдохнул свежий вечерний воздух. Высунул голову в окно – среди домов скрывался большой оранжевый диск солнца, даря напоследок тёплые лучи. "Какой чудесный день!" — радостно-восхищённо подумал Кион, после чего, бросив последний взгляд на заходящее солнце, закрыл окно и отправился в постель.
Примечания:
**¹ Экскурса́нт – участник экскурсии.**
**² Кионгози (Kiongozi, суахили – «лидер») Вердедигер (Verdediger, африкаанс – «защитник»).**
**³ Здесь стоит отметить, что компания, изготовившая этот мегафон, наушники Налы и Фули, а также другие приспособления, увеличивающие звук, существует, но частично: эта компания слилась воедино с другой компанией, производящей товар, уменьшающий или подавляющий шум, – «Квиетус»; теперь эта компания носит название «Сонорус-Квиетус» и изготавливает обе продукции, которые они изготавливали до того, как объединились, а также новые – совмещённые. Названия обеих компаний переводятся с латыни как Сонорус (Sonorus) – «шумный» и Квиетус (Quietus) – «спокойный».**
**⁴ Всё дело в том, что Кинлопоис делится на 3 Района: Центральный Район, в котором находятся банки, образовательные и медицинские учреждения, мэрия и прочее; Спальный-Развлекательный Район, в котором находятся жилые дома, отели, гостиницы, парочка хостелов, парки развлечений, прогулочные парки, торговые центры и торгово-развлекательные центры, кино и обычные театры и т.д., и т.п.; Промышленный Район, в котором находятся все виды отрасли и промышленности, связанные с экономикой: заводы, фабрики, станции, питающие город электричеством, и т.д., и т.п.**
** *Бинденд (Bindend, африкаанс – «связывающая»).**
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты