Он, она и бабочки

Гет
NC-17
Завершён
13
автор
Размер:
14 страниц, 3 части
Описание:
После битвы за Хогвартс, жизнь героев начала возвращаться на круги своя. Многое изменилось, но некоторое неподвластно даже магии. Грубый Малфой и такая же беззащитная и ранимая Грейнжер, а что будет если им придется работать вместе, сообща, какие последствия будут их ожидать. Смогут ли она сработаться, или же все пойдет не по плану?
Посвящение:
Посвящается моей младшей сестренке. Ты мое вдохновение, мой единственный лучик света
Примечания автора:
У этой работы будет пару частей. Это моя первая работа в пейренге Гермиона/Драко и надеюсь, что вам понравится. Думаю, что вам читать это будет так же интересно как мне было писать этот фанфик.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 2 Отзывы 4 В сборник Скачать

Сладости

Настройки текста
С битвы за Хогвортс прошло уже полгода, не смотря на многие изменения, время пролетело быстро. Школа чародейства и волшебства полностью восстановила свое былое могущество. Мощные стены и старинные колоны, на первый взгляд и не скажешь, что буквально пару месяцев назад тут случилось ужаснейшее сражение, легендарное столкновение добра и зла. Сражение, которое забрало много невинных жертв, жертв, о которых до сих пор скорбят многие. Наконец тот «чье имя нельзя называть» свергнут и больше никогда не будет угрозой для магов. Жизнь в школе снова вернулась на круги своя, возобновились занятия и были даже те, кто почти не вспоминал ту злосчастную битву. Наша троица продолжала учится, Гарри, Рон и Гермиона по-прежнему были не разлей вода. Драко Малфой со своей свитой тоже вскоре вернулись, временами, казалось, что они стали еще более заносчивыми и мерзкими. Не менялось и отношение Драко к грязнокровкам, битва вообще ничему его не научила. Издевательства и насмешки со стороны Малфоя постоянно преследовали легендарную троицу и особенно «золотую девочку», как ее уже называли все. «Мальчика, у которого не было выбора», его довольно быстро простили как для пожирателя смерти, возможно он вправду был не виноват, возможно он и был заложником ситуации. Об этом и многом другом мы можем только догадываться, так что, наверное, стоит вернуться к рассказу. Единственное что никогда не изменится, это постоянное ощущение смерти, оно будто летала, преследуя каждого, оно повисло под потолком и давило, каждый день напоминая о страданиях и боли. Никто не мог забыть не одного из павших в бою. Некоторые до сих пор носили траур по родным и любимым, но почти все старались жить дальше, со временем ко всем приходила осознанность что ничего не вернуть. Одной из самых сложных задач был поиск новых учителей на замену погибших, за это как, собственно, за все остальное несла ответственность профессор Макгонагалл. Но несмотря на свой возраст, она прекрасно со всем справлялась. После битвы, многие учителя и ученики покинули школу магии, их никто не осуждал и не винил. Конечно, лучше было бы закрыть Хогвартс и открыть новую школу, без привкуса смерти, но некоторые просто рождены бороться, как с внешними злодеями, так и с внутренними демонами. И пока такие люди есть в школе чародейства, она будет процветать. Если говорить о чем-то необычном, так это однозначно была новость про отношения Рона и Гермионны, они боялись это афишировать, но в Хогвартсе вообще невозможно что-либо скрыть. Тяжелее всех эту новость перенес Гарри, для него было ударом что его лучшие друзья теперь пара. Как и стоило ожидать, он был слеп ко всем их заигрываниям и шуточкам. Он не предавал значения и их кратким поцелуям, но, когда факт их отношений отрицать было уже невозможно, Поттер принял это как неизбежное. Но несмотря на начало этих, на первый взгляд довольно странных отношений, в жизни троицы почти ничего не изменилось. Между Роном и Гермионой все с самого начало было довольно неловко и дальше поцелуев и объятий ничего не заходило. Скорее именно из-за Грейнжер, она не до конца была уверенна в Роне и не хотела совершить ошибку, хотела, убедится, что нашла «своего» человека. Одним прекрасным утром, а утро действительно было прекрасным, голубое небо и теплые лучики солнца, бегающие по лицу, разбудили Гермиону. Она хорошо выспалась и была полна решительности и энергии, осень подходила к концу и совсем скоро должен был, проводится рождественский балл, все его ждали как чуда, это должно было быть первым событием с той битвы, первым поводом повеселится, лишь на мгновение, но забыть обо всех потерях и ужасе. Перед первым уроком к Гермионе подошел Перси и свои как всегда уверенным и монотонным голосом сказал ей направляться в кабинет Макгонагалл, сказал, что она якобы ее ждет. Удивлению девушки не было придела, когда, зайдя в кабинет она увидела Драко. Самого гордого, холоднокровного, хитрого и самолюбивого ученика факультета Слизарин, а может и всей школы. Малфой восседал на одном из стульев, так гордо, будто это был вовсе не стул, а трон, и даже не заметил, когда Гермиона села рядом. Боковым зрением она попыталась повнимательнее рассмотреть Слизеринца. Он был как, всегда в темно-зеленой мантии и небольшим значком змеи, белоснежные волосы аккуратно уложены, а на губах была обычная для Драко самодовольная улыбка. Гермиона остановила свое внимание на его губах, таких алых и пухлых, на нижней губе виднелась не зажившая рана. Она осознала, что никогда не замечала, что у Драко такие красивые губы. Резкий стук двери заставил девушку вернуться в реальность. - Как я рада что вы уже тут: как всегда бегло, но в то же время уверенно начала профессор: я собрала вас тут чтоб попросить об одолжении, вы должны организовать зимний балл, я хочу, чтоб все было на высшем уровне и поэтому доверяю это вам. Надеюсь, вы меня не подведете: Маггоногал говорила так быстро, что Гермиона и Драко не успевали даже проанализировать сказанное. Спустя пару минут гробового молчания Малфой и Грейнжер переглянулись, в глазах обоих было видно непонимание. - Но почему именно мы?: тихо проговорила девушка - Я не буду с ней ничего делать: перекрикивая Гермиону, начал Драко. Напоследок он кинул недовольный взгляд на девушку, еще раз выразив свое призрение и поспешно вышел. Как только дверь закрылась, Грейнжер направила вопросительный взгляд на Минерву. Она без слов умоляла профессора изменить свое решение, но к сожалению для девушки, она была непреклонна. - Вы одна из лучших учеников своих факультетов, я давно хотела увидеть вашу общую работу. - Но… -Никаких «но» я высказала свое окончательное решение, у вас есть месяц, будьте так добры, не облажайтесь: на последнем слове профессор сделала демонстративное ударение, будто намекая на прошлые проделки. Весь день Гермиона ходила как привидение, она пыталась придумать хоть какое-то решение сложившейся проблемы. Ей хотелось найти общий компромисс, какую-то мотивацию для Драко, причину, почему им надо работать сообща. Но пока не ум ничего не приходило, девушку раздражало что она не может придумать решение. Ей не было свойственно думать над чем-то долго, да и вообще Гермиона предпочла бы работать одна, чем в паре с таким безответственный придурком как Малфой. После отбоя девушка никак не могла уснуть, в голове вертелись мысли, непонятные, не связанные и навязчивые. Сегодня перед ужином они с Роном сильно поссорились, и, если бы Гермиону спросили почему, она даже не смогла бы придумать нормальный ответ. Скорее всего причиной был очередной приступ ревности со стороны Рона, который, как всегда, не был подкреплен конкретными фактами. Грейнжер хотела, проветрится, и поэтому недолго думая, в одной ночной рубашке вынырнула из гостиной Грифиндора во всепоглощающую тьму коридора. Она забыла надеть обувь и с каждым ее шагом по телу пробегали мурашки. Гермиона не знала куда шла, ей хотелось на свежий воздух. Едва различая коридоры в тьме, девушка стремительно двигалась вперед. Подойдя к выходу, она толкнула большие дубовые двери, те с легкостью поддались. Оказавшись в небольшом садике Гермиона осмотрелась, всем ученикам было запрещено покидать Хогвартс ночью. В любое другое время девушка бы осталась внутри, но сейчас любопытство ее переборола, и она медленно шагнула на залитую лунным светом бархатную траву. Шаг за шагом она двигалась в глубь сада, на встречу мраку, на встречу неизвестности. Царила гробовая тишина, лишь стучавшее изо всех сил сердце Гермионы выделялось на фоне молчания. Она переживала, казалось, что ее сердце сейчас попросту выпрыгнет из груди. Но в то же время что-то продолжало манить ее все дальше и дальше. Наконец она вышла на, небольшую, полянку, полностью залитую лунным светом. Полнолуние, эта стадия луны всегда завораживала Гермиону, она всегда была уверенна что луна влияет на ее настроение, действия и даже мысли. Недолго думая, девушка легла на влажную от росы траву. От холода влажной трави по телу побежали мурашки. Гермиона подняла глаза к небу. В голове царил полный хаос, мысли путались, от множества сомнений голова буквально раскалывалась. Девушка закрыла глаза, ей хотелось заснуть, заснуть так крепко как никто никогда еще не засыпал, а проснувшись понять, что все снова на своих местах. Ей хотелось проснутся в новом мире, в мире без сложностей и проблем. Прошло немного времени, силы оставили ее и не смотря на усилия она не смотра преодолеть слабость и вскоре погрузилась в неосознанный, глубокий сон. Гермиона проснулась от чьих-то нежных прикосновений, кто-то дотронулся ее щеки и медленно спускался вниз, сначала она почувствовала тепло чьих-то рук у себя на губах, а после и на шее. От страха Гермиона задержала дыхание, она даже не могла представить кто был рядом с ней. Мысленно она проклинала себя за то, что, нарушив кучу школьных правил ночью пошла гулять. Первый тяжелый вдох, резкий запах яблок и зелени, от этого запаха в жилах заледенела кровь. Этот запах был знакомым, до ужаса, так пахла ее амортенция, яблоки и зелень. Так мог пахнуть только один человек в школе, это был Драко Малфой. А теперь Гермиона пыталась понять, радуется ли она тому, что это именно Драко. Уже на протяжении месяца она не знала, что чувствует к нему, она ненавидела то, что должна ненавидеть его, она ненавидела сталкиваться с ним в коридоре, ловить его гордый взгляд. Но именно ради этого она и вставала по утрам, ради этой секундной встречи взглядами, ради этой парализующей встречи взглядами. Она ужасно боялась признаться самой себе что стала чувствовать к Драко отнюдь не ненависть. В глубине души она знала, что ее тянет к нему, но еще она знала, что для него она лишь «мерзкая грязнокровка» и никогда не станет кем-то большим. Каждый день, когда она видела его с Пенси в ее груди что-то ломалось. Гермиона не понимала, что чувствует к Драко, но как только она его видела, ее сердце начинало биться как бешенное, а дыхание останавливалось. Она не знала, что должна чувствовать к нему и должна ли чувствовать вообще что-либо. С самого детства Гермиону внушали то, что такое «хорошо», а что наоборот «плохо», всю жизнь она избегала «плохого», но ей никогда не рассказывали, что делать, когда это «плохое» так манит. Очередной глубокий вдох. Гермиона собиралась с силами, она хотела открыть глаза, но больше, она хотела увидеть Драко перед собой. Она боялась, что это лишь сон, плод ее помутневшего рассудка. В конце концов она не придумала ничего лучше, чем медленно открыть глаза и посмотреть на реакцию парня. Будь что будет, думала она. Раз Два Три Гермиона произносила эти цифра про себя и скорее для того, чтоб точно не передумать. Медленно открывая глаза, она все отчетливее начинала видеть Малфоя. Тот казалось вообще ее не замечает. Как только Гермиона немного предстала, парень резко отстранился, он прекрасно видел девушку, но почему-то настойчиво пытался игнорировать. Их разделяли какие-то пару сантиметров, Гермиона отчетливо слышала дыхание Драко, она внимательно рассматривала его, казалось что она впервые так близко, и да, она только сейчас заметила что его губы в близи кажутся еще более манящими, а внешность еще более привлекательной. - Ну хватит: чуть ли не выдала Гермиона, ей надоело это неловкое молчание. Малфой же никак не отреагировал, лишь еле заметно облизал верхнюю губу. Снова между ними повисла неловкая пауза. Раз Два Три Драко резко придвинулся к Гермионе, не успела она даже ахнуть как он силой повалил ее на траву. Он, вероятно, не осознавал, что делает и лишь жадно впился в ее губы. Наверное, он не хотел ждать пока передумает или вообще, подумает. Гермиона же не могла противиться, впервые она почувствовала то, что боялась почувствовать в сложившейся ситуации- удовлетворение. Она таяла под крепким и в то же время теплым и нежным телом Драко. Губы полуоткрылись, а дыхание заметно участилось. Они будто перестали быть врагами. Их языки нежно сплелись воедино. Раз Два Три Грейнжер не могла перестать считать. Не успела Гермиона и осознать происходящее, как Драко прижал ее запястья к земле и одним движением руки разорвал ночнушку. От резкого холода Гермиона дернулась. Девушка чувствовала, как его язык жадно проникает в ее рот снова и снова, такого наслаждения она еще никогда не ощущала и даже не могла представить, что поцелуи могут быть такими страстными. Но тут что- треснуло, парень резко оборвал поцелуй, он посмотрел в ничего не понимающие глаза Гермионы. Раз Два Три Он пару раз выдохнул ей в губы. От страстных укусов в губы прилила кровь, и она обжигающе пульсировать. От его запаха в голове помутнело. Они смотрели друг на друга, и лишь безумная страсть в их глазах не давала им отстранится дальше. Но тут именно Драко нарушил это спокойствие, он схватил Гермиону за горло и прижал к траве. - Хватит : буквально выплюнул он Этого слова было достаточно чтоб Грейнжер смогла убедиться - Драко стал еще больше ее ненавидеть. Оттолкнув девушку, он резко встал и через миг растворился в темноте. Секунд 30 она сидела и боялась даже анализировать произошедшее. Капли начали стекать по ее красным от возбуждения щекам и только смахнув одну из них Гермиона поняла, что плачет. Что только что произошло, Драко меня поцеловал, а может мне приснилось? Да нет, вот же след от поцелуя. Единственное что больше всего ее волновало это зачем он ее оттолкнул. Она же жаждала его, всего, именно его ей не хватало все это время. Какая-то часть ее громко повторяла «это неправильно». Гермиона подняла голову. - Мне надоело быть правильной, с меня хватит Эти слова снова и снова эхом отдавались в ее голове. «мне надоело быть правильной» «мне надоело быть правильной» «мне надоело быть правильной» Грейнжер больше не могла, эмоции были сильнее чем она и девушка зарыдала, горько, почти в истерике. Ей никогда еще не было так страшно, она никогда еще не чувствовала себя такой одинокой и опустошённой внутри.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты