just won't do right

Слэш
Перевод
PG-13
Завершён
212
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.archiveofourown.org/works/30158418?view_full_work=true
Размер:
23 страницы, 3 части
Описание:
Брови Сэма изумленно взлетают вверх, он протягивает руку, чтобы сжать плечо Торреса.

― Это потрясающе, парень. Спасибо, правда.

Баки сидит и с ужасом наблюдает, как на щеках Торреса проступает румянец.

О, он понимает.

Боже.

Блять.
Примечания переводчика:
Авторские метки: Ревнивый Баки Барнс, Идиоты в любви, Все любят Сэма Уилсона, Соревнующийся Баки, Забывчивый Сэм, Торрес просто прелесть, Эти парни так плохо разбираются в чувствах, что это смущает
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
212 Нравится 26 Отзывы 46 В сборник Скачать

Chapter 3

Настройки текста
      ― Вот чёрт! ― Сэм смотрит на Торреса в ожидании какого-то ответа, уперев руки в бока и совершенно растерявшись. Вдалеке Сэм видит, что Сара тоже наблюдает за ними с пристани. Здорово.       Баки уже не видно на дороге, неудивительно, он в разы быстрее, чтобы Сэм мог просто догнать его. Но Сэм этого хочет. Он хочет побежать за ним и повалить его тупую задницу на землю, может быть, вбить в него немного здравого смысла.       ― Сэм! ― Торрес подозрительно смеётся, выводя его из себя, и Сэм на мгновение хмурится. ― Господи, ― говорит он так, словно устал. ― Иди за ним!       ― Чёрт. Ты прав! ― Сэм бросается к крыльцу, где оставил свой рюкзак, натягивает рубашку с той же поспешностью, с какой Баки несколько секунд назад. Он закидывает снаряжение на спину, пристёгивается и бежит к пирсу. Дорога изгибается прямо за деревьями неподалеку. Он сможет перехватить Баки по дороге, если поторопится.       Сара качает головой, когда он пробегает мимо ресторана:       ― Неужели дошло, мистер супергерой?       Сэм искренне рычит, пока бежит:       ― Ах! Так вот почему ты раньше называл меня тупицей? Ты предвидела это, Сара!       Она громко хихикает и делает фото. Он не может поверить в это дерьмо. Он помог спасти мир несколько раз, чёрт возьми, он этого не заслуживает.       Когда он взлетает, в его груди начинает нарастать нервное беспокойство, ощущение удушья, которое его совершенно не волнует. Что, если он опоздает и Баки уйдёт? Они оба знают, как легко и быстро он может заставить себя исчезнуть. Он мог бы уже давно исчезнуть, раствориться в обществе, как тень.       И Сэм никогда не получит шанса сказать ему... сказать ему, что именно? Что он скучает по нему с тех пор, как он ушёл, что ничто не было прежним, и никто не заставляет его смеяться так сильно, как Баки, пытающийся произвести онлайн оплату картой.       Что он посылал сообщение за сообщением в надежде получить ответный звонок — он знает, что пальцы этого человека слишком велики для этих маленьких клавиш — и, возможно, он надеялся услышать, как бруклинский акцент ругает его за сотни миль.       Может быть, он скажет ему, что привык к тому, что его взъерошенная, сморщенная от сна физиономия находится на кухне; когда он просыпается, привык к комфорту засыпания в его присутствии, зная, что с ним ничего не случится, пока Баки рядом.       Он сказал бы ему, что больше не может нормально заснуть, не слыша мягкого жужжания его вибраниевой руки. Он сказал бы ему, что скучает по прогулкам по улице, по покупкам новой черной одежды, по кофе по дороге домой. Более того, он сказал бы ему, что больше всего на свете хочет его вернуть.       Наверное, он сказал бы ему, что да, он не осознавал этого, но он тоже влюбился.       Наконец, к своему облегчению, он замечает внизу злое пятнышко, топающее по грунтовой дороге, ведущей к шоссе.       Баки поднимает взгляд и видит Сэма, вскидывает руки вверх:       ― Нет! Уходи!       Сэм резко падает, пресекает сердитую походку и приземляется прямо перед ним.       ― Не, мы поговорим.       ― Я не хочу говорить об этом.       Он снова начинает идти. Сэм идёт в ногу с ним и убирает крылья.       ― Так что, ты собираешься вернуться в Бруклин пешком?       ― Да, ― он свирепо смотрит на Сэма, потом снова смотрит вперёд.       ― А потом?       ― А потом я буду ходить к психотерапевту двадцать четыре часа подряд.       Сэм смеется. Он возится с ремнём, достает старый одноразовый телефон и подносит его к уху:       ― Да? Хорошо. Как зовут твоего доктора?       Удивлённый, но всё ещё немного раздражённый, он смотрит на Сэма, приподняв бровь:       — Доктор Рейнор… Что ты делаешь?       Сэм сдерживает улыбку, зная, что они оба полные идиоты, космические придурки. Но это то, что они делают, что они всегда делали. Это то, кто они есть.       ― Алло? Доктор Рейнор? ― он говорит, явно притворяясь. ― Замечательно. Да, я дам ему знать.       Баки качает головой, глядя в небо.       ― Она сказала, что ты должен поговорить со мной.       ― Она так сказала, да? ― он начинает улыбаться, но улыбка быстро исчезает. ― Ты этого не хочешь, поверь мне.       Сэм останавливается и осторожно хватает Баки за запястье.       ― Хей. Серьёзно, Бак?       Кажется, ему физически больно это делать, но он останавливается, смотрит на Сэма так пристально, с ужасающей грустью и вздыхает:       ― Послушай, мне не следовало говорить такие вещи. Но это было не так... Я не хотел этого…       ― Такие вещи? ― Сэм смеётся. ― Эти вещи, например, те, в которых ты меня любишь? Те вещи?       ― Боже. Да, ― он корчит гримасу. ― Да, эти вещи. Я просто… ты с Торресом и я просто…       ― Приревновал? Подожди, подожди, подожди. О боже! ― и теперь Сэм действительно смеётся, его живот болит. ― Ты серьёзно?        ― Очевидно, нет. В любом случае, прощай, Сэм, ― он снова начинает сбегать, теперь быстрее, и ладно, может, Сэму не стоило смеяться. Этот чувак только начинает понимать свои эмоции, и Сэм знает, что доктор Рейнор, вероятно, находится на стадии «выражения вещей», но мысль о том, что они умудрились так эпически оплошать, выше его понимания.       ― Надо быстро всё исправить, супергерой, ― он слышит, как говорит Сара.       ― Ты даже не дал мне ответить, чувак! ― кричит он Баки в спину.       Баки продолжает идти. Через плечо он недоверчиво фыркает:       ― Ответить чем, а? Какой я большой засранец? Не, спасибо…       ― Это... ― он делает паузу, вдыхает. ― Я тоже.       Это, по крайней мере, заставляет Баки остановиться. Он по-прежнему стоит спиной к Сэму, запрокидывает голову к небу.       ― Что?       ― Послушай, Бак, после всего, что произошло, со щитом и миром, я не думал... Ты можешь посмотреть на меня? Пожалуйста.       Баки медленно поворачивается, засовывает руки в карманы и наклоняется вперёд, как всегда, когда мир вокруг него становится слишком большим. И опять эта глубокая складка у него между бровями. Сэм хочет разгладить её большим пальцем, но не делает этого.       ― Знаешь, никогда не было подходящего момента, чтобы сказать, ― говорит ему Сэм. ― И это касается нас обоих.       Баки слегка приподнимает подбородок, его губы кривятся:       ― Ну, мы же сказали это сейчас, не так ли?       Сэм подходит ближе к тому месту, где стоит Баки, достаточно близко, чтобы обхватить мизинцем вибраниевый мизинец Баки. Контакт приятен, сладок, словно облегчение       ― Да, мы сказали, ― говорит он, улыбаясь Баки, и смотрит, как его хмурый взгляд тает, его глаза осторожно скользят по лицу Сэма. Сэм знает этот взгляд. Он чувствовал то же самое, когда вчера Баки появился в доках. Это довольный вид человека, воссоединившегося с тем, кого ему не хватало.       Баки выдыхает, качает головой и притягивает Сэма ближе, чтобы заключить его в долгожданные объятия. Это ощущается ещё лучше, чем они представляли. Сэм выдыхает ему в шею и крепко обнимает его за спину.       Какое-то время они стоят так под палящим солнцем, просто стоя рядом, не торопясь двигаться, пока Баки мягко, осторожно не прижимается губами к виску Сэма и не отстраняется.       ― Они, наверное, гадают, ― говорит Сэм, и щёки у него слегка горят, когда он возвращается в доки.       Баки грубо смеётся, нервно почесывая бороду:       ― Я, м-м-м, не думаю, что им надо что-то гадать, ― он указывает на что-то позади Сэма.       Редвинг истерически пищит, как будто он неисправен, когда Сэм оборачивается, вертится из стороны в сторону, не зная, куда бежать после того, как его поймали.       ― Торрес! ― Сэм кричит своему дрону. ― Я собираюсь надрать тебе задницу!

***

      Позже все уже сидят в ресторане, и из динамиков доносится бодрый джаз. Несколько человек танцуют внутри, и Сэм только что закружил миссис Джонс, когда заметил, что Баки нигде нет.       Он замечает его на краю пристани с пивом в руке, смотрящего на заходящее солнце и рябь на воде. Он передает миссис Джонс Торресу, которая радостно берёт его за руку, а затем делает какую-то акробатическую фигню, которая, вероятно, не так уж хороша для её бёдер.       ― Опять ревнуешь? ― говорит он, подойдя к Баки. ― Расслабься, она не в моём вкусе.       Баки фыркает, толкается плечом в плечо Сэма:       ― Просто скажи этому парню, чтобы он не снимал рубашку, ладно?       Когда Сэм смеётся до неловкости громко, Баки тоже улыбается, наблюдая за ним. Их глаза снова встречаются, когда Сэм берёт себя в руки; он чувствует, как в груди растёт нежность, которая заставляет его живот трепетать, а сердце колотиться прямо в горле.       ― У меня есть список, ― говорит ему Баки, затем глубоко и спокойно вздыхает.       Сэм опирается руками о деревянные перила. Они оба смотрят на воду.       ― Что за список?       Он знает, что это за список.       ― Имена. Мне нужно загладить свою вину.       ― Искупление,― говорит Сэм.       ― Я не внесу Торреса в список, ― быстро говорит он. ― Но я извинюсь, наверное, за то, что был мудаком или что-то в этом роде.       ― Я не думаю, что он слишком зол, ― говорит Сэм, улыбаясь. ― Теперь он знает двух супергероев. Чувак вроде как фанат.       Баки снова скривился:       ― Да, это тревожно.       ― Это мило.       Сэм смеётся, когда Баки прищуривается и выглядит так, будто вот-вот собирается возразить.       ― Я всё ещё чувствителен, Сэм, ― бормочет он.       И боже, это именно то, чего не хватало Сэму. Эта чушь, то, как всё становится в десять раз смешнее, когда Баки говорит это, то, как он всегда заставляет Сэма смеяться, даже когда он вообще ничего не делает.       Сэм снова выпрямляется.       ― Хорошо, ― тихо говорит он, перемещаясь к Баки, так что теперь они стоят близко друг к другу. ― Мне жаль.       У Баки перехватило дыхание, когда он посмотрел на Сэма и осторожно поднес правую руку к его лицу. Он проводит пальцами по щеке Сэма и обхватывает его шею сзади.       ― Все в порядке, ― говорит он рассеянно, тихо, глядя на Сэма, а затем наклоняется и, наконец, целует его.       Это не похоже на то, что Сэм когда-либо представлял, целуя Баки Барнса; это определенно лучше. Баки осторожен и не торопится. Его руки, даже вибраниум, согревают кожу Сэма, и Сэм жадно прижимается к нему.       У Баки губы покраснели, и он беспокоится, когда отстраняется и моргает, глядя на Сэма:       ― Это… ― он начинает смеяться, щеки краснеют.       Сэм тоже не может удержаться от смеха; ни для кого не секрет, что они абсолютные идиоты.       ― Да, ― говорит он. Его пальцы касаются влажных губ там, где секунду назад были губы Баки.       А потом они просто смотрят друг на друга с безумным счастьем на лицах, ухмыляясь так сильно, что Сэм думает, что их лица могут треснуть в любой момент. Сэму на это наплевать. Он просто наблюдает, как Баки кусает губы, наслаждаясь его пристальным взглядом.       Они бы остались там на всю ночь, правда, остались бы, но...       ― Хей, хей, хей! Любовь побеждает всё.       ― Мне действительно придётся надрать ему задницу, да?       ― Через минуту, ― говорит Баки, не обращая внимания на Торреса, затем снова целует Сэма.       К счастью, Сэм думает, что с этим парнем он может быть идиотом в любой день.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мстители"

Ещё по фэндому "Сокол и Зимний солдат"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты