Мольба о смерти

Гет
NC-17
В процессе
118
«Горячие работы» 36
Размер:
планируется Миди, написано 26 страниц, 4 части
Описание:
Убить. Пытать. Заставить молить о смерти.

Том зарылся носом в её волосы, рукой все ещё сдавливая маленькую шею гриффиндорки. Он бы давно сделал это, не будь девчонка его чертовым крестражем.
Посвящение:
Моей шизе. Может хватит писать только стекло, а? Тебе в жизни страданий мало?
Примечания автора:
WARNING: Том максимально канонный, поэтому не стоит здесь ожидать соплей вроде "я влюбился в нее и встал на истинный путь".
Токсичные отношения обеспечены. Больно будет, плакать нужно.

Не скажу, что фанфик прям 18+, просто несколько глав будут немного жёстче остальных, и я об этом обязательно предупрежу :)
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
118 Нравится 36 Отзывы 31 В сборник Скачать

2. Дина Гамп

Настройки текста
Примечания:
Ну что, продолжаем нашу историю?
Дисклеймер: будет много страданий.
Едва начались летние каникулы, Дина приказала своему домовику — Кикки — следить за Томом Реддлом и передавать ей все, о чем он говорит, что ищет и куда направляется. После нескольких дней отсутствия домовик вернулся и рассказал, что Том отпросился у директора приюта; решил отправиться к школьным друзьям. Но никаких друзей у слизеринца не было, лишь странная компания приверженцев чистой крови, которые бы вряд ли приняли на каникулы маггловского сироту. Не покладая рук, она пыталась узнать ещё больше информации, но на этом ее попытки заканчивались неудачами. Дина перестала выходить из своей комнаты, перебирая книги и газеты за прошлые года, чтобы найти хоть какую-то зацепку… но тщетно. И вот, когда надежды совсем не оставалось, Кикки принес ей старую, потрепанную вырезку. Она отличалась от всех остальных. Прошлые газеты относились к магическому миру, имели двигающиеся картинки и вещали о жизни магов. Но эта была совершенно другой. Маггловской. Дина тут же пробежалась по строчкам.

«Наследник поместья Реддлов бросает семью, чтобы сбежать с сумасшедшей». А ниже было запятнанное фото худой, тусклой девушки с подписью: «Меропа Мракс околдовала Реддла младшего?».

Сердце гриффиндорки забилось чаще. Это зацепка. Даже не зацепка, а целая развязка! От радости она тут же подскочила и расцеловала Кикки в его худенькие щеки. Эльф совсем смутился и пробормотал, что «раньше хозяева поскромнее были», но Дина видела: ему было приятно получить похвалу. Девушка тут же попросила эльфа и дальше следить за Реддлом, чтобы узнать, куда он собирается уехать. Кикки трансгрессировал. Это был последний раз, когда Дина его видела. Сколько ни звала, сколько не пыталась его отыскать, Кикки бесследно пропал. Эльфы были связаны с домом, и не отзываться на просьбу хозяев просто не могли. А это означало одно: с домовиком случилось что-то ужасное. У Дины не оставалось выбора, кроме как рискнуть. Она даже не раздумывала над своими действиями, потому что давно предполагала: на днях Том поедет в ту самую деревню, где жил его отец. Нужно было узнать, что он задумал. Быстро собрав некоторые вещи в безразмерную сумку, подаренную мамой, она побежала к выходу. Литл-Хэнглтон, в котором проживала семья Реддлов, находился далеко; но, если поймать Ночной Рыцарь, добраться можно было в мгновение ока. Главное — перетерпеть поездку. Единственным препятствием стала леди Элизабет Генриетта Гамп, мастер Трансфигурации и, по совместительству, мать Дины. Она преградила дочери путь еще на лестнице, и ее брови взмыли вверх. — Я уж думала, ты никогда не выйдешь из комнаты, Дина! — воскликнула миссис Гамп. — Неужели ты решила спуститься к ужину? Твоя сестра уже забыла, как ты выглядишь. Дина прикусила губу. Она совершенно не представляла, как объяснить матери поездку в богом забытое селение. Поэтому выпалила: — Я еду в Литл-Хэнглтон! — и пулей побежала к двери. Это определенно был не лучший вариант. — В каком смысле ты отправляешься в Литл-Хэнглтон? Что это вообще за место? Дина не слушала. Лишь ускорила шаг, направляясь к выходу. Ее мать следовала за ней и продолжала причитать, что так не делается. — Нельзя просто взять и уехать на другой конец Англии! — всплеснула руками она, преградив путь дочери. — Ты хоть подумала, что скажет твой отец, юная леди? Дина закатила глаза. Конечно, она не подумала! Думать о заведомо плохих вещах ей совершенно не нравилось, и она считала это бессмысленным. В отличие от матери. — Ты ведь даже трансгрессии не обучилась! — воскликнула она, как всегда, излишне эмоционально. — Не девочка — а бедствие! Все всегда удивлялись, как у достопочтенных Гампов, в прошлом — спокойных, уравновешенных рейвенкловцев, родилась такая дочь, как Дина. Синоним ей был ураган. Конечно, родители прививали Дине манеры, давали лучшее воспитание, но стоило ей отправиться в Хогвартс и — к инфаркту родителей — попасть на Гриффиндор, все пошло по наклонной. — Мама́, ты же знаешь. Не пропустишь через дверь — вылезу через окно, — на удивление спокойным тоном проговорила гриффиндорка. Леди Гамп положила руку на сердце и закатила глаза в предобморочном состоянии. — Дина Морена Гамп, ты доведешь свою мать! — словно бы на последнем издыхании произнесла женщина. Удивительно, как они были непохожи характером, и идентичны внешне. Впрочем, вся семья Гамп феноменально походила друг на друга. У всех были коричневые, густые волосы, немного смуглая кожа и карие, больше глаза. Курносый нос, который Дина так ненавидела, ей тоже достался от родителей. Закатив глаза, девушка быстро чмокнула мать в щеку и в ту же секунду выскочила на улицу. Слушая крики леди Гамп и мчась вперёд, она думала, что с этой проблемой разберется позже. Она не представляла, что из поместья Реддлов не вернётся прежней. Если вообще вернётся.

***

— Открой глаза, Дина, — прошептал голос. И девушка, нехотя, повиновалась. Первое, что она увидела, было усмехающееся лицо Реддла. Он крепко прижимал ее к стене, приставив палочку к шее. — Все не успокоишься? — прохрипела она, не уводя взгляда. — Я не скажу, где он. Пытай хоть до смерти. Том провел палочкой по ее шее, медленно, пытаясь ощутить хоть толику страха отчаянной гриффиндорки. И она действительно напряглась всем своим телом. Только Тома это не устраивало. Дина Гамп боялась не его, а Круциатуса, которым он пытал девушку целый час. В надежде, что она сдастся и скажет, куда перенесла его паршивого отца-маггла. Но Дина была гриффиндоркой. Он ненавидел гриффиндорцев. — Я исполню твое желание, Ди-на, — протянул он ее имя. — Но не моли о смерти, пока не скажешь, где мой паршивый отец. Она поджала губы. Думает, что если смотреть на него ненавистным взглядом — станет более благородной? Идиотка. — Я никогда не буду тебя умолять, — четко проговаривая каждое слово, выплюнула Дина. — Только в твоих извращённых мечтах, кретин. Он даже не понял, когда успел схватить ее за щеки и сжать так сильно, что у нее заслезились глаза. Но такие слезы не доставляли ему удовольствия. Ему нужно было отчаяние Дины. Ее страх. Ее боль. — Мои мечты имеют свойство исполняться, — он усмехнулся и в одно секунду откинул Дину в сторону. Она была так слаба, что, поднимаясь, дрожала, как осиновый лист. И его это улыбнуло. — Монстр, — отрезала она дрожащими губами. — Ты убиваешь только ради удовольствия. Том рассмеялся. И медленно сделал шаг к девушке. — О нет, львёнок, — он словно плевался ядом. — Удовольствие мне приносит смерть лишь определенных людей. «Твоя, в частности, довела бы меня до пика», — мысленно добавил он. И в этого момент Дина рявкнула: — Остолбеней! Это было настолько неожиданно, что Том едва успел увернуться. А как понял, что девчонка стащила у него свою же палочку — пришел в гнев. Его улыбка тут же сменилась оскалом, и он кинул в гриффиндорку сразу несколько атакующих заклинаний. Несмотря на истощение, она увернулась почти от всех. Лишь последнее попало ей под ноги, и девчонка упала, носом поцеловав пол. Он быстро подошёл к ней и с рвением поднял Дину за волосы. По ее губам стекала алая кровь. — Какая же ты идиотка, Гамп. — Тебя… не… превзойду, — выдохнула девушка с нетерпимым остервенением. Он бы только за это убил ее уже раз семь. Долго, мучительно, пытая самыми изощрёнными способами. Останавливало одно: он не мог убить вместе с ней частичку своей души, ради которой произнес одно из темнейших заклинаний. Но оставить дерзкую гриффиндорку в живых, учитывая, что она видела смерть магглов от его руки? Это было более чем абсурдно. Том резко выдернул из ее руки палочку и злобно фыркнул, рассматривая ту. Дубовая. Неудивительно, что такой идиотке досталась палочка с мужским характером. — Знаешь что забавно, Гамп? — он приблизился к ее уху. — Твой эльф совершенно не такой отважный. Хватило пяти часов, чтобы он выдал всё. Искорки гнева в ее глазах вызвали в нем чувство удовлетворения. Он самодовольно улыбнулся, разворачивая ее за волосы к себе, заглядывая в её карие глаза. — Что ты сделал с Кикки? — прорычала Дина, несмотря на свое заведомо проигрышное положение. — Где он?! От удовольствия ему хотелось рассмеяться. А, может, девчонку и не стоило убивать. Без этой отчаянной морды ему пришлось бы грустно. — Убил, — выдохнул Том, тщательно наблюдая за сменой эмоций на ее лице.

Ненависть — злость — бессилие — отчаяние — боль.

Он был готов убивать домовиков каждый день, если это причинит боль Дине Гамп. — Ты поплатишься, Том, — на ее глазах выступили слезы, и по его телу пронеслась волна удовольствия. Такие слезы определенно были приятнее. — Я убью тебя. — Если я не убью тебя первым, — улыбнулся Том, задирая ее голову вверх, оголяя ее красивую шею. Наверное, Дину можно было назвать красивой. Но привлекала его вовсе не её внешность. Он тут же приставил к шее девчонки палочку и прошептал заклинание. На том месте, где острие касалось кожи, тут же вспыхнула метка: змея, обвивающая герб. Дина поморщилась от неприятных ощущений. — Это табу, львенок, — с иронией прошипел Том. — Скажешь хоть слово о том, что здесь произошло, и я узнаю первым. А знаешь, что будет дальше?.. Как он наслаждался, видя, что ее глаза расширились от ужаса! Реддл ослабил хватку, позволяя ей добровольно смотреть на него своим испуганным взглядом. — Я сдам тебя до того, как ты доберешься до моей семьи, — вдруг с гневом прошипела гриффиндорка, ломая всю картину страха и отчаяния. Том сцепил зубы. Неужели девчонка не может быть менее дерзкой? — Ты так уверена, — отрезал он, — и зря. Сдашь меня — я убью всю твою семью. На твоих же глазах, Дина. Наслаждаясь каждой секундой твоих криков. От представленной картины по его телу словно бы прошелся ток. Он усмехнулся и сделал шаг назад, отпуская Дину. У той тут же подкосились ноги, она обессиленно осела на пол. — Рано или поздно тебя посадят. И ты сгниешь в клетке, — выплюнула девчонка, тяжело дыша. А Том лишь усмехнулся, думая, что если перед этим увидит отчаянное лицо Дины Гамп — оно того стоит.

***

Очнулась Дина уже дома. В горле жутко пересохло, все её тело ломило. Она с трудом повернулась на другой бок и увидела Лило — домовика. Он тут же радостно воскликнул, что, наконец, госпожа пришла в себя, и трансгрессировал. Она дома. Том просто отпустил ее. Так просто вырубил, даже не задав серьезного вреда. Да, Дина была истощена; да, он забрал ее палочку; и да, она едва стояла на ногах после длительных пыток Круциатусом. Но кроме пары гематом и глубоких царапин Реддл не оставил на ее теле ран. И это было более чем странно. Спустя несколько минут в комнату влетела разгневанная леди Гамп, а за ней — и ее муж, явно подорванный с работы. Дина хотела что-то сказать, но вместо этого издала хрип. — Лило, принеси воды, — отрезал мужчина, строго глядя на дочь. — Я хочу услышать ее оправдание. Гриффиндорка прикрыла глаза. Каждое слово отдавалось в голове дикой болью. Стоило домовику принести воды — она жадно принялась пить. Стакан быстро опустел, а жажда никуда не пропала. Но хотя бы говорить стало проще. — Пап, я… — она запнулась. Что им было рассказать? Что ее целые сутки пытал псих-однокурсник, убивший свою семью? Что она была на месте преступления и видела все своими глазами? Что, расскажи она все родителям, Том убьет их? Они ведь даже не поверят. А когда поверят… может быть уже поздно. Дина накрылась подушкой, не говоря ни слова. Слезы сами подступили к ее глазам. — Правильно, в таких случаях лучше молчать, Дина, — зло отчеканил отец, и каждое его слово болью отдавалось в груди. — Своими поступками ты позоришь не только себя, но и честь рода. — Скажи спасибо своему однокурснику, что он спас тебя от позора, — добавила мать, и у Дины перехватило дыхание. Казалось, ей послышалось. Она хотела, чтобы ей послышалось. — Кому?.. — тихо переспросила девушка, убирая подушку с лица. Элизабет Гамп выглядела ужасно рассерженной. — Мистеру Реддлу, — отрезала она, не зная, что добивает дочь этой фразой. — Он рассказал, что нашел тебя в каком-то пабе, пьяную! Ты… — лицо женщины побагровело, она жадно хватала ртом воздух. — Ты позволила себе целоваться с незнакомцем! И использовала магию вне Хогвартса! Отец стоял, с силой сжав кулаки. Желваки отчетливо проступили на его скулах. — Ты хоть понимаешь, что бы было, узнай об этом Министерство?! — заревел он. — Тебе незнакомо понятие ответственности, или мы тебя плохо воспитали?! Она буквально чувствовала, как ее сердце опустилось куда-то вниз. И совершенно не понимала, за что ей все это. — Папа́, прошу, я… — Я не хочу слышать твои жалкие оправдания! — перебил ее разгневанный отец. — Хватит, юная леди. Тебе слишком многое сходило с рук. Слезы обжигали ее щеки, хотя ещё вчера казалось, они вовсе иссякли. Дина всхлипнула, прикрывая рот рукой. — Палочку ты больше не получишь, — жестко отрезал мистер Гамп. — И о Хогвартсе можешь забыть. Её сердце упало вниз. Она перевела взгляд на мать, надеясь, что та избавит её от наказания. Скажет, что это шутка. Но та молчала. — Нет! Это несправедливо! — Дина резко подорвалась, и тут же об этом пожалела. Ее голова пошла кругом, и девушка, покачнувшись, упала обратно на подушку. — Несправедливо, Дина? — взревел отец. — Несправедливо то, что мы вкладывали все силы в старшую дочь, старались воспитать ее достойной леди, наследницей рода. И что мы получили в качестве благодарности? Губы Дины дрожали, на щеках застыли слезы. Она ничего не могла сказать в ответ. Лишь молча развернулась, уткнувшись лицом в подушку. — Твое общение с сестрой тоже будет ограничено. Не хочу, чтобы и она выросла такой неблагодарной. Дина сжалась комком на кровати, молча глотая слезы. Она ничего не могла ответить. Потому что слишком сильно любила семью.
Примечания:
Следующая глава выйдет совсем скоро, я буквально поглощена этой историей. Надеюсь, вам она тоже приносит удовольствие от прочтения?)

Также я наконец создала канал, где будут арты, вдохновение и мои мысли по поводу фф. Можете присоединяться ♥

https://t.me/ellanri
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты