Жена - художник, горе в семье.

Гет
NC-17
Завершён
6
автор
Размер:
22 страницы, 10 частей
Описание:
Художница Эмили Джонсон пытается справиться со своими ментальными проблемами. Вернувшись в родной город после жестокого абьюза она направляется за лекарствами в Маунт-Мэссив. Она ещё не знает, что заочно выиграла главный приз в конкурсе невест.
Посвящение:
Тем кто в 2021 году всё ещё любит эту замечательную игру.
Примечания автора:
У меня деслексия. Пожалуйста запаситесь платками для крови из глаз.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 1 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Для, тех, кто не мог заснуть на протяжении всей ночи, утро наступает как спазм тошноты, удушаюше отвратительно. Есть большая разница между недосыпом от панической атаки и недосыпом от хорошего секса. Второе, не про меня. Его не было так давно, что мой гинеколог стал археологом. Сечёте это была шутка за триста, все равно рядом нет никого кто бы смог от души посмеяться над ней. Меня мучает моё одиночество, но вместе с тем приносит облегчение. Кто я? Что я? Я боль по имени Эмили Джонсон. Избитая девушка с самыми избитыми именем и фамилией-хорошая фраза для плохого стэндапа. Героини с моим именем и фамилией часто мелькают в дерьмовых ситкомах, они хорошие люди с счастливым браком и кучей детей. Я их противоположность, шесть лет жёсткого абьюза привели меня к моему возвращению в родной маленький городишко в штате Колорадо с целым букетом ментальных расстройств в руках. Под задницей был потрепанный плимут выкрашенный изумрудной кэнди краской в котором я по совету психолога уехала как можно дальше. Возможно мой психолог не самый хороший психолог и дал мне не самый хороший совет, но переезд был тем, чего я хотела. Родительский обветшалый домишко встретил меня разбитыми окнами, пропыленными комнатами с душком плесени и обваленным забором, в нем давным давно никого не было. Соседка, чей коттедж казался вырезанным с обложки гламурного журнала по продаже домов, сиявший белизной и вкусно пахнущий цветущими клубами, поджав губы процедила, что-то в духе; окна разбили хулиганы, не нравится езжай обратно в большой город. Я вежливо кивнула, она была права, уезжать действительно не стоило, да и возвращаться тоже. Вобщем, пришлось обживатся как есть. Работа на фрилансе хорошо меня выручала. Я рисовала жизнерадостные иллюстрации стараясь не вглядываться в темноту за монитором, принимала выписанные психологом лекарства. Это помогало, работа, таблетки, работа, таблетки простой скрипт, который резко оборвался когда закончилась последняя банка антидеприссантов. Если честно, я не была к этому готова, погруженная в отупляющее забытье. Пока мозг осозновал факт того, что их нет, рука уже лихорадочно набирала номер лечащего врача. После получасового телефонного разговора я успокоилась. Катастрофы не случилось, меня прикрепили к лечебнице Маунт - Мессив. Я всего-лишь должна подъехать по нужному адресу, когда мне будет удобно, обо мне знают, меня примут. Я решила не терять драгоценное время здорового спокойствия и отправится сейчас же. Собрав сумку и наспех одевшись я выскочила на улицу к машине чуть не забыв закрыть на ключ входную дверь. Плимут долго ворчал, отказываясь заводится и я ругала себя за каждую упущенную минуту. В спешке я только в пути сообразила что, Маунт - Мессив это дурка о которой в моем детстве ходили самые жуткие слухи. Говорили, что ночью через город проезжали машины с эмблемой Меркофф и тонированными стёклами и что каждая такая машина была целиком набита подопытными психами, над которыми проводили жуткие эксперименты. Я даже вспомнила старика, клявшегося, что видел эти фургоны проезжавшими ночью рядом с его домом, но мы тогда ещё дети считали его сумасшедшим, да и горожане не любили поддерживать глупые басни. Многие мужчины из города, подходящего высокого роста и дюжей силы, работали в лечебнице санитарами или уборщиками. Поговаривали, что женщин на работу в лечебницу по какой-то причине, никогда не брали. Было ли это правдой, неизвестно, те кто действительно работали в лечебнице ничего не рассказывали, хорошая зарплата и подписка о неразглашении хорошо закрывали рты. Но дети пересказывали небылицы одна страшнее другой. Мне на ум разом пришло несколько самых жутких небылиц, от которых я невольно рассмеялась. Глупые фантазеры, никто никого не увозит насильно, ты едешь туда сам. Едешь в поисках помощи. По радио заиграла музыка из 80х,за окнами разгорелся закат и его свет вкупе с чарующим голосом Билли Идола вырвали меня из плена невесёлых раздумий, хотелось ехать вперёд и наслаждаться опьяняющей свободой и одновременно тишиной начавшегося по обеим сторонам дороги леса. Он был на удивление густым, заходящее солнце расцвечивало его закатным золотом, это было чудесное зрелище, в приоткрытое окно машины задувал чистейший лесной воздух с ароматом нагретой за солнечный день хвои и смолы. Солнце садилось, и лес с медленным величием погружался в темноту. Старина плимут со всей его стариковской грацией припоркавался у ворот больнички. Этот манёвр удался не сразу, у ворот стояли несколько больших военных машин. Кажется самое время признаться в верности детских страшилок подумала я, но если честно, не придала этому никакого значения,это вполне могли быть учения. После пережитой эйфории путешествия я медленно сползала в пучину депрессии. Эйфория была лишь периодом мании. Мне нужно было добыть лекарства, а военные, да хрен бы с ними. Если, остановят объясню причину по которой мне нужно к доктору. Я напряжённо погудела пердящим и кашляющим гудком, так чтобы услышали охранники на пропускном пункте. В сумерках свет фар хорошо освещал массивные приоткрытые ворота и будку охраны при них. Не дождавшись хоть какого либо движения я снова нажала на гудок. Отсутствие реакции заставило меня взять с заднего сидения сумку, вытащить из багажника фонарь и напялив на себя старую джинсовку выбраться из машины. Чавкая кедами по грязи перед воротами, я подошла к будке и заглянув внутрь обнаружила, что будка пуста. Никого из охранников, только оставленный холодный кофе на столе. - ну и дела.. И как теперь быть.. Потерла я подбородок пальцами, как дела когда волновалась. - Что делать будем Сэмми.. Произнесла я в голос, имя своего бывшего и осеклась. Оно вновь началось. Первый признак нахлынувшей болезни. Снова я разговариваю с Сэмми. Дело в том, что после пережитого абьюза и расставания, я стала часто произносить его имя, задавать вопросы в трудных ситуациях, говорить, словно он был рядом и мог дать совет, как действовать. Но этот Сэмми был не реальным Сэмми, я обращалась к своему "Я" получившему это имя и это означало то, что мои таблеточки мне очень нужны. "Сэмми бы их достал" подумала я и вышла из будки охраны. Протиснуться сквозь приоткрытые ворота, для моего худого как жердина тела не составило особого труда. И я лишь слегка ободрав рукав джинсовки, оказалась перед старым, тёмным зданием, в помпезном викторианском стиле. - И мы пойдём туда? Да Сэмми? Кивнула я на здание в котором свет горел очень странно. Где-то царила темнота, где - то горел свет на всем этаже. У главного входа стояли брошенные военные машины. Пустые.. Все было пустым. Я сжала в кармане бумажку с именем и фамилией доктора который должен был дать мне таблетки, нужно было лишь добраться до ресепшена и найти в журнале номер его кабинета. Вокруг царила тишина, и это было страшнее чем если бы здесь разыгрался бунт психов. "Может он и случился" подумала я и спохватилась, мне резко захотелось назад, но Сэмми резко двинул моё тело вперёд к двери. - Всё равно, мне нечего терять.. Прошептала я дергая оказавшиеся закрытыми изнутри двери. Благо Сэмми тут же нашёл выход, залезть внутрь через разбитое окно подвального этажа. - Что, я делаю, что я делаю.. Нервно шептала я по пластунски пролезая в окно, за которым царила молчаливая тьма.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты