Кровавый договор.

Слэш
R
В процессе
14
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написана 41 страница, 4 части
Описание:
Слетел с бюджета. За спиной ничего от слова совсем, а перед ним воспоминание о доме, которое получил в наследство от бабушки, у которой был всего пару раз за всю жизнь.

И тут на тебе — не самый спокойный район, так ещё и не с самыми простыми людьми... Хотя, их даже так нельзя назвать....
Посвящение:
Посвящено моему воображению, из-за которого иногда(всегда) ой как сложно уснуть, ибо это либо ночные размышления по поводу сцены фанфика или же сон, воплощением которого и стала эта работа.
Примечания автора:
Эта работа вызывает у меня лишь приступ охуения от собственного умения писать. Она займет пьедестал самой лучшей работы на данный момент и я даже не уверен, что смогу найти ей замену.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
14 Нравится 8 Отзывы 7 В сборник Скачать

Первая.

Настройки текста
      Что может предвещать очередная ночная прогулка? Ничего. Это очередная попытка не сгнить в стенах своего дома. Попытка заполнить ту пустоту, что ежедневно требует свет. Солнечный свет. Тот, что играется сквозь плотные шторы еле заметно и так маняще. Он ничего не может сделать, лишь молча завидовать тем, кто спокойно под ним ходит. Для них это обыденность, ничего особенного. Людей даже подбешивает он, особенно если очень яркий и тёплый. Они стараются укрыться от него, проклиная всех богов и ища укрытие. Бесит их, а Хосоку нравится. Нравится этот свет, что вживую не видел никогда. Лишь на экране монитора, но ощущения не те. Тепла нет, реальности нет, посему после такого зрелища закусывает губу и поспешно отводит взгляд к окну, в открытую завидуя. Ему не дано, не позволено. Он никогда не сможет почувствовать тепло солнца на себе. Парень привык за свои годы. Испепелиться ради того, чтобы просто увидеть солнце, почувствовать его тепло и стать счастливым? Бред. Бред бредовый, вот только Хосоку очень хочется. Очень.       Вампирская участь не может позволить ничего из изощрённых желаний. Ничего, кроме гуляний под лунным светом, чтобы потом до рассвета скрыться в стенах своего дома, в кабинете. Ему не привыкать, не первый год. Уже сотый.       Что может предвещать очередная ночная прогулка? Однозначно ничего. Всё те же пути, всё те же улицы. Район этот он наизусть знает, да он практически полностью негласно является их территорией. Об этом никто не говорит, но всё же — эта территория вампирская. Жилых домов с простыми смертными тут уже долго не наблюдалось, да и не к месту. Особенно сейчас, когда у вампиров брачный период и желание "настоящей" крови, а не той, что в холодильниках стоит в огромном количестве. Синтезированная, холодная, ни капли той самой изюминки в ней, что Хосок все ещё не смог ощутить. А очень хочется, если честно.       Окинув взглядом переулок, Хосок поворачивается в обратную сторону, встречаясь лицом с прохладным весенним ветром. Настроение сегодня всё то же — бесцветное, безэмоциональное. Он проходит ещё немного, после замечает как два подростка его расы пробегают мимо. Затем слышит запыхавшийся голос, излагающий отборный мат. Усмехнувшись, Чон скидывает всё на игры этих мелких и решает всё-таки посмотреть на зрелище. Он видит, как из-за угла одного дома выбегает незнакомый ему человек, а после и те беспризорники.       Юнги вообще не верит во все эти небылицы. До него долетали те слушки, что разносятся по заполненным улицам его прошлого района. Они о вампирах. Не верил и по сегодняшний день, только вот встреча получилась не самая удачная. Кто мог подумать, что после вечерней смены на новой работе он встретится лицом к лицу с теми самыми сказками. Не верил до того момента, как увидел перед собой чужую пасть с клыками на верхнем ряду зубов, сантиметра три так. Не верил до того момента, как его к стене прижали и жадным взглядом окинули. Их было трое. Один, как смекнул парень, постарше остальных, вот и берёт всю инициативу на себя. Наклонившись к шее, вампир цепляет кожу беловатую зубами, а после говорит на выдохе:       — Сразу всего? — и получит кивки, после же рывок Юнги, но тут же прижмёт его, ибо силы намного больше у вампира       — Чхве, не нужно, — со стороны слышится низковатый голос, а после и шаги. — Я тебя понимаю, но…       — Иди ты, — вампир отлипает от шеи и, заблокировав Юнги возможность вырваться, разворачивается к тому лицом.       — Не трожь, — Хосок скалится и делает ещё шаг. Парочка более слабых отступает, перед ними сейчас вампир крупнее ранга.       — Хочешь часть крови? — Чхве ударяет Юнги в живот, отчего тот давится и обхватывает себя, оседая на асфальт. Шипит от боли и зажмуривается — сбежать сейчас не получится. В голове будто сотни колоколов раздаются, заставляя сильнее разрываться головную черепушку. Она и так болела от усталости, а тут ещё и нехилый удар.       — Нет, — Хосок кидает бесцветный взгляд на паренька незнакомого и густо сплёвывает на асфальт.       — Тогда уйди и не мешай, а? Мы нашли его и это наша кровь, — Чхве скалится, оголяя возбуждённые клыки, и в ответ получает то же. У Хосока они длиннее и сам по себе он выглядит более устрашающе, несмотря на не особо-то и крепкое телосложение. Юнги сглатывает и бегает глазами по этим двоим, после начинает неспеша перебираться за угол, пока, как считает он, никто не обращает на него внимания.       — Хуй тебе, он мой, — Хосок толкает в грудь сородича, тот оступается и почти падает. Пройдя к виновнику всей ситуации, Чон хватает того за шкирку и тянет на себя. Юнги шипит болезненно, ощущая, что вся задница будет в царапинах, ибо сейчас не по шелку проехался на ней. Вырваться не получается, да и силы все иссякли.       — Типо ты его, блять, обхаживал тут?       — Думаю, что повторять не буду второй раз, вроде мозги имеются. — Хосок хватает Мина за руку и дёргает на себя, заставляя встать. Юнги уже дёру дать хочет, но его перехватывают и к себе за шею сбоку притягивают. — Просто, блять, за мной иди и строй из себя пиздатую жертву. Думаю, что пока что сдохнуть не хочешь, — шёпотом на ухо проговаривает вампир, осматривая присутствующих, и отстраняется, после толкая парня вперёд и хватая за руку выше локтя. Юнги на слова ничего не отвечает, лишь поддаётся действиям, сам пока что не зная, что ожидать. На шее и ушной раковине до сих пор осталось ощущение дыхания чужого. Холодного, что заставило дрожь пробежаться по телу.       Хосок ведёт его в молчании вдоль серых бетонных зданий. Юнги уверен, что теперь ещё и на руке неплохой синяк от чужой будет. Радует только одно — он не сдохнет. Хотя, кто знает. Мин недавно сюда перебрался — неделю назад. В старый ветхий домик своей бабушки, ибо дела в институте не пошли. Долгов не было, он был на бюджете, но обучение внезапно прервалось. Его выгнали из-за невозможности уплаты, так как больше не бюджетный он. Грёбаная смена на заводе по изготовлению картонной тары затянулась, посему сейчас он имеет кучу ран и ссадин и вампира, что рядом идёт и тянет в неизвестную сторону. Семья давно покинула этот грешный мир, оставила парня наедине с проблемами всеми. Не так уж их и много, но кто и это запрещает Мину обесценивать. Течь по течению без сопротивления — последнее, что осталось. Правда, уверенность в таком стиле жизни улетучилась очень быстро, даже очень. — Куда ты меня ведёшь? — у Юнги прорезается голосок, он слегка на себя руку дёргает, но получает слабый рык. Придётся придержать при себе характер едкий, хоть и очень сложно.       — Не еби мозги. Если что-то не нравится — пиздуй в любую сторону, они тебя наверняка ждут. Сдохнуть хочешь?       — Ответить сложно?       — К себе домой, — Хосок отвечает так же резко, всё ещё смотря только перед собой. Они бредут по тёмным улицам, что вполне даже чисты: вампирам не так уж много для жизни нужно — кровь, вода иногда. Так что улочки заполнять складом мусора, как у людей, нет соблазна. Возле каждого дома, практически под окном, стоят ящики. Их назначение Мин узнает позже, а сейчас же обращает взор на небо, стараясь отвлечься от ноющей боли по всему телу. Его неплохо побили и до встречи с нежданным "спасителем".       "Луна сегодня красивая", — мелькает в голове парня и он чувствует чужой рывок на себя. Поддавшись действиям, Мин покорно следует за незнакомцем. Самому не ясно, почему так легко позволил довериться. Хотя тут скорее страх за собственную жизнь, а не доверие. К этому человеку он его не особо-то питает, учитывая, что тот не человек вовсе.       Родовое гнездо Хосока отлично от тех, что описаны в книгах. Двухэтажный дом и довольно просторный, полупустой двор. Основной цвет тут — белый, немного чёрного. Здесь практически весь род Чона прожил свою долгую и счастливую жизнь. Хосок сейчас единственный владелец этого места, как и владелец счетов в банке. Семья неплохо над этим поработала, так что искать работу и заморачиваться насчёт денег не нужно. За это благодарен безмерно, посему и проводит всё свое время за любимым занятием.       Толкнув Юнги в помещение, Хосок скидывает обувь и проходит на кухню, что прямо за углом. Тут довольно красиво. Мину нравится минималистичность, серые, белые и чёрные цвета в интерьере. Тут довольно пустовато, но не обходится без элементов роскоши: картин, одиночно висящих на стенах в глубине коридора и просторной гостиной, и золотых элементов декора. Почему-то даже спокойно сейчас немного, но голос Чонов разрывает это ощущение на кусочки.       — Они долго за тобой гонялись? — Хосок выглядывает из-за угла и кивает в сторону кухни. Это получилось рефлекторно, но Юнги принял как должное — лучше сейчас покориться, иначе всё может обернуться в худшую сторону.       — Час, может, полтора, — Юнги снимает обувь и проходит в комнату, после бесшумно садится на стул, положив руки на бедра.       — Ты шустрый, — Хосок заглядывает в холодильник, что заполнен доверху полулитровыми бутылками с красной жидкостью. Это кровь, Юнги сразу же смекает и сглатывает. — Но они не отвязались бы, — Хосок, не выбирая, берёт одну из бутылок с дверцы холодильника и открывает её. Затем разворачивается к парню, опираясь бедром о кухонный гарнитур.       — Мм… Я бы сдох, — Юнги не знает как связать разговор, после щёлкает языком и отводит взгляд, дабы не мешать.       — Ну типа. Они выпили бы всю кровь, ибо у нас сейчас некое весеннее обострение. Только хочется не дырку, а крови.       — Но у тебя…       — У меня синтетическая. Она искусственная и холодная, — Хосок шипит от возбуждения клыков и прикрывает ладонью рот, после глубокий вдох делает, стараясь в себя прийти. — Я бы с огромным удовольствием выпил и твою сейчас всю, но не буду. Живи пока.       — А почему?       — Ты нарываешься?       — Нет же, просто, — Мин возвращает взгляд на парня, — ты же мог это сделать. Мог со мной там за компанию разделаться.       — Не в моих принципах, — сухо отвечает Хо и отпивает.       Не в его принципах убивать ту расу, что его родила. Мать являлась простой смертной, человеком, что выживал в этой среде с такой лёгкостью. Хотя это скорее так казалось Чону. Он искренне верил в то, что вампиры не плохие. Сейчас же он всё осознал, до каждой капли. Появилось большое количество вопросов к матери. Воспитывали маленького Хосока хорошо. Пока отец был занят, занималась ребёнком мама. Дарила тепло и любовь. Дарила ту самую заботу. Любила искренне и своего избранного, несмотря на иную сущность, и ребёнка, что в любой момент мог несдержанно укусить её и довести до точки невозврата.       Он помнит её смерть. Долгая, болезненная. Иногда ночью он просыпается в холодном поту, а в ушах эхом отдаются её крики. Отца рядом не было, а вампир, что воткнул в спину нож, жадно пил кровь. Отец себе позволял только небольшое количество, очень редко, по маминой инициативе, ибо она не могла смотреть на страдания возлюбленного. Он помнит её смерть. Помнит, как сидел около остывшего тела. Оно больше никогда не оживёт, не улыбнётся, не подарит тот самый взгляд тёмных глубоких глаз. Хосок больше не ощутит её тепло на своей бледной коже. Никогда. Никогда не задаст ей вопросы, что так сердце волнуют. Постоянно волнуют, крутятся вокруг матери и несправедливости.       Юнги поморщится, когда Хосок резко развернётся к раковине. Организм отказывается принимать кровь синтетическую, посему и избавляется от неё. Без остатков. Купленная за неплохие деньги кровь железо раковины покрывает собой, а остальная в стоке исчезает.       — Блять, — ругается Хосок и сжимает край стола руками сильнее, практически чёрными ногтями короткими впиваясь. — Да чтоб тебя… — он запрокидывает голову, зажимает нос, дабы не чувствовать запах и тем самым обмануть организм, и пьёт ещё. Всё вновь в раковину. Чон бьёт кулаком по дереву и вытирает рот. Организм решил отступиться от гуманизма, посему и вызывает ещё порыв рвоты. — Ты, блять, можешь себя успокоить? М?       — О чём ты? — Юнги дрожь голоса прячет и спиной в стену позади себя вжимается бесшумно.       — Пытаешься прикинуться, что в спокойствии, но сердце ещё как колотится.       — Я…       — Блять. Просто угомони себя. Сука, от тебя так кровью пахнет , так ещё и разгорячённая она сейчас. Я не трону, если приведёшь себя в адекватное состояние, — Хосок вновь запрокидывает голову и жадно глотает кровь. Юнги молча кивает и пытается успокоиться. Получается немного, но, как видно, это не особо помогает. — Я не трону, блять, просто пойми.       Хосоку удаётся достаточное количество крови выпить, дабы удовлетворить клыки, пусть и неконтролируемо слышит стук сердца чужого, а перед глазами плывёт та самая венка, что под кожей активно пульсирует. Ополоснув рот, дабы не чувствовать эту гадость на рецепторах языка и тем самым рвоту не спровоцировать, он смывает кровь с лица и руки, после вытирает бумажными полотенцами и откидывает их рядом. К холодильнику подходит, ставит остатки крови и морщится от количества этой гадости. Открыв морозильник, он достает из силиконовой формы парочку небольших кубиков льда. Они всегда тут имеются, ибо другого способа успокоить клыки нет.       — Ты вообще что тут забыл? — Хосок уже в более спокойном состоянии разворачивается и садится напротив, откинув голову на стену позади. Приложив кубики льда к верхней губе в области клыков, он облизывает губы, что исцарапаны до крови, и тихо шипит, ибо язык тоже не без ранений.       — Я тут живу, — Юнги краткий взгляд кидает на вампира и тут же отводит. Ему сейчас неловко смотреть на того.       — Экстремал. — Хмыкает Чон.       — У меня нет выбора.       — Тогда придётся вертеться. Не уверен, что проживёшь больше пары недель. Убьют.       — Ты так в этом уверен?       — Даже очень, — Хосок жмурится и недовольно мычит, протяжно.       — Болят? — Юнги, как-то не подумав, спрашивает. Интерес сейчас даже страх перекрывает. Почему-то спокойно и мысли о ближайшей смерти на задний фон отошли.       — Ноют. Они хотят крови и плоти. Хоть кулак закусывай, — Хосок вздыхает и зажимает почти растаявшие кубики между нижними зубами и клыками, что уменьшились в длине наполовину.       — Извини.       — За что извиняешься-то? — Хосок тыльной стороной руки вытирает дорожку из воды растаявшей на шее и подбородке, но футболку всё равно уже намочил. Речь, несмотря на остатки льда меж зубов, довольно разборчива.       — Из-за меня же.       — Но ты не виноват, что не знал негласный закон этого района. А точнее — его владельцев. Если мы не будем держать себя в узде, то не получим синтетическую кровь. Покажем клыки — нас истребят. Людей больше, да и машинную технику с оружием имеют.       — Как скажешь, — Юнги облизывает губы и проводит ладонью по месту касания клыков Чхве. Это провоцирует короткую дрожь и привлекает внимание вампира.       — Успел?       — А? Нет. Не успел, — Юнги спешит убрать руки от шеи, натягивая рукава толстовки чёрной, что под такого же цвета курткой надета.       — Хотя, если бы он успел, то ты бы уже мёртв был. Он бы в считанные секунды выпил столько, сколько бы хватило для твоей отключки твоей. А там и допили бы.       — Ты оказался в нужном месте, в нужное время, — Юнги глубокий вдох делает, голову подпирая рукой.       — Можно и так сказать, — пожимает плечами вампир и кидает взгляд на Юнги.       Спокойное состояние обоих разрывает звонок в дверь. У Мина всё внутри сжимается, он бегает глазами по комнате, а после обращает взгляд на Хосока. Тот уже встал и тянет его с кухни. Юнги старается звуки не издавать и покорно следует, хоть тело и болит.       — Быстро на второй этаж, — командует вампир и толкает в спину. Юнги запинается, но не падает, после же на носочках поднимается по П-образной лестнице. Опустившись на пол за углом, он прикрывает рот ладонью, стараясь как можно тише быть. Ясно, что незваный гость одной расы с Хосоком, так что если его спалят — будет пиздец.       — Ты какого так поздно? — Хосок окидывает пришедшего усталым взглядом. — Ты ещё скажи, что за чесноком. — Чон грустно улыбается, путь не освобождает. Откинув в цветок, что стоит рядом, остатки льда, он облизывает губы и старается скрыть остатки возбуждения.       — За кровью. У меня кончилась, а клыки ноют пиздец, — протягивает парень, после оттягивая губу вверх, оголяя клыки.       — Ох, Тэхён, ты хоть раз можешь задуматься о крови до наступления этого периода? — Чон тяжело вздыхает и кивает в сторону кухни, после сам туда идя.       — Это последний раз. Кстати, — Тэ делает паузу ради создания пущего пафосаа, останавливаясь в дверном проёме кухни, — я слышал, что ты себе людишку подцепил. И как тебе?       — Этот кусок мяса сбежал, — бездушно отвечает Хосок и протягивает пару бутылок. — Больше не дам, — слухи и происшествия в этом районе очень быстро распускаются. Прошло от силы часа два, а уже весь район наверняка гудит. — Не уверен, что ты припёрся за кровью.       — Ты очень умен. Спасибо, — Тэ принимает бутылки и кивает.       — Вали уже, — Хосок того в плечо толкает и проходит в прихожую.       — Но ты же хотел его крови?       — А что?       — Ну хотел? Это же кровь. Настоящая.       — Этот кусок мяса сбежал, я не успел даже прикоснуться.       — Лучше бы ты Чхве оставил эту добычу.       — Тебя это не касается. Я устал. Иди домой, — не получив ответа, Хо захлопывает дверь прямо перед носом. — Выходи уже, нефиг подглядывать. Тебя могли спалить спокойно, — разрывает тишину спустя пару минут молчания. Хосок чувствовал на себе испуганно-заинтересованный взгляд всё это время. Чон лишний раз старался не привлекать внимание к лестнице, что напротив входа прямо расположена.       Юнги поджимает губы и садится ровно, а не наклонившись к перилам. Вздохнув, он через секунд десять встаёт с холодного пола и потирает зад, негромко шипя. До сих пор казалось, что тот вампир вновь вернётся, но всё обошлось. Спустившись с лестницы, всё ещё немного хромая, он останавливается около входа в кухню и опирается плечом о стену, ибо сил нет совершенно.       — Что ты хочешь со мной делать? — Юнги кидает взгляд на вампира. Сейчас он не чувствует доверия, ибо все слова в свою сторону слышал. — Я же кусок мяса, — больно. Пусть и не привык пропускать через сердце чувства, а уж тем более слова, но неприятно.       — Ой, блять, ты сейчас серьёзно? — вздыхает Хосок и закрывает входную дверь на замок. — Я могу отправить тебя по съёбам на улицу, там уже сам. Или же оставайся тут. Но только на ночь. Сейчас я не хочу куда-либо идти. Последняя дверь на втором этаже, с моей не перепутай, — Хосок не дожидается ответа и сам уходит на второй этаж, закрываясь в кабинете.       Юнги не дали выбора. То есть дали, но ответ вампир знал заранее. Сдохнуть так скоро не хочется, посему и делает выбор остаться у незнакомца. На свой страх и риск.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты