Ship note

Слэш
R
В процессе
7
автор
raznaya_pidorosnya соавтор
Размер:
планируется Макси, написано 37 страниц, 6 частей
Описание:
Чимин — самый обычный парень, который празднует восемнадцатилетие, готовится к поступлению и радуется жизни. И между этим успевает обзавестись тетрадью, которая может создавать пары из людей, чьи имена записаны рядом на её страницах. И несколькими замечательными, но
ужасно одинокими друзьями. И вроде как всё отлично складывается, но инструкции лучше всё-таки иногда читать.
Посвящение:
Моей любимой женщине, дружба с которой - огромная драгоценность. И которая ждёт его уже года три лол. Может быть когда-нибудь он все-таки допишется, и тогда это будет только твоя заслуга🧡
Примечания автора:
Идея взята из столетнего поста с тамблера, гуляющего в скринах по инстаграм уже лет 5. Она очень понравилась дорогому мне человеку, поэтому вот. Теперь это здесь. Фик был начат ещё в далёком 2018 и заброшен спустя пару глав. А потом удалён вместе со старым акком. Публикую то, что осталось, и, если кому-то зайдёт, постараюсь его закончить. Потому что один человек до сих пор этого ждет
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 8 Отзывы 10 В сборник Скачать

Часть 4

Настройки текста
Когда время перевалило за полночь, Чонгуку пришлось покинуть общество новых хёнов и отправиться к себе. Они, конечно, предлагали остаться на ночь (комната, как и у Чона, была рассчитана на четверых, но комендантка об этом очень удачно забыла, а сами жильцы напоминать не рвались: им и втроём живётся неплохо), но парню не хватило наглости принять приглашение. Он и так достаточно стеснил их, заставляя развлекать незнакомца весь вечер. Отбирать у людей ещё и спокойный сон — верх неприличия, по мнению Чонгука. Поэтому, пересидев пару часов у новых знакомых, брюнет возвращается к родным пенатам в надежде, что его сожители уже видят третий сон. Как бы не так. —Успокоился, истеричка? — недовольно спрашивает Хосок, сонно потирая глаза. Он, вообще-то, ждал этого идиота, наплевав на свой сон и завтрашний утренний подъём. —Успокоишься с вами, — фыркает младший, снова начиная закипать. Истеричка? Это нормальная реакция обычного парня на происходящую херню, любой бы так поступил! —Ну-ка тихо, — шипит Хосок, вытягивая брюнета из комнаты, чтобы не разбудить спящих Тэхена и Чимина. Они оба уснули поздно, ждали, пока младший вернётся. — Поговорить надо, ты так не считаешь? —Не считаю, — отворачивает голову Чонгук, не желая продолжать диалог. — О чём нам, по-твоему, разговаривать, хён? Хосок усмехается. Этот парень ведёт себя хуже ребёнка, честное слово. Было бы из-за чего так беситься. — Например о том, почему ты распсиховался так, что свалил в другую комнату, чтобы нас не видеть? — скептически поднимает бровь старший Чон. Он, как хён всея комнаты, откровенно заебался смотреть на загоны младших. А это ещё неделя не прошла. Пора решить проблему хотя бы на такой стадии, чтобы сожители, стараясь избежать встречи друг с другом, не разбегались по всей общаге одинокими осенними вечерами. —Потому что это пиздец, хён, — честно сообщает Чонгук, смотря черноволосому в глаза, — вы себя вообще видели? Этот дебил из вас педиков сделать решил, чтобы скучно не было, а вы и не против. Хосок закатывает глаза. —Понятно. Опять Тэхен. Чонгук, перестань к нему доёбываться, эй, — пытается вразумить младшего парень.— Он ведь ничего плохого тебе не сделал, я прав? Даже сегодня весь этот маскарад — наших с Чимином рук дело, а наорал ты всё равно на этого бедолагу. Чего ты хочешь от него? —Хочу жить среди адекватных людей. Натуралов. А он мало того, что сам пидорас, так ещё и вас пытается ими сделать, — разошёлся Чонгук. — А вы и рады. Сидите с ним, как три подружки, ноготочки красите. Самим не тошно? Терпение Хосока медленно, но верно заканчивается, сменяясь возмущённостью. Как можно так предвзято относиться к почти незнакомому человеку только из-за ориентации? Как бедняга Тэхен живёт-то с этим? Неужели так происходит постоянно? Так ведь и крыша поехать может. —А теперь слушай, — начинает старший, зло сверкнув глазами, — Тэхен не виноват в том, что он не такой, как ты. Это не от него зависит блять, ясно? И как ты вообще представляешь себе фразу «пытается сделать вас пидорасами» в действии? Как можно поменять чью-то ориентацию, мать её, Чон Чонгук? Это так не работает, понимаешь? Мы такие, какие есть. Он тоже. Нам просто нужно друг друга принять. Почему это так сложно для тебя? —Потому что это ненормально, хён, жить в комнате с парнем, который пускает слюни на таких же парней, как ты! — срывается Чонгук. —На каких, Гук? На нас с Чимином вроде не пускал, на тебя, долбоеба агрессивного, точно не будет после твоих выходок. Так что не так? —Да... Не знаю, блять, хён, всё не так. Не должно так быть! — отчаянно сопротивляется младший. —Но так есть. Смирись с этим, Чонгук, не все живут так, как ты хочешь, окей? Если тебе так не нравится Тэхен — лучше просто игнорируй его. Перестань травить парня, не трать ни его нервы, ни свои. И хватит сбегать, идиот, Чимин весь вечер переживал, куда ты свалил, — Хосок протягивает руку, обнимая младшего за шею. Он, если честно, переживал не меньше Пака. Понятно, что никуда макнэ не денется, взрослый мальчик уже, но заканчивать общение на такой ноте не хотелось. — Пойдём в комнату, завтра утром хрен проснёмся же. Как бы Хосок не сердился за отвратительное поведение младшего, тот был неплохим парнем, когда не выяснял отношения с соседом, так что ссориться с ним не входило в планы старшего. Глубоко в душе он надеялся, что разговор принесёт хоть какой-то результат и в комнате воцарится мир и взаимопонимание. —Насчет соседа ничего не обещаю, хён, но сбегать не буду, — ухмыляется Чонгук, направляясь обратно к двери. — Всё-таки терпение хёнов не безграничное, вряд ли меня согласятся терпеть каждый день. Пойдём спать. …Очень глубоко в душе *** Утро следующего дня прошло относительно спокойно. Все просто проспали. На выяснение отношений времени особо не осталось, поэтому обошлось без происшествий. Если, конечно, не считать фраз вроде «доброе утро только натуралам этой комнаты», язвительно брошенных Чонгуком в спешке. Но это так, мелочи. Без драки — и слава богу. Добравшись с горем пополам до университета, парни попрощались и отправились по своим аудиториям. Чимин с Хосоком театрально перекрестили младших (угораздило же с такой симпатией друг к другу ещё и одногруппниками оказаться) и откланялись, убегая по направлению к своему факультету с надеждой, что в людном месте никто из этих двоих на убийство не решится. Ответственность всё-таки, да и боязнь публики исключать нельзя. Первая пара пролетела незаметно для Чимина. Вторая далась немного сложнее, но, впрочем, и это можно терпеть. Но вот с третьей не повезло. Никогда ещё на памяти Пака полтора часа не тянулись так долго: он и тетрадь изрисовал, и с соседями по парте поговорил (и сзади, и спереди, и сбоку — со всеми, до кого достал, одним словом), и соцсети все проверил… А толку никакого: прошло только сорок минут и скучный преподаватель продолжает вещать интересную, казалось бы, информацию, самым монотонным и нудным голосом во Вселенной. Так и сдохнуть можно. От унылых дум с преобладанием суицидальных ноток Чимина спасло оповещение на смартфоне. На дисплее появилось +3 непрочитанных сообщения из незнакомого чата. Пак, найдя это более занятным, чем всё произошедшее за последние полчаса (да и ближайшие тоже), незамедлительно принялся за чтение. «Хосок-хён» создал новый чат. Хосок-хён: мне скучно Хосок-хён: после пар у нас в комнате, с меня соджу Хосок-хён: Юнги-хёна тащите сами, погрызть тоже. Окей, теперь не так скучно. Чимин заинтересовано заходит в список участников чата, чтобы увидеть номера Хосока, Чонгука и Тэхена. Ещё три не определились. Что же, по крайней мере теперь Паку известно количество гостей на вечер. Отлично. Новые знакомства — всегда хорошая идея. Оставшиеся полторы пары в ожидании вечера тянулись, кажется, ещё медленнее, чем до этого, так что, услышав долгожданное «лекция окончена, можете быть свободны», розоволосый буквально подскочил со своего места. Ему нетерпелось познакомиться хоть с кем-то из своего универа, потому что к этому моменту круг общения Пака ограничивался только соседями по комнате. Чимин же был экстравертом до мозга костей, так что возможность повеселиться с новыми людьми (он почему-то не сомневался, что друзья хёна окажутся такими же энергичными и активными, как он сам) была неплохим поводом лететь к общежитию как можно быстрее, пусть и с остановкой возле продуктового. Ходить с пустыми руками Пак не любил, так что, несмотря на сообщения неизвестного номера, заверяющего, что «погрызть» они организуют, всё же забежал в магазинчик за чипсами, снэками и чем-то ещё в яркой упаковке, подозрительно похожим на путёвку к гастроэнтерологу. Но какой нормальный восемнадцатилетний будет думать о таких мелочах, когда намечается интересный вечер? Погода на улице выдалась на редкость тёплой, несмотря на начало весны, так что настроение Пака по пути к общежитию поднялось ещё больше. Солнце грело, как в мае, а на небе не было ни одного намека на тучи. Розоволосый, который зиму не любил от слова «вообще» ликовал и разве что не светился от счастья. Не удивительно, что смотреть под ноги в планы парня не входило. Эйфорию от тёплой весенней атмосферы возле самого порога общежития прервало столкновение с чем-то тяжёлым. Если конкретнее, то тяжёлым, мягким и извиняющимся. Молодой парень, оказавшийся на земле ровно так же, как и Чимин, сетовал на свою неуклюжесть, поднимаясь на ноги и помогая встать розоволосому. Что ж, по крайней мере Пак не оказался виноватым, это уже везение. —Прости пожалуйста, — виновато улыбнулся незнакомец, поднимая снэки, которые высыпались из порвавшейся пачки и сейчас украшали собой тротуар. — Мне нужно быть внимательнее. И за снэки тоже прости. Ты в общагу? Мы с соседями по комнате гулять собрались, так что у нас такого добра сейчас хватает, можешь взять любые, чтобы в магазин не возвращаться. Незнакомец так мило извиняется, что не улыбнуться оказывается выше сил Чимина. Уголки губ непроизвольно ползут вверх, а рука тянется в приветствии. —Ничего страшного, я тоже замечтался. Будем осторожнее в следующий раз, — бросает Пак, обмениваясь рукопожатием с парнем, — а этой дряни у меня тоже полный рюкзак, так что ничего не нужно. Я, кстати, Пак Чимин. В 319 живу, если что-то нужно — заходи. —Окей. Я — Ким Намджун, — кивает парень. Затем его весёлая улыбка сменяется задумчивостью, озадачивая розоволосого. Он что-то не так сказал? —Погоди… Твой сосед по комнате — Хосок-хён? — удивлённо спрашивает брюнет, выжидающе смотря на Пака. —Да, а как ты… Стой, так это вы должны к нам придти сегодня? — осеняет младшего. Намджун утвердительно кивает и оба парня заливаются смехом, продолжив путь к месту назначения. Познакомились так познакомились, конечно. Зато в одном Пак не ошибся: друзья Хосока — такие же милые, как и сам Чон. Они точно смогут найти общий язык.

***

—Мин Юнги, вставай сейчас же, иначе я прямо сейчас выброшу этот синтезатор к чертовой матери! — пожалуй, первое, что услышали Намджун с Чимином, подходя к комнате розоволосого. Соседняя дверь неожиданно распахнулась и в коридоре показалась взъерошенная светлая голова, с виду слегка (очень) недружелюбно настроенная. Намджун закатил глаза и обречённо вздохнул, встав к явлению лицом. —Это Пак Чимин, — представил Ким розоволосого, слегка наклонив голову в его сторону. — А это Юнги-хён, — разъяснил он, поворачиваясь к Паку, пока они с Мином молчаливо кивали друг другу в знак приветствия, — и он, как видишь, не очень любит подниматься с кровати сразу после пар. —Но обожает синтезатор, который, к слову, занимает пиздец как много места в комнате, — добавляет, подмигивая, третий сосед, появившийся сразу после блондина, — поэтому иногда ему приходится выползать на солнечный свет, чтобы его не лишиться. Я, кстати, Ким Сокджин, приятно познакомиться. Да уж. Как ни крути, знакомства — сильная сторона Чимина. «Нужно указать это в резюме», мелькает мысль в розоволосой голове. Неизвестно, кто удивился больше: Тэхен, который увидел в комнате троих незнакомых парней, (двое из которых всё ещё шипели друг на друга за какой-то синтезатор, пока третий мило болтал с Чимином), или Чонгук. Который, вообще-то, уже всех их знает и хёнами зовёт. В любом случае, наблюдать было забавно за ними двумя. Тэхен замер, лежа на кровати с телефоном в руках, в то время как Чонгук застыл у открытого шкафа, в котором уже минут двадцать искал любимый свитшот и сетовал на пропажу. Остальные же, кажется, вообще не обращали на них внимания, продолжая заниматься своими делами. Чимин о чём-то увлечённо щебетал Намджуну, Ким смеялся в ответ, двое старших, как обычно, бросали друг на друга слегка раздражённые (но ни в коем случае не злые, к слову) взгляды. На самом деле, они оба — отличные друзья, и отношения у них хорошие. Только вот, как иногда приходится объяснять Намджуну комендантке общежития (когда хёны орут друг на друга особо усердно, не желая принимать чужую сторону. Иногда Мин честно признаёт, что если бы не Джун, они со старшим Кимом уже вылетели бы на съёмную квартиру), вопрос организации досуга вызывает некоторые разногласия. Но после пары глотков соджу обычно наступает перемирие, так что Хосок, прекрасно осведомлённый об этом, решил сократить перепалки к минимуму и перейти сразу к сути: —Уважаемые гости и жители этой комнаты, — торжественно начал Чон, перекрикивая гул, созданный друзьями, когда Чонгук с Тэхеном тоже активизировались в попытке выяснить, что происходит и познакомиться с пришедшими, — рад приветствовать вас сегодня в своей скромной обители, и… Да закройте ебальники уже, ну! Торжественно не получилось. Официоз немножко потерялся под гнетом всеобщего невнимания, но, в целом, нужного эффекта Чон добился. В комнате (наконец-то) воцарилась тишина и шесть пар глаз обратились к источнику шума. —Ага. Спасибо, — шутливо отвесил поклон черноволосый, непринужденно добавляя: а теперь давайте знакомиться! Дабы процесс ознакомления с новым кругом общения проходил не так скучно, решено было представляться в игровой форме. Хосок, как всеобщий друг, бросал мяч (выяснилось, что Чон — любитель поиграть в волейбол по выходным) каждому по очереди, и счастливчик, поймавший его, должен был говорить о себе элементарные скучные вещи вроде города, возраста и курса. А потом пить. Ну, а куда без этого? Правильно, никуда: веселья тогда как на учёбе, можно было и на большой перемене так собраться. Хосок, по крайней мере, был именно такого мнения. Не книжки же они читать собрались, в самом деле. Первым поймать игрушку посчастливилось самому старшему: —Эмм, ну... Привет, наверное? Я Ким Сокджин, — сказал брюнет, обращаясь по большей мере к Тэхену. Остальные его хоть и немного, но знали. — Мне двадцать один. Приехал из Квачхона, учусь на третьем курсе вокального отделения. Люблю петь, играть на гитаре и парки аттракционов, ненавижу поведение Мин Юнги. Если Хосок ещё раз крикнет хёнам матом — получит пизды. А ещё у меня белки есть. Вот. Содержательно. Хозяин белок принялся за уничтожение горючего в стакане под бурные овации остальных ребят. Впечатлил, что тут скажешь. Мин Юнги ухмыльнулся, но промолчал, никак не отреагировав на высказывание о своей натуре, старший Чон тоже тактично отмолчался. Ну, а что тут сказать? Что есть, то есть. Следующий бросок, недолго думая, Хосок послал Намджуну. Тот лениво поймал его одной рукой и принялся отвечать. — Я Ким Намджун, мне девятнадцать. Раньше жил в Ильсане, сейчас почти там не бываю. Люблю играть в воллейбол с Хоби-хеном, читать и выращивать растения. Учусь на втором курсе, на продюссировании, вместе с Юнги-хёном. Жду, пока он запишет со мной обещанный фит. Впрочем, жду долго, так что не уверен, что ему можно доверять. Это я так, на будущее предупреждаю. Парни заходятся в очередном приступе смеха, пока Намджун залпом выпивает соджу из стакана и передаёт мяч Чону. Следующей жертвой Хосока пал Чимин, которому мяч прилетел точно в ухо. Перестав шутливо сетовать на то, что теперь он лишится слуха и не сможет продолжать обучение, Пак всё же начал: —Я Пак Чимин, приехал из Пусана, потому что там скука смертная. Люблю танцевать, рисовать и когда молчат Чонгук с Тэхеном, но последнее — это скорее мечта. Я такого в этой комнате пока не наблюдал. Мне восемнадцать, кстати, первокурсник. —А ещё этот первокурсник меня в первом же баттле уделал, — дополняет ответ старший Чон, из рук вон плохо скрывая гордость за тонсэна. Под одобрительные возгласы и похвалу друзей (Хосока и с его-то курса перетанцевать никто не может второй год) танцор опрокидывает в себя горячительное и устраивается поудобнее на плече Чонгука, слушая его тихие упрёки в том, что молчал о Пусане раньше. Кто же знал, что из общего у них не только комната в сеульском общежитии, а и родной город? Отлично, +1 тема для разговора с младшим в копилку. Просто превосходно. Пак довольно прикрывает глаза, лениво пнув мяч в сторону Хосока. Следующим представляться выпало Юнги, который этому, кажется, был не особо рад. Ну не любит он эти идиотские игры с мячиком, слишком уж по-детски выглядит со стороны. Но ничего не поделаешь, шестеро под одного не подстраиваются, поэтому Мин, игнорируя раздражительность, отвечает в своей обычной манере: спокойно, тихо и слегка растягивая слова. —Мне двадцать, я из Тэгу и учусь на продюсера на втором курсе. Люблю ходить по магазинам и свой синтезатор. И не занимает он так много места, Джин-хен, просто признай, что хотел поставить в тот угол свою гитару. А ещё мы сейчас выглядим, как собрание клуба анонимных алкоголиков, вы же в курсе? — закатывает глаза блондин, заставляя Джина заразительно рассмеяться и упасть на ничего не подозревавшего Намджуна, не удержав равновесие. Последний, к слову, слегка покраснел, возвращая хёна в сидячее положение и кивая в ответ на задорное «спасибо, что поймал, Джун-и». Почему рядом с ним каждый раз кто-то падает? Это смущает вообще-то. Сначала Чимин, теперь хён. Сколько можно? То ли Намджуну стоит благодарить соджу за пониженный уровень концентрации друзей, то ли Хосока, который швырнул мяч в Тэхена, весело о чём-то крича в своей обычной манере, но его смущения никто в комнате не заметил. По крайней мере, не акцентировал на этом внимание. Замечательно. Все внимание переключилось на младшего Кима, который максимально торжественно поведал о том, что ему восемнадцать, он младше Чимина на два месяца, приехал из Тэгу и намерен не отставать от Юнги-хёна ближайную вечность, потому что скучает по родному городу. Мин как-то слишком неправдоподобно вздохнул, позволяя понять, что он, на самом деле, не совсем против, но признавать этого не намерен. Так же Тэхен, не скрывая некоторой досады, уточнил, что учится на первом курсе вокального. Хосок сочувствующе посмотрел поверх мяча, который вернул Ким, и перенаправил его Чонгуку. Понятно же, почему тонсэн с грустью отзывается о факультете, несмотря на всю свою любовь к музыке. Младший, будучи его одногруппником, просто не позволяет парню насладиться учёбой, вынуждая вместо этого вечно ожидать какого-нибудь упрека или подкола в любое время, будь то пара, перемена или время в общежитии. С этим надо что-то делать. Но пока есть только Тэхен, залпом выпивающий соджу и смешно морщась. Алкоголь никогда не нравился ему, вкус просто отвратительный. Но какая к чёрту разница, если ты студент, знакомишься с новой компанией и прямо сейчас о себе рассказывает этот раздражающий макнэ? —Я Чонгук, — мило улыбается младший, обращаясь к окружающим. — Мне 17, учусь на первом курсе вокального. Люблю танцевать, петь и готовить. И животных люблю. А ещё я натурал, если что. Приехали, блять. В комнате повисла напряжённая тишина, пропитанная недоумением старших. Косой взгляд, брошенный Чонгуком в сторону младшего Кима, не остался незамеченным, так что в настоящий момент парни просто пытались осознать, как им выйти из ситуации, не заостряя на ней внимание. Правда, пока они тянули с этим, ситуация продолжала заостряться самостоятельно. —А ещё Чонгуки тоже из Пусана, представляете? — отмер Чимин, нарушая гнетущую тишину. — Я только сейчас об этом узнал, хотя живу с ним в одной комнате! Несправедливо. Гул и непринужденная атмосфера, стараниями Пака, восстановились довольно быстро, перекрывая неловкое молчание. Вечер, казалось, приобрёл ещё более яркие краски, разговоры стали оживлённее, а новые знакомые — более открытыми друг с другом. Суматоху только на секунду прервал Сокджин, бросивший короткое «сейчас вернусь», закрывая за собой дверь. Буквально через секунду веселье возобновилось благодаря Чонгуку, повторяющему (к слову, довольно хорошо) танец Хосока под песню женской группы. Никто, кроме Сокджина, не заметил, как за ту же дверь ранее бесшумно выскользнул Тэхен.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты