Фальшивая война

Гет
NC-17
Завершён
1689
Горячая работа! 5064
автор
Размер:
724 страницы, 157 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1689 Нравится 5064 Отзывы 764 В сборник Скачать

Глава 45.

Настройки текста
- Не уходи.       Юноша замер, сжав в пальцах ручку двери. Облегчение было таким сильным, что чуть не сбило с ног. Он знал, что стоит только выйти за эту дверь – и все закончится. Вернуться ему не позволит гребаная гордость. Он Малфой, он ни за что не приползет к ней на брюхе обратно, словно раздавленный флоббер-червь. А она… она никогда не побежит вслед. И все же… она попросила.       Дверь захлопнулась.       Драко со всей непринужденностью, на какую был способен, сунул руки в карманы, но поворачиваться не торопился. - Ты не прав, - он слышал, как она шумно перевела дыхание у него за спиной. Нет, стоп, подождите! Он остался, чтобы выслушать её извинения и сожаления, а вовсе не очередные гадости в свою сторону. Руки в карманах сжались в кулаки, он откинул голову назад и крепко зажмурился, чтобы унять гнев.       Маленькая теплая ладошка осторожно, словно боясь обжечься, коснулась его спины. - Обет гарантирует мою безопасность, - тихо проговорила Гермиона. - Он защищает мою жизнь, мои планы, мои тайны. Но не мои сердце и душу. И мне страшно, Драко, понимаешь?..       Он молчал. - Мне было легко, пока все это было лишь формальностью. Договором. Фиктивным по сути браком. А потом ты вломился в мою жизнь, не спрашивая разрешения, и сделал это все настоящим. Это ты сделал, Драко. Я никогда не претендовала на сердце слизеринского принца, понимая, что только напрасно разобью свое. Но ты не спрашиваешь. Ты делаешь то, что хочешь, берешь все, что вздумается, как будто оно твое просто по праву рождения, потому что ты – это ты. Ты просто проникаешь все глубже и глубже в меня, так мягко и незаметно, всего пара выходных, несколько разговоров – и вот ты уже спишь в моей постели и занимаешься со мной любовью. Я никого не подпускала так близко, Драко. Никогда. И теперь, когда все стало так по-настоящему для меня, я боюсь, что это окажется игрой для тебя. И ты не должен, не можешь винить меня в этом!       Её ладонь соскользнула вниз, но в последний момент Малфой с ловкостью квиддичного ловца развернулся и перехватил её, крепко сжав в своей. - Я не виню, - он поднес её руку к своим губам и оставил мягкий поцелуй в середине ладони. - Я понимаю. Вот только скажи мне, Грейнджер, что мне делать с этим? Твое недоверие меня убивает. Что еще мне сделать, чтобы ты поверила, что я не играю?       Гермиона посмотрела на него из-под опущенных ресниц. Вдруг в её глазах заискрилось лукавство, а уголки губ приподнялись. Она приподнялась на носочки, и шепотом выдохнула ему прямо в губы: - Женись на мне, Драко Малфой. Женись на мне по-настоящему.       Удивление в его серых глазах сменилось радостью и озорством. Сделав шаг назад, он опустился на одно колено, не выпуская ее руки. - Гермиона Грейнджер, ты выйдешь за меня замуж?       Удар сердца. Еще один. - Да! Да, Драко Люциус Малфой, я выйду за тебя!       Вместо того, чтобы, как полагается джентльмену, подняться и поцеловать невесту, Драко покрепче ухватился за нее, резко потянул на себя, и пара, смеясь, покатилась по ковру. - Малфой, а теперь, раз уж мы почти все выяснили, будь любезен объяснить, какого черта ты устроил! - минут через пятнадцать, когда оба уже достаточно успокоились, потребовала объяснений Гермиона. - Грейнджер, - он опять растягивал слова в привычной манере, и опять называл ее по фамилии, - давай так: я выполню любое твое желание. Одно. Но любое. И взамен не буду ничего объяснять. - Любое? - прищурилась Гермиона. - Любое, - подтвердил Малфой.. - Хорошо, я согласна, - она широко улыбнулась. - Вот мое желание: объясни свое поведение за завтраком. - Не отстанешь, да? - Малфой смотрел на нее глазами раненого олененка, и это было так странно, так непохоже на привычного Малфоя, Малфоя, которого она знала почти пять лет, что Гермиона не выдержала и заливисто расхохоталась. Ей было странно легко, как будто все её существо переполняли пузырьки игристого. - Прости, но нет, - с трудом проговорила она, все еще хихикая и вытирая выступившие от смеха слезы. - Ладно, - Малфой глубоко вздохнул, и… покраснел?.. - Грейнджер, ты… Как вообще можно быть такой невинной в семнадцать лет?! Хочу я тебя, разве не понятно?! - Но ведь мы… ну… - черт, как неловко-то. Впрочем, она сама завела этот разговор. - Да Мерлин тебя подери, ты же кончил три раза за это утро, что не так?! - выпалила наконец Гермиона, заливаясь краской до корней волос. - Грейнджер, это немного разные вещи, - улыбнулся Малфой ее смущению. - Ты поймешь… Чуть позже. Примерно через неделю, - поддразнил он девушку. - Ну допустим, - Гермиона вздернула нос кверху. Она каждый раз так делала, когда собиралась спорить. - А хамить-то зачем? - Ты не понимаешь, - терпеливо повторил Драко. - Я спокойно смотреть на тебя не могу, я едва сдерживаюсь, чтобы не послать все к Мордреду и не сделать то, о чем потом мы оба пожалеем, а ты и вовсе меня возненавидишь. А ты не облегчаешь мне задачу, облизывая ложки так, что у меня в глазах темнеет. - Не возненавижу, - тихо произнесла Гермиона. - Что? - Малфой не поверил своим ушам. - Если ты не сдержишься и… ну, мы сделаем это, я не буду тебя ненавидеть, - Гермиона посмотрела ему в глаза. - Ты действительно думаешь, что только тебе хочется большего? Серьезно, Малфой? Да если бы не эта история с Табу, в которую я влипла, плевала бы я на эту родовую магию с Астрономической башни! Думаешь, легко сдерживаться, когда ты прижимаешь меня к себе, ложишься на меня, весь такой горячий и совершенно голый, и можно одним движением… - Блядь, Грейнджер, просто заткнись, а! - Малфой вскочил и отбежал от нее на другой край комнаты. - Ты вот сейчас вообще ни на кнат не делаешь ситуацию проще. - Извини, - Гермиона сделала несколько глубоких вдохов. - Если тебе невыносимо быть сейчас со мной, ты можешь уйти. Ну, просто уйти, нормально. Я не обижусь, правда. Увидимся в субботу, когда это уже не будет проблемой. - Я не хочу уходить, - мягко сказал Малфой. - Просто давай не провоцировать друг друга и отвлечемся на что-нибудь… постороннее. - Давай, - улыбнулась Гермиона. - У нас как раз еще куча работы.       Они начали с анализа структуры Министерства.       Гермиона коротко посвятила Малфоя в ситуацию с Амелией Боунс. - Следующим министром должна была стать она, поэтому, очевидно, Волдеморт и убил ее. Соответственно, кресло министра отдали Скримджеру. Но он мракоборец, и я не думаю, что он человек Волдеморта. Поэтому наша задача сейчас понять, какие кадровые перестановки могут оказаться на руку Волдеморту, если он решится на постепенный захват власти изнутри. Все-таки для открытого выступления у него пока недостаточно сторонников. Мы должны понять, кто под ударом, а кто может оказаться предателем. И, если что-то начнет меняться, зная точную картину, мы сможем понять, что происходит. Ну, во всяком случае, мне хочется на это надеяться.       Малфой в очередной раз отдал должное ее уму. Они стали разбирать построенные вчера схемы, время от времени обращаясь к личным делам сотрудников. - Первым в списке, наверное, должен быть сам Скримджер, - предположил Малфой. - Хочешь поставить нового министра – убери старого. - Я думаю, Скримджера уберут в последнюю очередь, когда все будет готово к перевороту, - задумчиво возразила Гермиона. - Но ты прав, от него совершенно точно избавятся.       Отдел магических игр и спорта они дружно исключили из зоны внимания: это был карьерный тупик, руководители которого никогда не шли выше и ни на что не влияли. Навряд ли Волдеморта интересовали плюй-камни.       Из Отдела магического транспорта их внимание привлекла начальница Руководящего центра Сети летучего пороха. - Эджком… - припомнила Гермиона. - Ее дочь, Мариэтта, учится на Когтевране на курс старше нас. Она учится у Гарри, но мне показалось, без особого желания, скорее, за компанию с Чжоу. Надо поговорить о ней с Гарри. А пока пометь ее желтым, доверять ей пока нет оснований, - и Гермиона внесла первый пункт в списке дел на неделю. - Училась у Поттера? За компанию с Чжоу? - Малфой многозначительно ухмыльнулся. - А Поттер умеет удивлять! - Придурок! - сердито посмотрела на него Гермиона. - Он собрал группу по занятиям ЗОТИ, пока здесь была Амбридж. И не отвлекайся, что там дальше? - Портальное управление, - послушно вернулся к схеме Драко. - Эти пусть идут к черту, порталы и без них можно открывать, а антипортальные чары на всю Британию наложить у них кишка тонка, - махнула рукой Гермиона. - Сектор контроля за метлами и Трансгрессионный центр тоже неважны, так что с транспортом закончили, - отрапортовал Малфой. - Отдел международного магического сотрудничества. - Имеют значение члены Британского филиала ассоциации магов, - наморщила лоб Гермиона, - Давай посмотрим дела, кто там. Очень скоро выяснилось, что члены филиала конфедерации собираются только на ассамблеи, а в остальное время заняты своими делами, так что даже в Министерстве не присутствуют. Так что этот отдел они вычеркнули целиком, так же как и спортивный.       Гермиону заинтересовал Отдел регулирования магических популяций: еще в Первую магическую войну Волдеморт активно вербовал сторонников среди других рас. Поэтому, после недолгого спора о том, могут ли встать на его сторону упыри и есть ли от них какая-то польза, Гермиона внесла в свой список письма Люпину, Чарли Уизли и разговор с Флоренцем, который остался в Хогвартсе преподавать Прорицания.       Деятельность Отделов магического хозяйства и магических происшествий и катастроф они также сочли незначительной с политической точки зрения.       Оставались Отдел обеспечения магического правопорядка и Отдел тайн.       После того, как они перебрали всех глав подразделений, ярко-красным на схеме оказались выделены два имени: Пий Тикнесс, заменивший на посту главы департамента Амелию Боунс, и Гавейн Робардс, глава Аврората. Оба, судя по личным делам, имели безупречную репутацию, но не выражали явной поддержки Дамлблдору, как тот же Бруствер. Отметив в списке, что нужно задать вопросы о них Кингсли, Гермиона устало потерла глаза.       Отдел тайн. Невыразимцы подчинялись напрямую министру, или, если желали, не подчинялись вовсе – Гермиона хорошо помнила из Истории магии, как в середине XIX века министр Лестрейндж издал указ о расформировании отдела, который был просто проигнорирован. Так что либо положиться на секреты невыразимцев, либо сжечь дотла. Учитывая историю с Залом пророчеств, Гермиона предпочла бы последнее, чем отдавать все это в распоряжение Волдеморта в случае захвата Министерства, но решила подумать об этом потом.       После обеда они продолжили работу, на этот раз над хроникой нападений.       К вечеру список “Дел на неделю”, как назвала его Гермиона, занимал две стороны пергаментного свитка.       Здесь был перечень адресатов, которым необходимо отправить письма, имена тех, с кем требовалось поговорить лично, и длинный список вопросов, ответы на которых следовало поискать в книгах. Малфой вызвался помочь ей с поиском информации в библиотеке Хогвартса, и за это Гермиона была ему очень благодарна. Все равно большую часть придётся делать ей, потому что ее разрешение на посещение Запретной секции, выданное Дамблдором летом, было бессрочным, но хотя бы не все.       Уже поздно вечером, когда Гермиона собиралась ложиться спать в одиночестве, кожу на груди обожгло медальоном.

Косой переулок. ЛМ.

      Сжав медальон в руке, девушка вызвала в памяти образ Скримджера, выжигая короткое послание на его монете.       Сон к ней еще долго не шел.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования