После, спаси меня

Слэш
NC-17
В процессе
56
автор
Размер:
планируется Макси, написано 130 страниц, 15 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
56 Нравится 87 Отзывы 21 В сборник Скачать

Красивая улыбка и глаза...

Настройки текста
Примечания:
      Вы когда-нибудь задумывались о том, как люди меняют вашу жизнь? Как лишь одна встреча может перевернуть всё, во что вы верили? Как лишь взгляд любимых глаз может заставить вас задыхаться? До встречи с человеком, который изменил всё во мне, я был живым, я любил познавать всё вокруг, впитывать знания, стремиться стать тем, кем мне предназначено, после… Не осталось ничего.

***

      Мне тогда было семнадцать, я учился в обычной омской школе, пока отцу не пришло заманчивое предложение о работе и мы не переехали в культурную столицу нашей страны — Санкт-Петербург.       Я не имел ничего против этой поездки, наоборот, меня радовала мысль, что я стану на один шаг ближе к моей мечте. С самого раннего детства я желал поступить в один из лучших университетов страны — СПбГУ — на международные отношения. Эту цель мне никто не внушал, родители, когда о ней услышали, мягко говоря, были в шоке, но ничего против не высказали. В омской школе я учился на одни пятёрки, пока мои ровесники бегали с мячом во дворе, я засиживался за учебниками и учил, учил и ещё раз учил.       Когда мой отец сообщил мне, что я буду обучаться не в обычной питерской школе, а в интернате для «золотых» детишек, я не пришёл в восторг. Потому что все эти богатенькие детки — бессердечные наглые идиоты, считающие, что им всё дозволено, раз уж за ними стоят богатенькие родители, у которых всегда есть деньги и которые имеют всех, на ком заработали эти деньги. Уж поверьте, об этом я знаю, как никто другой. Когда я поинтересовался, как так это вышло, то отец, натянув улыбку, сказал:       — Спонсоры, которые обеспечивают дополнительными средствами мою работу, выделяют специальные стипендии для детей работников и отправляют их учиться в элитные школы страны.       Я тогда ничего не ответил, а лишь согласно кивнул и закрылся у себя в комнате. Я пролежал пару дней, обдумывая сложившуюся ситуацию, но так и не пришёл ни к чему, что могло бы привести меня к душевному равновесию.       Лето пролетело быстро, только вчера мы с родителями перевезли в Санкт-Петербург последние вещи, а уже сегодня предпоследний день лета, и мы с родителями подъезжали к воротам «Альма-Матер». Количество черных дорогих машин уже давало понять, что это учебное место не для простых смертных. Забрав у родителей сумки и документы и попрощавшись с ними, я побрёл к приёмочному пункту. За деревянным столом, перед фонтаном, во дворе стояла женщина средних лет и что-то вписывала себе в блокнот.       — Добрый день, — поздоровался я с женщиной, поправляя сумку, которая так и норовила упасть с плеча.       — Добрый, — женщина подняла на меня глаза и улыбнулась. — Ваше имя и фамилия.       — Арсений Попов, — ответил я и проследил за её движениями. Женщина опустила свой взгляд обратно в блокнот и, перелистнув пару страниц, кивнула сама себе, поднимая обратно на меня взгляд.       — Арсений Попов, вы распределены в десятый «В» класс, ваша комната пятьдесят пять — это левое крыло, третий этаж. Всё расписание, учебники или другая нужная информация уже находятся у вас в комнате. В три часа будет проходить общее собрание в актовом зале, который находится в правом крыле, второй этаж, — женщина ещё раз улыбнулась и проводила меня взглядом.       Глубоко выдохнув, я побрёл к центральному входу, вокруг сновали подростки, ученики той самой школы, одни с каким-то высокомерным чувством поглядывали на меня, другие же просто не замечали. Набрав в лёгкие побольше воздуха, я принялся подниматься по лестнице в эту обитель знаний, где всё так и кричало о том, какие деньги были вложены на открытие этого заведения.       Зайдя в холл, я обнаружил огромную деревянную лестницу, которая разделялась на два крыла. Взяв сумки покрепче, я принялся подниматься на второй этаж, чтобы свернуть налево и подняться на третий, где и находилась моя комната. Найдя на дверях золотую табличку с номером «55», я огляделся и заметил, что напротив меня находится комната «36».       «Странная нумерация», — подумал я про себя, но не стал долго размышлять. Я дёрнул ручку двери комнаты и прошёл внутрь.       В комнате стояли две кровати, одна около правой стены, вторая напротив, большой дубовый стол располагался около окон, которые занимали целую стену. Также около кроватей стояли тумбочки и светильники, два встроенных в стену шкафа и дверь слева. За ней пряталась белоснежная ванная вместе с туалетом.       Бросив рюкзак на левую кровать, я подошёл к окнам и отодвинул белоснежные тюли. Большие и удобные подоконники радовали мои глаза, потому что в Омске я любил залезать на подоконник, попивать кофе и глазеть в окно. Мои размышления прервал звук открывающейся двери, обернувшись, я заприметил низкорослого парня, с забавной кичкой на голове. Он медленно закрыл дверь и также медленно прошёл к своей кровати, куда опустил свою сумку. Прищурив карие глаза, он подошёл ко мне.       — Новенький? — скосив голову в сторону, поинтересовался армянин.       — Старенький? — подражая его движением, ответил я вопросом на вопрос.       Хмыкнув, он протянул мне руку.       — Серёжа, можешь звать меня Серый, я из десятого «А».       — Арсений. Кто угодно, но не Сеня, я из десятого «В», — я пожал ему руку и дружелюбно улыбнулся.       — Красивая улыбка и глаза, — откашлявшись, парень вернулся к своей кровати. — Сейчас раскидаю вещи и пойдём на собрание, после чего покажу тебе школу, — он резко остановился и повернулся ко мне. — Ты, кстати, откуда?       — Я из Омска, в Питер переехал из-за отца и учусь здесь тоже из-за него.       — Ааа, — протянул парень. — Стипендиат?       — Угу, — я сел на подоконник и принялся наблюдать за новым знакомым.       Движения его были плавные, но оточенные, он хорошо знал, где что располагается в этой комнате. Он не торопился, хотя и медленным его назвать нельзя было. Он убыл уверен в своих действиях и не только в них. На прикроватную тумбочку он поставил серебристый ноутбук, большие серебряные наушники, провода и паспорт. Обернувшись, он уставился на меня и слегка прищурился. Я не сразу понял, что меня спалили за тем, как я наблюдал за соседом.       — Ты глазеешь, — по-доброму усмехнулся Сергей и подошёл ко мне.       До меня не сразу дошло сказанное, но когда я понял, о чём речь, то подорвался с подоконника и уставился в пол.       — Прости, я не хотел, просто так вышло, — залепетал я, но был остановлен прикосновением руки к моему плечу.       — Спокойно, я же ничего не предъявляю. Хочешь наблюдать — наблюдай, — он улыбнулся и отошёл к двери. — Ну что, — я с удивлением посмотрел на него, — на собрание пойдём или так и будем стоять посреди комнаты? — он схватился за ручку двери и потянул на себя. Я встрепенулся и, согласно закивав и захватив телефон, двинулся к выходу.       Пока мы шли по коридору, нам встречалось большое количество школьников, причём каждый считал своим долгом поприветствовать Сергея. Не знал бы я, что это не элитная школа, а обычная, то подумал бы, что тут все приветливые. Но мы не в обычной школе.       — Ты местная знаменитость? Потому что если нет, то поведай, почему с тобой все здороваются. Если скажешь, что тут все радушные, я тебе не поверю.       Серый усмехнулся и посмотрел на меня.       — Ну, скажем так, я считаюсь главой одного из альянсов нашей школы, — от услышанной информации я резко затормозил, из-за чего мне в спину врезалась какая-та девочка и хотела было мне что-то высказать, но, увидев Сергея, лишь улыбнулась и обошла меня.       — Одного из? — удивился я. — Альянсы? — я так и продолжал стоять и таращиться на него.       Сергей закатил глаза и, взяв меня под руку, повёл в сторону актового зала.       — У нас в школе есть несколько альянсов. Эти альянсы, скажем так, заправляют школой, ученики уважают и боятся, учителя нам ничего не делают, потому что никто не рискнёт сказать что-то против детей, чьи родители спонсируют школу. Возглавляют альянсы одни из самых богатых детишек в школе, — я поднял бровь вверх, на что получил тычок в бок. — Всего в школе три альянса, один мой, второй возглавляет Сергей Лазарев, третий под руководством Антона Шастуна, — последние два слова вылетели из уст Серёжи как-то пренебрежительно.       — Антон Шастун? — подметил я слова Серёжи таким же тоном.       — Да, его шайка отпетая на голову, если у нас с Лазаревым есть принципы и мораль, то у этого нет.       — Мафиозные разборки?       — О да, не случалось ещё не одного года без них, — я не заметил, как мы остановились около массивных открытых дверей, куда направлялись практически все учащиеся. — Пришли, — заключил Серый. — От меня не отходи, а то потеряешься, красавчик, — я злобно зыркнул на соседа, но от него не отошёл.       — Сергей Матвиенко, — из-за спины раздался чей-то голос, и мы обернулись. К нам приближалась компания из трёх человек, во главе которых шёл двухметровый парень, — прекрасно выглядишь, — надменно усмехнулся он.       — Антон Шастун, — Серёжа сделал шаг вперёд и из ниоткуда рядом с ним появились ещё двое парней по правую и левую сторону. — Скучал? — съехидничал парень.       — Очень, — Антон перевёл взгляд за спину Серёжи и уставился прямо на меня. — А это кто? Неужели новичков набираешь?       — Даже если и набираю, то тебя это не должно волновать, Антоша, — съязвил Серый и встал в полуоборот. — Это Арсений, новенький.       — И из какой ты семьи, Арсений? — поинтересовался Шастун.       — Из обычной, — дернул я плечами. — Никаких дорогих машин, слуг, охранников, особняков в готическом стиле или дорогих штучек-дрючек. Просто обычный парень из обычной семьи, — с каждым сказанным словом я делал шаг вперёд и под конец своего монолога оказался на ровне с Серёжей, который с улыбкой и уважением в глазах смотрел на меня.       — Стипендиат, — презрительно фыркнул Шастун. Он сделал шаг ко мне, но Серый заслонил меня. — А я смотрю защитника ты уже себе нашёл, — он смотрел в глаза армянина, но обращение было адресовано мне. — Что же, — он поднял на меня свои глаза, — будь аккуратен, ведь не всегда Матвиенко Сергей Борисович будет рядом.       — А я должен тебя бояться? — с вызовом спросил я.       Шастун источал опасность, и мне это не нравилось, он представлял угрозу. А когда мне кто-то угрожает, то моя защитная реакция — нападение.       — Друзья, — Шастуна перебил парень, подошедший со стороны и тоже сопровождаемый двумя парнями, — год только начался, а вы уже начинаете ссориться.       — Лазарев, — Антон выдохнул эту фамилию и закатил глаза.       — Шастун, — парень кивнул Антону и обернулся к Серёже. — Матвиенко, — ему он тоже кивнул, и Серый ответил ему взаимным кивком. — А ты? — он уставился на меня.       — Арсений Попов, — ответил я и протянул ему руку. Лазарев бросил взгляд на мою руку, но приветственно улыбнулся и пожал её.       — Сергей Лазарев, — представился он, и только тогда до меня дошло. Сейчас, в коридоре, стояли три представителя школьных альянсов.       Я как-то даже не сразу заметил, что все вокруг молчали и просто наблюдали за ними. Обведя всех присутствующих взглядом, я стушевался от внимания школьников и машинально придвинулся чуть ближе к Серёже. Шастун заметил это и посмотрел в нашу сторону с поднятой бровью, так же, как и Сергей, он тоже смотрел как-то удивлённо, и мне стало ещё больше не по себе в этой компании. Серёжа обернулся и посмотрел на меня неким нечитаемым взглядом, потом, мысленно себе кивнув, отвернулся обратно к присутствующим.       — Что ж господа, был рад с вами ещё раз увидеться, но нам пора в актовый зал, как, собственно, и вам, — он взял меня под руку и повёл в помещение, за нами проследовали парни, которые стояли с Матвиенко, и ещё несколько человек, после зашевелился Лазарев и прошёл внутрь со своими людьми. Шастун заходил самый последний.       Директор стол на сцене и говорил про важность нового учебного года, про сложность обучения, про открытие новых кабинетов и, конечно, про новых обучающихся. Всё собрание я чувствовал на себе чей-то взгляд, но каждый раз, когда оборачивался, ничего не обнаруживал. Сказав напутственные слова, директор сообщил нам, что так как первое сентября наступит только послезавтра, то мы можем в своё удовольствие провести завтрашний день, конечно, в пределах разумного и на территории школы.       Я собирался встать, но Серёжа схватил меня за руку и потянул обратно на место, покачав головой. После чего сам поднялся с места и двинулся к выходу, все, кто собирались выходить, в один момент остановились и расступились перед Матвиенко, он обернулся на меня и подозвал к себе. Мы спокойно вышли из актового зала.       — Не школа, а Сицилия во второй половине девятнадцатого века, — прокомментировал я, и Серёжа рассмеялся.       — Это да, — он остановился и посмотрел на меня. — Присоединяйся ко мне.       — Ты имеешь виду клан?       — Альянс, — фыркнул Серёжа. — Но да, тебе Шастун не даст покоя, я видел его взгляд.       — Взгляд? — скептически переспросил.       Серёжа начал движение, и я пошёл за ним.       — Он не любит, когда не верят в его силу, а ты усомнился, — Матвиенко резко остановился и посмотрел на меня, сказав: — Если ты не будешь в одном из альянсов, он тебя растопчет, а так, если ты ко мне присоединишься, я не дам ему навредить тебе, — я закусил губу и посмотрел в глаза собеседнику, он говорил правду. Господи, вот куда я попал? Почему нельзя было просто отправить меня в обычную школу, зачем в этот чёртов «Альма-Матер»! Я тяжело выдохнул и выдал:       — Мне же не придётся с тобой спать, чтобы ты взял меня в свой альянс? — серьёзно спросил я, но что Серый заржал и облокотился спиной о стену. — Ничего смешного в этом нет! — надул я губы и сложил руки на груди.       — Нет, — отсмеявшись и улыбнувшись, начал Серёжа, — но если хочешь… — он заиграл бровями, на что я его легонечко толкнул и сам рассмеялся.       Серёжа оказался добрым, приветливым, с ним весело. Мой первый друг в этом бедламе, единственный человек, которого не волновало то, что я стипендиат. С ним спокойно и комфортно.       Лазарев, как казалось, не нёс угрозы, но и дружелюбием тоже не раскидывался. По нему видно, что он умный и умеет совладать с любой ситуацией, мог предотвратить конфликт, но что-то в нём было отталкивающее.       Шастун — это опасность, весь его вид только и кричал: «Не подходи, убью». И если все сказанные слова Серого правда, то от этого человека мне надо держаться подальше и вообще стараться не пересекаться с ним.       Весь оставшийся вечер мы с Серёжей проходили по территории школы. Матвиенко показывал и рассказывал, где и что находится. Отвёл в лес, который находился за школой, и сообщил, чтобы один я туда не совался, так как потеряться там — как два пальца об асфальт, показал озеро, парк. Я, честно признаться, не знал, что школа может занимать такую территорию, но потом вспомнил, в какой школе находился, и всё встало на свои места.       Но стоит заметить, здесь было красиво. Величественные деревья, архитектура восемнадцатого или девятнадцатого века, фонтан. Но, несмотря на эту красоту, от этого места так и веяло холодом. Хотелось спрятаться под какой-нибудь плед и закрыть глаза.       После длительной экскурсии, мы завалились сразу же в комнату. Серый заснул сразу же, я же сначала позвонил родителям, рассказал о дне, опустив пару деталей, открыл дневник и записал свои впечатления о сегодняшнем дне. После умылся и занырнул под одеяло. Кровать была удобная, мягкая подушка, пуховое одеяло. Закрыв глаза, я сразу же провалился в царство Морфея.       Снилось мне три пламени: зелёное, голубое и красное с отблесками коричневого цвета. Они окружили меня, то приближаясь, то отдаляясь. Стоило протянуть руки к одному из пламени, оно загоралось ярче и отдалялось. В эпицентре каждого, проявлялись чьи-то силуэты, но мне не удавалось их рассмотреть. Устав от всего этого, я рухнул на землю и закрыл руками глаза.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты