Наследник Принца

Гет
R
В процессе
189
автор
Alicia H бета
Размер:
планируется Макси, написано 157 страниц, 24 части
Описание:
Новый мир очень похож на прежний. И даже живы люди, которые там были мертвы.
Получится ли у юного Принца справиться с потерями? И найдутся ли те, кому он будет небезразличен?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
189 Нравится 158 Отзывы 91 В сборник Скачать

Глава 18

Настройки текста
      Это было чудесно. Прелестная невеста в воздушном белом платье, с гордостью глядевший на нее жених; улыбки гостей и украдкой убранные платочками слезы счастья... Гермиона тоже всплакнула, поддавшись общему настрою и искренне радуясь за молодоженов. Сначала, особенно взбудораженная после погони, она недоумевала, зачем устраивать свадьбу в такое тревожное время, но потом, успокоившись и присоединяясь к суете подготовки, подумала, что так, наверное, и надо: вопреки всему быть счастливыми, какое бы ненастье ни бушевало вокруг.       Несмотря на большое количество гостей, праздник был очень веселым и домашним. Наверное потому, что были только свои: родственники и близкие, хорошо знакомые соседи. Еще несколько членов Ордена Феникса и Крам, приглашенный Флер, которого Гермиона безумно была рада видеть и по которому за эти годы, кажется, даже соскучилась.       Гермионе понравилось торжество, но свою свадьбу она воображала иначе: гораздо скромнее и намного тише. Конечно, — одернула она себя, — это все в будущем, когда не будет Волдеморта и война закончится, да и жениха у нее пока нет... Но помечтать ведь можно? А как тут не мечтать, если рядом счастливые влюбленные.       Гермиона представила, как она так же кружится в танце со своим избранником. Образ его, правда, был довольно неопределенным. Но он был выше нее ростом, нежно держал за талию, у него не было очков и не лохматились волосы, а еще — Гермиона сама себе удивилась — сами волосы не отдавали рыжиной, а были темными и короткими...       — Ты прекрасно выглядишь, — сказал Виктор, — как... как принцесса.       — Спасибо, — улыбнулась Гермиона.       Может, — мелькнула мысль, — он будет похож на Виктора? Но нет, зыбкое лицо возможного жениха не носило бородку Крама, и он точно не имел отношения к квиддичу.       — У принцессы уже есть принц? — как можно веселее спросил Виктор, на самом деле расстроенный, что Гермиона витает где-то в своих мыслях и не замечает его ухаживаний.       — Что? Где? — встрепенулась Гермиона, затем до нее дошел смысл слов, и она не удержалась от смеха: — Нет, пока нет.       Мечтательный вид Гермионы и тон, которым были сказаны слова, Виктору совсем не понравились, и, окончательно пав духом, он криво усмехнулся: похоже, этот снитч ему уже не поймать.       Гермиона, попеняв себе за слишком бурную фантазию, постаралась переключиться на более приземленные вещи и уделить внимание старому другу. Но праздничное настроение, к сожалению, испарилось вместе со смехом, а на душе поселилась неясная тревога...

* * *

      Кажется, это входит в привычку: спать глубоким сном во время значимых событий. Конечно, в этот раз я был под действием зелья, которое дал мне Северус, и проспал больше суток. И потом еще он загрузил меня работой в лаборатории, чтобы я поменьше думал о случившемся, так что узнал о перевороте только через несколько дней. И так никудышное настроение испортилось совсем.       Брошенная и смятая моей рукой газета комком покатилась по столу и упала на пол. Я-то надеялся, что Министерство будет упорно сопротивляться, как-то противостоять, но чтобы оно вот так легко подчинилось новой власти и махнуло рукой на убийство Скримджера, даже не предполагал. Вот так просто замять смерть целого министра!       Мне как можно быстрее захотелось доделать портключ и отдать его в нужные руки. И я, как одержимый, взялся за работу. Наконец все было неоднократно перепроверено и просчитано, оставалось только испытать.       Ради этого я выпил Оборотное, превратившись в белобрысого подростка, и снова направился в Лондон, посчитав, что мощный антиаппарационный купол, накрывающий правительственное здание, как раз годится для проверки артефакта. Правда, перемещаться у Вестминстерского дворца я все же не рискнул, побоявшись привлечь к себе внимание авроров, а выбрал в качестве полигона церковь Святой Маргариты, которая фасадом примыкала к Парламентской площади и тоже попадала под магический купол, что не удивительно: все же там венценосные особы короновались. Еще очень удачно для меня в церкви началась реставрация одного из корпусов.       Побродил немного по площади, помог сделать фотографии двум японским туристам и потихоньку стал перемещаться поближе к церкви. Улучив момент и выбрав подходящее место, набросил на себя маглоотталкивающие и дезиллюминационные чары и уже уверенно направился к ремонтируемым помещениям.       Ощущения были неприятными: словно меня подцепили со всех сторон многочисленными крючьями, растянули и резко отпустили. Даже не представляю, сколько усилий надо будет приложить, если я захочу сделать подобный портключ на нескольких человек.       Тем не менее мое колечко справилось. В общем-то, я и не сомневался, что оно не подведет, и тот, кто им воспользуется, сможет выбраться из любой ловушки. Разве что защиту Хогвартса оно не осилит. Но Хогвартс на то и Хогвартс, таким нагромождением уникальных охранных чар, которыми славилась наша школа, могли похвастаться всего несколько зданий в мире. Теперь предстояло, пожалуй, самое трудное — найти Гермиону. Для этого мне нужен был Северус.       Как только я пришел в себя, он рассказал мне про погоню Пожирателей за двойниками Поттера и какую роль играл в ней Грюм. Я подумал, что неразлучные гриффиндорцы находятся в доме Уизли. Но после переворота уверенность быстро испарилась — им там было не место. Где их теперь искать, я не имел ни малейшего представления. Почти не надеясь на успех, попробовал спросить о Гарри у Грюма. Грюм уже очнулся, но все время помалкивал и держался настороженно.       К моей радости, я перестал ощущать нашу непонятную однобокую связь. И хоть в душе моей при виде старого аврора шевелились отголоски старой привязанности, я старался их заглушить — бессмысленно относиться по-родственному к чужому, в общем-то, человеку, для которого и ты — никто. Но в любом случае я ни в коей мере не жалел, что спас его.       От моего вопроса он совсем замкнулся и помрачнел.       — Мистер Грюм, я спрашивал, потому что беспокоился о друзьях, — сказал я, и чтобы успокоить, пояснил: — И вы не в плену. Когда сможете встать и захотите уйти — верну вашу палочку. Только вам придется дать обещание молчать об этом месте.       Палочку я нашел в чехле, пристегнутом ремешками к протезу. Скорее всего, запасная. Вряд ли он успел бы спрятать ту, которой сражался.       — Справедливое требование, но отвечать не стану, — тяжело проговорил Грюм. — Не обессудь.       Я кивнул и повернул было на выход, но он меня остановил:       — Погоди. Я помню — на поляне был ты.       — Помните? — удивился я. Мне казалось, он был тогда совсем никакой.       — Да, кое-что, — хмыкнул он. — Ты мне чуть яйца своей башкой не отбил.       Я поморщился:       — Вообще-то меня уронили.       — Да видел я. А ты хорош. Я в свое время за этим ублюдком, чтобы в Азкабан сунуть, долго гонялся.       — Давайте о нем не будем, — отвел я взгляд, совсем не горя желанием вспоминать то, что хотелось бы забыть.       — Как скажешь, парень, — кажется, он все прекрасно понял. — Как ты меня нашел?       Вот что ему сказать? А впрочем, я не обязан. Буду темнить:       — Подсказал кое-кто.       — Очевидец? — усмехнулся Грюм.       — Вроде того.       — Спасибо. Тебе и... очевидцу.       Я слабо улыбнулся. Такая благодарность лучше, чем ничего.

* * *

      Мальчишку Грюм знал как протеже Дамблдора и не заморачивался его биографией. Всего лишь очередной сирота, каких он много повидал за свою разнообразную аврорскую жизнь. Странноватый, скрытный, но, главное, не несущий угрозы Ордену и Поттеру.       На последней мысли Грюм мысленно выругался. Видимо, Альбус тогда хорошо заморочил ему мозги, что даже его вечная спутница — Постоянная Бдительность — спасовала. Пацан действительно странный и скрытный. Если он сирота, то в чьем доме он сейчас живет? Судя по виду, не из бедных. И как он попал — очень оперативно — на затерянную поляну среди болот, и кто ему подсказал, где искать? Кроме Волдеморта и Пожирателей, там никого не было. А в случайного магла или мага Грюм не верил.       Он смутно помнил второй голос, взрослый и уверенный, что-то ему выговаривающий и обещающий возмездие... за что? Не за что, а за кого! За мальчишку, который из-за него мог погибнуть.       Грюм немного расслабился. Ситуация не спланирована Пожирателями. От Авады Лорда он увернулся чудом, и место падения угадать было невозможно. По всей видимости, поступил приказ Лорда, и когда Пожиратели отправились его искать, тогда и подключился неизвестный очевидец. Но спасение, судя по пацану, переживающему незапланированное убийство, — сплошная импровизация. Грюм насмотрелся на молодых ребят достаточно после первых их поединков, чтобы понять чувства юного недоросля.       Потомственный мракоборец не обольщался насчет себя и не строил иллюзий. Прекрасно знал, что мог погибнуть, и предполагал, что именно он оттянет на себя основную погоню. Поэтому и в спутники выбрал самого слабого и ненадежного напарника, кого было не жалко в случае неудачного исхода. И в свое спасение не верил, понимая, что в их ситуации это огромная подстава, ставящая под угрозу весь план с Поттером. Надежда была только на себя и на удачу.       И теперь его сильно интересовало — кто же этот мордредов всезнающий очевидец?

* * *

      — Северус, пожалуйста!       — Идиот! Я тебе о чем твержу столько времени? За Поттером гоняются все кому не лень.       — Пойми, это важно! Она... они же наверняка одни! Поэтому я прошу у тебя помощи!       — Ну конечно — она!       Я Мерлин знает сколько времени наседал на Северуса, понимал, что будет непросто его уговорить, но к такому неприятию готов не был.       — Северус, ты ведь знаешь, где они. Прошу. Я все что угодно для тебя сделаю.       До этого безразличный и бесстрастный, Северус вдруг посмотрел на меня безумным взглядом, подскочил, схватил за грудки и, шумно втянув воздух, с шипением выдохнул:       — Все что угодно, говоришь? Хорошо, — и, тяжеловесно роняя слова, произнес: — Я помогу тебе встретиться с девчонкой, но в ответ ты мне пообещаешь одну вещь. Ты не ударишься с ними в бега, а как послушный студент вернешься в школу на седьмой курс, — он отпустил мою рубашку. — Ну? Я жду.       Из меня как будто стержень вынули, ноги вдруг стали ватными. Обессиленно рухнув на колени, я убито выдавил:       — Знаешь, Северус, шанс и так был призрачный, но ты лишил меня и его.       — У тебя вообще не было шансов.       — Гребаный Дамблдор с его гребаными тайнами! — взорвался я. — Конечно, они бы меня с собой не взяли. Скорее, Ступефаем бы приложили. Но я бы все равно попробовал, постарался, уговорил...       — У тебя будет ровно двадцать минут с момента встречи, — перебил меня Северус, не став слушать мои словоизлияния, — и ни минутой больше. Ясно?       Я поднял голову, глухо ответил:       — Ясно.       — И запомни, глупец, — процедил он и следующие слова буквально выплюнул: — Никогда. Не смей. Разбрасываться. Такими обещаниями! Слышишь?       Теперь я уставился на Северуса полубезумным взглядом и, поджав губы, мелко закивал. Я обязательно запомню, как мои слова обернулись против меня самого.       — Выходим прямо сейчас. Шевелись!       Вот демон!       Я сорвался с места...       ...Чтобы через несколько минут оказаться в очень знакомом районе Лондона.       — Они на Гриммо? — обескураженно спросил я.       Мы стояли не перед самым домом, а гораздо дальше, скрывшись под чарами. Северус скривился в усмешке:       — Глупый вопрос.       И правда глупый — раз мы именно здесь, значит, они, понятное дело, там. Теперь казалось очевидным, что ребята после нападения сбежали именно сюда.       — Осмотрись. Что видишь?       Я оглядел улицу. Вроде ничего подозрительного, но Северус ведь просто так спрашивать не будет, тем более что раньше он говорил о слежке за особняком. Вспомнив, чему он меня учил, я внимательнее стал приглядываться к редким прохожим. И охнул. Соглядатаи особо и не скрывались! По крайней мере, двое точно. Сначала я указал на молодого мага в мантии:       — Вон тот у дерева под маглооталкивающими чарами. Только нервный какой-то: все время оглядывается в сторону парка и не может стоять на одном месте, — потом с сомнением рассказал о втором, сидящем на скамейке, который был гораздо старше: — Если бы не палочка, я бы подумал, что это скучающий магл, причем местный. Выглядит как-то обычно, что ли.       — Старший — Долохов. На одежде иллюзия. Натаскивает молодняк. Если присмотришься повнимательнее, то увидишь, что он иногда щурится на молодого. Уверен, по прибытии плясуна будет ждать наказание.       — Почему он нервничает?       — Устал и ждет смену.       — Получается, и мы ждем, когда они поменяются?       — Верно. Приготовься. Когда дам знак — читай адрес и вперед. В прихожей сюрприз, не пугайся. На выходе наложишь дезиллюминационные чары и аппарируешь сразу, как только сойдешь с крыльца.       — Куда?       — Домой.       — Но, Северус, если я могу потом аппарировать под чарами, почему нельзя задержаться подольше?       — Не рушь нашу договоренность и не заставляй тебя оттуда вытаскивать.       — Северус, — у меня возникла одна нехорошая мысль, — а если ее там нет?       — Не думаю. Должны соображать, что им нельзя высовываться. Если нет — значит, тебе не повезло.       Я скрипнул зубами. Как же в такие моменты хочется его ударить! Но злость не помешала мне восхищенно наблюдать, как он ловко и незаметно прикладывает прибывших сменщиков невербальным Конфундусом.

* * *

      Гермиона как раз была на кухне, чтобы сообразить ужин, когда сработали сигнальные чары и закричала иллюзия призрака. Внизу раздался удивленно-возмущенный вопль:       — Мантикорийхвосттебевзадницустарыйхрыч! — человек перевел дух и уже нормально закончил: — Это не я убил директора, сюрприз-недоделка!       Гермиона, вытащив палочку, бросилась в прихожую. Ее, признаться, развеселила такая реакция. Они, несмотря на то, что были втроем, увидев первый раз призрачного охранника, здорово испугались.       — Хэдриан?       Следом подоспели мальчики.       — Всем привет, — подал голос гость. — Я ненадолго.       Гарри нахмурился:       — Докажи, что ты тот, за кого себя выдаешь.       — В горбу одноглазой ведьмы ты сравнил меня с Гермионой.       Гарри опустил палочку:       — Ну, привет. Что ты хотел?       Хэд посмотрел на Гермиону:       — Поговорить с Гермионой наедине.       Рон тут же набычился:       — Обойдешься.       Хэд не обратил внимания на грубый ответ и продолжал смотреть на девушку:       — У меня очень мало времени. Всего лишь несколько минут, Гермиона.       — С чего ты взял, что она захочет с тобой идти? — не унимался Уизли.       — Рон, перестань, у меня нет причин не доверять Хэду, — не выдержала Гермиона и обратилась к последнему: — Твоя бывшая комната подойдет?       — Конечно.       — Еще секунда, и я бы его спеленал, — пробурчал Хэдриан, и Гермиона только сейчас заметила торчащую из его рукава палочку.       — Гарри, скажи ей!       — Да ладно, Рон. Ты сам слышал, через несколько минут он уйдет.       — Да не съем я ее, и тайны мне ваши не нужны, — Принц закатил глаза и, схватив Гермиону за руку, увлек в направлении комнаты.       Заперев дверь и наложив Заглушающее, он полез за пазуху и вытащил маленький футляр. Гермиона опешила, когда он достал оттуда симпатичное колечко с камушками.       — Гермиона, — Хэд был предельно серьезен, — это портключ. Очень мощный. Ему не страшен антиаппарационный барьер и даже Фиделиус.       — И Хогвартс? — улыбнулась Гермиона.       — Нет, — с сожалением ответил Хэдриан, — зато все остальное — да. Но этот портал сможет вытянуть только одного человека. Он для тебя.       — Я читала, что такое практически невозможно. Ты уверен?       — Уверен. Еще в школе начал все просчитывать, с профессором Флитвиком консультировался. Я этот портключ больше месяца делал и не стал бы предлагать пустышку.       Гермиона помотала головой:       — Нет, Хэдриан, я не возьму.       Ей бы в голову не пришло держать портключ только для себя.       — Да послушай же! Это ваше мордредово задание...       Гермиона похолодела и напряглась:       — Я не могу тебе сказать.       — И не надо, не о нем речь. А о том, что это наверняка опасно. И случиться может всякое. По твоему желанию он перенесет тебя в одно безопасное место.       — Я не брошу друзей.       — Гермиона, подумай! — Хэдриан раздосадованно дернулся. — Впереди неизвестность. Вы можете разделиться, кто-то может пострадать, или, Мерлин упаси, попасть в плен. Это просто страховка. Я буду только рад, если тебе не придется им воспользоваться. А еще на нем чары, его даже видно не будет.       — Хорошо, — сдалась Гермиона, — я положу его в сумочку.       Но Хэдриан категорично возразил:       — Нет, ты наденешь его сейчас, — и, предвосхищая ее недовольство, улыбнувшись, сказал: — Раз согласилась, то соглашайся до конца.       Гермиона покачала головой:       — Умеешь ты уговаривать. Почему я?       — Все просто, — надевая кольцо ей на палец, ответил он, — ты мне больше чем нравишься, Гермиона. Хочу, чтобы ты выжила.       По мгновенно потеплевшему и чуть сжавшемуся украшению Гермиона поняла, что эта вещь окончательно ее собственность. Хэдриан взял ее за руки:       — Мне пора. Активатор — капля твоей крови и мое имя.       Отпустив, Хэд направился к выходу, но у дверей замешкался и оглянулся. Потом оба, повинуясь внезапному порыву, шагнули друг другу навстречу и крепко обнялись.       — А ты потом куда?       — Вернусь в школу.       — Будь осторожен.       — Ты тоже...       После его ухода Гермиона все-таки решила снять кольцо и убрать в сумочку. Но потом любопытство взяло верх, и она, положив его на стол, как могла, проверила на различные чары. Хэдриан не лукавил. Оно действительно по всем известным ей признакам являлось мощным портключом и не несло в себе ничего враждебного.       Гермиона полюбовалась, как играет свет в гранях камней, и надела подарок обратно, сделав невидимым для любопытных глаз. На лицо наползла улыбка. Гермиона была уверена, что никогда им не воспользуется, но все же ощущать себя для кого-то очень значимой оказалось до невозможности приятно. В конце концов, Хэдриан тоже ей очень нравился. Как друг. Да, как друг. Она уверена. Кажется...       Рядом с комнатой послышались шаги.       — Гермиона! Все в порядке?       — Да, Гарри, — очнулась Гермиона, — все хорошо.       Она вышла и, собираясь прикрыть дверь, обратила внимание на забавную, как ей показалось еще год назад, табличку.       — Что хотел этот хлыщ? — Рон, как всегда, был несдержанным на язык.       Но Гермиона на вопрос не ответила, сказала совсем другое:       — Гарри, ты хотел узнать, кто такой РАБ? Кажется, мы его нашли.

* * *

      Положив несколько газет на кровать, я присел рядом на стул.       — Там есть что-то еще, что может меня удивить? — мрачно спросил Грюм.       — Ну-у, — я неопределенно повертел ладонью, — возможно.       — Убийство Скримджера оказалось газетной уткой, а Министерство не в дерьме и ловит Пожирателей?       Я невесело усмехнулся:       — Если бы, — и серьезно добавил: — Гарри в официальном розыске.       Грюм выругался и взялся за чтение. Чем дальше, тем его ругань становилась все более забористей. Было отчего. В «Ежедневном Пророке» были статьи и про розыск нежелательных лиц, и про проверки маглорожденных, и про создание егерских команд — в общем, полный набор «веселых» новостей.       — Мне пора уходить, — Грюм отбросил газеты.       — Как пожелаете. К вечеру подберу что-нибудь из одежды.       — А ты что собираешься делать?       Не думал, что ему будет интересна моя судьба; ответил:       — Завтра первое сентября.       — Вот как? В школу, значит. Не боишься?       — Опасаюсь, — признался я, — новые профессора доверия не внушают.       — Доверия! — воскликнул Грюм. — Шакалья семейка! Что брат, что сестра! Так, слушай сюда, парень, — он наставил на меня палец, — будет плохо, беги. И зови меня, чем смогу — помогу. Или скажи сейчас, что тебе надо. Я, знаешь ли, не люблю оставаться в должниках.       Такая честность мне понравилась. И я пообещал обратиться за помощью, если вдруг приспичит. Мы договорись насчет связи и на какое имя я должен оправить сову, если что.       — Дал бы тебе адресок подходящий, да после этого, — Грюм смял ближайший газетный лист, — надежные норки могут быть ненадежными, проверять надо.       На следующий день, выйдя за порог, я подхватил под руку не совсем оправившегося Грюма под личиной старика-магла, и мы аппарировали в район вокзала, где и расстались. Грюм затерялся в толпе, а я пошел к платформе девять и три четверти.       Давно я не ездил на Хогвартс-экспрессе. Наверное, это будет то еще испытание — все же я в последнее время привык к мгновенным перемещениям. Просто в этот раз мне было абсолютно без разницы, как добираться. И раз не стоило выделяться — поеду как все.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты