Йотун за границей

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
62
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Пэйринг и персонажи:
Размер:
47 страниц, 6 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
62 Нравится 3 Отзывы 21 В сборник Скачать

Часть 4

Настройки текста
      По дрожи, пробежавшей по телу Локи, Тор понял, что он ощущает присутствие Громовержца, нависшего над ним, пока лежит лицом вниз на длинной скамье, запястья и лодыжки были привязаны к ее ножкам. Хорошо. Почувствуй страх, маленький йотун.       Он еще раз провел руками вверх и вниз по телу колдуна, гнев пульсировал в кончиках его пальцев, заставляя Локи съежиться, несмотря на мягкость прикосновения. Тор действительно наслаждался ощущением Локи под своими руками - стройного, но сильного и, как он знал из болезненного опыта, быстрого, как змея. Теперь он испытывал странное удовлетворение от того, что колдун беспомощно лежал у его ног, не в силах ни защитить, ни напасть физически или своей магией.       - Локи. Я заставлю тебя пожалеть о том что ты пытался манипулировать мной сегодня вечером и о твоих умных словах. А ты сейчас без магии…       Он не собирался давать Локи возможности ответить. Прежде чем тот успел открыть рот, его самое острое оружие, Тор со всей силы ударил его ремнем по заднице, один-два-три раза, затем остановился, ожидая реакции йотуна.       Зад Локи расцвел еще более белыми полосами, предвещая темные рубцы от избитой плоти, которыми Тор наслаждался. Трикстер задохнулся от потрясения, а затем застонал, звук исходил из глубины его живота и интуитивно возбуждал Тора. Он хотел услышать множество таких звуков от своего коварного, ядовитого змея-колдуна. Восхитительные мурашки пробежали по его спине, собираясь внизу живота.       По правде говоря, Тор был удивлен той болью, которую он услышал в стоне Локи. По-видимому, жестокость ударов была для Локи неожиданностью. Тор очень на это надеялся. Он научит его, чем может обернуться гнев Тора.       Пока трикстер, тяжело дыша, приспосабливался к боли, Тор просунул палец между обнаженными нижними губами Локи, быстро погрузил внутрь и грубо обвел кончиком пальца это чувствительное место. Локи напрягся и заерзал, его тело смутили противоречивые сигналы. Член Тора дернулся в предвкушении. Громовержец начал немного надавливать пальцем чтоб поэкспериментировать.       - Не надо, - выдохнул Локи. - Не делай этого.       - Ты отказываешь мне, Локи?        Тор скользнул вторым пальцем, вызвав еще один гортанный стон Локи. Тор согнул оба пальца и погладил чувствительные внутренние передние стенки щелочки Локи быстро и совсем не нежно, и был вознагражден криком потрясения и замешательства от своего колдуна, который начал извиваться и бороться, чтобы вырваться из пут.       - Нет! Я сказал нет, Тор! Не делай этого! Немедленно прекрати! Прекратите это сейчас же!       Тор положил конец борьбе Локи, крепко надавив ему на поясницу и удерживая на месте. Трикстер мог немного пошевелить верхней частью тела и ногами, но был фактически обездвижен и беспомощен, во власти удерживающих веревок и силы Тора. Тор был взволнован уязвимостью колдуна. Мог ли кто-нибудь из его эльфийских друзей из Альвхейма удовлетворять Локи таким образом своими изящными эльфийскими руками? Тор сомневался.       Локи продолжал тщетно бороться.       - Нет. НЕТ. Да блять! Слезь с меня, Тор. Немедленно убери от меня свои лапы, животное!       Тор только ухмыльнулся, удерживая Локи и все еще вгоняя свои пальцы в нутро йотуна. Локи снова застонал, и Тор ощутил новый поток влаги. Он продолжал наказывать своего колдуна сильными толчками в это горячее, все более влажное отверстие между ногами, пока Локи лежал беспомощно связанный, открытый и уязвимый. Тор подумал, что он чувствует... дискомфорт? Удовольствие? Желание? Нежелание?       Тор надеялся на тревожное сочетание всего этого и на хоть какое-то гребаное сожаление по поводу его предыдущих насмешек. Пусть Локи испытает тревожное чувство паники. Пусть Локи почувствует отчаяние, беспомощность и боль в ответ на гнев и ревность, которые испытывал Тор, когда он дразнил его другими любовниками, тем кому он позволял касаться себя.       Локи начал хныкать, и его голос упал до шепота:       - Нет, стой, не надо. Это больно, это...аххх!       - Я не слышу тебя, любовь моя.       Тор продолжал двигать пальцами, яростно надавливая на то место, где Локи был наиболее чувствителен. Йотун начал беззвучно мяукать, когда Тор почувствовал начало знакомой пульсации, когда сильные горячие влажные мышцы начали сжимать его пальцы, и Тор убрал руку со спины Локи, чтобы сжать свой собственный член, наслаждаясь контролем над своим беспомощным любовником.       Он еще несколько раз погрузил пальцы в Локи, доставляя удовольствие и самому себе, наслаждаясь вздохами и умоляющими словами колдуна, - музыкой для его ушей.       Голос Локи звучал так, словно он вот-вот разрыдается, не веря своим приказам и мольбам.       - Ты должен остановиться. Ты давишь слишком сильно, остановись, ты не понимаешь, что делаешь со мной, это слишком… вытащи их. А-а-а! Ты не можешь так поступить со мной.       Тор мрачно заметил, что Локи начал кричать всерьез, от удовольствия. Как только Локи начал насаживаться на пальцы Тора, закрыв глаза и его лицо исказилось от похоти и желания, Тор отступил.       Прежде чем Локи успел осознать это, как только он издал ошеломленный звук осознания, Тор отступил назад с ремнем и хлестнул по заднице Локи снова, один-два-три раза, четыре-пять... шокировав себя внезапным зверским желанием причинить боль самому чувствительному отверстию Локи. Он выбросил это из головы; даже если это было то, что его колдун мог бы хотеть, магия Локи заперта, и Тор не собирался рисковать возможными травмами.       Локи буквально визжал от боли и шока при каждом из пяти быстрых ударов. Его тело, несомненно, было совершенно сбито с толку, двигаясь от грани экстаза, который был почти в его власти, к яркой жгучей боли, пронзающей его задницу и сжигающей его разум.       Тор задавался вопросом, как быстро разум Локи мог поспевать за реальностью? Победа Тора сегодня будет заключаться в том, чтобы заставить Локи погрузиться в свои физические ощущения, отдаться на милость сильной руки и члена Тора, забыв о своих играх и манипуляциях. Забыв о том, что кто-то еще когда-либо дотрагивался до него - в любви, в страсти или в причиненном болью удовольствии.       Тор почувствовал, как новая волна гнева захлестнула его. Это Его Колдун! И только Тор может доставить ему удовольствие и причинить боль по его прихоти.       Он скользнул двумя пальцами обратно внутрь своего йотуна, снова ища то чувствительное место. Локи издал сдавленный крик и попытался вырваться, но безуспешно. Жалея, что у него нет масла, Тор взял член Локи и, как мог, нашел ритм, в котором он мог лучше всего дарить удовольствие. У Локи на мгновение перехватило дыхание. Он чуть не задохнулся от интенсивности напавших на него ощущений, и Тор мог представить, как пылающие рубцы на его заднице пульсировали и горели от боли, пока Тор извлекал удовольствие из его члена и из его киски.       - Твои эльфийские "друзья" так делали, Локи? Скажи мне. Прошу поделись со мной их опытом.        Он провел пальцами внутри, изучая контуры влагалища Локи кончиком пальца. Как странно, что все еще оставалась часть его колдуна, которую он не знал близко. Он улыбнулся про себя. Узнает ли он когда-нибудь Локи? Так много тайн, так много развлечений и лжи. Тор наслаждался предстоящим временем вместе, где он будет продолжать снимать слои обмана и путаницы быстрее, чем Локи сможет создать новые. В конце концов он победит, только на самом деле ему этого не хотелось. Он дорожил своим трикстером именно таким, каким был.       Локи тяжело дышал. Тор снова решил потребовать ответа.       - Скажи мне, Локи. Я спросил тебя, и ты ответишь. Кто еще заставлял тебя так чувствовать, а? Что бы они мне посоветовали, если бы были здесь?       На лице Локи отразилось напряжение, достаточное для того, чтобы в его словах прозвучала доля правды.       - Нет, Тор, никого не было. Никого, кроме тебя. Только ты, Громовержец, клянусь.       Тор улыбнулся. Это была не слишком приятная улыбка, особенно в сочетании с выражением его лица. В тот момент ему было все равно, лжет Локи или нет. Он снова принялся вводить и выводить пальцы, ритмично, с достаточным нажимом.       Локи начал стонать и хныкать в нарастающем экстазе и смятении, что Тор снова повел его к удовольствию. Без предупреждения Тор снова перестал, как только Локи начал кончать, и Локи вскрикнул от боли, когда Тор позволил ему начать пустой, лишенный трения и давления неудовлетворительный оргазм. Тор наблюдал, как Локи начал подниматься на разочаровывающие, пустынные высоты, его член и киска бесполезно дергались в попытке извлечь радость из пустоты там, где по праву должны были быть пальцы или язык, а лучше член Тора.       В этот момент разочарования, Тор хлестнул ремнем по заду Локи так сильно и быстро, как только мог, получая изысканное удовлетворение, когда Локи закричал от шока, боли и отчаянного, сводящего с ума нереализованного удовольствия, его бедра дрожали в пародии на глубокий оргазм.              Трикстер как-то сказал ему, что боль очень похожа на оргазм, и если ее правильно преподнести, она может принести столько же радостных волнующих ощущений. Тор злорадно подумал, была ли сегодняшняя боль, такой же приятной для его колдуна, как пустое обещание оргазма, которое он пережил.       Тор внимательно наблюдал за его лицом, пока Локи пытался справиться с шоком, не-оргазмом, агонией; наблюдал, как Локи гримасничает и начинает сердито рыдать, когда чистая боль возвращается. Тор знал, что скорее всего, глубоко в его сердце была боль. Боль почти, но не совсем, удовлетворения, соединенная с грохочущей болью и огнем по его спине и бедрам.       Тор позволил йотуну всхлипнуть несколько мгновений. Он почти сожалел о том, через что только что заставил Локи пройти. Кроме того, он все еще злился, а значит, это только начало.       Он наклонился, чтобы лучше насладиться страданиями своего колдуна, который смотрел на него сквозь слезы и задыхался, как будто не понимая, кто такой Тор.       - Я не думал, что в тебе есть такая изобретательная жестокость, Громовержец, - сказал Локи, безуспешно пытаясь сохранить ровный голос.       - А чего ты ожидал, Локи? Милосердия? Переговоров? Требований от меня, чтобы ты признался во всех своих грязных секретах? Или требований извиниться за твои необдуманные слова, за то что довел меня до ревнивого гнева, за то что манипулировал мной? По правде говоря, колдун, мне наплевать, кому ты позволяешь трахать себя или прикасаться. Потому что ты всегда будешь принадлежать мне, в первую очередь и в последнюю.       Тор обхватил лицо Локи обеими руками, нежно целуя его в губы.       - Ты доводишь меня до такой глубины гнева, колдун. Так что ты не можешь жаловаться на то, что скрывается там внутри, в темноте.       - А кто сказал, что я жалуюсь, Тор? - улыбнулся со слезами на глазах Локи.       - Если ты думаешь, что это удовлетворило меня, Локи, то тебе стоит подумать еще раз, - нахмурился Тор.       Улыбка Локи погасла, и он внимательно посмотрел на Тора, оценивающе и вызывающе.       - Если ты считаешь, что это хоть как-то удовлетворило меня, Громовержец, тебе стоит подумать и попробовать еще раз.       Тор покачал головой и встал, глядя на своего взбешенного колдуна. Он легонько ударил его по лицу.       - Ты не в том положении, чтобы что-то требовать, колдун.       Ремень вокруг запястья, член стоял колом, голый, потный и почти такой же выжатый, как Локи, но Тор не собирался останавливаться. Его член начал болеть от желания, и он решил облегчить его с помощью Локи. В конце концов, в этот момент колдун был просто инструментом, чтобы облегчить проблемы Тора, какими бы они ни были. А, Локи... В настоящее время Локи - это причина и решение всех проблем Тора.       Он посмотрел на обиженное выражение лица Локи и улыбнулся, решив, что не остановится, пока не выбьет из него мольбу и раскаяние. Он нежно обхватил челюсть трикстера одной рукой, а свой член другой, и с удовольствием заметил, как по телу Локи пробежал легкий намек на страх. Несмотря ни на что, он продолжал бунтовать.       - Будь осторожен, Громовержец, - прорычал он. - Если ты действительно готов играть по-крупному, то и я тоже.       Тору потребовались все силы, чтобы не рассмеяться. Ярость его снова поднималась, но юмор, который он находил в этом, ничуть не уменьшался.       - Правда? Разве ты недостаточно спровоцировал меня этой ночью? И вообще, что ты собираешься сделать?       Он наклонился и поцеловал колдуна в лоб.       - Делай, что хочешь, Тор. Делай все, что в твоих силах. А я найду чем ответить.       Тор усмехнулся. Он многозначительно погладил свой член и опустился на колени, так что его промежность оказалась на уровне рта йотуна. Локи закрыл рот, не давая Тору войти. В этот момент похоть Тора была безудержной, как и его гнев, но он знал способы утолить и то, и другое. Он подозревал, что Локи тоже.       Тор мягко надавил на челюсть Локи, чтобы заставить его открыть рот, и покачал головой, не без злобы, когда колдун, как и следовало ожидать, не ответил.       - Открой, Локи, или тебе будет еще тяжелее.       Локи упрямо уставился на него, даже не открыв рта, чтобы ответить колкостью. Член Громовержца действительно нуждался в разрядке, и сопротивление Локи не помогало делу.       - Ты так же плохо сотрудничаешь со своими "другими друзьями" а, Локи? Твои опытные "друзья", которые могли бы научить меня кое-чему? Я думаю, что сам могу научить их кое-чему, когда дело доходит до того, чтобы сделать тебя послушным. Заставляли ли они тебя когда-нибудь искренне молить о пощаде? Или это ты все время контролировал ситуацию? Подозреваю, что так. Но не со мной, колдун. Ты не можешь сохранить контроль, когда ты под моей опекой.       Локи зарычал. Его ярость не уменьшилась от боли, все еще видимой на его лице, пятен слез в уголках глаз, пота и темноты на его коже от перенесенной острой интенсивной боли. О, он был прекрасен. И он принадлежал Тору и только Тору, нравилось ему это или нет.       Тор крепче сжал челюсть Локи и стал поворачивать его голову из стороны в сторону. Он остановился на мгновение, чтобы рассмотреть красоту перед собой: аристократические скулы, красивый рот, ум в глазах и уверенность в себе в изгибе бровей, знаки йотунов, которые были загадочными для Тора, но что-то значили для его колдуна... и выражение полного презрения к Громовержцу, которое излучало это красивое, сводящее с ума лицо.       Выражение лица Локи сменилось со страха на презрение, и Тор понял, что его собственное выражение, должно быть, снова выдало его чувства, поэтому он собрался с духом и решил стереть это выражение с лица своего колдуна. Он не собирался давать Локи шанса озвучить свои ядовитые мысли.       Тор дал ему пощечину. Удовлетворение от того, что он сбил презрительное выражение с лица Локи, длилось лишь мгновение, пока тот раздражающе быстро восстанавливал самообладание, поэтому Тор снова ударил его, злобно дергая за волосы.       Локи издал сдавленный звук, и на мгновение на его лице промелькнуло удивление, когда рука Тора ударила его еще раз, с силой. Тор дернул колдуна за волосы и снова ударил. Рот Локи открылся, когда он задохнулся от шока, и Тор воспользовался преимуществом, схватив его за челюсть в попытке удержать рот открытым, но колдун снова его закрыл, поэтому Тор ударил снова и снова.       Слезы собирались в уголках глаз Локи, когда Тор попеременно дергал за волосы и ударял его по лицу, а колдун все еще отказывался подчиниться, зажмурив глаза и закрыв рот. Собственная рука Тора уже начала болеть.       Тор усмехнулся. Локи скорее потеряет сознание, чем откроет рот, это было ясно. Впрочем, не имело значения, чего он хотел. Если Локи собирается сосать член Тора, то он намеревается укусить его, что бы Тор ни сделал, чтобы убедить своего колдуна вести себя хорошо.       Тор прижал головку члена к щеке Локи, потирая ее, размазывая прозрачную жидкость. Трикстер открыл один яростный, наполненный слезами глаз, и Тор воспользовался возможностью, чтобы переместить свою головку к приоткрытому глазу, и Локи зарычал, закрывая глаз сразу же, прежде чем Тор неторопливо толкнул свой член рядом и вокруг него.       Тор не потрудился воспользоваться мгновенным преимуществом рычания Локи, но воспользовался моментом, чтобы продолжить тереть свой член по всему лицу Локи. Колдун расслабился и, к удивлению Тора, высунул язык для подлого лизания с закрытыми глазами, когда Тор провел своим членом по языку Локи. Тор в качестве эксперимента надавил на его губы, но йотун просто не сдавался.       Пиздец, ну хорошо.       Снова позволив своему гневу вырваться наружу, Тор потянул колдуна за волосы.       - Хочешь ты этого или нет, Локи, но ты должен продемонстрировать мне некоторые умения, которым тебя, без сомнения, научили твои "друзья". Молись, чтобы мне понравилось, или я буду вынужден обучить тебя сам.       Тор схватил ремень с пола и отошел от Локи, который открыл глаза и настороженно наблюдал за ним, пока тот не исчез из поля зрения.       - Что... ты делаешь, Тор? Уж не собираешься ли ты так скоро снова избить меня ремнем?       Блять. Он был прав. Тор задумался на несколько мгновений. Возможно, у него было что-то интересное в охотничьем снаряжении...       Он слышал, как трикстер начал бороться за его спиной, пока Тор рылся в своей дорожной сумке и нашел то, что искал. Он не часто носил хлыст для верховой езды, так как они с Гуллфакси слишком хорошо знали друг друга, чтобы нуждаться в такой вещи, но он улыбнулся, взмахнув легким хлыстом и услышав удовлетворительный резкий треск на своей ладони.       Локи снова затих от шума. Он слегка повернул голову, хотя Тор стоял вне его поля зрения. Хлыст для верховой езды не причинит колдуну ничего похожего на ту боль, которую он любил, но он разожжет огонь там, где уже приземлился пояс Тора. И на более чувствительных участках.       - Ты сказал, что тебе наскучил мой ремень, колдун. Хотя похоже, он достаточно хорошо завладел твоим вниманием. Тем не менее, я в настроении, чтобы удовлетворить твое желание и попробовать что-то другое.       Локи был совершенно неподвижен, настороженный любым изменением положения Тора или любым намеком на то, что вызвало тот треск. Тор действительно наслаждался преимуществом над ним. Он снова бесшумно приблизился к Локи и без предупреждения опустил руку ему на плечи. Колдун напрягся, что-то проворчал, потом немного поерзал в своих оковах.       Тор погладил следы, которые он оставил на заднице и бедрах йотуна, Локи все это время безнадежно извивался. Тор на всякий случай проверил, нет ли разрывов в коже. У него не было особой практики в этом, и он не хотел ранить Локи из-за неосторожности, даже если хотел отпустить себя в данный момент.       Тор провел большим пальцем вверх и вниз по женскому отверстию Локи и задумался о своем порыве причинить боль здесь. Нет, не сегодня, когда Локи полностью в его власти, но возможно, в другой раз. Он с сожалением вздохнул. Как далеко они с колдуном зайдут этой ночью?       Пора это выяснить. Как далеко заходили "товарищи" Локи? Плакал ли он при них, умолял ли их, улыбался, спорил ли с ними? Играл в игры разума и манипулировал ими? Были ли они друзьями или просто оказывали Локи услугу, в которой он нуждался? Лежал ли он с ними потом, говорил ли с ними ласково, спал ли рядом? Тор не хотел этого знать. Но он должен был знать. Но он никогда не спросит.