Белый тигр

Гет
R
Завершён
141
автор
ре на бета
Размер:
35 страниц, 5 частей
Описание:
В жизни Драко нет радостных моментов и событий, которые могут принести ему счастье, но как только по велению судьбы Грейнджер начинает играть существенную роль в его бытии, всё переворачивается с ног на голову.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
141 Нравится 22 Отзывы 53 В сборник Скачать

Глава 3. «Важны ли для меня его чувства?»

Настройки текста
Примечания:
Канал в телеграмме, где я появляюсь намного чаще с новенькими спойлерами, эстетиками, эдитами и новостями по работам и их новым главам: https://t.me/whirlpool_lechery_glass
Буду очень рада видеть вас там💜💅🏻
      — Теперь, думаю, точно будет ревновать.       Драко ухмыляется и издаёт кроткий смешок, заправляя прядку пушистых волнистых, но на ощупь таких мягких и воздушных, словно облачко, волос девушки за ушко, при этом нежно поглаживая румяную щечку, немного щекоча большим пальцем. Гермиона едва заметно улыбается краешком губ и стыдливо опускает глаза вниз, на свою ногу, которую несильно сжимает Малфой. В глубине души Гриффиндорка до сих пор не осознаёт того, что всё происходящее сейчас с ней — реальность, а не сон, который может закончиться, едва она ущипнёт себя за руку. Драко Малфой — её заклятый ненавистник, парень, которой вечно задирал, оскорблял и вставлял палки в колёса, вдруг так переменился. По голове его, что ли, ударили, или звёзды так сошлись?       — Мне надо идти… — Гермиона отстраняется и находит взглядом свои учебники, которые впопыхах кинула на соседний подоконник.       — Ты ещё успеваешь на вторую пару. — Драко даёт возможность девушке встать на ноги, немного придерживая её за локоть, а сам подхватывает свою сумку, надевая на плечо ремешок.       — Я первая выхожу, — мельтешит к двери, даже не оглядываясь на Малфоя, старается как можно быстрее выйти в коридор и исчезнуть с поля его зрения. Почему-то постепенно становится некомфортно рядом со Слизеринцем. Непривычно ей видеть и относиться к Малфою в новом амплуа, которое никак не вяжется с образом её врага.       — Как скажешь, — с нотками насмешки проговаривает Драко и задерживается в туалете, чтобы прождать здесь ещё минут 5 с момента ухода Грейнджер.       Гермиона молча выходит из помещения, оглядываясь по сторонам. Как она и ожидала, в коридоре пусто, даже звуков никак нет.       До Защиты от Тёмных искусств остаётся минут двадцать, поэтому Гермиона решает выйти во двор Часовой башни на третьем этаже, на этом же ярусе и находится классная комната. По дороге Грейнджер находится в каком-то странном состоянии — никак не может принять факт, что Драко позволил себе несколько минут назад, но самое главное, что она даже не противилась, а просто дозволила завладеть собой. Добираясь до двора, девушка совершенно не следит за дорогой, лишь пытается уложить мысли по полочкам, что никак не получается. Выбита из колеи окончательно и бесповоротно.       «Ну же, соберись, Грейнджер. Теперь будешь витать в облаках весь день из-за него?»       Тёплые лучи солнышка уже который день приятно ласкают, позволяя понежиться на солнцепеке. Гермиона, сняв с себя джемпер, складывает его аккуратно и перекидывает через плечо, направляясь к одной пустой лавке под деревом. Двор безлюден, да и вообще кажется, что школа замерла в одночасье, лишь где-то вделке маячат две маленькие фигурки учениц из Шармбатона, кокетливо переговариваясь между собой. Волшебница усаживается в тенёчке, вдыхая чистый свежий воздух полной грудью, в надежде привести и себя, и свои мысли в порядок перед тем, как пойти на занятие. Нужна небольшая передышка после всего этого калейдоскопа событий — она со вчерашнего дня так и не побывала в одиночестве.       Именно находясь с самой собой наедине, Гермиона всегда может проанализировать всё произошедшее с ней за день, сделать определенные выводы и принять соответствующие решения. Вот поэтому, как следует всё не обдумав, она побежала к Драко сегодня утром, да ещё и сколько усилий приложила, чтобы отыскать его в замке. А ведь если бы у неё была минутка тишины и спокойствия, когда Гермиона оставалась бы тет-а-тет со своими думами, то с вероятностью в сто процентов не поспешила бы как ужаленная по всему замку сначала за картой, а потом и к Малфою. И что теперь думать и жалеть о случившемся? Прошлого не вернуть, не переписать события.       Или сегодняшний инцидент не так уж и плох?       Даже при одной мысли о Драко и его поцелуе у Гермионы наливаются щёки пунцовым цветом, словно она совершила что-то непростительное и сейчас приходится краснеть, стоя в кабинете директора, опустив голову вниз. Сама же на себя и наводит такую реакцию. Надо бы относиться к этому проще, хотя нет. С Драко проще не получится однозначно. Да и вообще, какой подтекст имели его действия, ведь это Малфой, а он частенько делает всё назло, ради забавы и собственного развлечения. Вот теперь и теряйся в догадках, как говорится, и думай, что делать дальше.       «Да, минутная слабость, нужно просто не придавать этому такого значения».       Легко подумать, но тяжелее сделать.       Но побыть в одиночестве, растворяясь в собственных грёзах и наслаждаясь умиротворением, Гермионе и сейчас не удаётся. На входе во двор, у высокой каменной арки, появляется Виктор — она сразу его узнаёт издалека по твёрдой уверенной походке и широким могучим плечам, словно он какой-то богатырь из детской сказки. Он, видимо, сейчас собирается идти на тренировку перед очередным испытанием или просто побегать в окрестностях Хогвартса, дабы поддерживать себя в форме, к слову, превосходной форме. Сейчас Грейнджер не особо хочется с ним разговаривать, потому что в глубине души она понимает, что в какой-то степени предаёт его, от чего и чувствует болезненный укол совести. Мило беседует с Крамом, ходит с ним на ночные встречи, да и вообще ведёт себя с ним весьма мило и приветливо, на что и Виктор отвечает взаимностью. А потом с Драко… Ой, как нехорошо получается, отличница-Грейнджер.       — Гермиона, — кричит Крам и лёгким бегом приближается к девушке, отчего та немного ерзает на лавочке, но смущённо улыбается, стараясь не выдавать с потрохами своего волнения.       — Привет, — мило говорит Грейнджер, когда Виктор садится рядом с ней, почти вплотную, но всё же некую дистанцию соблюдает.       — Я хотел пригласить тебя на бал, он будет через два дня, как раз на следующий день после испытания, — сразу, без прелюдий, вот так в лоб выпаливает на одном дыхании. Правильно, чего тянуть. Обескуражить даму — уже полдела сделано.       «Да что ж за день сегодня такой? То это, то другое; то пятое, то десятое. Сама виновата. Прям главная сердцеедка Хогвартса».       Улыбнувшись своим мыслям, но вдруг поняв, что долго не отвечает Виктору, Гермиона быстро проговаривает первое, что пришло на ум:       — Хорошо, я пойду.       Виктор нежно, ну, насколько у него получается в виду своей строгости и чрезмерной дисциплинированности, целует костяшки её пальчиков, едва касаясь сухими горячими губами, и быстро встаёт, махая рукой на прощание.       — Надеюсь, скоро увидимся, — всё же кидает напоследок Виктор перед тем, как исчезнуть с поля зрения.

***

      Утро ужасное от слова совсем. Гермиона совершенно не выспалась, потому что всю ночь из-за навязчивых мыслей никак не могла сомкнуть глаза. Лишь под утро веки словно налились свинцом, и девушка провалилась в полудрёму, но ситуацию это никак не спасало. Какая-то заторможенная, вялая и абсолютно рассредоточенная, стоит сейчас и слушает лекцию преподавателя по зельеварению, но под этот бубнёж хочется либо на стенку лезть, либо заснуть, упав лицом в котёл. К тому же за завтраком Гарри с Роном никак не могли заткнуться — всё тараторили про несносный бал, разговоры о котором доносятся из каждого угла, что уже изрядно начинает раздражать Гермиону. Говорить друзьям, что она будет танцевать с Крамом, Грейнджер не особо спешит. Интрига — дело хорошее, но отношения к этому не имеет. Сплетен не хочет создавать вокруг себя, потому что, зная болтливость Рона, через несколько минут об этом узнают Фред и Джорд, а это равносильно тому, что вся школа будет гудеть от этой новости.       — Разбивайтесь на пары как угодно, но к концу урока я жду от вас результат. — Профессор хлопает один раз в ладоши, и ученики подходят по двое к котлам, вокруг которых лежат всякие ингредиенты.       Конечно же, Гермиона всё прослушала, поэтому встать в пару она собирается с когтевранкой, которая с умным видом изучает выданное ей оборудование. Но как только Грейнджер собирается подойти к ней, чтобы предложить поработать вместе, её опережает какой-то парень, и Гриффиндорке ничего не остаётся кроме, как молча подойти к незанятому котлу и разбираться самой.       — Думаю, первое нужно забросить это. — От этих слов, точнее, от человека, который их произнёс, Гермиона буквально выпрямляемся по струнке, чуть ли не выронив половник для помешивания зелья.       — Ты что здесь делаешь? — почти шипит на Драко, смотря на него огненным взглядом, которым, кажется, уже может убить.       — Зелье с тобой готовлю, Грейнджер, — с невозмутимым лицом отвечает Малфой, даже не смотря на девушку, а крутя в руках какую-то баночку с розовой жидкостью. — Можем приготовить приворотное зелье, чтобы Виктор пригласил тебя на бал, — фыркнув исподлобья, дерзит Драко, насмешливо улыбаясь.       — Меня уже пригласили, — спешно отвечает Гермиона, хватая со стола корень какого-то растения и бросая его в бурлящую воду в котле.       — Виктор?       — Не твое дело, — отрезает Грейнджер, показывая всем своим видом, что тема закрыта и больше к ней возвращаться она не намерена.       Драко хмыкает себе под нос, но внутри чувствует неприятный осадок от этого разговора. Кто-то её уже пригласил на бал, но даже если бы этого не произошло, предложил бы ей Драко стать кавалером на вечер? Он не знает, не уверен, что решился бы, да и Грейнджер, скорее всего, покрутила бы пальцем у виска и сказала, что не пойдёт никуда с ним, ведь там все удивятся такой паре. Опять чужое мнение важнее собственного. Мрак…       Гермиона очень сосредоточена на выполнении задания, аккуратно помешивает в котле зелье, которое больше походит на бурду какую-то, но девушка изо всех сил старается довести жидкость до нужного ей цвета. Волосы растрепаны, потому что она то и дело трогает их в порыве нервозности, губы поджимает от злости из-за того, что не получается довести отвар до нужной консистенции. Выглядит Гермиона как ведьмочка, готовая навести порчу на любого, кто помешает ей в эту секунду. Малфой закатывает глаза при виде того, как она в очередной раз добавляет порошок в смесь, но ничего нового не происходит. Теряешь навыки, Грейнджер.       — Давай я, ведьма, — подходит сзади, прижимаясь к спине девушки почти вплотную, берёт с общего стола пакетик с порошком и, кладя свою ладонь поверх девичьей на половник, начинает медленно помешивать отвар по часовой стрелке.       Гермиона сейчас бы сквозь землю провалилась, лишь бы не испытывать на себе взгляды окружающих, в особенности Гарри и Рона. Малфой стоит сзади, непристойно близко, прижимаясь к ней и накрывая своей холодной рукой её, но Грейнджер не отталкивает его, а наоборот, берёт последующие ингредиенты, помогая привести зелье к идеалу. Много неприличных картинок начинают сменяться одна за другой в голове девушки, что было совершено ей несвойственно, когда Малфой, убрав руку с половника, переместил свою ладонь на край стола, но очень ненадолго, а потом как бы невзначай дотронулся до ноги Грейнджер, поднимая свои пальчики выше, под край юбки.       — Я тебе сейчас по лбу стукну этой штукой. — Гермиона оборачивается на Драко и шепчет ему это в лицо, махая поварёшкой около его носа.       — Уф, какие мы грозные. — Драко ухмыляется, убирая от себя оружие Гермионы, но руку всё-таки убирает, поднимая вверх, к пояснице. — Ну буду ходить с шишкой, сниму побои и буду требовать, чтобы тебя отправили в Азкабан как особо опасную преступницу. Буду скучать, тосковать, моё сердце разобьётся на мелкие кусочки, но что поделать — такова жизнь.       — Очень смешно.       — А кто смеётся? Или мои чувства для тебя шутка, пустой звук?       Но Гермиона не отвечает, делает вид, что пропустила этот вопрос мимо ушей, но сама задумалась над ним, пытаясь ответить хотя бы для самой себя.       «Важны ли для меня его чувства?»       Всё закручивается слишком быстро, она даже не может толком разобраться, что она испытывает о отношению и к Краму, и к Драко. Вообще, словосочетание «испытывать чувства к Драко» некоторое время назад могло показаться абсурдом для Грейнджер; это утверждение принесло бы такой смех, что уму непостижимо, а сейчас заставляет поразмыслить… Когда всё так успело перемениться?       — Нет, не пустой звук, — всё же тихо отвечает, хоть и понимает, что долго думала, и Драко уже, наверное, не ожидает услышать ответ на свой вопрос.       Слизеринец слышит её слова, которые для него словно бальзам на душу, и улыбается краешком губ. Ладонь сильнее сжимает талию Гермионы, отчего у неё на руках вздымаются волоски, и бегут мурашки по всему телу. От внимания Драко не ускользает такая реакция Грейнджер на его действия, и парень наклоняется к уху Гриффиндорки, убирая с лица растрёпанные пряди волос, и шепчет:       — Если бы не этот Виктор, то на балу моей спутницей была бы самая настоящая королева.       Гермиона не успевает переварить услышанное и внятно ответить Малфою, как преподаватель возвращается в класс и просит продемонстрировать полученное зелье или что-то на него похожее. Гермиона в ужасе смотрит на смесь в своём котле, потому что уже давно перестала следить за цветом и густотой отвара, а кидала ингредиенты по наитию. Будь, что будет, как говорится.       — Очень неплохо, Гермиона и… — Профессор подходит к Грейнджер, внимательно вглядывается в остывающую жидкость и переводит взгляд на выполняющих. По его реакции было сразу понятно, что он никак не ожидал увидеть в паре с Гермионой Малфоя. —… хм, Драко. Можете идти, зачёт я вам поставлю.       Гермиона и Драко хватают свои сумки и выходят из класса, пока другие ученики ждут своей очереди. Как только волшебница переступает через порог кабинета и слышит, что дверь за ними громко захлопнулась, то разворачивается на пятках лицом к Драко и тяжело вздыхает.       — Спасибо, что помог. Если бы не ты, я бы не приготовила зелье, — смущенно отводит взгляд, но нежное прикосновение холодных пальцев Драко к запястью немного расслабляет.       — Пожалуйста, Грейнджер.       Гермиона встает на носочки, быстро целует парня в щёку, обвивая рукой его шею, и мигом отстраняется, уходя прочь дальше по коридору.

***

      В библиотеке вечером всегда больше людей, чем в любое другое время — здесь чаще всего готовят домашнее задание, выискивая нужную информацию. Гермиона, закончив свой доклад, который нужно сделать до завтрашнего дня, уже собирается уходить к себе, в гостиную Гриффиндора, но внезапно появившиеся Гарри и Рон заставляют девушку задержаться. Они стремительным шагом направляются к ней и, видимо, хотят о чём-то поговорить.       — Знали, что искать тебя нужно именно здесь, — произносит тихо Поттер, чтобы не мешать другим людям в библиотеке.       — Вы что-то хотели? — Грейнджер возвращает на полку толстую книгу в кожаном переплёте, который слегка потрепался от времени.       — Что происходит между тобой и Малфоем? — не выдерживает Рон и спрашивает напрямую в то время, как Гарри хотел начать, так сказать, издалека.       — Что, прости? Между мной и Малфоем? — удивлённо вскидывает брови Грейнджер и с ноткой раздражения в голосе отвечает: — Между нами ничего нет, Рон. Не выдумываете себе ничего лишнего, а тебе, Гарри, лучше вообще все мысли посвятить Турниру.       — Просто мы переживаем за тебя, Гермиона, — сдаётся Поттер и обеспокоено смотрит на подругу, поправляя свои круглые очки.       — Всё хорошо, не стоит переживать, — сменят гнев на милость, и в голосе слышатся нежность и ласка.       Грейнджер берет все свои вещи и направляется к выходу из библиотеки. Проходя мимо высоченных стеллажей с тысячами книг, до неё долетают обрывки фраз каких-то присутствующих в помещении девушек. В этом бы не было ничего необычного, и, скорее всего, Гермиона даже не обратила бы внимания на эти перешептывания, но упоминание имени Малфоя заставляет её снизить темп, а затем и вовсе остановиться, вслушиваясь внимательнее в разговор. Подслушивать, конечно, нехорошо и некультурно, но любопытство берёт верх, и Грейнджер направляется тихими шажочками ближе к ученицам.       Девушки, которые что-то оживлённо обсуждают, стоят по другую сторону стеллажа от Гермионы и, как назло, разговаривают слишком тихо, поэтому Грейнджер не может ничего разобрать, понимает только отрывки фраз, но сложить полностью картину диалога не получается. Приходится идти на рискованный — потому что можно спугнуть их — шаг. Гриффиндорка обходит шкаф, делая вид, что ищет какую-то книгу, но при этом становится рядом с девушками. Это ученицы факультета Слизерин и, видимо, они находятся на младшем курсе, потому что на занятиях Гермиона их не видела. Достав с полки увесистый талмуд, Грейнджер начинает пролистывать сухие, ветхие страницы, чтобы её якобы поиски выглядели реалистичными и правдоподобными, но девушки даже не обращают внимания на пришедшую волшебницу, которая теперь не пропускает ни единого слова мимо ушей. Они увлечены своим диалогом да и только.       Из всей пустой болтовни Гермиона понимает только то, что одну из этих девушек Драко пригласил на бал, после уроков подкараулив во дворе. Сколько девичьей радости и восторга Грейнджер видит в глазах слизеринки, что становится немыслимо противно и мерзко. Конечно, виду она не подает, но огреть тяжелым талмудом очень хочется.       Ревновать Драко?       Могла бы тогда отказаться от приглашения Крама и ждать, когда Малфой соизволит выразить желание стать спутником на этот бал. А он бы это сделал, исходя из соображений того, что происходит в последние дни.       О, Мерлин, как же сложна бывает жизнь и выборы, которые подкидывает судьба.
Примечания:
Очень хочется видеть вашу обратную связь в отзывах. Это всегда мотивирует и повышает настроение)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты