Золото не падает шёлком - оно бьёт больнее

Гет
NC-17
Завершён
6
автор
Размер:
189 страниц, 30 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 11

Настройки текста
      Они встретились на одном из приёмов. Это было шумное мероприятие с играми, пальмами, попугаями и джунглями из тропических цветов. Воздух пропитался запахами духов, дыма, пряностями и ароматами еды. Лисса вышла на террасу, чтобы придти в себя от шума голосов, пытающихся перекричать гром оркестра. Удары барабанов, пьяный смех отдавались в голове, вызывая боль.       У неё был тяжёлый день, и она не была настроена развлекаться в этот вечер. К тому же голова болела нещадно.       Лисса увидела высокого мужчину в чёрном смокинге. Он дымил сигарой и смотрел на огни вечернего города. Пахло весной, воздух казался влажным и прохладным.       — Ещё один беглец от шума и суеты? — спросил он, с вежливой улыбкой, заметив неподалёку от себя Лиссу.       — Головная боль и сальса плохо сочетаются. Не возражаете, если я нарушу ваше уединение?       — Да ради Бога.       Лисса прижала пальцы к вискам и глотнула свежего весеннего воздуха. Открыв глаза она увидела, что незнакомец смотрит на неё, скользя взглядом по чёрному платью. Серьги, качнувшись, сверкнули и отразились в его глазах. Лисса, в свою очередь, окинула его изучающим взглядом.       Она решила, что ему за сорок пять, если судить по следам седины на висках. Ей понравился его профиль с мужественным подбородком и исходящая от него уверенность, которая казалась естественной. Он производил впечатление богатого, сильного человека.       — Может быть найти вам таблетки? — спросил он, затушивая сигару в хрустальной пепельнице.       — Нет, благодарю, мне сейчас станет легче.       Он приблизился к ней на шаг. От него пахло табаком, тонкой кожей и каким-то экзотическим соусом. Взглянув на него, Лисса почувствовала, что между ними пробежал электрический разряд.       Когда он дотронулся пальцами до её затылка, раздвинув пряди волос, она напряглась, не поняв его намерений.       — Иногда это помогает, — пробормотал он, и начал растирать напряженные мышцы её шеи. По ней пробежала дрожь, причиной которой мог быть либо прохладный воздух, либо тёплые пальцы, снимающие с неё напряжение.       — Лучше?       — Гм…гм… — Лисса на мгновение откинула голову назад, прижавшись к массирующим пальцам, затем заставила себя снова выпрямиться. — Благодарю вас… Мне уже значительно легче.       — Куда, по-вашему, вы идёте? — спросил он, когда она направилась к застеклённой двери. Его голос ласкал, подобно его его уверенным пальцам. — Боитесь превратиться в тыкву? До полуночи ещё далеко.       Лисса посмотрела на него — красивого статного мужчину, в глазах которого читался призыв.       Она изобразила на лице улыбку.       — Боюсь пора спешить к моей золотой карете. Эти хрустальные башмачки с каждой минутой становятся всё теснее.       Его тёмные глаза оценивающе пробежались по её стройным ногам, к элегантным туфлям на высоких шпильках.       — Может я помогу вам в этом, — медленно сказал он. — Что скажете, если мы воспользуемся моей каретой и сбежим отсюда? В кафе «Каприз» готовят великолепный кофе. Немного кофе, немного беседы… Вы сможете сбросить свои башмачки. Я могу даже помассировать ваши ступни.       — Вы настоящий принц.       — Какого и заслуживает настоящая принцесса.       Лисса засмеялась.       — Близко к истине. Я графиня Лисса Рассель. А вы?       — Ричард Шир. Рад познакомиться, графиня. — Он поцеловал ей руку.       И именно в этот момент она поняла, что этот чертовски привлекательный мужчина, флиртующий с ней на тёмном балконе муж Анжелы Хилл.       Ричард Шир. Это имя прозвучало как ветер. Ричард Шир. Магнат — миллиардер. Глава издательской империи. Он был в состоянии купить и продать королевство Англии. У него имелись филиалы во всех частях света. И он был женат на женщине, которая была её единственным настоящим врагом.       Начал накрапывать дождь.       — Так как насчёт кофе? — спросил он, не выпуская её ладонь. Он так и не выпустил её, а положил под свою прижатую руку и повел в сторону оркестра.       Она позволила ему вести себя, испытывая целую бурю эмоций. К чёрту Анжелу Хилл, её влекло к этому человеку. Она последует за ним и посмотрит куда это её приведёт.

***

      Дрова потрескивали в камине. Лисса потянулась к бутылке с вином, которая стояла на низком кофейном столике. Она чувствовала себя как в тот вечер, когда встретилась с Ричардом. И к чему это привело? К новой работе, к новому дому, к замужеству.       На её губах появилась улыбка. Ветер швырял листья в окна. Она слышала негромкие шаги Долли по коридору, продолжая вспоминать. В ту первую ночь у неё и в мыслях не было заменить Анжелу Хилл Шир в постели или в зале заседаний совета директоров. Лисса не могла даже точно определить, когда поставила себе такую цель. Она с уверенностью могла сказать лишь то, что её с самого начала влекло к нему, так же как и его к ней. Её чувство к Ричарду и желание отомстить Анжеле тесно переплелись.       Они с Ричардом были очень похожи. Оба деятельные и энергичные. Смесь их личностей, их страсти, любви к жизни и к власти оказался настолько прочным, что его невозможно было разрушить. Через шесть месяцев после первой ночи Ричард дал Анжеле развод и переехал к себе. После шумного развода, он сместил её с поста главного редактора журнала «Ваша лучшая свадьба» и назначил на её место Лиссу.       Замечательно, решила Лисса. Она смаковала каждую деталь падения Анжелы. Она отняла у неё работу, мужа и её самоуверенность. Но окончательный удар был впереди. День свадьбы Лиссы и Ричарда будет вершиной триумфа над Анжелой Хилл. Какая славная месть! Можно считать, что теперь Анжеле полностью воздастся за те страдания, которые она когда-то причинила Лиссе.       Она сделала еще глоток и её мысли перенеслись ещё дальше в прошлое. Тогда она только встретилась с Анжелой Хилл.

***

      — Где эти платья?       Мирей Рассель стояла, трепеща от ужаса перед разъярённой Анжелой Хилл.       — Я тебя спрашиваю, идиотка! Миссис Смит ждёт. Где её платья?       — Я их не видела, мисс Хилл. — От волнения её французский акцент стал ещё заметнее, что ещё больше раздражало Анжелу. — А вы не спрашивали Деллу? Может быть она…       — На квитанции твоё имя. — Анжела смяла и швырнула Мирей в лицо квитанцию. — И ты должна была исполнить заказ сегодня! Миссис Смит утром отбывает в Европу, и я пообещала, что её платья будут сегодня готовы.        Трясясь от страха, Мирей смотрела в глаза руководительницы отдела. Анжеле Хилл было всего двадцать четыре, но она уже выбилась в руководство фирмы. Высокая, худая, словно манекенщица, с густыми стриженными светлыми волосами, она отличалась исключительной самоуверенностью, своеобразным стилем одежды и широким энергичным шагом. Глаза не упускали ни одной детали, которая имела бы к ней отношение. Она умела добиваться поставленной цели, занять не последнее место в жизни и мало кто мог решиться встать у неё на пути.       Сегодня она особенно разозлилась. Она просто задыхалась от ярости и всё это выплеснулось на маленькую француженку, стоявшую перед ней.       Мирей лихорадочно пыталась вспомнить, видела ли она когда-нибудь эти злосчастные платья. Когда она бросила испуганный взгляд на злую начальницу, в платье от Шанель, она почувствовала спазм в желудке. Мирей беспомощно оглянулась на молоденькую продавщицу.        — Какого цвета были платья?        — Я не верю тебе! — заорала Анжела — Никогда не встречалась с такой дебилкой! — Она повернулась к продавщице. — Разыщите эти платья… Квитанция на полу. Сию же минуту! — Она направилась к клиентке с напускным спокойствием на лице. — Миссис Смит, приношу свои извинения за этот возмутительный инцендент. Уверяю вас, что я лично разберусь с этим и доставлю вам платья к пяти часам вечера. Лично обязуюсь.       Миссис Смит покосилась на Анжелу и поджала губы.       — Поскольку до сих пор у меня не было претензий к вашему салону и сервису, я не стану ничего предпринимать. Однако, если я не получу платья к пяти часам, то ваш управляющий… нет, президент компании, узнает, как вы исполняете свои обязанности, — предупредила она.       Мирей направилась к вешалкам с готовыми платьями, а за ней побежала Керри.       — Мирей, я думаю, что она отдала эти платья Делле, — шепнула Керри, вторая швея, прибежавшая на шум, не решившаяся попадать под горячую руку Анжеле. — Посмотри на дату в квитанции. Тогда, кажется, твоя Лисса заболела ветрянкой и тебя вообще здесь не было.       Мирей прекратила свои поиски. А ведь сегодня день начался так радостно. Утром она поцеловала Лиссу и принесла ей в постель кофе с французскими булочками в честь своего дня рождения. Однако, после случившегося скандала, всё хорошее настроение развеялось, как дым. Мирей чувствовала, что Анжела так просто всё не оставит. Ссутулившись, она отрешённо посмотрела на Керри.       — Это не имеет значения… — тихо сказала она. — Анжела настроена уволить меня в любом случае.       Не зря уже несколько месяцев Мирей опасалась увольнения. Дело было в том, что, задержавшись на работе, она стала невольной свидетельницей пикантной сцены. Прямо на прилавке магазина. Мон Дьё!** Анжела и управляющий сетью ателье, женатый мужчина, у которого было двое детей и беременная жена.       Она продолжала молча работать, моля Бога, чтобы Анжела ушла и не заметила её. В конце концов это не её дело, чем и с кем занимается Анжела Хилл.       «Кто я такая, чтобы быть им судьёй?» — подумала Мирей, пожав плечами. Конечно им будет неприятно узнать, что она присутствовала при их близости…       Как на зло, в тот день Анжела оставила свой плащ на вешалке в отделе. Мирей никогда не забудет выражения её лица, когда та проходила мимо комнатки Мирей и увидела её.        — Что вы здесь делаете? Мы закрылись час назад.       — Заканчиваю работу, мисс Хилл. Я не люблю останавливаться на середине. Консьерж обычно выпускает меня, когда я задерживаюсь. — Она старалась справиться с волнением, говорить ровно и не поднимать глаз, но всем нутром чувствовала, как смотрит на неё Анжела.       — Я никогда не подозревала, что у нас такие старательные сотрудники, — стараясь говорить как можно безразличнее, произнесла Анжела. Над её верхней губой выступили мелкие бисеринки пота. — Впредь, Мирей, будь добра, ставить меня в известность, если ты снова не успеешь сделать работу во время.        Она схватила свой плащ и выскочила за дверь. Но с тех пор Мирей ощущала на себе её враждебность. Она понимала, что Анжела думает, что теперь будут всевозможные сплетни. Но Мирей не сказала об этом никому. Она не любила, когда влезают в её дела и не вмешивалась в жизнь других.       — Эта сучка всё время ждала предлога, чтобы отделаться от тебя, — сочувственно сказала Керри, держа квитанцию в руке. — Она столько месяцев придиралась к тебе, не могу понять почему. Ты бы видела, как она выходила из себя, когда Лисса заболела и ты не вышла на работу.       Мирей устало опустилась на стул.        — Я знала, что это разозлит её, но у дочки был сильный жар… Доктор сказал, что дети в старшем возрасте тяжелее переносят ветрянку, чем маленькие. У неё сыпь была с ног до головы. Ну как я могла её оставить? — прошептала она.       Керри не успела ответить. К ним ворвалась Анжела.       — Мирей, убирайся отсюда! Немедленно! Керри, почему ты не ищешь платья? Кто-нибудь, кроме меня, здесь что-то делает?       Керри увидела, как побледнела Мирей.       — Мисс Хилл, — в отчаянии заговорила Керри, — здесь произошла ошибка. Мирей не было на работе в тот день, когда миссис Смит заказала эти платья. Именно в этот день у неё дочка заболела ветрянкой. Я думаю…       — Я плачу тебе не за то, что ты думаешь. Иди и немедленно найди платья, если не хочешь оказаться на улице.       Когда Керри ушла, Мирей встала.       — Поверьте, меня не было на работе, когда поступил заказ на эти платья. Я впервые слышу о них. И вам известно, что на мою работу никогда не было жалоб. А многие постоянные клиенты специально просят, чтобы их заказы выполняла именно я.       — Больше они не будут просить об этом, — холодно ответила Анжела. — Получите расчёт в конце недели. — Она ушла, оставив после себя резкий запах духов.       Через некоторое время Мирей вошла в свою маленькую квартирку, которую она с Лиссой смогли сделать очень уютной.       Лисса сидела на кухне за столом и учила алгебру. Она хотела наверстать то, что пропустила за период болезни и даже не услышала, как мать ключом открыла дверь. Мирей некоторое время смотрела на дочь, с гордостью отметив, что Лисса очень красива. Даже не совсем сошедшие следы от только что перенесенной ветрянки на лице, и шее не портили её очарования. Чёрные густые волосы немного скрывали черты лица четырнадцатилетней девочки-подростка, которая превращалась в красивую девушку.       «Замечательная у меня дочь, — подумала Мирей, чувствуя, как любовь к Лиссе переполняет её. — Как не хочется расстраивать её.»       Услышав вздох, Лисса резко подняла голову.       — Мама? Ты почему так рано? Ты не заболела? — Она шумно отодвинула стул.       Мирей только покачала головой. К горлу подкатил ком, и говорить она была не в состоянии. Она опустилась на диван и попыталась взять себя в руки.       — Мама! — В голосе Лиссы прозвучала тревога. Она заметила бледность на лице матери. В её, обычно живых глазах, потух огонь. — Что случилось?       Спустя час, она стояла перед зданием, где работала Мирей. Она не может смириться, с тем, что мать потеряла работу, и что Анжела унизила её сегодня и делала это постоянно до увольнения. Она не боится Анжелы Хилл или кого бы то ни было, внушала она себе, поправляя волосы. Торговый центр был её родным домом. Они с Мирей приходили сюда, по крайней мере, раз в месяц полюбоваться элегантной одеждой, выставленными под стеклом украшениями, модельной обувью, сумочками и косметикой. Они медленно ходили по отделам, разглядывая товары, выставленные для продажи.       Мирей изучала фасоны, которые нравились Лиссе и затем, дома, показывала ей, как сшить такое же платье из похожей ткани, которую можно было купить в недорогом магазине. Благодаря Мирей, Лисса стала понимать толк в хорошей одежде и имела возможность прикасаться к модным платьям и костюмам, когда мать приносила их домой, чтобы поработать над срочным заказом.       Однако сегодня Лиссе было не до этого. В зеркальной двери она увидела своё отражение — худую, длинноногую девчонку в красном мини-платье. Она вздохнула думая о матери и толкнула тяжёлую дверь.       «Ты должна это сделать, — сказала она себе подходя к эскалатору. — Ты должна объяснить мисс Хилл, что мама не виновата.»       Лисса никогда раньше не видела Анжелу Хилл, но как-то случайно подслушала жалобы маминой подруги Керри на её бесконечные придирки и грубость. Что касается мамы, то она никогда не жаловалась. Лисс понимала, что мать просто не хотела расстраивать её. Непросто было оплачивать счета, не говоря уже об уроках фортепиано, на которых настояла мама.       «Возможно, мисс Хилл уже жалеет, что уволила маму. — подумала Лисса, поднимаясь на второй этаж. Несмотря на свою решимость довести дело до конца, она почувствовала, как вспотели её ладони. — Вероятно, мисс Хилл уже нашла платья, и вопрос закрыт… Всё будет хорошо», — продолжала убеждать себя Лисса.       Мирей просила её не ходить, но Лисса настояла на своём.       У Мирей была трудная жизнь. Сначала она работала в женском монастыре, где шила одежду для священников. Потом ей удалось вырваться из этой рутины, выйти замуж и стать работницей состоятельного графа и графини Рассель. Она шила им лично и ей хорошо платили. Её мастерство заметили, и по ночам она выполняла сторонние заказы. Какое-то время было всё хорошо. Но заветной мечтой Мирей было уехать в Америку и открыть собственное ателье. Она копила деньги, и через год или два могла отправиться туда, но внезапная смерть графа и графини Рассель в автомобильной катастрофе вынудила её сделать это раньше.       Лисса никогда не знала своего отца — он умер, когда она ещё не помнила себя. Мать говорила, что это был добрый и благородный человек, довольно красивый, но бедный. Лисса иногда задавала себе вопрос, как бы сложилась их жизнь, если отец был жив. Но она настолько привыкла жить с матерью, что не могла этого представить. Она помнила только мать, которая никогда не жаловалась и не рассказывала дочери о финансовых трудностях.       Теперь настала очередь Лиссы защищать мать. Она сошла с эскалатора, полная решимости довести дело до конца. Войдя в отдел, где работала мать, она узнала Керри, которую когда-то видела у них в гостях.       — Мисс Керри, вы не могли бы подсказать, где я могу найти мисс Хилл?       — О, Лисса, я не думаю что тебе вообще стоит подходить к ней. Она в кошмарном настроении… Мы до сих пор не нашли эти злополучные платья…       — Где она?       Керри указала в сторону стола, у которого высокая блондинка нервно рылась в груде квитанций.       — Но, Лисса…       Лисса не дослушала её фразу до конца. Выпрямившись, она приблизилась к женщине, которая переворачивала квитанции. Лисса кашлянула.       — Да, — сказала Анжела, — чем могу помочь?       — Мисс Хилл?       Глаза Анжелы сощурились. Она бросила квитанции и, выпрямившись, уставилась на девочку. От нее исходил резкий раздражающий запах духов. Может быть, именно это и и подстегнуло Лиссу и она бросилась как в бой.       — Я — Лисса Рассель, дочь Мирей, и хотела бы поговорить о своей матери. — Решительно начала она.       Анжела недовольно хмыкнула и снова уткнулась в квитанции.       — Здесь говорить не о чем.       — Но мисс Хилл, вы меня не совсем поняли. Моя мать нуждается в работе. И она не сделала ничего плохого. Кто-то другой допустил ошибку, но мама не виновата. Вы должны дать ей шанс.       — Я ничего не должна.       Сердце Лиссы упало. Она увидела презрение в глазах женщины. Анжела Хилл смотрела на нее как на таракана. «Ей глубоко наплевать на нас», — подумала Лисса, и почувствовала, что её охватывает паника. Но она должна убедить Анжелу.       — Но мисс Хилл, моя мать отличная работница, и эта работа для неё — всё. Она берёт её даже на дом.       — Ах на дом! — воскликнула Анжела с сарказмом.       Лисса промолчала, не понимая почему Анжела с таким интересом смотрит на её платье.       — Где ты взяла его? — внезапно спросила Анжела, показав рукой на платье.       — Его сшила моя мать.       — Ты врёшь! Это платье продаётся вон там! Оно стоит бешеных денег! Каким образом ты смогла купить его?       — Я не вру! — Щеки Лиссы вспыхнули от обиды. — Моя мать сшила его. Она его скопировала. В этом нет ничего плохого.       — Только в том случае, если это правда.       Лисса сделала новую попытку вернуть разговор к нужной теме.       — Я уверена, что ваши клиенты были довольны работой моей мамы.       — В таком случае ей не составит труда найти другую работу. Разве не так?       Лисса почувствовала как внутри все похолодело.       Она оперлась руками о прилавок и наклонилась вперёд, ненавидя эту женщину за то, что она вынуждает опуститься до унижений.       — Но она любит свою работу, мисс Хилл. Пожалуйста, дайте ей шанс. Ей немного осталось до пенсии и ей трудно будет начинать все сначала в другом месте.       Анжела собрала свои бумаги и отвернулась.       — Это не мои проблемы. Моя проблема — миссис Смит и её платья, которые я обещала доставить ей готовыми сегодня, хотя мы, кажется, вообще их не найдём.       Лисса побежала вслед за удаляющейся Анжелой. Керри сочувственно следила за ней со своего места.       — Но мисс Хилл, это несправедливо!       Глаза Анжелы угрожающе сверкнули.       — Я и без того потратила слишком много времени на тебя и твою мать-идиотку! Освободи помещение немедленно, пока я не позвала охрану! Ты слышишь, безмозглая тупица?! Вон из моего магазина!       На них смотрели люди. Лисса застыла в шоке. Тем временем Анжела удалилась, оставив после себя тошнотворный запах духов. Слезы навернулись на глаза Лииссы.       — Сука смердящая, дерьмо вонючее, — прошипела она, — больше ты никто…       Лисса не помнила, как вышла из магазина и добралась домой.       А вечером она изо всех сил старалась не показать виду, когда к ним зашли соседи по случаю дня рождения Мирей и рассаживались за праздничным столом.       Когда на торте зажгли свечи, Лисса обняла Мирей за худенькие плечи.       — Мама, загадай желание, — сказала она.       Миссис Дарк сунула салфетку Джо под шею:       — Только вслух не произносите, а то не сбудется, — добавила она.       Только Мирей задула свечи и попыталась придать своему лицу весёлое выражение, раздался громкий стук в дверь.       — Кто бы это мог быть? Вы кого-то ещё ждете? — миссис Дарк оглядела кухню. Здесь были все: Арнольд с Мери, двое их непоседливых малыша, миссис Уолдж, всё время настраивающая свой слуховой аппарат и даже мистер Мареску, принёсший по такому случаю коробку с мороженым.       Лисса посмотрела в глазок двери и увидела двух полицейских в форме. Она открыла дверь.       — Добрый вечер, мисс. Мы хотели бы поговорить с Мирей Рассель. Она дома? — Старший по возрасту офицер с рыжими волосами, упорно вылезающими из-под фуражки, прочитал фамилию глядя в бумагу.       Сердце Лиссы, казалось, выскочит из груди. Она отступила в коридор, прикрыв дверь в кухню.       — Да, а в чём дело?       — Нам нужно задать миссис Рассель несколько вопросов. Она дома?       — Но у нас праздник по случаю её дня рождения. Вы не могли бы прийти завтра?       Они, естественно, не могли, и Лиссе пришлось позвать мать в прихожую. Она очень хорошо представила себе, какое любопытство у гостей вызвало появление полиции и то, что они задают Мирей вопросы по поводу пропавших платьев. Они объяснили, что у них есть ордер на обыск. Мирей привалилась к стене и её лицо побледнело.       Лисса кипела от ярости. «Как они смеют даже в мыслях допустить, что мама может украсть? Сама Анжела Хилл не верит в это! Хотя, может быть, именно она и затеяла всё это дело».       Когда полицейские стали осматривать шкаф и комод с одеждой, заглядывая даже под кровати, гости один за другим покинули квартиру. Наконец Мирей и Лисса остались вдвоем. Едва начатый торт, растаявшее мороженое, и воздушные шары довершали картину полного беспорядка. Лисса обняла мать и разрыдалась.       — Я ненавижу, ненавижу Анжелу Хилл! Я готова убить её!       — Тише, моя дорогая! — Мирей пригладила волосы дочери, отведя их от заплаканного лица, и прижала Лиссу к себе. — Это не имеет значения.       Но Лисса знала, что для матери это имеет значение.       Лиссу трясло от злобы и бессилия. «Как можно быть такой жестокой», — думала она об Анжеле.       Ночью она проснулась и поняла, что одна в спальне. Кровать матери была пуста. Не было света и в ванной. Лисса на цыпочках подкралась к двери и услышала звуки, похожие на стоны раненного животного. Обхватив себя руками, мать стояла перед открытым окном, пытаясь справиться с рыданиями.       Лисса бросилась на постель и зарылась лицом в подушку. Слезы сами потекли из глаз, но не смогли заглушить мучительную боль за мать. Когда наконец она выплакалась, то поклялась, что заставит Анжелу Хилл заплатить за все их обиды и унижения. Когда-нибудь она отомстит этой твари.

***

      Лисса допила остатки вина, делая каждый глоток с таким удовольствием, с каким смаковала свою победу над Анжелой. Конечно Анжела не имела понятия, что женщина, которая увела у неё мужа и отняла у неё работу, когда-то, будучи четырнадцатилетней девчонкой, стояла перед ней, пытаясь защитить мать. Анжела никогда не узнает, что та «безмозглая тупица», с которой она так жестоко обошлась много лет назад, явилась причиной её теперешних неприятностей.       Ранним утром, возвращаясь в город, Лисса с удовольствием подумала, что спокойную обеспеченную жизнь мамы можно считать достойной расплатой. Она поквиталась с Анжелой.       Если сегодня совет директоров пройдет как она планировала и бюджет для специального выпуска будет утверждён, то все вопросы будут уже сняты. И тогда если не разразится на Мауи ураган или Джон Коллинз не передумает в последний момент, то — Лисса была в этом уверена — успех выпуска обеспечен. Тираж должен подскочить, причём подскочить здорово, в противном случае совет директоров будет жаждать её крови. Если продажа журнала резко не увеличится, то президент отдела распространения станет добиваться её отставки и немедленного возвращения на эту должность Анжелы.       «Но раньше я убью её», — решила Лисса, еле передвигаясь в потоке машин, так как ещё на подъезде к городу, попала в пробку. Нажимая на тормоз, она всякий раз ощущала, как болит ушибленный палец и с раздражением вспоминала ухмылку Пита Ламберта. Очень мило, что мама решила застеклить террасу для неё. Жаль только, что она не наняла профессионального мастера, вместо этого тупоголового типа. Конечно, она не могла отрицать, что Пит Ламберт производил впечатление человека, который знает, что делает.       «Посмотрим, — подумала она. — Если он не справится, она встретится с ним в суде.»       В другом месте она не намерена встречаться.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.