Последний дракон

Смешанная
PG-13
В процессе
7
Размер:
планируется Макси, написано 62 страницы, 6 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 7 Отзывы 6 В сборник Скачать

Глава 1

Настройки текста
      Он был в покое.       Могучие крылья, распахнутые во всю ширь, еле заметно подрагивали, ловя потоки воздуха. Но со стороны казалось, что он абсолютно неподвижно парит в небесах.       Он не знал, видит ли его кто-то. Да это и не казалось важным.       Он был ветром, небом и высотой. Он был всем — и одновременно ничем. Полная свобода и отрешенность.       И это было прекрасно.       Но что-то изменилось. Что-то пошло не так. Далеко внизу, где разноцветными пятнами раскинулись поля и леса, пронизанные серебристыми полосками рек, что-то стронулось. С ударами, гул которых долетал даже сюда, высоко в небеса, земля сотряслась.       Это вывело его из состояния покоя, заставив сосредоточиться на изменениях. Исчезали в открывающихся разломах неестественно крошечные деревья, фонтанами взметались вверх озера, чтобы навсегда исчезнуть в глубинах земли, а что-то там, внизу, не унималось. Огромное и ненасытное, оно собиралось поглотить весь мир.       Он не мог больше оставаться в безучастной вышине: даже воздух вибрировал и с воем закручивался смерчем, стремясь вниз, туда, где чернел мрачный водоворот, затягивая в себя весь мир. До боли напрягая крылья, чувствуя, как воют от напряжения мышцы, он скользил в порывах ветра, пытаясь взмыть к крохотному островку лазури, еще светлеющему вдалеке. Но исчезло и это светлое пятнышко. Чернота поглотила его.       Он проснулся.       Темнота по-прежнему была вокруг, все такая же плотная и давящая, но до затуманенного разума начинало доходить, что сотрясается не мир, а то, на чем он лежит. Удары раздавались уже практически над головой, отдаваясь в ней болезненным эхом, и на лицо сыпалась какая-то мелкая пыль. Остатки видений еще мерцали перед глазами, и чудилось яркое солнечное небо, но из-за него доносились удары и голоса.       — А-а-а! Ядрить твою качель, да куда ж ты камни сыпешь, собакин сын?! — заорал кто-то, кому, похоже, отдавили ногу. По крайней мере, послышалось кое-то шарканье.       — Хвост подбери, и сыпаться не будет, — откликнулся другой не очень небесный голос. Тут раздались звуки двух затрещин, и вклинился третий:       — Коврига! Шит! А ну завяли, оба! Ну-ка, уперлись...       Внезапно темноту прорезала полоска света.       Наверное, она была не такой уж яркой, но после беспросветной тьмы показалась настолько ослепительной, что лежавший в темноте зажмурился, не понимая, почему это так тяжело. Всколыхнулся затхлый воздух, и он почувствовал, как над ним кто-то склонился.       — Зельем в глаза плесните. А то не видит ни гвоздя.       На лицо пролилась влага, и сразу две пары рук потянули наружу. Гневный рык, вырвавшийся из груди, обернулся сдавленным сипом. Сил хватило только разобрать, что его тащат наверх из очень глубокой и узкой ямы, но кто — понять было нельзя, слишком эти двое мешали друг другу.       — Экий умрун богатый пошел, — пыхтя, заявили сбоку. — Это ж надо...       — Коврига-а-а... Только попробуй кошелек срезать. Хвост в узел завяжу и скажу, что так и было!       Голос принадлежал главному в троице, на пол перед которым уложили вытащенного из ямы.       Наклонив голову, он с любопытством оглядел дело их рук. Вернее, лап. Именно розовая, украшенная небольшими когтями и сильно похожая на человеческую руку лапа подняла с пола фонарь. В круге света оказался не только лежащий, но и троица землекопов. Их можно было бы принять за людей, если бы не почти крысиные морды, выглядывающие из-под низко надвинутых на уши капюшонов. Глаза, поблескивающие в неверном свете красным, вместе с виднеющимися голыми хвостами, придавали им немного потусторонний вид, но полные лукавства взгляды мигом разбивали образ. Крысолюды были живыми и материальными, как кирки, висевшие на поясах у двоих из них, или фонарь в лапе третьего.       Лежащий на полу попытался шевельнуться: не то просто поднять голову, не то попытаться сесть. Но смог только слабо дернуться, лязгнув по камню доспехами. А ведь когда-то металл был ему второй кожей. Он смутно помнил это, но сейчас и сдвинуться не мог, только с трудом дышал под давящей на грудь тяжестью.       На выдохе получилось пробормотать что-то, да и то, настолько неразборчиво, что он и сам себя не понял.       — На, пей и не спорь, — главный поднес к его губам флягу. Кое-как глотнув и даже не разобрав, что это было, спасенный сощурился, внимательно оглядывая крыс. Все трое были одеты в старые штаны, куртки и плащи, на его памяти приличествовавшие в основном разбойному люду и нищебродам. Однако, они, вне всякого сомнения, принадлежали к одному из двенадцати орденов. К ордену Крысы.       — К-хто? — наконец сумел выдавить он, чувствуя, что круг света сжимается и в желудке ворочается вязкий тягучий ком.       — Крысы, — последовал короткий ответ, и давший ему напиться подмигнул. Лежащий зарычал было, собираясь сообщить, что думает о настолько крысиных ответах, но темнота не дала, нахлынув сразу и без предупреждения. Он обмяк, безвольно вытянувшись на полу и уже не чувствуя, как его поднимают и тащат куда-то.       На этот раз не было даже неба.

***

      Очнулся он в такой же рванине, как и те, кто его подобрал, покачиваясь... нет, вовсе не на благородной конской спине. Груженый тюками старый ослик философски отнесся к тому, что часть поклажи вздрогнула и завозилась. Троица крыс шествовала по бокам, сейчас пребывая в несвойственном для этой братии молчании. Тишину нарушало лишь тихое цоканье копытец осла, когда ему попадались чуть более утрамбованные участки дороги.       — И все-таки латы можно было бы продать, — проворчал себе под нос один из крыс.       Висящий поперек ослиной спины дернулся, возмущенный до глубины души этой мыслью. Он еще не настолько пришел в себя, чтобы до конца осознавать, что происходит, но идея какого-то отребья продать его, самолично зачарованные и не раз спасавшие ему жизнь латы... На это был лишь один ответ. Но вот беда, сил не было совершенно.       — Заглохни. Не видите, дракон от возмущения сейчас осла загрызет? — хихикнул главный крыс. — А он у нас один, как-никак.       Последние слова явно относились не к ослу, и названный драконом мучительно пытался понять, почему фраза, что он один, так задела его. Ведь он не один. Орден Дракона, неужели... Именно так, подсказало что-то внутри. Все пошло по самому худшему сценарию.       Это открытие придало сил, и он сипло рыкнул, с усилием выталкивая слова из непослушных, растрескавшихся губ:       — К-худа вы м-ня везете?!       — Пожрать тебе надо, ящерица, — пояснил крыс. — Магия магией, а тело без еды не восстановишь. Меня, кстати, Крис звать. Вон того, что твой кошелек чуть не спер, Ковригой. А это Шит.       — Ты к-хого... — вскинулся было дракон, пропустив мимо ушей попытку знакомства, и снова обмяк, потеряв сознание. Усилие, приложенное чтобы поднять руку к наглой морде крыса, выпило и без того малые силы.

***

      В следующий раз с ним не церемонились, привели в чувство, просто окатив холодной водой.       Зашипев сквозь зубы, дракон открыл глаза, понимая, что под ним грубая деревяшка, а не теплая спина осла. Царивший в крохотной комнатушке полумрак едва разгонял огонек чадящей свечи, так что замершие у стен крысы казались просто серыми тенями. Назвавшийся Крисом поставил ведро на пол и протянул дракону кусок прожаренного мяса, не обращая внимания на жир, текущий по пальцам.       — Лопай давай, — посоветовал он. — Потом и поговорим.       Ни ответить, ни возразить дракон не успел: помешала с диким грохотом распахнувшаяся дверь. Он только успел подивиться, как хлипкая, сколоченная из двух досок створка могла с такой силой грохнуть по такой же кривой стене и не обрушить все строение.       — Ага! — звонко сообщила появившаяся на пороге фигура, наглухо укутанная в плащ.       — Ого, — в тон отозвался Крис, замерший с протянутой лапой. — Если что пропало — так мы, честное слово, отсюда не выходили.       Шит поддержал его кивком, стоявший ближе всего к двери Коврига открыл пасть, собираясь что-то добавить. Ему первому и досталось: тонкая рука выметнулась из-под плаща и, помяв усы, сжала морду, не давая произнести и слова.       — Я отлично знаю, что по приезду вы сразу спрятались сюда. И что ты растерял всю шерсть с хвоста, но ума почему-то не прибавил! — заявила гостья. Голос был женским, просто каким-то странным, поначалу сбивающим с толку. Восприятию мешал не то легкий шелестящий акцент, не то чисто детская звонкость, неведомо как уживавшиеся вместе.       — М-м? Ум-ф? — пискнул Коврига, почему-то не делая попыток стряхнуть изящные пальчики. Крис тоже невольно прижал уши, поднимая свободную лапу.       — Ша... Не видишь, своему помогаем? Зачем ругаться? А долг я скоро верну...       — Пятый раз, — мрачно заметила женщина. — Это если не считать других вариаций ответа. И я вовсе не об этом, балбес!       — В пятый, да? Значит, еще скорее... — совсем прижав уши, пробормотал он. — А о чем?       — Зачем своего же угробить собрался? Ох, Крис... Когда-нибудь тебя за хвост подвесят и будут сто раз правы!       Шит хихикнул, заметив возведенные к закопченному потолку, временно заменявшему небо, глаза Криса. Данное обещание было уже не раз дано в устной, а в двух городах еще и в письменной форме, но и хвост, и его владелец были целы. Ситуацией был недоволен лишь Коврига, вынужденный помалкивать: милая женская рука, сжимавшая его морду, по прочности захвата не сильно уступала стальному пруту.       — Так ты мне ответишь, на кой своего же гробить собрался? — вопрошала тем временем женщина.       — Он маг или кто?! Или ты его как крестьянина собираешься супом три недели выкармливать?       Все невольно поглядели на лежащего пластом когда-то крепкого мужчину, от которого ныне остались практически кожа да кости, кое-как прикрытые лохмотьями, гордо носящими название одежды.       — Или он сейчас помагичит даже самую малость, чтобы себе помочь, и сгорит как спичка, — сообщила гостья, отпустив морду Ковриги, и в наступившей тишине выразительно щелкнула пальцами. — Пшик! И все.       — Как свечка? Тоже мн... Умпф!       Кусок мяса оказался в пасти Ковриги, прежде чем он договорил. Непонимание, мелькнувшее в его глазах, при взгляде на Криса быстро сменилось смущением, и он стал жевать, будто так и надо было, только уши прижал. Шит, оправдывая свою кличку, отодвинулся к крохотному окну и помалкивал, рассматривая прореху на плаще и пытаясь когтями поправить обтрепавшиеся нитки.       — Глаза б мои тебя не видели, — проворчала женщина, подходя к лежащему и стягивая капюшон. В комнате будто разом стало светлее: сверкнули золотом длинные пряди волос. Неестественно большие глаза, оглядывающие истощенного, никак не могли принадлежать человеку, как и потусторонне-прекрасное лицо. Сейчас оно, правда, было слегка испорченно недовольной гримасской.       — Так что ты там говорил про скоро? — ласково уточнила она у Криса, странными жестами проводя ладонями над телом мужчины, будто пытаясь ощупать его, не прикасаясь к коже.       — Чем скорее — тем лучше, вот только на ноги его, и... — тот потянулся, отходя в сторону. Потом покосился на свой слабо звякнувший кошель. На поесть должно было хватить. В сущности, Коврига сжевал предназначавшийся дракону кусок мяса, но оставлять его наедине с Шассой, как звали эту даму, Крис не согласился бы ни в жизнь, а посему — махнул подчиненным лапой, веля следовать за ним.       — Вообще-то я о тех пяти монетах, что ты задолжал за прошлое лечение... О тех двух, что не отдал девочкам, сбежав от них через окно... И... — Шасса, говоря это, наклонялась над драконом все ниже и ниже, будто собиралась поцеловать его, а потом резко выпрямилась и не оборачиваясь сграбастала Криса за ухо, благо размеры комнатушки не дали ему уйти далеко.       — Вот, — невинно сказал тот, вынув второй кошель из-за пояса. — Зачем так нервничать, а?       Он невольно привстал на цыпочки, пытаясь уменьшить боль в ухе, которое как клещами зажало. Между делом взвесив в руке кошель и спрятав его под плащ, Шасса подтянула Криса поближе, практически приобняв за плечи и ласково шепнула на ухо:       — Скажи мне... Что я вижу?       — Я всегда знал, что ты ко мне неровно дышишь, но сейчас не время, а? — нагло заявив это, он лизнул Шассу в нос и отпрянул к двери, когда она от неожиданности ослабила хватку. — Знаешь, на голодное брюхо дела любовные плохо идут, так что... Шит, Коврига! Что рты раззявили? Айда есть!       И он первым выскочил из комнаты, не дожидаясь, пока его поймают за хвост. С Шассы бы сталось.       — Придушу-у! — неслось вслед раздраженное шипение.       Но преследовать их Шасса не стала, великолепно зная, где можно будет позже найти этих проходимцев. Далеко идти и не надо было: комнатка располагалась в пристройке к трактиру и обычно сдавалась за сущие гроши.       Оказавшись за относительно чистым столом, Крис получил миску похлебки, судя по запаху, приправленную почти свежим мясом, и кружку пива. Поморщившись, он вздохнул и принялся за еду, соображая, что делать. Время он выиграл, но как теперь отвертеться от Шассы и, главное, объяснить все так, чтобы она поверила?       Дракон был без сознания, в этом он убедился перед уходом. От него Шасса ничего добиться не сможет, кроме того, что он явно не из ордена Крысы. Значит, надо выдать его за беженца, отрекшегося от духа... Но почему тогда в таком состоянии?       Отпив пива, Крис поставил кружку на стол, доедая остывающую похлебку. В любом случае, с минуты на минуту придет остроухое возмездие, именуемое Шассой, и спокойно поесть уже не получится. А в голову как назло ничего толкового не лезло. Отлично понимая его настроение, Шит с Ковригой тихо переговаривались о чем-то над своими мисками, стараясь не тревожить начальство.       Шасса появилась даже раньше, чем рассчитывал Крис, от спешки забыв натянуть на голову капюшон. Когда она вихрем вылетела в зал, все присутствующие мужчины невольно обернулись в её сторону, не впервые пытаясь представить, что же кроется под плащом. Одни только крысы уставились в свои кружки.       Плюхнувшись на лавку рядом с Крисом, Шасса снова давным-давно отработанным жестом поймала его за ухо.       — Ай, — задумчиво сообщил тот.       — Пошли, — не менее лаконично велела Шасса.       Крис невольно лукаво улыбнулся, покосившись на нее.       — Так не терпится, да? А, между прочим, насильно мил не будешь, — сообщим он, с удовольствием заметив краем глаза, как кто-то из пришлых посетителей аж поперхнулся и совершенно непонимающе уставился на эльфийку, так набрасывающуюся на какого-то потрепанного крыса.       — Будешь юлить — останешься без хвоста. Вешать не за что будет.       — Вот пиво допью... — начал Крис, на свою беду поднимая кружку. Он не видел, как Шасса встала, примериваясь, как его удобней тащить: за хвост или за ухо. А вот подчиненные мигом прижали уши, отлично понимая, что будет дальше. Сноровисто ухватив за хвост, та от души потянула его, выдергивая крыса из-за стола, как морковку из грядки. Возмущенный писк заглушил стук упавшей пустой кружки, и лишь врожденная гибкость позволила бедолаге вскочить, не навернувшись на пол и не оставшись без хвоста.       — Ну что, пошли?       — Если так настаиваешь, — вздохнул Крис, оглядываясь на подчиненных. Те, как по команде, ухватились за кружки, явно не собираясь лезть в их с эльфийкой дела. Поудобней перехватив кончик лысого хвоста, Шасса двинулась к лестнице, будто и не замечая задумчиво-сочувствующих взглядов, которыми провожали крыса завсегдатаи, осведомленные о местных порядках. Один пришлый глядел на них масляными глазами, и совершенно зря.       Поднявшись на пару ступенек, Крис потянулся, ловя Шассу за плечи и разворачивая лицом к себе. Прежде чем та успела возмущенно зашипеть, он практически уткнулся носом в острое ушко, крепко обняв и шепнув два слова:       — Это дракон.       От неожиданности та уставилась на него расширившимися глазами. Такой поворот событий она допускала... Вернее, втайне мечтала о нем, но сейчас, когда все неожиданно стало явью — это оказалось слишком.       — Остальное наверху, — пообещал Крис, утаскивая Шассу на второй этаж. Из зала уже доносились шепотки и присвистывания, и лишь Шит с Ковригой не разделяли общих иллюзий о том, чем будет заниматься в ближайшее время эта парочка.       В коридоре пришедшая в себя Шасса сама потащила Криса вперед, мимо комнат подороже, к неприметной узенькой лесенке, ведущей на чердак. Их обдало волной душистого воздуха, будто за резной, абсолютно несерьезной с виду дверью притаился цветущий луг, и Шасса практически впихнула крыса в комнату, забыв предупредить о пороге. Закрыв за ними, она обернулась и резко велела:       — Сейчас же велишь принести его сюда.       — Третий лишний! Он и так в гробу сколько лет провалял...       — Что я удивлена, как он вообще еще жив! — перебила его Шасса. — Это было лет триста назад, не меньше!       — Ты могла бы ему там все условия устроить, — предложил Крис, со свойственной своему ордену непосредственностью садясь прямо на пол. — А то если я начну рассказывать при нем, то этот ящер-переросток буйствовать начнет. А он начнет, я нутром чую.       — Очнется когда нужно будет. А там устраивать лечебницу бессмысленно!       Крис снова вздохнул и закрыл глаза, творя простейшее заклятье связи.       — «Коврига? Хватит о девках думать. Бери Шита, и тащите крылатого сюда. Прямо наверх», — велел он и застыл, ожидая ответа.       — «Его, значит, наверх, а самим опять на досках, да?» — обиженно пробормотал в его голове голос Ковриги.       — «Я слово волшебное знаю... Бегом!» — Крис потер виски пальцами и, сняв заклятье, поглядел на нетерпеливо ждущую Шассу.       — Скажешь, когда явятся, я им открою. Сам дверь не трогай!       — Хорошо, — проворчал он.— И чего тебе запретный орден дался?       Та поглядела на него с каким-то странным выражением, будто не знала, смеяться ей или не стоит. А потом взяла его за плечи и легонько подтолкнула, разворачивая на хвосте, чтобы крыс увидел комнату.       Первым, что бросалось в глаза, была зелень. Она росла буквально повсюду: в кадках и горшках, вилась по стенам и зеленым маревом колыхалась на окнах. Отдельные пряди свешивались с потолка, а в дальнем конце чердака, Крис мог поклясться, высилось даже небольшое дерево.       Вторым были драконы. Они глядели отовсюду: с гобеленов и расписных дощечек на стенах, статуэтками высовывали мордочки с полуприкрытых листьями полок, те, кто помассивней — восседали прямо в кадках или на полу. Апофеозом всего этого был балдахин над громадной кроватью, изображающий распахнувшего крылья дракона. Столбики служили лапами, а сам дракон, выгнув резную шею, с немалым интересом взирал на то, что находилось под ним.       — Кошмар, — оценил великолепие Крис. — Но тогда кто, как не ты, должна знать, почему этот орден стал запретным. Ну? Что делается, если кто-то выбьет всех адептов ордена? Правильно, дух ищет новых адептов и зачастую практически полностью теряет память. Но тут дух... заснул, а не как говорят в народе. Это значило одно: драконы еще есть, но где и кто — никто не знал. Именно тогда пошли все эти пророчества о возвращении драконьей магии и прочей ерунде, и все ордена стали активно искать их.       — И нашли их вы!— тонкий палец Шассы, не вытерпевшей повторения давно известной ей истории, уперся в нос крыса, недовольно пошевелившего усами. — И я готова поспорить на что угодно, что вы с самого начала знали, где дракон зарыт! Вопрос только, зачем вы его откопали... Хотя я догадываюсь.       — Ладно-ладно. Сначала мы объявили, что в порученном нам месте поисков пусто, и развели кипучую деятельность в других местах, запутав остальные ордена. Не скрою, многие предлагали сдать дракона или вообще, втихую отрыть и убить. Но разумное большинство решило приберечь этот козырь на черный день.       — И он наступил... Так это правда, что остальные ордена на грани войны? — тихо спросила Шасса, убирая руку.       — На грани? Ты со своими сказками о драконах совсем не заметила, что беженцев с каждым днем все больше и больше?       Крис притих, вспоминая поселки, разграбленные орденом Козы, или размозженные тела тех, кто пытался встать на пути ордена Быка. Орден Пса не оставлял тел на поле боя. Ни своих, ни чужих. Он передернулся, чувствуя, как шерсть невольно становится дыбом. Тонкая ладонь неожиданно опустилась на голову, погладив между ушей.       — Знаю я. Просто верить не хочется.       — А нам вот деваться некуда. Ты же знаешь, чем больше адептов в ордене, тем меньше сила каждого. Орден Крысы ныне самый слабый из всех существующих, и уже многие не раз пытались как-то нас использовать. Единственный вариант сейчас — натравить на них драконов. Естественно, мы поможем им в этой войне.       — Может получиться... Где там твои шалопаи? — Шасса резко выпрямилась, превращаясь из усталой женщины в собранную деловитую особу. — Заблудились, что ли, в трех углах?       — Видать, задержались из-за пива, — хмыкнул Крис. — Или прямо сейчас пытаются подслушать нас под дверью.       — В таком случае они вдосталь наслушались шелеста листвы, — пожала плечами Шасса и резко распахнула дверь. На пороге стояли Коврига и Шит, держащие в руках обвисшее худое тело, и, судя по мордам, и впрямь пытались подслушивать.       — Молодцы, торопились, — ядовито заметила хозяйка и посторонилась. — На кровать его кладите и марш отсюда!       — Угу, — прижал красные, как помидоры, уши Шит. Коврига что-то неразборчиво пискнул, и, уложив дракона на кровать, они буквально выскочили на лестницу.       — Третья комната свободна! — крикнула им вслед Шасса и захлопнула дверь. Весело щурящийся на все это безобразие Крис поднялся и пересел, устроившись около кровати и ожидая расспросов. Их, на удивление, не последовало: эльфийка деловито сновала вокруг, доставая с полок и из сундучков какие-то баночки и склянки с мазями, а потом и вовсе шикнула, чтобы помог снять рванье.       — Вот только без ножа... Без ножа! — встрепенулся он, торопливо стягивая с дракона старую потрепанную куртку, состоящую практически из одних заплат. — Авось пригодится еще.       — Я этим и полы бы мыть постеснялась, причем не здесь, а внизу! — Шасса, отпихнув сжимавшего ворох рванины Криса подальше, принялась за свои колдунства. Со стороны это напоминало какой-то странный массаж, но на самом деле она пока примерялась, разбираясь, как устроено чужое тело, что с ним не так и чем нужно помочь.       — Между прочим, отличная маскировка. Да и разбойный люд в такой одежке не тормозит, — заметил Крис, хозяйственно и неожиданно аккуратно сворачивая одежду и запихивая её в заплечный мешок.       Недовольно зашипев, Шасса боком толкнула его, намекая, что разболтался, и указала подбородком на склянку, высившуюся среди батареи себе подобных на придвинутом к кровати столике.       — Дай сюда.       — Сплошная эксплуатация бесплатной крысиной силы, — вздохнул Крис, покорно протягивая пузырек.       — Между прочим... — Шасса зубами выдернула пробку, — сколько ты мне за труды заплатишь? — кинув её обратно на стол, она принялась втирать в грудь врачуемого белесую мазь. Пахнуло чем-то пряным, будто кошачьими благовониями, а дракон задышал чуть ровнее.       — Конечно-конечно, — отозвался Крис и полез за кошельком. — А потом мы пойдем в другое место...       — И там тут же спросят: «А что это за магистр?» И, между прочим, заметь, один раз я уже спасла ему жизнь! — взяв тряпку, Шасса принялась вытирать руки, подмигнув как раз в этот момент открывшему глаза дракону.       — Ни-и-ичего не знаю! — безапелляционно заявил Крис, вставая и отсчитывая монеты. — Я слышал, у Симона Кривого сейчас как раз ребят собралось достаточно, так что вот за лечение и...       — Хотя с другой стороны...       — А? — Крис замер, навострив уши. Столбик монет пока подрагивал в его пальцах, в любой момент готовый опуститься на столик.       — Где я еще найду дракона, который еще и у меня в долгу, — широко улыбнулась Шасса, выудила очередной флакончик и вернулась к своему занятию. Крис хихикнул, пряча монеты обратно в кошелек. Потом задумчиво поглядел на потолочную балку, почесывая шею.       — Не хочу тебя разочаровывать, но в долгу у нас. За десять монет я забуду о Симоне и...       — Кхх... — раздалось с кровати.       Замолчавший Крис озадаченно посмотрел на дракона, пытаясь сообразить, что тот хочет сказать.       — Кххх...       — Пить хочешь? — дошло до Криса. Дракон, сделав усилие, кивнул. Крис снял с пояса флягу, показал её на секунду отвлекшейся Шассе и даже зачем-то поболтал в лапе.       — Вода! Вино в другой, — быстро пояснил он и дал напиться дракону.       — Кх... Крыс-са-а... — выдохнул тот.       Вешавший флягу обратно Крис расплылся в довольной улыбке, словно ему сделали лучший в жизни комплимент.       — Эта крыса, едва тебя откопав, уже чуть было не натворила дел, — доверительно сообщила дракону Шасса. — Не говорю уж о доспехах, которыми они наверняка поживились. Бешеных денег стоят по нынешним време... Так, тихо лежи. Тихо! А то не долечу! — она прижала дернувшегося было дракона к кровати, будто маленького ребенка.       Крис хмыкнул, снова садясь на пол, так что его морда оказалась на одном уровне с головой лежащего, попутно умудрившись отвесить сболтнувшей лишнего Шассе шлепок пониже спины.       — Вот врешь и не краснеешь. Стали бы мы чужие латы продавать? Ну... Я имею в виду, если нам интересно, чтобы их обладатель в них же и воевал.       Эльфийка чуть переступила, отдавив ему хвост, и преспокойно дальше занялась лечением, легко перевернув дракона на живот. А тот не сводил взгляда с морды крыса, сейчас чуть сморщившегося и потиравшего пострадавшую часть тела.       — Р... р-ра... расска... зывай... к...       — Рассказывай, крыса, — примирительно закончили за него. — Между прочим, меня Крис зовут. И давай-ка все по порядку. С того момента, как ты в спячку залег, многое поменялось.       — Если летописи не врут, то это было больше трех столетий назад, — дополнила начало речи Шасса, разминавшая спину дракона.       — Цыц! — проворчал Крис. — Итак! Кто-то говорит о том, что все одиннадцать орденов разом начали забывать свою связь с людьми. Кто-то говорит, что во всем виноват бессмертный король-эльф, объединивший нас в атаке на ваш орден. Сейчас уже и не разобраться.       Он сделал паузу, вспоминая о чем-то, и воспоминания явно были не самые радужные.       Его не прерывали. Как ни странно, сам ход речи повлиял на дракона, отлично помнившего крысиный орден той войны. Даже выглядели они тогда иначе: ходили в положенных по статусу одеждах, зачастую с посохами путников, но не более. Лишь изредка превращались в полузверей, и уж точно не откликались на клички и не выглядели натуральными бандитами. Выходит, маги подались на большую дорогу?       Лишь сейчас начавший соображать дракон осознал свершившиеся перемены.       Потом он прислушался и понял, что Шасса шипит под нос вовсе не заклятья, а проклятья, адресованные не кому-то, а тому самому королю.       — Ну, не суть, — откликнулся вынырнувший из мыслей Крис. — В твое время все ходили в основном в своем облике? Сейчас маги ходят вот так же, как я, чтобы постоянно быть настороже. Только таким образом обостряются способности адепта любого ордена. Но вот беда: не только они. Ордена постепенно, шаг за шагом, начинают скатываться к зверям, при этом, как ни странно, не теряя ни капли человеческих мозгов.       — Вас стали влечь?.. — поинтересовался дракон, смерив невольно улыбнувшегося Криса взглядом. Тот покачал головой, отгоняя возможное предположение о помойках и сточных канавах.       — Ни в коем случае. У нас это скорее проявилось в чрезмерном любопытстве и сплоченности. Вроде бы выигрышные черты, но... Когда магов много — силы становится меньше. Сейчас мы самый многочисленный, но, увы, и самый слабый орден из оставшихся одиннадцати.       — В противовес тебе, — Шасса отряхнула руки и довольно фамильярно щелкнула дракона по уху, укрыв его одеялом. — Вы поговорите, мальчики, а я сейчас принесу ему поесть.       Все это эльфийка сделала с изящностью, о которой даже и не задумывалась, если и красуясь, то лишь перед одним из находящихся в комнате мужчин. Но вот проводили её задумчивыми взглядами оба, и тут же, как по команде, с характерной подозрительностью обернулись друг к другу.       — Продолжим? — после некоторой паузы предложил дракон.       — Ага, — с той же деловитостью откликнулся Крис, невольно ругаясь про себя на Шассу и всех женщин вообще разом. Только что о судьбах мира толковали. Война на носу. А пара её невинных жестов — и он уже забывает, что сидит здесь по поручению великих магистров, а дракон — что ему минимум неделю не до женщины вообще. Лишь похожие эмоции, отчетливо читавшиеся на лице лежащего, невольно облегчали душу.       Когда Шасса вернулась, осторожно неся дымящийся котелок и придерживая висящую на руке корзинку, обсуждавшие что-то мужчины замолкли на полуслове. Она успела расслышать только пару слов о церемонии, но вот о какой — оставалось только гадать.       — Молодцы, сдружились уже? — похвалила она, пододвигая второй столик поближе и ставя на него закопченный котелок, не щадя полированной поверхности.       — А то, — чрезмерно жизнерадостно сообщил Крис. — Девочкам передай, что все заказы на сегодня отменяются.       Выглядящий поживее дракон молча перевернулся на спину, уставившись в потолок. Судя по всему, желание оторвать что-нибудь сидящему рядом крысу было сильно, но сделать он ничего не мог.       — Вот как? — с вежливым интересом переспросила Шасса. Поставив корзинку на пол, она потянулась за подушкой, помогая дракону сесть. — И что же ты задумал?       — Принимаем на службу драконов, — невинно пояснил Крис. — Так что заведение остается на тебе.       Заканчивал фразу он уже краем глаза косясь, куда в случае чего падать, уворачиваясь от кинутой в него увесистой статуэтки или что там Шассе под руку подвернется. Но та все же закончила движение, подпихнув дракону под спину подушку, и только после этого повернулась к крысу.       — Вот как?..       — Чем больше людей я осмотрю, леди Шасса, тем больше достойных смогу найти, — пояснил из-за её спины дракон. — Скоро здесь начнется война, и не думаю, что это или любое другое селение сможет существовать как раньше.       — А вы, господин дракон, так и не назвавшей своего имени, кушайте лучше, — ласково ответила Шасса, доставая из корзинки миску и наливая туда горячее варево. — А судьбу своих девочек я решу сама.       Крис скрестил лапы на груди, красноречиво смотря на нее, дракон же, промолчав, с трудом принялся за еду. Убедившись, что помощь ему больше не требуется, Шасса отошла, присев на край громадной кадки, откуда вверх по стене вился плющ.       — Смешные вы, мальчики...       — Да я тоже как первого дракона без лат увидел — целый час улыбался, — безмятежно сообщил Крис и, услышав кашель, перешедший в тихий рык, улыбнулся. — Приятного аппетита. Набирайтесь сил.       Шасса фыркнула, поглядывая в затянутое листвой окно. Внизу, направляясь к таверне, мелькнули две знакомые хвостатые фигуры, ведущие в поводу груженого осла.       — Напомни, чтобы дверь не трогали, когда доспехи наверх потащат, я сама открою, — вздохнула она и принялась внимательно разглядывать Криса, пытаясь сообразить, что же здесь не так.       — А еще все маги этого мира уже знают, что двенадцатый орден вернулся. Причем каждый магистр точно укажет на твое заведение, — подсказал Крис, когда игра в гляделки затянулась. На секунду повисла тишина. Потом Шасса в вихре плаща метнулась вперед, и Крис осознал, что он прижат к полу, эльфийка сидит на нем верхом, а отнюдь не ласковые пальчики крепко сжимают его горло.       — Ах ты-ш-ш-ш!       — Умф... Уф... Ша-а-аса-а-а! — засипел Крис, пытаясь выкрутиться. — Д-дай окончи-и-ить!       Один дракон продолжал невозмутимо есть, не обращая внимания на их возню, с каждой ложкой похлебки двигая руками все уверенней. Кажется, крыс уже успел предупредить его о последствия подобного признания, и теперь ему предоставили возможность выкручиваться самостоятельно.       Хватка Шассы чуть ослабла, но лишь самую малость.       — И теперь выход — с-сделать вс-сех драконами, да?! — зло зашипела она в крысиную морду.       — М-между прочим, ты еще-е-е и доплатила, чтобы я не вел его к Симону, — выдохнул Крис, но, увидев сузившиеся глаза, быстро пискнул: — Все не так плохо! Если тут появятся еще драконы, и часть вернется в башню, то след будет не такой ярки-и... Шасса-а-а!..       Он поймал её ладони, отлично понимая, что еще немного — и жизнь ему придется спасать исключительно при помощи магии.       — Крис, еще одна такая выходка, и никому другому я твою гибель не доверю! — рявкнула Шасса и встала, напоследок от души приложив его затылком об пол.       — Вот как всегда, — обиженно пискнул он, потерев ушибленный затылок. — Как кто другой, так сама мало что не бежишь спасать... А как полдня пообщаемся — всякий раз ощущаю твои очаровательные пальчики на своем таком тонком горле!       Крис сел, с трудом приходя в себя, потрепанный, но довольный. Видеть в новом ордене Дракона головорезов Симона Кривого ему улыбалось куда меньше, чем бывших девушек на одну ночь из сего заведения. Тем более, с некоторыми из них у него были вполне себе хорошие отношения. Позволив же Шассе сразу высказать отношение к ситуации, он мог рассчитывать, что позже ни нож, ни пилка для ногтей, ни случайно подвернувшийся под руку канделябр ему в спину не врежутся. При всех своих положительных качествах эльфы просто не умели мстить за одну обиду дважды.       — Сколько у нас времени? — деловито спросила Шасса, оправляя плащ.       — Смею вас заверить, леди Шасса, более чем достаточно, — сообщил дракон. Голос его наконец сделался таким, каким и должен был быть: ровным, мощным и спокойным. В нем чувствовалась сила и уверенность, которой как раз не было у хорохорящейся эльфийки.       — Тогда до рассвета приходишь в себя, — велела она. — А у меня свои дела.       — В переводе с драконьего на наш это значит: открывай дверь, строй дам и посетителей, а мы оденем его в латы и двинем в башню, — перевел Крис. — На рассвете сюда вполне может прибыть карательный отряд.       — Ш-штоб вас-с... — выдохнула Шасса, одним движением сдергивая плащ и швыряя его почему-то в дракона, а не в крыса. Крис замер, забыв какую-то заготовленную фразу и лишь созерцая открывшуюся его взору фигуру.       Стройная, нереально тоненькая, но при этом не худая, а вполне жилистая эльфийка была одета в какое-то подобие обычных штанов и куртки. Но зеленая, покрытая разводами ткань без единой морщинки обтягивала тело, при каждом движении Шассы идя рябью, так что даже на фоне увитой плющом стены костерящая крыса она пропадала, становясь невидимкой. Только золотистое облако волос будто вплыло в воздухе.       Быстро сняв со стены такой же невнятно-зеленый колчан, Шасса прикрепила его к ремням на куртке, закинула за спину лук и широким шагом направилась к двери, распахнув которую чуть не сбила с лап поднимающихся наверх с тюками крыс. Зашипев на них, она протиснулась на лестницу и скрылась из виду.       Крис молча показал Ковриге с Шитом кулак, втянул их в комнату и сдернул с головы вяло порывающегося выбраться дракона плащ.       — Рановато тебе на такое смотреть. А то снова сознание потеряешь, как тогда от вина.       — Мы... это... доспехи принесли, — встрепенулся Шит, все еще пялящийся на незапертую дверь. Из состояния легкой прострации его вывела только затрещина Криса, и они принялись за дело. Дракон самостоятельно поднялся, натянув рубаху со штанами, что носил под доспехи, и замер посреди комнаты, позволив крысам прилаживать остальное. Смотря перед собой, он пытался понять, с кем ему предстоит встретиться.       Снизу будто гром жахнул. Кто-то кричал, кто-то засвистел во всю глотку, и сквозь весь этот шум с трудом пробивался командирский голос Шассы. Послышался грохот, затрещало дерево, но Крис и ухом не повел, великолепно зная, что эльфийка позаботится обо всем сама.       Гомон нарастал, выплескиваясь за пределы таверны. Снаружи загорались огни, освещая обшарпанные стены домов, в общий хор вплетались все новые и новые голоса. Все крошечное поселение высыпало на улицу, собираясь перед таверной.       Оставив Ковриге с Шитом доделывать дело, Крис отошел к окну, разглядывая толпу, и в этот момент вернулась Шасса.       — Собрались? — недовольно и одновременно с каким-то странным предвкушением в голосе спросила она, оглядывая стоящего в полном доспехе дракона.       — Готовы, — Крис обернулся, тоже критически осматривая его. — Пожалуй, сойдет. Прошу к подданным, Лорд, — он с полупотешническим поклоном указал на дверь.       Из-под шлема сверкнули голубые глаза, но сей жест и титул дракон принял, как само собой разумеющееся. Даже не кивнув, он просто вышел из комнаты, словно это была не таверна и публичный дом заодно, а его собственная башня. Следом двинулись Шит с Ковригой, а вот дернувшаяся было за ними Шасса неожиданно ощутила легкое прикосновение. Тело почему-то перестало ей повиноваться и, если бы Крис не подхватил, она растянулась бы на полу. Крис же осторожно подтащил её к кровати и посадил, оперев спиной.       — Ш-што? — ошарашено охнула Шасса, никак не ожидавшая от крыса такой подлости.       — Это его речь. Скоро это пройдет, и мы пойдем в башню, — он сел напротив обездвиженной Шассы эльфийки, привычно скрестил лапы и с интересом наклонил морду на бок, явно предлагая осмыслить, как её скрутили.       — Идиот, — буркнула та и закрыла глаза. Уж что-что, а обиженный вид она умела принимать не хуже любой другой женщины. И что хуже всего, Шасса действительно обиделась. Даже не на вопиющую подлость со стороны крыса — ей было абсолютно по-детски горько, что она не увидит первое появление дракона на людях.       Крис довольно улыбнулся, поняв, что она уже уяснила суть силы крыс: умение понимать противника на грани логики и интуиции. Лишь так с минимум усилий можно было получить желаемый эффект.       — Кстати, я абсолютно не переношу жаренные корешки и эльфийское иглоукалывание, — неожиданно сказал он, — и меня совершенно не заводит обсуждение поведения волшебных светлячков за полчаса до грозы в зеленой долине.       Шасса не открыла глаза, будто никого вовсе не было рядом.       — А вот твои песни, эльфийские вина, танцы и разговоры о лесах — очень нравились. Кстати, спасибо за снадобья. Не раз выручали.       — Вали отсюда, а? — сквозь зубы огрызнулась Шасса.       — Балбеска, — добро хихикнул Крис. — На помосте должен быть только один повелитель. Или ты хочешь навсегда испортить отношения с ним, мелькнув не в то время?       — Или я мечтала поглядеть на это всю жизнь... А ты... Урод! — зло припечатала Шасса и снова замолчала, сдерживая защипавшие глаза злые слезы.       На лестнице что-то зашуршало, и Крис, не оборачиваясь, рявкнул:       — Пошел вон!       Появившаяся было в дверях всклоченная голова какого-то мужика исчезла.       — А если я тебе сейчас покажу... хочешь?       — Дракона? — Шасса резко открыла глаза.       — Смотри, — Крис протянул ей ладонь, на которой уже клубился радужный туман. В нем все отчетливее проступало крохотное изображение, разворачиваясь и затягивая внутрь себя.       Шасса увидела, как дракон, только что стоявший в тени навеса над крыльцом и осматривавший собравшуюся толпу, шагнул наружу, в колеблющийся свет множества факелов. Позади него, словно два охранника, стояли Шит и Коврига, странным образом будучи на своих местах. И внизу, среди людей, то там, то тут мелькали крысиные фигуры, сноровисто пресекавшие в зародыше пьяные потасовки и попытки смыться к недопитой кружке.       Когда появился дракон, все замерли.       — Мир меняется, — спокойно сказал он, и голос рокочущей волной прокатился над притихшей толпой. — Именно потому вы — здесь. И вы все недовольны этими переменами. Все вы знаете: как было — не будет. Однако если вы пойдете за мной, то достойнейшие из вас получат силу, что даст возможность влиять на ход перемен. Остальные же получат защиту и право работать на драконов.       Толпа притихла, переваривая его слова, а Шасса сощурилась, любуясь драконом. Сейчас, в доспехе, возвышающийся над людским морем, он уже не выглядел умирающим. Нет, от него буквально тянуло силой и властью, такой, какая живущим в этих местах никогда и не снилась.       То, что это настоящий дракон, было ясно всем. Ясно было и то, что эти земли фактически принадлежат его ордену. Пока хоть один адепт жив, никто другой не имеет права покупать, продавать или наследовать землю. Сей старинный закон никто так и не решился отменить, и сейчас он был на руку дракону. Уйти или бежать отсюда? Те, кто хотел, сделали сие, едва невесть откуда взявшиеся крысы сказали о собрании. Большинство пришедших надеялись услышать расценки для наемников, коих наберут за драконье золото. Однако дракон предложил нечто получше.       Когда раздались первые вопли согласия, он лишь поднял руку, призывая к тишине.       — Мы выдвигаемся немедля, — веско, с расстановкой, произнес он. — Отбор достойных будет проведен у меня в башне. Собирайте вещи.       И, развернувшись, ушел с крыльца. Чуть помедлив, следом скрылись и двое крыс.       Видение исчезло, как и немочь во всем теле. Шасса неожиданно поняла, что Крис снял заклинание, отпуская её на волю. Пихнув его острым локотком в бок, она завозилась, вставая.       — Ну вот... С драконом не рассорил. Речь показал. Девичью честь защитил. Так меня еще локотками в бочину тычут, — обиженно заметил Крис, потирая ребра. — Вот где справедливость?       — У крыс её нет, — ворчливо отозвалась Шасса, собирая в вытянутый из-под кровати заплечный мешок какие-то склянки, амулеты и мешочки с травами. Часть содержимого полок она сметала вообще не глядя, часть предварительно аккуратно оборачивала тканью и укладывала понадежнее.       — Ты еще не в нашем ордене. Это, знаешь, еще надо обучение пройти... — он ехидно сощурился и замолчал, что-то прикидывая. Скатывавшая плащ эльфийка покосилась подозрительно, но промолчала, продолжая сборы.       — Я думаю, из тебя получилась бы очень хорошая рыжая крыска, — наконец решил Крис. — Как раз по их части заведуешь.       — Я не собираюсь вступать ни в какой из орденов. Куда там дракон подевался? Свалился, что ли, где-то?       — Портал открыл. Или ты думала, он будет по грязи впереди всей толпы бежать? Это нам пора.       Крис встал, шагнув к двери.       — Подожди, я еще не все собрала, — окликнула его Шасса.       — Я еще мерзкая недобитая крыса или уже снова старый добрый Крис, который поможет нести вещи? — не оборачиваясь, уточнил он, замерев на пороге. Морды крыса Шасса не видела, но хвост с головой выдал веселое настроение хозяина, дернувшись вбок.       — Недобитый? Мне помочь с этой проблемой? — предложила Шасса, кидая в мешок последнюю склянку и пристраивая его за плечами. Свернутый плащ она аккуратно прикрепила сбоку, туго стянув ремнем.       Крис вернулся и, приняв сундучок с её сменными вещами, взял его подмышку. Огляделся, проверяя, не забыли ли ничего. Что-то ему подсказывало, что от этого места вряд ли останется, едва они уйдут.       — Все? Тогда пошли, — Шасса прошмыгнула мимо него, быстро сбегая по лестнице. На все свои растения и статуэтки она и не поглядела. Мешочки с семенами были упакованы одними из первых, а что до драконов... У нее теперь был один дракон. Зато живой.       — Больше и не унесу, — хмыкнул Крис, идя следом.       Теперь им предстоял довольно долгий путь до башни, которую готовил к приходу новых учеников и слуг пробужденный ими дракон. И рассчитывать отдохнуть по приходу было просто глупо.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.