Знакомьтесь, Санрайз Глэр

Джен
R
В процессе
4
автор
Размер:
планируется Макси, написано 17 страниц, 2 части
Описание:
Главный герой, Санрайз Глэр, после выписки из больницы возвращается в кантерлотскую старшую школу, где с первых же минут он становится жертвой для местных обидчиков. Вспомнив слова Твайлайт Спаркл, Санрайз решает выбрать путь одиночки, а вместе с ним и преступный образ жизни, сопровождаемый алкоголем в ночных пабах и нелегальными драками. И как сложится его дальнейшее будущее он не знал, отдав предпочтение судьбе и нежданным случаям...
Посвящение:
Моему внутреннему гению и здравому смыслу. (Внутреннему психу и больной фантазии)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 1 Отзывы 1 В сборник Скачать

Такая игра

Настройки текста
Грязь с луж от оттаявшего снега назойливо прилипала к ботинкам Санрайза, что излишне раздражало его. Солнце светило ярким диском, лаская окрестности тёплыми лучами. Но если ты ещё в довольно тёплой одежде и идёшь пешим ходом — то ласковые лучи становились настоящей пыткой для тела. В таких условиях нужно было иметь хоть какую-то силу воли или достаточно лени, чтобы спокойно дойти до нужного тебе места, не сняв с себя верхнюю одежду. Как бы сейчас Санрайз сильно не желал повернуть назад и пойти обратно домой, он уже не мог этого сделать: он уже приближался к белому постаменту, на котором такого же цвета было изваяние лошади. Подойдя к нему, Санрайз немного прикоснулся рукой к холодному сооружению и взглянул на место напротив неё. Вот и он, знакомый лицей Кантерлота. Место, куда однажды он сбежал, наивно веря в лучший исход. Место, что дало ему огромные знания про этот мир. И место, где он однажды пал от своих же амбиций. Подумав про своё, Санрайз прикоснулся легонько прикоснулся к постаменту. Ничего не произошло. Только холодный мрамор. Хотя на большее Санрайз и не надеялся. Он повернулся к школе и стал оглядывать её крупным планом, осматривая вход и стены вдоль и поперек. Школа была целой и ни намека на то, что её когда-то разрушали, пускай только и часть. Опустив взгляд, прекращая осматривать здание, Санрайз только сейчас заметил, что некоторые ученики наблюдали за ним весьма пристальным взглядом, причем каждый второй смотрел с презрением, когда у других взгляды были полны смятении и осуждения. Видимо, никто не ожидал его сегодня увидеть. И, возможно, не думали, что он вообще объявиться сюда когда-нибудь. Нервно вздохнув и, выпустив из рта белый пар, образовавшийся от холодного мартовского воздуха, Санрайз шагнул к дверям, стараясь не обращать никакого внимания на присутствующих. —«Ну-с, пути назад нет. Только вперёд...»— пролетело у него в голове, и, с глубоким чувством подавленности, вошёл внутрь. Не пройдя и метра, на Санрайза со всех сторон кинули пристальные взгляды, что были и на улице. И, к пребольшому для него счастью, смотрели на него не все, что его немного успокаивало, заставляя давление слегка отступить. Добравшись до своего школьного шкафчика, что особо выделялся из всех остальных надписями от маркеров с не самыми приличными словами и разными рода проклятий, адресованные, разумеется, его владельцу. Тяжело вздохнув при виде надписей, Санрайз, по-прежнему не обращая ни на кого внимания, открыл шкафчик и взялся за дела. Разобрав все учебники и прочие вещи, он уже собирался закрывать шкафчик и пойти на урок, как вдруг, неожиданно для него, дверцу шкафчика кто-то захлопнул с громким хлопком. — Так, так, так... посмотрите, кто это к нам пожаловал... неужто сам король Осеннего Бала соизволил нанести сегодня столь нежданный визит? — Процедил для Санрайза знакомый женский голос, который он бы хотел сейчас слышать меньше всего на свете, как и видеть саму его обладательницу. — Чего тебе, Трикси? — Холодно бросил он, желая, чтобы этот разговор поскорее закончился. — Я? Ничего, что ты. Совсем ничего. И я как погляжу, та радуга, видимо, не сумела наделить такого засранца, как ты, простите за мой французский, хотя бы базовыми манерами и умениями разговаривать с людьми, — с наигранной вежливостью пролепетала Трикси. Было видно, что настроена она была на издевательство над ним. — Ага, да, спасибо, что напомнила, у меня как раз физика, пока, — с легким раздражением проронил Санрайз, закрывая шкафчик плотнее и направившись в сторону нужного кабинета со всеми нужными вещами. — Это ещё не всё, Глэр. Не переживай, солнце ещё высоко... — бросила девушка ему вслед, попытавшись как-то надавить на него. Но Санрайз, пытаясь не слушать, просто продолжил идти и тем временем, старался скрывать раздражение под маской холода и безразличия. Однако зубы он всё же немного стиснул. Первым уроком действительно была физика. Санрайз был больше занят над своими мыслями, чем над темой урока, однако это не помешало ему прекрасно выполнить все задания, вновь заполучив наивысший балл среди присутствующих и похвалы от учителя. Во время хождения по коридорам на него также смотрели ненавистными взглядами. Ещё Санрайз заметил, как у некоторых, в особенности у спортсменов, чесались кулаки и ненавистно скалились рты. После последнего пребывания по коридорам, парень решил прикрывать голову и лицо капюшоном тёмно-серой толстовки, которую он решил надеть вместо привычной для него и многих кожаной куртки, во имя избежания внимания в свою сторону. На удивление это срабатывало, хотя некоторые всё же узнавали его и продолжали коситься. Так прошло ещё пара уроков. В мыслях же у Санрайза было только то, как бы поскорее уйти домой после всех уроков, при этом не привлекая к себе внимание. Санрайз, пребывая у своего испачканного шкафчика всё также в капюшоне, разбирал в нём учебники. И в тот момент по настенному громкоговорителю сообщили: — Санрайз Глэр, зайдите к директрисе Селестии. Парень, расслышав сообщение и, совсем не ожидая такого исхода событий, слегка пребыл в состояние лёгкого шока, но, спустя пару мгновений, отошёл от него и благополучно вздохнул. Закрывая шкафчик и, собираясь направляться в заданное ему место, Санрайз заметил на себе целую массу пристальных взглядов. На него и до этого момента смотрели с презрением, однако сейчас количество взглядов значительно возросло, и также к этому прибавились тихие обсуждение и перешептывания среди некоторых. Всему виной служило то сообщение, что объявили по громкоговорителю и теперь, видимо, все в школе уже знают, что он здесь. Незамедлительно опустив взгляд, Санрайз, ощущая присутствие неловкости и желание исчезнуть на месте, надел капюшон и побрел по коридору, стараясь не замечать учеников, что смотрели на него. Дойдя до кабинета директрисы, Санрайз снял с себя уже надоевший ему жаркий капюшон и постучался в дверь, принявшись ожидать разрешения на вход. Долго ждать не пришлось. — Войдите, — через пару мгновений послышался женский голос. Санрайз, отворив дверь, вошёл внутрь. — О, Санрайз Глэр. Проходи, — произнесла Селестия, снимая очки и отлаживая ручку в сторону. Санрайз безмятежно прошёл дальше и присел на стул напротив стола. — Я вас отвлёк? — Спросил он. — Оу, нет, нет, что ты. Я как раз уже заканчивала, — спокойно ответила Селестия. — Хорошо. Так вот, я слышал по громкоговорителю, что меня... — Да, я вызывала тебя, — закончила директриса. — И... что-то случилось?.. Санрайз ничего не понимал, зачем его вызвали и почему именно он? — Парень всё никак не мог понять. К тому же в присутствии самой директрисы Селестии, он совсем ушёл в себя, чувствуя на душе лёгкую тяжесть и стыд за то, что он устроил после своего последнего пребывания в школе. Санрайз уже подозревал, что ему, скорее всего, выдадут наказание за свои прошлые проступки. Разумеется, за три месяца можно было придумать массу каких-нибудь жестоких, однако не менее справедливых наказаний. В любом случае, Санрайзу уже было всё равно. Пускай его исключат: всем же будет лучше. Или заставят убирать всю школу и стадион до конца выпуска, а может даже что-нибудь другое. Уже было всё равно. Однако, произошло следующее, что слегка пошатнули его догадки и мысли: — С возвращением в лицей Кантерлота, Санрайз Глэр, — дружелюбно улыбнувшись, произнесла директриса Селестия. — Что..? — И нет, ничего не произошло, как бы ты мог подумать. — Ха... это хорошо... — Как твоё самочувствие? Как первый день? Всё ли хорошо у тебя? — Я... уже поправился, спасибо за заботу. Правда, ноги ещё немного побаливают, но это терпимо. Первый день... даже не знаю... не то, чтобы плохой, но и не отнюдь хороший. Ну и... у меня всё нормально... — Хмм... что ж... как тебе школа? Видел что стена цела и невредима? — Да, видел... — Мы ожидали, что ты поправишься намного быстрее, чтобы ты мог поскорее заняться восстановлением школы самостоятельно. Но как ты наверное уже догадываешься, мы не могли ждать тебя всю зиму, а уроки пропускать из-за экзаменов ученикам сейчас нельзя, поэтому пришлось вычесть часть средств со школьного бюджета для быстрого ремонта на квалифицированном уровне. — Ясно... простите за стену и за то что доставил вам неудобства... — Ничего. Что было — то было, не будем об этом. — Да... и ещё кое-что... меня исключат? — Ну, знаешь ли... нет. Не исключат. Однако вопрос насчёт твоего исключения мы обдумывали довольно долго и неустанно, в то время как нам ещё приходилось выгребать море всего, что произошло впоследствии после Осеннего Бала. Но, к пребольшому счастью, нам удалось замести все следы и теперь у людей не возникнут лишние вопросы. — Извините, но... кто это "мы"? Проректор Луна? — Всё верно, Санрайз Глэр, — подтвердила Луна, появившаяся словно из ниоткуда. — Увы, не буду врать, но я, как и моя сестра, до сих пор не уверены в том, что нам удалось скрыть от людей всю истину до малейших деталей, и, если всё же всё пройдёт успешно, то данную тему поспешат оставить в покое и вскоре забудут. В дело вмешалась полиция и другие не самые желанные лица, представляющие немалую угрозу закрытия школы. Мы всё скрыли под контекстом несчастного случая с пиротехникой и того, что впоследствии этого пострадал лишь только один человек, пролежавший в коме недолгое время и восстановившийся спустя зиму. Санрайзу показалось, что он должен был что-то высказать насчёт всего этого, но сдержался и промолчал. — Не нагнетай, Луна, ведь всё уже утихло, — спокойно попросила Селестия, на что Луна лишь послушала её и вышла из кабинета. — Слушайте. Я... готов принять наказание, каким бы оно не было... — виновато сказал Санрайз, желая поскорее избавиться от чувства дискомфорта и тяжести. — О... что ты. Мне кажется, что ты и так достаточно заплатил за все свои проступки в той больнице тяжёлыми травмами и восстановлением в нормальное для здоровья состоянием. Скидывать на тебя ещё что-нибудь будет уже излишеством... и, да... этот шрам... — Что? — Шрам, возле твоего глаза... это ведь от... — Да... всё верно. После этого... увы, врачи сделали всё что могли. Шрам останется навсегда... — упав духом, проронил Санрайз, легким касанием прикасаясь к шраму, скрытой под пудрой. Так как он надеялся, что никто не заметит его. — Мне жаль, что так вышло, Санрайз Глэр... — Спасибо, — слегка улыбнувшись, произнес парень. И в тот момент Санрайз вспомнил давние времена, когда он ещё совсем не подозревал о существовании этого мира. Время, когда он с каждым днём изучал всё больше новых книг, внимая себе море информации. Когда он искусно владел магией и был в числе лучших учеников в прошлой жизни. И когда он просто являлся обычным единорогом, у которого было всё, о чём можно только мечтать: обучение у самой правительницы Эквестрии, дом, семья и родные. Мысли об этом ненадолго поразили сознание, за которыми пошли тёплое чувство ностальгии, лёгкая печаль и сожаление... — Я могу идти? — Вернувшись в реальный мир, спросил Санрайз. — Да, можешь идти. Я просто хотела убедиться в том, всё ли у тебя в порядке. — Да... хорошего дня, директриса Селестия, — попрощался Санрайз, незамедлительно встав с места и направиться к выходу. — Да, кстати говоря, я забыла ещё кое-что... — задумчиво произнесла Селестия. Парень остановился и повернулся обратно к ней. — Что? — Не понимающе промолвил он. — Девочки... ты с ними сегодня виделся? — Спросила директриса. Этот вопрос ввёл Санрайза ненадолго в ступор, но, сумев преодолеть его, слегка выдохнул и затем ответил: — Нет, не виделся, ещё... — Вот как... что ж. Может, тебе следует разыскать их? — Зачем? Какой от этого прок? Вспомните, что произошло осенью. Да я же их чуть всех жизней не лишил из-за своих амбиций! Они наверняка самые первые кто не может меня терпеть, что уж тут говорить об остальной школе? Увы, но... ничего не выйдет... всё уже утеряно... Селестия немного задумалась, а после спросила: — А ты хотя бы попытался поговорить с ними? — Нет... — с недолгой паузой ответил Санрайз. — Слушай, может, тебе это покажется крайне не по нраву, однако, может, тебе стоит поговорить с ними? Сделать первый шаг? — Возможно... да нет, ничего не выйдет... и да, вы правы, мне не по нраву эта затея... — А ты попробуй, — произнесла она. — Санрайз Глэр, прошло уже несколько месяцев, и я вижу, что ты уже не такой каким был раньше. Ты можешь быть хорошим человеком... или единорогом... ну, не суть. Главное, что ты можешь быть хорошим. Я это вижу. Просто ты ещё сам не осознал этого, поэтому ты активно отрицаешь шанс на изменение в лучшую сторону, причём только зря. — Вполне возможно... — Санрайз Глэр. Просто попробуй поговорить с ними. Они все уже простили тебя. Обращаюсь к тебе не только как к прибывшему из другого мира... до сих пор не привыкла... — Ничего страшного, в скором времени начнёте, — слегка посмеявшись впервые за долгое время, сказал Санрайз. — Хорошо, спасибо, — улыбнулась она в ответ, и затем продолжила. — Ну так вот, я обращаюсь к тебе сейчас не только как к прибывшему из другого мира, но и как к совершенно обычному ученику. Ты подросток. Ты должен проводить больше времени с близкими людьми, чтобы в тебе заложились хоть какие-то основания, которые будут иметь сильное значение в будущей жизни. — Да, при... директриса Селестия, я понимаю это, как никто другой. И... я... попробую... поговорить с ними... — Прости, если доставила тебе дискомфорт, Санрайз Глэр. — Ничего страшного. Вы ведь, может, правы насчёт всего этого... — Ладно... дай себе время подумать и прийти в себя. — Хорошо, и до свидания, директриса Селестия. Попрощался Санрайз и вышел из помещения. — Бедняга... Спустя ещё пару уроков, наступил ланч. Санрайз понимал, что в школьной кафетерии будет чуть ли не вся школа, и поэтому скрыться от людей там выйдет навряд ли удачно. Он был бы совсем не прочь приготовить и принести уже готовую еду в школу, подождать, когда все уйдут на ланч и безмятежно поесть одному в коридоре. Но с собой еды у него не было, а голод, словно неделями не евший дикий волк, бушевал в желудке. Выбора не было. —«Главное не смотри на людей, не обращай на них внимание, будь спокойнее, ведь ты пришёл просто поесть и затем уйти обратно на уроки,»— всё проговаривал про себя Санрайз, когда заходил в кафетерию. Капюшон он решил не снимать, пока находится в столь опасной обстановке. —«Я просто заберу еду, сяду подальше ото всех и просто поем. Ничего сложного...» Когда Санрайз забирал поднос с едой, к счастью для него, его никто особо и не узнал в очереди. Но проблема с местом по-прежнему оставалась нерешенной. Бросая взор в разные стороны, парень активно искал место, где он мог бы устроиться. И в ходе этого он застал на одном из столов знакомых ему девушек. Все шестеро о чём-то разговаривали и улыбались. Им было весело... Санрайз в это мгновение вспомнил про сегодняшний разговор с Селестией. Только сделав решительный шаг вперёд в сторону девушек... он отступил назад на пару шагов, и быстрыми шагами ушёл в самый дальний угол кафетерии, да так, чтоб его никто не заметил из шестерки. А в углу он нашёл совершенно свободный стол, где он и решил устроиться. Положив поднос с едой на стол, парень благополучно присел за ним и затем неровно вздохнул. —«Нет. Я не могу... может Селестия и сказала, что они, возможно, простили меня, но я не могу быть уверен в том, что она не солгала. Плевать, если окажется, что она была права, плевать, если я заговорю с ними и по настоящему подружусь. Просто плевать. Я не заслужил прощения к себе. Слишком великодушно... аж тошнит... — Санрайз, поразмыслив ещё немного, взялся за еду, — не заслужил...» — Проваливай! Ты здесь не нужен! Сваливай отсюда! Будь ты проклят, Глэр!... Эти презираемые возгласы шли вместе с Санрайзом, проходивший по коридору к своему шкафчику. Новость о том, что Санрайз объявился в лицей Кантерлота долетела не сразу, но спустя время прошлась по каждому ученику с огромной скоростью. —«Во имя Селестии... куда только охрана смотрит?»— Дойдя до шкафчика, Санрайз, не успев даже слегка распахнуть его, как по нему с громким хлопком вмазали кулаком. К счастью для него, обошлось без вмятин. — Эй! Это ведь ты обижал моего брата прошлой весной? — Обратился один из членов футбольной команды школы. За ним стояли ещё двое футболистов, хрустевшие кулаками, словно готовились к потасовке.... — Я... я... не помню... кажется... — не находил нужных слов Санрайз, находившийся в лёгкой форме шока. Но не успел он ответить, как один из спортсменов повалил на его на пол. Больно ударившись спиной о пол, Санрайз уже собирался встать, но не тут то было: его начали пинать и топтать со всех сторон, остальные ученики просто смотрели и кричали. Было очень больно. Его пинали повсюду: по лицу, через руки, в живот и в другие места. Никто даже не пытался их остановить, как и сам Санрайз. Он просто лежал и защищал себя как мог. Дать отпор он им не мог: слишком ослаб за зиму, к тому же откуда-то появлялись мысли, что он это заслужил. Конечно, долгое время он правил этой школой. Угрожал, избивал и просто издевался над всеми теми, кто в разы слабее него. Долго и упорно он выбивал для себя место на самой верхушке пищевой пирамиды. Он мнил себя королём, был эгоистичен и высокомерен, каждый раз срываясь от злости на первого попавшегося ему на пути неуверенного в себе беднягу, подавляя чувство собственного достоинства. Но время его террору давно ушло, ещё с событий осени. И сейчас, над ним словно вершится правосудие. Словно долгожданная кара, молнией грянувшая среди ясного неба, посланная самими высшими силами. Через некоторое время прибежала охрана и остановила задиристых спортсменов. Санрайза отправили в медпункт, но сказать по правде, он не послушался и просто ушёл, сделав вид, будто направляется в заданное ему место. Следы крови, испачканные в раковине. Кровавый плевок, журчание бежавшей воды раковины. Санрайз находился в уборной уже пять минут, пытаясь остановить кровотечение в некоторых местах. Его сильно избили. Слёз у него не было, однако боли от этого меньше не становилось. Каждый раз плюясь, изо рта выходила тёмно-красная жижа. Освещение всей уборной была мутной, напольные лампы скупо освещали помещение, отчего свет с них зелёно-бирюзовой тенью окутывали всё кругом. От этого места на душе становилось тихо и скудно. —«Здесь вообще меняют лампы? — Первое, что пришло Санрайзу в голову, когда впервые осмотрелся, — стоп... почему я спрашиваю себя... я ведь здесь уже был... когда-то... должно быть, мыслительные процессоры и память пока ещё не полностью восстановились...» Спустя несколько минут, ему всё же удается остановить кровь. Вглядевшись в зеркало, Санрайз только заметил, что под глазом был синяк, а шрам рядом утеряла маскировку в виде пудры. — Что ж... такая вот игра, Санрайз Глэр... — сказал он отражению, легонько прикоснувшись к шраму. — Такова твоя кара... такова кара...

***

— Сколько с меня? — Спросил Санрайз Глэр, положив на кассу корзину с продуктами, в ближайшем от школы минимаркете. Девушка с наглым и мерзким лицом, что была за кассой, нехотя отложила телефон и начала пробивать продукты: яйца, молоко, хлеб, яблоки и кофе. — Четыре доллара, сорок три цента, — не менее противным голосом произнесла кассирша. Заплатив за продукты, Санрайз сложил все продукты в один пакет и вышел из минимаркета. Унылая серость и смрадный воздух стали его спутниками на пути домой. Только сейчас до Санрайза дошло, что он находится в состоянии отрешенности, но не спешил от него избавляться. Лишь только случай принудил его выйти из нынешнего состояния: Ближайший от Санрайза наглый беспризорник неожиданно для него схватил пакет с продуктами и побежал прочь. — Эй, ты! Стоять! — Выкрикнул он ему вслед, ринувшись за ним. Вор был быстрее Санрайза и пытался скрыться среди множество разновидных препятствий, попадавшиеся на пути, но он пытался не отставать, нагоняя злоумышленника всё быстрым и быстрым темпом. Завернув за вором в переулок, тот остановился и, бросив пакет с продуктами в лужу грязи, пялился на него, расплывшись в глупой улыбке. — Ублюдок! Ты мне это возместишь! — Пылко кинул Санрайз, подходя к нему. И вдруг неожиданно сзади его ударили по голове бутылкой из-под алкогольного напитка и повалили на грязную плитку. Из разных углов начали вылезать несколько хулиганов, приступив к серьёзному избиению Санрайза. Уже второй раз за день... Его пинали, били кулаками, бросали сверху разный мусор и бранные слова, а он же в свою очередь просто, прикрываясь как мог, защищался от ударов и мысленно молил для самого себя, чтобы эта пытка поскорее закончилась. Благо, его мысли словно были услышаны. Дождь, время от времени постукивая по железным баками каплями, начинал давать о себе знать. И всего через пару десятков секунд пошёл дождь, хулиганы понеслись прочь из переулка, дабы найти место для укрытия, оставив избитого с ног до головы Санрайза лежать на земле, на холодной луже. Санрайза в тот момент словно отпустила неведомая сила. Сила, подарившая ему возможность дышать и лежать. Тяжело дыша и приходя в себя, он не спешил вставать на ноги, отдав предпочтение студеной до ужаса луже, нежели ногам. Неожиданно, он сплюнул на землю маленький сгусток крови и, облокотившись о бок, стал наблюдать, как водяной поток от дождя уносил всё дальше в растворении его кровь. Нежелание вставать вмиг прибавилось. Пролежав на леденящей и мокрой дороге больше минуты, Санрайз переборол себя и встал на ноги. Вдруг их охватила ноющая боль, как и всю спину и другие части тела. Мышцы сковались на месте и, тяжело перебирая ногами, побрел из этого проклятого места, совсем забывая про продукты. Ужина сегодня не будет...

***

Добравшись домой, Санрайз был весь мокрый от головы до ног. Выбросив рюкзак на диван, он пошёл к ванной комнате, откуда оставив одежду сушиться, ушёл к гардеробу, переодеваться в сухую одежду. Взглянув на себя в зеркало, Санрайз слегка ужаснулся, завидев на лице расцветавший синяк под глазом и раскрасневшиеся раны на лице и по всему телу. Ранее у него был твёрдый, хороший пресс, многие бы парни да и не только могли только позавидовать ему. Но из-за отсутствия каких-либо массовых физических действий за последнее время, красота его тела несколько поредела. Но всё же кое-какими намеками красота ещё могла давать о себе знать. Мышцы были не то чтобы накаченными, но и хилыми их назвать было нельзя. Лицо. Казалось, что это самое важное, что делало парня таким красавчиком. Красно-жёлтые пряди чёлки временами прикрывали его бирюзовые глаза. Его прекрасные бирюзовые глаза. Словно два космических жемчуга, найденные на полотне неведомого магического океана. Словно два волшебных огненных шара, сильно разгоравшиеся в пребывании гнева и бесконтрольной ярости... Казалось, боль вскоре уйдёт, через пару часов. Но нет, она словно росла и пожирала Санрайза изнутри. Приметив это за плохой знак, он достал аптечку со скудным содержимым, так как болел он редко и не считал нужным тратиться на лекарства. По счастливой случайности, Санрайз отыскал в аптечке нужное лекарство и оно оказалось единственной на весь ящик. Выпив нужное для нормы количество, через пару минут эффект постепенно начинал проявляться и боль вскоре начала отступать. Прошла неделя. Каждый день для Санрайза был словно смертной казнью, наказанием за всё содеянное прошлого. Каждый день он становился жертвой для избиения, насмешек и травли. Целью для местных школьных громил, что ранее не могли пойти против короля, но теперь в этом им никто не мешает. Зачастую избивали его группками. Временами драки останавливали или же учителя, или же охранники. Переулков и других опасных мест он старается сторониться, ибо попадать в неприятности и лишаться продуктов тому не хотелось. Несомненно, Санрайз способен за себя постоять и никогда бы не позволил идти против себя же самого. Но он просто не хотел сопротивляться. Он не пытался защищаться: считал что всё, что с ним вытворяют — наказание, которое он должен мужественно понести. И ему было плевать, если кто-то считал обратное. — В чём дело, Санрайз Глэр? В штаны наложил, или просто одежда мокрая? — Осведомился очередной задира, высокомерно глядя на жертву, что стояла напротив. — Отвали, будь любезен... — равнодушно ответил ему Санрайз, уже привыкший и приготовившийся получить уже вторую порцию синяков. — Слыхали парни? Этот уродец мне нагрубил... — произнес тот, обращаясь к двум своим друзьям. Все трое окружили Санрайза, и, не успев опомниться, повалился на пол, чувствуя, как тяжёлые весенние кроссовки бьются о его корпус. Снова боль, снова пинают, снова... когда же это чёрт возьми кончится?! Это продолжалось долгую минуту, пока вдруг, неожиданно для многих, в драку кто-то не вмешался. Санрайз успел завидеть только синие волосы... пока ему в глаза не прилетело ботинком, что ослепил его на некоторое время. Заступник раздавал обидчикам не слабые тумаки, защищаясь, и самостоятельно нанося удары одним за другим. — Прекратили, чёрт! — Вскрикнул до боли знакомый голос. Лучше бы его дальше пинали... — Нет. ТЫ, пожалуйста, ответь. Какого чёрта ты его защищаешь?! Не забыл, что он всем нам сделал?! Он нам всем сломал жизни! И заслуживает быть наказанным! — Завёл первый задира диалог с заступником. — Это не означает, что вы имеете право покушаться на здоровье человека да ещё и превосходя числом при этом! — Грубо ткнул тому в грудь Флэш Сентри. — Ладно... мы его оставим... не потому что я вслушался в твои слова, а затем, что мне неохота враждовать с тобой, — промолвил тот, — пошли, парни, на физру опаздываем. И с этими словами тройка задир направилось по коридору, покидая местность. Флэш ещё пару мгновений смотрел на них пристальным взглядом, и затем отходя, протянул Санрайзу руку. — Ты как? Всё в порядке? — Дружелюбно произнес он. Санрайз, приходя в себя после удара, ничего не ответил. Лишь только присел и прислонился спиной к стене. — Отвали... — сухо попросил он. — Да ладно, я просто пообща... Не успел Флэш закончить свою мысль, как Санрайз быстро и грубо ударил ему по руке и, вставая с пола, начал уходить. Однако Сентри не отступал. Он, несмотря на грубость со стороны бывшего друга, всё же нагнал его и продолжил: — Санрайз, что с тобой? Ты какой-то... — Заткнись и проваливай, Сентри. — Что было нужно этим задирам? Почему тебя избивали? — Прошу тебя, скройся с глаз моих. И скоро уроки. Лучше б готовился к ним, идиот. — Чувак, ты какой-то гру... Не успел он закончить свою мысль, как Санрайз ударом в живот остановил его и тот сложился напополам, держась за больное место. — Ладно, Глэр... я понял... поговорим за ланчем... — не теряя энтузиазма, тихо выдавил от боли гитарист. Однако Санрайз Глэр уже не слушал его, а думал только об уравнениях и темах на следующем уроке. Во время урока, Санрайз желал поскорее перестать помнить о последней драке, заменяя эти мысли на поставленные задачи и их решения. Всё прошло как обычно — успешно. Учитель вновь похвалил его и вновь поставил высший балл, так же не забыв, дать напутствие другим ученикам о том, что с него нужно брать пример. Спустя пару уроков, наступил ланч. Наперёд зная, какой занять стол, Санрайз с подносом еды автоматически зашагал в сторону стола, за которым сидел ещё в тот первый день, не обращая ни малейшего внимания на пристальные взгляды других учеников, однако продолжая избегать девочек... Ковыряя вилкой в салат уже не одно мгновение, за стол напротив него сел Флэш со своим подносом. Санрайз, ничего не понимал и только поражался. — Какого хрена, Сентри?! — Вспылил он, опустив вилку в салат. — Я говорил, что мы поговорим за ланчем, и вот я здесь, — спокойно сказал Флэш, открывая йогурт. — Мать твою... что тебе нужно от меня? — Ну... я просто хочу узнать, как твоё самочувствие и всё ли у тебя хорошо... и да, что вообще происходит? Я уезжал из города на две недели по делам, вернулся только недавно, а в школе я слышал только за последнее время, что ты каждый день становишься целью для избиения. Серьёзно, Санрайз, отвечай, что происходит? — Ох... да какое тебе дело до этого? Тебе что, некого больше доставать с этими расспросами? Здесь каждый день десятки задротов становятся свидетелями потасовок со мной — у них и спрашивай. — Я их уже расспросил, многие отвечают одинаково: отмщение. — Ну вот, вот ты и узнал их мотивацию. А теперь, будь любезен, сдриснуть отсюда. — Не могу. — С чего это? — Все столы заняты. Санрайз встал, огляделся и сам же убедился в его правоте. Все места в самом деле были заполнены и во всей округе оставалось лишь тот стол, за каким они сидят. Тяжело вздохнув, он сел обратно, прижав ладонь ко лбу, видимо, от усталости. — Ладно, так уж и быть... можешь поесть здесь... только если потом посчитают геем — вини в этом себя, — процедил Санрайз, взявшись за сендвич. Через пару минут, Флэш задал совсем нежданный для него вопрос: — Ты ещё играешь? Санрайз в этот момент подавился и ему понадобилось некоторое время, чтобы избавиться от давки в груди. — Что? — Гитара... ты ещё играешь? Некоторое время, Санрайз не отвечал, полностью нацелив своё внимание на сэндвич. — Нет... — Хорошо... и... как тебе школа за первые дни? — Отвратительно... не спрашивай, сам знаешь. — Почему ты просто не можешь постоять за себя? Я же знаю, ты любого способен поставить на место. — Не отвечу... — Ну а... как у тебя с друзьями..? — У меня нет друзей... — уже с раздражением в горле произнес Санрайз, хотевший поскорее всё съесть и смыться от Флэша. — А как же девочки? — Вдруг спросил он, вводя Санрайза в недолгий ступор. — Что?.. — Девочки... разве ты с ними не общаешься? — Ну, вообще... стоп, какого хуя?! Это тебя не касается, уёбок. Не устраивай здесь допрос, дай мне спокойно поесть и свалить дальше на уроки, мать твою! — Слегка крича, проронил Санрайз. К счастью, никто из посторонних не услышал. — Хорошо-хорошо, как скажешь. — Вот и отлично! — Саркастично нервно произнес Санрайз, пронзая вилкой этот проклятый салат и взявшись за его истребление. — Хорошо, Санрайз... — тихо сказал Флэш. — Что опять? — Ты... я... я тебе советую снова начать играть... — Что? — Да, ты правильно слышал. Ты проживаешь сейчас не самые лучшие времена, как я погляжу. Я поговорю с ребятами, чтобы тебя больше не били, — в своём дружелюбном тоне продолжал гитарист, — тебе нужно найти себе хобби... ты ведь помнишь те времена? — Хм, как их не забыть... сущий яд... — с усмешкой проронил Санрайз, складывая руки на груди. Когда-то давно Санрайз и Флэш крепко дружили, были лучшими друзьями. Дружба их двоих была неотличимо и равноправна к братским отношениям. Некоторые могли бы счесть их за хорошую пару, однако таковой это не являлась. Им было всё равно, кем их считали. В трудные времена оба старались поддержать и прийти на выручку друг-другу. Именно Флэш познакомил Санрайза с великим миром музыки и не менее великим поджанром и разновидностями рока. Однажды Санрайз попросил Сентри научить его играть на гитаре, тот с огромной радостью согласился. И уже через пару месяцев они стали настоящим музыкальным дуэтом. Флэш даже позвал Глэра в группу, но он отказался, считая, что не заслуживает. Но игра на гитаре Санрайза была равна Флэша, однако дружить из-за этого они не переставали, временами играя в дуэте в комнате или гараже дома Флэша. Но увы, всему приходит конец. И крепкие братские отношения не исключение... Много с тех пор утекло воды. Очень много... — Слушай... возьмись за это снова. Пожалуйста. Тебе нужно учиться расслабляться. А девочки... — Понял, понял, я возьмусь за игру заново, хорошо! — Перебил Санрайз, лишь бы он только не напоминал о них... — Ты что, нарочно пытаешься вывести меня из себя..? — Нисколько не понимаю, о чём ты. — Я всё сказал ясно! Какого чёрта ты драпаешь из города хер знает куда, а затем возвращаешься как ни в чем не бывало, спрашивая и узнавая у каждого первого всё и вся про меня и мои отношения с местными обидчиками? Какого хрена, я тебя спрашиваю?! — Хорошо... я расскажу всё... — выслушав приятеля по другую сторону стола, спокойно начал Флэш. — Дело в том, что я тебя не ненавижу, в отличии от некоторых... не суть. Поездка была срочной, потому и пропал на некоторое время. Вернувшись обратно, я узнал, что ты вернулся обратно в школу. Многое спрашивал о тебе у других, узнавал, хорошо ли всё с тобой, или же нет. А уже собрался было у девочек расспрашивать о тебе... однако, вижу, как тебя избивают те амбалы и прихожу на выручку. А дальше ты и сам знаешь. Объяснив всё это, Флэш довольно поднял нос, а после заслуженно взялся за шоколадный пудинг. — Понятно... — всё что смог сказать Санрайз, после всего рассказа. — Санрайз Глэр, я хочу помочь тебе. Поставить тебя на ноги. — Ого, вот это да... и тебе Твайлайт что-то просвистела насчёт выбора между вечным одиночеством и счастливого общения? — Саркастично произнес Глэр, не внимая ни долю серьёзности из сказанного Флэшем. — Я серьёзно. Я хочу помочь. — Блядь... в живот было недостаточно? Ладно, если хочешь, можем выйти за школу, там я смачно начищу тебе лицо, уж поверь. — Я и не сомневаюсь... ну, вообщем. Я говорю серьёзно. Я хочу помочь тебе, честное слово. Помнишь, как мы с тобой играли? Помнишь ведь. Тогда ты ощущал настоящее удовольствие от процесса. Вот я и говорю, тебе нужно получать с чего-то удовольствие. — Я девственник. Не хочу. — Да не в этом смысле! Чтоб тебя, Санрайз... ладно... хорошо... я не буду тебя заставлять. Но всё же, внимай себе мои советы, возьмись вновь за игру. Поверь, ты быстро восстановишься. После этих слов, оказалось, что Флэш уже закончил с едой — он встал с подносом мусора со стола и ушёл, оставив Санрайза наедине с самим собой. Долгое время Санрайз думал над словами Флэша. Удивительно, но он мог бы с легкостью от них избавиться, заменив свой непомерный ум учебой или чем-нибудь другим, однако не спешил с этим. Может, Флэш всё же прав? Может, действительно стоит снова начать играть на гитаре... да нет, полнейший бред. Но всё же, неведомая сила взяла над Санрайзом вверх, и он уже которое время находился в старой кладовой своего дома, решившись отыскать старый, давно забытый музыкальный инструмент. —«Сколько же здесь всякого барахла... а пыли несколько не меньше, сколько я здесь уже нахожусь»— думал про себя Санрайз, перебирая с места на место очередную порцию коробок и ящиков, пока пред ним не предстал старый деревянный шкаф. —«Хмм... должно быть, она здесь. Надо бы проверить...»— решил он, подходя шкафу и отворяя дверцы. Мысли и ожидания были оправданы. Открыв шкаф, Санрайз тусклым желтоватым светом лампы кладовой завидел внутри нужный ему инструмент. Он потянул к ней руки и достал гитару. Несмотря на то, что долгое время гитара хранилась в шкафу, некоторый слой пыли всё же присутствовал на ней, но Санрайза это нисколько не удивило. Его сознание было занято будущими ожиданиями, связанные с сей музыкальным инструментом. Покинув кладовую, Санрайз сразу же приступил к наведению порядка на инструмент. Очистив всю пыль и грязь и настроив все струны, Санрайз ещё некоторое не решался провести по ним пальцами. Но сила решимости вырвалась из него и он, полностью не ожидая этого, заслышал, как первые ноты вырвались из струн его инструмента. Старые воспоминания захлестнули его. Нет, он не забыл... и навряд ли когда-нибудь насовсем забудет. Санрайз Глэр весь оставшийся день просидел на диване, играя из интернета со своего компьютера песни на гитаре. Временами ему не удавалось попасть точно по нотам. Долгое отсутствие практики плохо отразилось на игре. Однако парень не отчаивался. Уже ближе к ночи пальцы словно сами начали двигаться по струнам, вспоминая, как играть. —«Флэш был прав. Это действительно заставило меня по-настоящему расслабиться за всё время...» Ощущая невероятную усталость и лёгкую боль в руках и пальцах, Санрайз с слипающимися глазами и гитарой в руках направился в постель. Прислонив инструмент к шкафу, он, не снимая одежды, рухнул на кровать, заснув глубоким, хорошим сном. Была уже середина марта. Солнце заметно стало греть теплее, а снег таять и пропадать. В такую погоду можно было уже ходить без верхней утеплённой одежды, однако шапки и наушники по-прежнему стоило надевать. Сегодня к Санрайзу никто не подходил и отношений с ним не выяснял, что того немного удивило, но неодобрительно сверлить взглядами ещё продолжали. —«Странно... неужели Флэш действительно поговорил здесь со всеми, чтобы меня больше не трогали..? Невероятно...»— пронеслось у него на уме, когда Санрайз вновь переходил преодолевал коридор, направляясь в кабинет, на следующий урок. Но вдруг его неожиданно ударили со спины и Санрайз упал на пол, сильно ударившись всем передом. Оказалось, что его пнули со спины очередные обидчики, и уже окружившие парня, избивая со всех сторон, пиная ногами. Один из них ударил того промеж ног, Санрайз согнулся от боли, схватившись за больное место, и не успел он опомниться, как ему влетели по лицу кованным ботинком. — Что, уже не такой крутой и сильный как раньше?! Да, гнида?! Да?! — Орал кто-то из них на него. Но из-за того, что сосредоточил всё свой внимание на защиту, Санрайз не разглядел, кто бы это мог быть. —«Как же меня всё это достало... ладно... плевать уже! Сейчас я встану и поставлю на место этих уродов. Плевать на...» — Прекратите! Что же вы делаете с ним?! — Закричала на обидчиков девушка, чей голос был знаком Санрайзу. Но хулиганы не слушали и так же продолжали пинать. Тут девушка сделала то, чего никто не смог ожидать. Она остановила одного из них, подбежала к Санрайзу и прикрыла его собой. Обидчики тут же остановились. — Что же вы делаете с ним?! Он же один, а вас больше! — Кричала на них девушка, по-прежнему защищая собой Санрайза. — Да вы здесь сговорились! Сначала Сентри, теперь и ты, Флаттершай?! Флаттершай. Санрайз, вспомнив обладательницу сей имени, возжелал исчезнуть с лица земли как можно скорее, но только чтобы не взаимодействовать с ней... Проморгав пару раз, зрение стало возвращаться к нему, и он уже мог увидеть всю картину, представшую пред ним: розоволосая девушка сидела к нему спиной и смотрела прямо на обидчиков, что недавно избивали парня. — Флаттершай, уйди, мы не хотим тебя обижать. Ты сама понимаешь, что он этого заслуживает. Вспомни, сколько раз он над тобой издевался, смеялся и унижал. Неужели тебе совсем нет дела до этого?! Он обижал тебя больше всех остальных! Ты должна в первую очередь презирать его, а не защищать! Он нам всем сломал жизни! И поэтому он должен быть наказан! — Нет, не должен! Вы же видите и понимаете, что он не может дать вам отпор. Он же ведь и так покалечен и без вас! Не видите, что ему плохо?! Так же ведь нельзя! После её слов, обидчики стали раздумывать и, спустя пару мгновений, разошлись кто куда, ничего не проронив. Желание Санрайза уйти от девушки, так же присутствовало в его голове. Потому и, когда появились кое-какие силы, он медленно встал, хотя старался быстрее и побрёл по коридору, лишь бы только не присутствовать рядом с Флаттершай. — Санрайз Глэр. Подожди... — тихо попросила она. Санрайз на мгновение приостановился, однако не задержался и уже с удвоенным старанием стал улепетывать, как позволяли его новоиспеченные травмы. — Санрайз, стой, я просто... — О... нет-нет-нет, Флаттершай. Спасибо, но нет. — Я просто хочу помочь тебе... — Нет, спасибо, Флаттершай, ты уже и так мне помогла и на этом твои полномочия всё. — Санрайз, постой, пожалуйста, посто... — Ну что тебе от меня нужно?! Ладно, я стою, видишь?! Всё, довольна?! — Накричал он на неё, совсем утратив контроль над собой и своими эмоциями. Девушка только слегка содрогнулась от неожиданности и Санрайз завидел, как у той немного выступили слёзы на глазах. В душе его что-то дрогнуло, и он, снова владея собой, понял, что сорвался на Флаттершай. Что он натворил... — Прости... я не хотел... я не должен был кричать на тебя... — Ничего страшного, — в своём тихом тоне произнесла Флаттершай, — ты же ведь не нарочно. — Хорошо. Слушай, что бы ты не говорила — нет. Мне не нужна помощь. Иди к друзьям, я уже должен быть на уроке, — вежливо и спокойно промолвил Санрайз, поворачиваясь спиной и ступая на урок. — Но... ты ведь тоже друг... Эти слова заставили Санрайза остановиться и повернуться к ней. — Что? — Не понимающе спросил он. — Ты... тоже друг! Я не боюсь этого говорить! Флэш нам всё рассказал о тебе. Сказал, что ты каждый день становишься жертвой для хулиганов, и что тебя каждый день избивают, и... я хочу помочь тебе... Здесь Санрайз погрузился в недолгое раздумье и спустя некоторое время, всё рассчитал и решил. — Прости, Флаттершай, но нет. Я не могу. После сказанных им слов, он оставил Флаттершай наедине с её мыслями и всё же ушёл на следующий урок. После разговора с Флаттершай Санрайз больше не видел её сегодня, лишь мельком проглядывал других девушек, но не обращал на них особого внимания. После школы он зашёл в минимаркет за продуктами. Близился вечер, солнце уже было на горизонте, окрашивая небо в яркие алые краски. Санрайз брёл по тротуару с пакетом продуктов домой, наслаждаясь свежим весенним воздухом, наполняя его в свои лёгкие. Завернув в переулок, что с наступлением заката был уже достаточно тёмным. И тут случилось неожиданное. Санрайза сбили с ног одним ударом бутылкой о голову и, роняя пакет, повалился на землю. Затем из-за разных тёмных мест стали выходить очередные вышибалы, с оружием в виде монтировок и бейсбольных бит. Он забыл про первое нападение... И каково же было удивление Санрайза, когда он понял, что это были те самые, что избивали его сегодня днём. — Ну что, Санрайз Глэр? Что, уже нет твоей спасительницы рядом, да? Вот и отлично! — Громко произнес один из них, сильно вдув Санрайзу по лицу. За примером первого взялись и другие. Как они его только не били. И пинали, и ударяли битами, и пытались что-то сломать монтировками. Было чертовски больно, хотелось кричать, стонать, разбить кулаками землю, но он не мог. Он словно чего-то ждал... На мгновение Санрайз перестал ощущать какую-либо боль. Боль заменило одно простое, но значимое озарение. —«Пошло. Всё. Нахуй.» Санрайз, завидев, что хулиганы отошли, выстроившись в кружок, обсуждая, какую часть тела ему сломать. Они и ожидать не могли, что монстр снова восстанет. Парень, поднявшись на ноги, отряхнулся и поправил на себе кожаную куртку. И, захрустев пальцами и шеей, тихо подобрал с земли бутылку из-под пива и швырнул её прямо в голову одного из них. Звук бьющегося стекла разнесся по всему переулку. Не успели они и опомниться, как Санрайз сильным рывком повалил на землю сразу нескольких. Одного из них он вырубил с пару ударов, а с другими двумя пришлось попотеть. Перебив буквально всю шайку, на ногах оставались лишь двое. — Так-так-так... похоже, остались только вы... — иронично произнес Санрайз, вытирая с носа кровь, — не волнуйтесь, я вас не сломаю... до лишения жизни... — и с этими словами, он начал стойко шагать на них. Хулиганы, потеряв голову от страха, с громкими воплями побежали от него в непонятное направление. Они бежали от Санрайза долго, заворачивали в подозрительные улицы и переулки. У обоих на уме было только одно — убежать как можно дальше. Только уже к наступлению ночи, они завернули в один переулок, где, казалось бы, Санрайз уже их не найдёт. Сильно устав, они начали жадно глотать воздух, восстанавливая дыхание. — Нужно... сообщить... в полицию... — тяжело дыша, произнес первый. — Ты рехнулся?! Нас же самих арестуют! — Да плевать! Главное, что мы избавимся от него! Он, он... настоящий монстр! Надо сказать и больше нас не тронут... Громкий лязг упавших мусорных баков заставил тех двоих повернуться на источник звука, что исходил из самой глубины тёмного переулка. И в этой темноте засветились два ярких от ярости огня. Два бирюзовых огня... — Вы больше никогда, никому, ничего не сможете что-то сообщить...
Примечания:
Так, прошу простить за своё долгое время отсутствия и то что долго не выпускал продолжение. Итак, сразу же начну объяснять, если вдруг возникли какие-либо вопросы к данному произведению. В сей АУ данного фанфика любой желающий, будь то девушка или парень, мог выдвинуть свою кандидатуру на звание принца, или же принцессы Осеннего бала. В данном мероприятии избираться мог лишь один учащийся. Санрайз Глэр — это мужская версия Сансет Шиммер. Во время избрания принцем Санрайз Глэр больше употреблял термин "Короля", называя себя королём всей школы, не обращая должного внимания на поправки директрисы и проректора. Ну... не спорю, ошибки разумеется присутствуют. Займусь за их исправлением при первой же возможности. Ну а пока на этом всё.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мой маленький пони: Дружба — это чудо"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты